архиеп. Евдоким (Мещерский)

1854 год

Январь

1. После обедни. 1-й час. Благослови, Господи, нас провести благополучно год сей!

Сейчас получил из С.-Пбурга известие о увольнении Преосв. Евгения на покой, и о назначении на Его место Преосвящ. Нила, Архиеп. Иркутского.

7. Утро. Собираюсь к обедни. Ныне холодно, более 20 гр., а вчера не более 10.

8. После вечерни. Скучно, скучновато, что-то в роде скуки, недовольства.

10. 4-й час по полуночи. Вчера весь день сильно болела голова – частию от угару, частию от простуды.

Да приидет Царствие Твое. – Царствовать – преобладать, особенную иметь силу.

14. Утро. Ныне буду служить на кладбище.

17. После вечерни. Погода сумрачная. Впрочем, ныне еще получше, а то были дни очень сумрачны. И на меня нашел сумрак. Пройдет ли он? – Не успел написать – пройдет ли, – как уже и начинаю чувствовать прояснение.

21. Слышал ныне, будто Владыка наш получил уже форменное увольнение.

Надобно, чтобы картина всегда выражала мысль, говорит Пуссан. Рисунок и композиция не должны быть главною целью, потому что они относятся тоже к мысли.

Живописец должен сначала распределить сюжет, потом найти украшение, изобразить красоту…, а главное – стараться, чтобы во всем была мысль. Разумеется, что этому нельзя научиться: это дается свыше.

22. После обеда. Послано письмо к Н. В. с…

Что будет?

После вечера не унывай. Было, и больше не будет. Не возможное от человека, возможно от Бога – Спасителя.

23. Утро. Надо съездить в Москву.

Вечер. После всенощной. Сон – в руку. Пришли поучения из цензуры, из 18 два остановлены; одна из них такая, о которой я сомнения никакого не имел.

26. Вечер. Читаю книгу, а доселе скучен.

Из Современ.: Когда душа исполнена мыслью, говорит Сенека, слова приходят в изобилие.

28. Утро. Погода все стоит непостоянная; прояснится небо и потом опять покроется точно туманом. Тяжела для людей погода; y меня умерли две старушки – одной 94, а другой 90 лет.

И я довольно постоянен, то в Ярославль думаю печатать, то в Москву, то в С.-Петербург. Кажется, решусь в С.-Петербург.

29. Кажется, не решусь в С.-Петербург.

Веселье собственно от здоровья. Вино веселит в случае недостатка здоровья. Гуфланд употребление вина для здоровья – веселья сравнивает с погонянием кнутом лошади, чтобы лучше бежала.

Февраль

1. 2-й час. Сейчас послал 1б кратк. поучений чрез почту в Москву Феодору Ив. Салаеву для отпечатания их. Господь да благопоспешит нам.

2. II. Ныне я служил в Крестовозд. церкви.

Предсказания о погоде в 1854. Вторая половины зимы (с конца января) будет не так холодна, как первая. Весна начнется ранее обыкновенного, и будет особенно тепла. Но лето (с Июля по Сентябрь) будет дождливо. Осень более сухая и холодная. Зима станет не рано, но в начале ее (с Декабря) будут морозы сильные. Будет снег или дождь:

11 Февр., 10 Марта, 4 и 31 Мая, 28 Июня, 15 Июля, 2 1 Авг., 17 Сентября.

10. После обедни. Второй день хороший, светлый; пахнуть начинает весною.

11. Десятый час. Погода вчерашняя, светлая, веселая. – Погребение в Каз. церкви – Елизаветы.

12. Утро. Видел сон, – видел. Не помню, где я, кажется в церкви. Вижу Святителя Димитрия Ростовского, маленького, без бороды, красоты, белизны чудной. Точно Ангел, сказал я, смотря на него, и потом пал пред ним, прося его...

13. Вечер. После всенощной – хотел есть мясной пищи, – но я поел хлеба черного с водою.

Спать хочется очень, хотя только 9 часов. – Ну спать: пораньше встану. – Ждал письма из Москвы от книгопродавцев, но не получил.

