архиеп. Алексий (Дехтерев)

Божественный колхоз

Параграф 1 * Параграф 2

 

 

Об авторе

Алексий (Дехтерев Александр Петрович; 1889–1959) – архиепископ Виленский и Литовский. Родился в Вильно. Выпускник Морского училища дальнего плавания (Либава). Служил на флоте. В 1920-е гг. работал преподавателем. Принял постриг (1935), иеромонах (1938). Служил в Прикарпатье и в Александрии. С 1945 г. в юрисдикции Московского Патриархата. Архимандрит (1946). Принял советское гражданство. Арестован местной полицией, находился в заключении в Александрии (1948–1949), депортирован в СССР. Епископ Пряшевский (1950). Временный управляющий Виленский и Литовский епархией (1955). Епископ Виленский и Литовский (1956), архиепископ (1957). Светский, затем духовный писатель и журналист.

§ I

Я давно уже слышал о трех сестрах Корецких, которые создали обширный, образцовый колхоз на территории Литвы. Но впервые познакомился я с этим колхозом только летом 1956 года.

Что же это за колхоз и кто такие сестры, его основавшие? Прежде это было имение Корецких, ничем не отличавшееся от соседних имений. Жили так же, как жили все помещики начала нынешнего века, – не так широко и праздно, как это водилось прежде, а бережливо, с приложением труда и с проявлением многих забот.

В этой семье были три дочери: Мария Николаевна (старшая), Анастасия Николаевна и Варвара Николаевна. Мария Николаевна вышла замуж за Вячеслава Платоновича Шафалович, который впоследствии принял на себя все делопроизводство «колхоза».

В доме не только проявлялись заботы и труд, но и веселье: бывали гости, и сами сестры любили выезжать в город Вильнюс, где посещали знакомых, бывали в театре и на концертах. Казалось, ничто не предвещало суровой перемены в их жизни. Но случилось так, что весь уклад их быта резко изменился. А произошло вот что.

В Вильно был назначен приходским священником о. Понтий Рупышев. Будучи в Вильнюсе, о. Понтий впервые посетил Меречь-Михново 27 февраля 1921 года и произвел на всех обитателей имения неотразимое впечатление. Вот как сестры Корецкие отзываются о батюшке: «…С приездом Батюшки в Меречь-Михново потекла жизнь на вид более тихая и благочестивая, но исполненная борьбы и тяжелых подвигов и трудов для Батюшки, незримых для посторонних лиц. Батюшка жил для Господа и ближних, а личной жизни не имел. Сколько трудов понес он, чтобы воспитать в духовной жизни нас, искалеченных светской жизнью, с больными душами, и которые часто причиняли ему, несмотря на всю любовь к Батюшке, много огорчений и хлопот».

Беседы Батюшки всегда «были полны только Христом и как надо жить Им и ради Него»… Батюшка говорил, что если же хочешь совершен быти, то раздай имение свое нищим и будешь иметь сокровище на небесах, и приходи и следуй за Мною (Мф. 19, 21).

Первое время сестры еще продолжали вести прежний образ жизни, но со временем стали не только прислушиваться к живым поучениям Батюшки, но и кое-что из этих поучений проводить в жизнь. Стали реже принимать досужих гостей, стали проще одеваться, более времени уделять хозяйству.

Батюшка часто ездил в Меречь-Михново, приголубил сестер, так что они души в нем не чаяли, и просили поселиться с ними в имении. Батюшка видел плоды своих духовных трудов и готов был пойти им навстречу, но это не так-то было просто.

В июле 1922 года владыкой Елевферием была освящена домовая церковь в Меречь-Михнове, и владыка назначил о. Понтия настоятелем соседнего Побеньского прихода с тем, чтобы он служил и в Меречь-Михново. И Батюшка служил в воскресные дни в Побени, а во все остальные дни – в меречь-михновской церкви.

