митрополит Платон (Левшин)

Катехизис шестой

Слава Богу! что ни я доселе такой не имею скудности, чтоб не имел уже о чем более говорить; ниже вы Слушатели остаетесь, чтоб с сего истинно духовного пиршества пошли благодатью Христовою не насытившись: понеже наше теперешнее учение разве тот только усомниться назвать духовным пиром, кто еще в слове Божием сокровенной не вкусил сладости, и оные Давидовы слова не навык говорить: «словеса твоя паче меда устом моим» (Пс.118:103). Пиршество со всех сторон духовное и душевное! и такое, которое ни мало не производится по правилам наших телесных пирований. Мирские пирования сколько ни питают наше тело, только так, что еще заутра паки тех же требует брашен, подобного ищет пития; а духовной учительства пир есть, которого человек вкусивши не взалчет никогда, ни вжаждется во век. Я скажу вам нечто и чудное: пиршество телесное сколько б ни было сладко, но своею сытостью потом отвращение наводит, и первое желание в несносное переменяет омерзение. А сие наше духовное пирование по своему безприкладному преимуществу, сколько более от пирователей употребляется, сколько более к себе желание воспаляет, и вечное некоторою спасительное мучит жаждою. Жаждою, от которой восклицал Давид: «возжада к Тебе душа моя: о! когда прииду и явлюся лицу Божию» (Пс.41:3): да и Христос не другую какую ублажал жажду: "блажени, говоря, алчущие и жаждущие правды» (Мф.5:6). Нашли, например, мы в прошедшую неделю, живую жилу, из которой изобильная нам пролилась учительства река: вот смотри неподалеку той водоточной жилы другой живой бьет ключ, из которого не меньше душеполезный льется поток; так жаждущие идите на воды, елицы не имате сребра, идите, пейте туне. А я пойду вам брашен приуготовлять, где усматриваю, что прежде говорено было об оправдании нашем чрез веру; теперь станем говорить о том, чтоб по таком оправдании следовало?