14. Утро. Встал хорошо. Не мясная ли пища причиною того, что я чувствовал прежде?

Надеяться и не действовать, значит только мечтать и все терять, действовать и не надеяться, значит идти верным путем к успеху. Из О.З.

16. Из Послания к Рим. гл. 7, стих. 12 – да не царствует грех; 14 – да не обладает вами.

17.После обеда y Сарат. – Нет, нельзя оставить литургию. С нею надобно начинать.

19. Утро. Пятница. Масленица. Удивительно, как погода непостоянна – Вчера вечер был прекрасный, небо чисто, звезды так и горели, и подумать нельзя было, чтобы погода изменилась. Однако изменилась. Опять сумрак.

20. Утро. Недуманно, негаданно. Почти настоящая холера вчера вечером была со мною; и рвота и понос были. Особенно понос чисто холерный был. Но Господь помиловал.

Я должен быть осторожен в пище. От чего я был болен? – От того, что съел три блина с маслом и со сметаною – чего я давно не едал – с прошлогодней масленицы.

25. Утро. После утрени. Что пришло мне – устроить. Впрочем, подумаю, наговорю, посоображу, посоветуюсь. – С малого надобно начинать. Не надобно оставлять малого предприятия потому, что оно мало, потому что большого сделать пока нельзя. Малое семя вырастает в огромные древа; от одного древа разрастаются рощи – леса.

Вечер. 8 часов. Делать ничего не хочется. Может быть оттого, что устал – весь день был в работе, но главное от того, что холодно.

При нерадости сердечной никакая жизни радости не радуют, тяжел и приятный труд, утомительно и веселое занятие.

Стрелою летит пароход, когда в нем огня много.

И тяжелый труд ни по чем, когда на душе весело.

Март

4. Четверток. День очень хорош, ясный, тихий. Поутру большой туман был.

5. Утро. Встал в четвертом часу. Д6ействительно хорошо так вставать.

Злые люди до того злы, что при злости грубят – разрушают, уничтожают, убивают даже и то, от чего зависит все их собственное счастье.

A каково добрым терпеть, страдать от злости злых? – Не сладко, но за то чрез это упрочится – утвердится их счастье. Злостью злых закаляется счастье добрых. Злые заставляют скорбеть, а скорбь делает человека терпеливее – способнее сносить, терпеть, а умение – способность терпеть человеку, искусство вкушать радости при всей злости злых.

Итак, кто всегда проигрывает? Злые, которые хотят играть счастьем других.

Нет, не нарушай, человек злой, спокойствия других, дорожи спокойствием всякого человека, иначе ты непременно разрушишь в конец собственное счастье.

6. Утро. Пред утреней ныне встал я в 3 часа. И хорошо себя чувствую. Только ничего не сделал, так продумал. Труд вначале тяжел – неприятен, умственный труд. Но за то после приятен. Точно новым творением любуешься написанным сочинением. И виде Бог, яко добро.

Нельзя не смотреть на то, что сделаешь, но радует только доброе – хорошее дело. Дела вслед за ними сами идут.

Свое, вновь написанное радует нас, как дитя новорожденное мать свою, как все новое, молодое, созревшее.

7. Воскресенье. Видел странный сон. Я иду в облачении, поддерживаемый, как Архиерей, прихожу и становлюсь пред Митр. Филаретом, стоящим с двумя Архиереями, кланяюсь сначала Ему, потом и тем, говоря обычное: благословите отцы...; после Филарет поклонился мне также, далее, что было, не помню.

Вечер. 10 час. Погода прекрасная. Небо усеяно звездами.

В четверток вот что надобно делать: после обедни (или часов в В. Пост) каждую неделю служить молебен о здравии; и тут литию заупокойную о упокоении.

9. Утро. Вчера весь день чувствовал тягость, и от чего? От горохового киселя. Люблю я его, но он тяжел для слабого моего желудка.

Не только пресыщение, но и сытость, всякая вредна, или по крайней вовсе не нужна. В пол сыта все лучше.

Не доспать не много, недоесть, недопить гораздо полезнее, чем вполне себе удовлетворить.