Жизнь сестер становилась все более и более самоотреченной. Сестры разделили имение на три части и тем самым создали три трудовых колонии, объединенные под духовным началом Батюшки. По совету Батюшки, в эти общины принимался каждый верующий православный человек – будь то женщина или мужчина. Все работали на полях, углубляя свою жизнь праздничными и воскресными богослужениями.

10 января 1939 года батюшка тихо опочил от великих дел своих. Глаза его, проникновенные и добрые, закрылись навсегда. Голос умолк, голос любви к Богу и грешному, несчастному человеку. Простертые для объятий руки легли на грудь. Натруженные ходьбой и долгими богослужениями ноги застыли. Не стало печальника земли Господней, печальника за род человеческий.

Тяжело пережили сестры этот уход Батюшки из нашей жизни. Ведь «не стало великого молитвенника Западного края и доброго пастыря, который умел болеть скорбью верующих и быть им утешением и ободрением», – пишет одна из сестер. Но по милости Божией все три общины стали продолжать жить и трудиться, создав славу сельскохозяйственников среди соседей, и даже не только среди соседей, и среди учреждений, считающих все три общины первоклассным колхозом. Так и по сие время трудятся насельники и насельницы МеречьМихнова, воздавая кесарево кесареви, а Богово – Богови.

В настоящее время духовником общины является священник о. Константин Авдей, недавно окончивший в Ленинграде Духовную академию. Он молод и энергичен, не женат, отдает все свои силы и все свое время «колхозу», совершая богослужения и требы, ведя беседы с группами и отдельными членами общин.

Сестры тоже были ученицами о. Понтия, восприняв от него умение выявлять в человеке духовные ценности, вести ко Господу жаждущих утверждения истины и колеблющихся на этом пути.

Сестры научились безропотно переносить все испытания, справедливо, по христиански считая, что общественные и личные немощи и неустройства, встречающиеся на пути, являются только для того, чтобы укреплять наши духовные силы.

Насельник Оптиной пустыни о. Климент Зедергольм, по мнению известного (сперва светского, а затем духовного) писателя К.Н. Леонтьева, «замечательный человек и еще более замечательный инок», пояснил ему, что «Православие живет среди всяческого неустройства и скудости именно для того, чтобы было видно, что оно держится не человеческими силами и порядками, а могуществом Божиим». Под неустройством и скудостью здесь нужно подразумевать отказ от личного приобретения, огромный труд, строгое соблюдение постов, совершенный отказ от мирских радостей. Насельники общин не богатеют лично, то есть персонально, а живут «общей кружкой», безоговорочно подчиняются своему духовнику и сестрам, строго и опасливо живут, не глядят по сторонам, а идут ко Господу узким путем. Таково православие, таковы православные чада.

Посмотрим же теперь, что представляет собой меречьмихновский «колхоз» сельскохозяйственной общины.

§ II

18 июня я вторично посетил Меречь-Михново. И на этот раз я застал всех трех сестер дома.

Собрались мы у чайного стола и, поговорив сперва о торжествах в Москве (в связи с сорокалетием восстановления Патриаршего престола перенесенных с октября на июнь), перешли к делам колхоза. Рассказывали мне о последнем все три сестры, нередко перебивая друг друга, но я передам эти сведения как бы от одного лица.

– У нас 130 постоянных рабочих, мужчин и женщин. Приходят сюда как богомольцы, послужить трудом Святой Церкви. Помолятся и потрудятся с неделю, а там и вовсе остаются. Далеко за пределами Литвы знают, что есть такой уголок, где можно помолиться делами, трудами рук своих, вознося при этом помыслы свои ко Престолу Всевышнего. Ведь здесь и церковь имеется, и священник, назидающий к доброй жизни. Трудовой день и начинается, и заканчивается молитвой. Во все праздничные и воскресные дни и накануне их совершаются положенные службы. Ну как не потянуться всей душой к такому светлому уголку!

Подъем ежедневно в 6 часов утра. Все отправляются на неотложные работы, являющиеся зачалом дня, как то дойка коров, подача скоту и птицам корма.