Вопросишь: Когда-то уже показано, что мы верою во Христа оправдались, то есть, по Божией благости ради Христовых заслуг из грешников переменились, и за праведников почлись: то весьма следует спросить: что все ли тут нашего оправдания и искупления дело окончилось? Или, яснее сказать, то том нашем оправдании Бог все ли звания для искупления нашего принятое совершил, и заслуги Христовы кроме нашего оправдания куды инде не простираются ли? Бог говорю, как уже нас оправдал, должен ли нас оставить такими, какими мы прежде были оправдания? А мы взаимно требуем ли чего-нибудь еще и по оправдании, и Богу чем-нибудь одолжаемся ли? Отвечаю: Что еще не все окончилось искупление нашего дела. Во-первых для того, что мы еще не полное в сей жизни получили блаженство: и в такое состояние еще не пришли, какое потеряли. В сей жизни, говорю, потому что нам данное блаженство чрез Христа, как вечное, так не совсем до сей жизни надлежит, разве, что уже теперь надеждою веселимся о будущей после смерти славе (1Пет.1:3). Христос хотя и искупил церковь, (Еф.5:27) «да представит ю славну неимущу скверны, или порока, или нечто от таковых, но да будет свята и непорочна»: да только тогда, когда наши разрушатся зерцала (1Кор.13:12), и когда тленное сие тело облечется в нетление, и смертное сие облечется в бессмертие; «подобает бо тленному сему облещися б нетление, и смертному сему облещися в безсмертие» (1Кор.15:53–54). А сие для того, чтоб и веру в нас через наше житие освидетельствовать, и послушание чрез дело испытать, и живот вечный желаннейший чрез то сотворить: а наипаче, когда уже и беды, ради таковая будущих надежды, должны быть сносны; и самая смерть за казнь не ставится, но за опыт, чрез который Христианин первую свою к Богу оказывает любовь: прежде сказано: умрем, ежели согрешим: ныне говорится мученику, умри, да не согрешиши. Тогда сказано, ежели заповедь преступите, смертью да умрете: ныне сказуется: ежели смерти отречешься, заповедь преступишь (Авг. о гра. Бож. кн. 13. гл. 3). А когда так: то как окончилось искупления нашего дело? Мы оправданы для того, чтоб после смерти блаженными быть: а мы еще не достигли смерти, можем согрешить, да и повсечасно грешим; так и благодать и оправдание погубляем. Почему, ежели бы до нас по том оправдании ни милость Божия, ни заслуги Христовы не касались, мы бы опять из отчаяния не выходили. Во-вторых: для того, что Бог как бесконечной милости, то до конца спасти тех, которых начал спасать, одолжается: да и заслуга Христова, как бесконечная, того же требует. Почему Бог так лечит, что и впредь случившиеся болезни пресекает, или не престает лечить; так на путь выводит, что не престает спутешествовать, пока до самого доведет отечества (Рим.5:1, 8; 1Ин.2:1; Евр.7:25). В-третьих для того, что ежели бы после оправдания ничего не надеялись, то по Павлу (1Кор.15:19): «окаяннее бы мы всех людей были». Вопросишь: Так в чем же то состоит, чтоб Божия милость и после оправдания до нас надлежала, и Бог бы нас не оставлял? Отвечаю: в том, чтоб Бог с нами учинил договор, или завет, то есть, с обоих бы сторон, с нашей, и Божией, дано было обязательство. Сие между людьми обыкновенно делается, так например: Ежели бы кто меня помирил с тем, которого я обидел, то когда бы мы помирились, надобно бы было нам между собой учинить договор, или обязательство, чтоб тебе на прошлую обиду не помнить, в любви жить, и по дружеству всякого добра желать: я бы напротив того, обещался впредь не только не обидеть, но и ни мало не оскорбить: и когда бы я еще твой раб был, то бы мне всегда волю твою исполнять и верно служить. Вопросишь: Какой может быть учинен в таком случае между Богом и нами договор? Отвечаю: Такой, ежели Бог подтвердит о себе, что он нас в свою благодать принявши, более наших грехов не памятует, что к нам всегда будет милостив, что нас ни в каких нуждах не оставит, недостатки наши прикроет, грехи нам, какие по слабости ни будут, ради Христа отпустит, в новой правде не откажет, и живот вечный ради ходатайства Сына своего дарует: напротив ежели мы обяжемся пред Богом и Единородным Сыном Его, чтобы все его такие благодеяния истинною верою принимать, и истинное во всем пред Богом являть послушание, то есть, всеми силами стараться, чтоб впредь такого своего благодетеля не раздражать, не грешить, житие свое, как можно, по воли его управлять, а и согрешивши в одних заслугах Сына Божия отпущения себе искать. Такое обязательство с обеих сторон сделает договор: который договор, как печатями закрепляется таинствами, о которых после. Сей договор иначе называется завет, или духовная, потому что посредством смерти сделалось такое примирение (Евр.9:25). Вопросишь: Откуда известно, что и Бог о себе так нам подтверждает; и мы так пред ним обязываться должны? Отвечаю: Оттуда во-первых: что того требует сила примирения, которое, как выше показано примером, не бывает без какого-нибудь обязательства. Да к тому ж здесь могут служить и те причины, которые сказаны на первый вопрос. Во-вторых, удостоверяю тебе из Святого Писания, где Бог Христианам премногие чинит милостивые обещания, а именно (Иер.32:40), что самое приводит Павел (Евр.8:8; 2Кор.6:16), (Мф.26:28): «Сия есть кровь Моя Нового Завета, я же за вы и за многия изливаемая во оставление грехов». (Мф.28:20): «се аз с вами есмь во вся дни до скончания века». (Гал.6:16; Рим.8:1, 31) и премногие.

А что и мы пред Богом к новому послушанию обязуемся: то опять того требует сила примирения, которое обязательством обоих сторон совершается; иначе примирение не будет примирение. Второе: тоже явствует из Святого Писания, где от человека добрые требуются дела: (Евр.3:1–4, 10:22–25) и прочие, (Тит.3:11).

Из сего уже видно, сколько-то добрые дела христианину надобны: без них, как сказано, не действителен наш с Богом договор: а посему нет примирения, следовательно ниже оправдания. Мог бы я еще сказать вам, что добрые дела надобны и потому: 1) чтоб иметь пред Богом благодарность. 2) Чтоб не напрасно принять благодать Божию. 3) Чтоб не похулить силы нашего Искупителя, который будто бы нас для того оправдал, чтоб мы грешили. 4) Что мы злыми делами можем заслужить муку вечную. Вопросишь: Такой Божий милостивый договор до всех ли спасающихся надлежит? Отвечаю: Такой договор до всех надлежит спасающихся: для того, 1) Что без такого договора спастись нельзя было никому, и потому-то говорится, что «Христос, вчера и днесь, той же и во веки» (Евр.13:8), да еще и такой договор, который бы утверждался на заслугах Христовых: потому что нет другого «имени под небесем, ...о нем же нам подобает спастися» (Деян.4:12), и потому говорится, что законные жертвы никого не оправдали; но кровь Христова образуемая ими. Тому ж учит Святое Писание (Деян.15:11; 1Кор.10:1; Мф.8:11). Но я сие все как и многие еще другие доводы оставляю. Для верных сего довольно. Смотрите же, Слушатели не забывайте: «Аз бо приях от Господа, еже и предах вам» (1Кор.11:23). Не отрицаюся вам сказывать волю Божию, и подвизаюсь не яко воздух бияй. Но постойте, послушайте и нравоучения.