После обедни. За обеднею я обратился к Богу с молитвою, чтобы Он помог мне устроить одно дело, на которое я было совсем решился. Но не успел мысленно сказать: Господи, помоги мне, – как тотчас отложил – однажды навсегда не начинать его, потому что оно не совсем законно.

И святое дело не свято, когда оно незаконно делается.

На незаконное дело просить y Бога помощи не могу, a без Его помощи делать не хочу.

Делай дело так, чтобы Бог видел – признавал, что это хорошо.

10. Утро. Пред утреннею. 4-й час в исходе. Видел сон не хороший, ел будто баранину – и потом мне сказали, что это еще хуже. – Скверно. – Сон предвещает болезнь. – Впрочем и то сказать, что я чувствую себя не хорошо, и именно в желудке, а кажется, ел вчера все хорошее: кашицу и потом на ночь кашу, пил то же хорошее; но все было только то, что я пил воду с сахаром, сахару клал очень много; да выпил две рюмки хересу.

12. Катехизические поучения, говоренные в Киево-Печерском Соборе Протоиреем Иоанном Скворцевым. Киев, 1854 г. ц. 1 р. 50 к. сер. с пер. 2 р. (52 поуч.).

14. Утро. Погода становится лучше.

Из Москвитянина. Жаль, что N. так сказать, не вынашивает в душе тех чувств, которые выражает в своих произведениях, но как бы вырывает их из души еще в их первичном виде.

Мечтам надо давать улечься, надо подождать, пока они предстанут пред нами в более стройных, поэтических образах и поспешить выражать их в том беспорядочном виде, в каком они впервые – возникают в минуту мрачного или веселого расположения духа.

Отсутствие уменьшает слабое расположение, но увеличивает сильное, подобно ветру, который свечу задувает, a большой очень раздувает.

17. Вечер. 8 час. Сделано пожертвование через И. А. Щ.

Может быть, хоть одному принесет утешение, облегчение – и то хорошо.

Час 10. Собираюсь спать. Погода весь день сыроватая с ветром.

Ветер и доселе. Голова y меня побаливает, но сносно. Egovos, egovos.

Жертвуя что-нибудь, мы желаем, чтобы наша жертва была полезна тому, кому жертвуем, и если уверены мы в этом, то остаемся довольны, а если не уверены, то беспокоимся. Не самолюбие ли это?

Не лучше ли, жертвуя на пользу, не беспокоиться о том, воспользуются ли так нашею жертвою?

Не знаю, что сказать, a как-то приятнее думать, что моя жертва приятна.

Утешаясь тем, что я утешу моею жертвою другого, не себе ли самому угождаю? – Не самолюбие ли это? – Думаю, что от этого утешительного чувства пахнет и очень самолюбием.

Если при пожертвованиях не чувствуем никакого утешения, то не две ли жертвы мы приносим? – Не знаю.

Да не увесть шуйца, что творит десница.

Впрочем, видно доброе дело – хорошее дело, когда невольно радуешься, если сделаешь что-нибудь доброе. Дела наши вслед нас ходят, и потому нельзя почувствовать от них что-нибудь, смотря по свойству их. – Впрочем и спать пора.

19. Вечер. Надобно сказать нечто.

21. Со вчерашнего дня погода вдруг сделалась теплою, всю ночь с кровель вода текла, ныне дождь идет.

Устоит до Благовещенья дорога?

Воскресенье ныне, a я проповеди не говорил, потому что не написал, хотя и думал писать и думал, о чем писать.

Сон видел хороший, приятный, завидный для других.

23. Утро. Может способствовать священию – прославлению имени Божия: желанием – молитвою, словом – учением, делом – жизнью.

Ночь. 12-й час в исходе. Не спится мне. Впрочем, я здоров. – И после обеда не спал. Кажется, надо бы спать.

Маленькая жажда у меня – без всякой причины.

Сколько часов в сутки спать мне надобно?

Как ударит 12-ть, тотчас лягу спать. Ну вот бьет.