В 7:30 – утренние молитвы в столовой каждой из трех бригад.

Завтрак. Он состоит из «голландского» сыра своей выделки и чая. После еды каждый бригадир намечает для своей бригады дневную работу.

В 1:30 – обед. Обычно суп и два вторых (картофель, овощи, творог, сметана, молоко, масло, яйца и т. д.).

Тотчас после обеда новое распределение работ. Обычно все работы заканчиваются с заходом солнца.

Ужин состоит из тех же блюд, что и обед. Вечерние молитвы – по бригадам.

В 11 часов заканчивается трудовой день. Тишина, покой, отдых. Зимой день заканчивается на час раньше.

Если литургия бывает не в воскресный день (какойнибудь праздник), тогда подъем в 5 часов утра, а в 7 часов благовест. Под воскресные и праздничные дни Всенощная начинается в 6 часов вечера.

В воскресные и праздничные дни работы не производятся (кроме необходимых, как то доение коров, кормление скота и птицы, кухонные послушания); государство этому не чинит препятствий, так как все поставки соблюдаются вовремя и даже опережая положенные сроки. Меречь-Михновский колхоз 1 считается передовым.

Сеются все зерновые, овощи, силос. Под пахотные земли отведено 110 гектаров. Молочная ферма содержит 60 коров. Выделывается сыр (под голландский), который продается в городе, на базаре. Разводятся овцы (80 голов), свиньи (75 голов), гуси (50), куры (140).

Всего земли колхоз имеет 300 гектаров (куда входит и лес). Как видно из этого перечня, в колхозе представлены все культуры, как то зерновые – рожь, овес, ячмень, пшеница; выращивается и кукуруза. Из овощей – картофель, капуста, бураки, морковь и др. Из силосовых: клевер, люцерна и др. Сеется и лен. Труд разнообразный и его много. Немало выпадает работ и на зиму. Но весь этот труд связан с молитвой, перемежается богослужениями.

Сестры поспевают всюду, наблюдают, дают указания, но никогда никто из них и никто из бригадиров не позволяют себе накричать на кого-нибудь, тем более обругать. Убедить, усовестить нерадивого – вот прием, который позволяют себе сестры. Никаких наказаний, никаких вычетов, так как все работают на колхоз, а для себя работают на питание, одежду и лечение. Следовательно, своих денег труженики не имеют, не из чего было бы и вычеты делать. Меречь-Михновский колхоз – это Братство во ХРИСТЕ, это «теплое гнездо» Православия (так назвал нашу Православную Церковь профессор Д.В. Болдырев, автор замечательной книги «Знание и Бытие» и многих статей богословского характера 2.

Чтобы осветить значение Меречь-Михнова, не бесполезно вспомнить некоторые мысли Д.В. Болдырева, как то: «…нужно вернуться к христианской любви – любви к жизни, а не к отвлеченному добру; нужно вернуться к христианству как к религии воскресения, то есть вернуться к творческому напряжению жизни». Да, вернуться не к отвлеченному добру, а «к добру деятельному – в любви к жизни».

А как еще хорошо сказал Д.В. Болдырев, «Церковь неизменно напоена радостью и чудом Воскресения»… И в Меречь-Михново «радость и чудо Воскресения» ощутимы особенно глубоко и сильно, потому что здесь действительно радости нет предела, ибо все созидается с любовию и без грубого понуждения. Сами сестры, внутренне просвещенные незабвенным о. Понтием и будучи людьми культурными, после многих испытаний найдя доступ к своему внутреннему миру, находят доступ и к таковому же миру у насельников и насельниц всех трех общин, объединенных в единый «Божественный колхоз», как его назвала народная совесть.

Он не только священнослужитель, но и редкостный служитель пред вверенным ему народом, отдающий ему все свое время и все свои силы. Это человек хоть и требовательный, но мягкий и осторожный в своих суждениях о людях, умеющий подойти ко всякой взволнованной, скорбной душе. Будучи занят внутренним строительством общин, он все же находит применение и своим внешним силам, участвуя в общем хозяйственном труде.