Нравоучение шестое

Бог будучи высочайшая власть, ни от кого не зависящее, и ни чьему суду не подлежащее естество, всегда печется о твари своей. Сие засвидетельствуют бесчисленные примеры. Он, как сию престрашную и прекрасную мира создал огромность, как оное бесконечное всюду обвел небо, как сию водами обливши основал землю, и сей водной по всем местам пролил воздух, как еще небо светлыми усыпал звездами, а землю различными цветами убрал, как все просто вещи, числом, весом, и мерою расположил: то уже кажется достойно бы и праведно было Богу от таких трудов престать, успокоиться и сказать твари: тварь! прекрасное мое произвождение оставайся теперь спокойно: составляй сей мир, и те действия, на которые ты от Меня создана, отправляй сама собой. Чем я тебя не снабдил? В чем и какой теперь имеешь недостаток? Чтобы такое было нужное, которое бы я тебе не дал? Так оставайся в мире, не позабывай своего Творца. Не иным образом как бы некий попечительный отец родивши и воспитавши своего сына, и всем надлежащим премного снабдивши, отпустил бы его от себя, и приказал уже самому собой учиться жить. Но Бог так ли? Престал ли стараться о всех делах своих? Оставил ли без всякого промысла создание свое? Но где сие слово? (Ин.5:17) «Отец мой доселе делает и аз делаю»? Как будет оное Апостольское слово толковать: "В нем, то есть, в Боге, живем, движемся и есмы» (Деян.17:28)? Каким образом сия пророческая сбудется речь: «аще и мать позабудет отроча свое, так что не помилует исчадия чрева своего; ...но Аз не забуду тебе, глаголет Господь» (Ис.49:15)? Или, что значит оная Давидова обыкновенная мольба: «к Тебе привержен есмь от ложесн, от чрева матере моея; Ты мой еси покровитель» (Пс.21:11). Так мы под сенью Бога нашего покоя себе будем искать, мы под крылами Творца нашего скрываться не престанем, мы в отеческих Его сокрываться недрах за одно только себе поставим блаженство, нам, еже прилеплятися Богови, благо есть. При таких благодеяниях сонлив ли ты? Так «востани спяй, и воскресни от мертвых, и осветит тя Христос» (Еф.5:14). Не благодарен ли ты? Так очувствуйся, даждь славу Богу. Я тебе не показываю Божие благодеяние которое бы сбылось на другом, а не на тебе. Ты сам мне теперь зерцалом кажешься, в котором я усматриваю Божия благости богатство. Павел тебе, не я, говорит. Что бы такое имеешь, которое бы не Бог тебе дал? а когда так, то что хвалишься будто не принял? Сие, Слушатели кажется, до того человека касается, который крайне обезумившись думает, что он в Боге никакой не имеет нужды, или к своему благодетелю совсем бесчувствительным является. Но да не будет чтоб я об вас нечто такое подумал. Вы сего дня выслушали учение о взаимном Божием с нами договоре, и вы разумевши такого обязательства силу, внутрь себя горячее некоторое Богу за такую благость воздаете благодарение. Вы теперь чувствуете в своем сердце с трепетом сопряженную радость, душа ваша крепкою воспалилась к Богу любовью, неподвижным дух ваш утвердился упованием. Да как же иначе и поступить? Я только послушав одни сии слова, Бог с человеком чинит договор, принужден восклицать, чтобы сия за новая в свете весть? Договор: но договор по большей части между равными бывает? Так Бог ли уже до моей снисходит нищеты? Или я на Божескую возносим бываю честь? О Божия снисхождения! и моего возвышения! но еще по силе договора оное высочайшее величество, оное в свете неприступном живущее божество чем-нибудь мне одолжается. Так Бог моим становится должником! а я уже в силу ж того договора, от такого моего должника всего просить могу: Он отказать не захочет, потому что в договоре к тому обязался. О моего счастья! О Божеских утроб! В том договоре кровью Христовою закреплено, чтобы Богу на руках носить нас, да не когда преткнем о камень ноги наша, чтоб в отеческих своих согревать недрах, чтоб на месте злачне нас вселить, на воде б покойне нас питать, чтоб ему ж нас яко кокошу своих птенцов собрать под крыло, и от всех гонящих нас скрывать? Так я уже у Бога свой? Так на небе живущий мой есть Отец? О моего прославления, и о Божией любви! которую изъяснить не станет во мне сил. В том завете, который завещал мне Иисус, грядый на вольную страсть, на страшную смерть, на бесчестный крест, в том, говорю, завете мне