Всю же отчетность по колхозу принял на себя муж Марии Николаевны – Вячеслав Платонович Шафалович, человек тоже весьма религиозный и церковный, всего себя отдающий делу о. Понтия и его последовательниц – сестер Корецких.

Была прекрасная погода, когда я вторично посетил колхоз трех сестер. Сопровождал меня о. митрофорный протоиерей Лев Савицкий. Только-только мы выбрались из ЗИМа, как к нам поспешила старшая из сестер Корецких – Мария Николаевна. Пошли по направлению к ее дому. Дорога вела чрез длинную тенистую аллею, обсаженную двумя рядами столетних буков. Кое-где стояли скамьи. Казалось, что я вступил в одно из дворянских гнезд, столь лирически описанное И.С. Тургеневым. Хотелось посидеть на каждой из скамеек, хотелось остаться одному, чтобы предаться размышлениям о прошлом, таившем столько красоты. Ведь так жили не только гоголевские помещики, так жили и А.С. Пушкин, и А.А. Фет, и Н.А. Некрасов, и И.С. Тургенев, так жили И.А. Гончаров и М.Е. Салтыков-Щедрин. А уж их-то нельзя обвинить в жестокости. Нет, так жили и живут все интеллигенты прошлого и нынешнего века: люди искусств и науки, общественные деятели… Так называемые кулаки никогда так не жили, потому что стремились утилизировать каждый уголок своей земли, отнюдь не заботясь о красоте. Поэтому не следует удивляться тому, что уголок МеречьМихново, уголок трех сестер Корецких, так красив и уютен. Да, красив и уютен и весьма значителен по тому укладу жизни, каковой заложен был батюшкой о. Понтием и поныне поддерживается его преданными последователями.

Поистине отрадно, что такой уголок находится вблизи Вильнюса, и если захочется хотя бы на час, на два отрешиться от городской суеты, всегда можно обрести внутренний покой, преодолев тридцать километров, отделяющих Меречь-Михново от столицы Литвы.

Один из архипастырей так обрисовал Меречь-Михново: «Жизнь в общине очень строгая, постническая, в постоянном труде и покорности Духу Святому. Тем не менее все радостны, довольны, здоровы, очень любят свой пост, свое воздержание и рады, что Господь дает им силы и возможность вести подвижническую жизнь.

Великой радостью и утешением для всех в этой жизни являются молитва, богослужение, частое принятие Святых Таин 3 и та благодать Святого Духа, которая видимо царит в этой большой христианской семье. Слух о ней все больше и больше распространяется, и сюда постоянно приходят богомольцы, иногда даже из очень отдаленных мест».

Июль 1956 г. – Июль 1958 г. Вильнюс

* * *

1

Так называют в окрестностях Меречь-Михнова колхоз, руководимый сестрами Корецкими. – Примеч. авт.

2

«Жизнь Болдырева, его учительство, слово его жизни и подвиг его смерти есть реальная живоносная сила, растущая с годами и за собой увлекающая» ( К.И. Зайцев). «…Необходимо читать его книгу внимательно и вдумываться в нее, чтобы вполне понять ее значение и подвергнуться влиянию ее, плодотворному для дальнейшего развития философской мысли» ( проф. Н.О. Лосский).

3

«В общине не спешат приобщать богомольцев Св. Таин, но предварительно стараются довести их до искреннего и глубокого сознания своей греховности и до твердого намерения навсегда покончить со своим господствующим грехом и вступить на путь спасения» ( митрополит Пантелеимон (Рожновский)).


Источник: Публикуется по: Архиепископ Виленский и Литовский Алексий. Меречь-Михновский колхоз. 1958 год. А-48. Д-7 / Библиотека Московской Православной Духовной Академии. Инв. № 182170.

Комментарии для сайта Cackle