завещал, то есть, умирая отказал небесное царство, вечное блаженство, прекрасный Рай, днесь со мною будеши в Раи. О! яко благ, яко в веке милость Его! Такая милость Божия, и такое крайнее Христово снисхождение есть так велико и непостижимо, что некоторый Еретический род за тем Христа за Бога не почел, что думал сие очень быть невероятно, чтоб Бог ради человека так себя унизил. Но о ты! за которого всуе Христос умер, станешь ли ты за то врача порицать, что снисходит немощному раны омывать? зловоние терпит, чтоб немощного спасти? или ежели бы кто сжалившись спустился в яму, чтоб скотину впадшую туда извлечь? Но что нам? Мы ведаем, что завет Божий с Божией стороны крепок: и сие из того можете познать, что Бог такой договор подтвердил клятвою. А как? "Понеже, говорит божественный Павел, нечем выше себя Богу кляшися, то клялся собою, глаголя: воистину благословя благословлю тя, и множа умножу тя» (Евр.6:14). Почему видите, что такой договор с Божией стороны есть непреложен, «непреложное бо совета своего ходатайствова клятвою, ...еже аки котву имамы души тверду же и известну и входящую во внутреннейшая завесы, идеже Предтеча о нас вниде Иисус, по чину Мелхиседекову первосвященник быв во веки» (Евр.6:17, 19–20). Да с кем же, паки от радостного восторга не могу спросить, Бог в такой вступил договор? С Ангелами ли? с Архангелами ли? или с прочим благороднейшей твари естеством? Никак: «не от Ангел убо приемлет, но от семени Авраамова приемлет» (Евр.2:16). Мы, говорю, мы-то те, с которыми Бог чинит договор: «с нами Бог, разумейте язы́цы и покаряйтеся, ...яко с нами Бог» (Ис.8:8–10). О человек! которого счастью Ангелы дивятся, а дьявол с завистью истаивает, вступай с Богом в договор, и в животную книгу свой перст простирай; давай Богу рукописание и приличными такой милости обязывайся условиями; на такие благодеяния окажи хотя малой твоей благодарности знак; знай, что тебе надобно обязываться пред Богом и Господем Иисус Христом, и избранными Его Ангелы. "А Бог, по слову возлюбленного ученика, есть свет, и тьмы в нем несть ни единые» (1Ин.1:5). Христос, по Богоглаголивому Петру, «греха не сотвори, ниже обретеся лесть во устех Его» (1Пет.2:22). Ангели же, по Давиду, суть творящие волю Его. Смотри! при каких ты присягаешь светах; а сам в густом пребываешь грехов тьме, в нечистоте житейской погрязаешь, волю свою под крепкую руку Божию не подводишь, сластьми мирскими пленен, на чести стремишься, всегдашней воли своей послушник, всегдашней воли Божией преслушник. Хочешь, говорю, в животных договора Божия книгах вписан быть, а ига Христова сладкого и легкого не носишь, и перстом коснуться отрицаешься, от первых своих ни мало не отстаешь прихотей. «Да кое же причастие правде к беззаконию? Или кое общение свету ко тьме; кое же согласие Христу с Велиаром? Или какая часть верному с неверным, или кое сложение церкви Божией со идолы? Вы бо есте церкви Бога живого, яко же рече Бог; яко вселюся в них и похожду, и буду им Бог, и тии будут мне люди, тем же изыдите от среды их, и отлучитеся, ...и аз прииму вы, и буду вам во Отца, и вы будете мне в сыны и дщери, глаголет Господь Вседержитель» (2Кор.6:14–18). «Такова убо имуще обетования, о возлюбленные, очистим себе от скверны, плоти и духа, творяще святыню в страсе Божием» (2Кор.7:1). Вот и с нашей стороны обязательство, которое состоит в том, чтоб мы житие свое как можно старались вести достойно против данного нам с Божией стороны договору, «да не когда прогневается Господь, и погибнем от пути праведного, егда возгорится вскоре ярость Его» (Пс.2:12). А вы, братья святые, звания небесного причастницы, которые со всяким присем учительстве стояли терпением, столько счастливы, сколько те бедны, которые теперешнее время на телесные прихоти тратят, в мирских запутаны лежат суетах. Вы, говорю, Слушатели запечатлены от Бога, и приясте обручение духа в сердца ваша, ступайте прямо за Агнцем на Сионскую гору, насыщайтесь небесных сладостей, царствуйте с Богом. О, когда бы и я с вами воцарился! Аминь.

Сказывано Ноября 30 дня


Источник: Катехизис или первоначальное наставление в Христианском законе. / сочинение Платона, митрополита Московского. / Том 8. Печ.: в Сенатской типографии Гиппиуса. 1781. – 373 с.

Комментарии для сайта Cackle