24. Перед всенощною. Что-то похожее на iesuffiendiam ныне после обедни и доселе, – Уже ли перед переменою погоды? – Да и голова не совсем хороша, почти болит.

После всенощной. Погода хуже стала, и мне не лучше.

25. Утро. Сейчас встал. Действительно перед переменою погоды y меня в голове и в душе была чувствуема маленькая боль, маленькая, но теперь и ее нет.

Ночью снег шел. Зима воротилась. Да, погода стала не хороша, a в такую погоду всем не весело. Впрочем, в сравнении с прежними днями я чувствую себя хорошо.

И для души, видно, нужно ненастье, – видно, неизбежно оно.

Смотря на ясное, светлое небо, думаешь иногда: ежели оно переменится? – И не успеешь сказать, как оно уже начнет изменяться. – Когда на душе светло, ясно, – то вообразить не можешь, чтобы не было всегда так. От чего, кажется, не быть всегда покойным, веселым? – От самой, ничтожной причины. Сперва появится одно облачко, за ним тотчас другое, третье, и так все небо облаками покроется. Маленькое облако притягивает к себе другое облако, а это притягивает к себе и так далее.

Одна не важная беспокойная мысль родит другую такую же; эта еще другую, и так за одною целый рой мыслей прилетает.

От чего же эта беспокойная мысль не возбуждает иногда других беспокойных мыслей? – От того же, от чего иногда облако на небе появится, да тотчас и исчезнет. Всему время, и время всякой вещи. Время смяться, время плакать.

После обедни. Третий день есть днесь, отнележе... и уже вижу, яко велия ми есть польза. Мню, яко вящшия быша были бы ми утешения, аще бы не дух бурен, дожди и снег днесь препятием были.

25. Доселе нет никаких известий из Москвы о Кратк. поучениях. A пора бы. Скоро два месяца, как они печатаются.

2-й час. С утра была плохая погода – и дождь, и снег, и ветер. Тетерь становится лучше. Проясняется, разгуливается.

Из проповеди на погребении A. Cap.: жертвуемое вами восходит к Богу... См. послание к Филипп. гл. 4, ст. 18: я обогатился, приняв от Епафродита посланное вами, како воню благоухания, жертву приятную и благоугодную Богу. 19. Бог мой да исполнит всякую нужду вашу. – Избави от всякия скорби, гнева и нужды.

Половина 10-го. A все еще погода не совсем хороша – ветрена.

26. Ясна погода, но холодна, ночью снег шел и довольно, так что всю землю закрыл.

Причина слабости все очевиднее становится, потому что ныне чувствую себя еще лучше.

Не писал я в моих записках доселе ничего о войне, потому что ждал – думал, что она скоро кончится. Но то было только начало. Настоящей войны и доселе все еще нет, только идут приготовления к ней. И приготовления эти грозны; вся Европа теперь на военной ноге, или – почти вся. Нельзя – не ждать больших переворотов. – Не могу я нарадоваться па приготовления Росси. Не суетится, не торопится она; яко лев уповая, встает она на бой со врагом; по-видимому, ни на что не смотрит, но все видит, потому что глядит во все глаза. На деле вышло не так, очень не так.

Всегда любил я Царя нашего, но никогда так, как теперь. Настоящий Царь Он, настоящий христианин, настоящий Отец наш, настоящий Помазанник Божий.

Не робей, Россия: с Тобою Господь, потому что Ты Царя любишь и Тебя Царь любит.

27. Утро. 7-й час. День вчера был ясный, теплый, на площади у нас снегу ничего не оставалось. Но вечером пошел снег мокрый, шел всю ночь, и – теперь вся земля покрыта снегом. Солнца не видно, погода мрачная. Но я чувствую себя хорошо.

28. Утро. 7-й час. Нет, не успею написать, потому что не ясна для меня мысль поучения.

Странно, от чего мне не нравится объяснение в Катихиз., не нравится, a не знаю, как объяснить иначе. Думаю, сознаю, что надобно как-нибудь иначе, но не знаю – не сознал еще как. – Надобно ли ждать, пока сам узнаю, или писать, как другие объяснили?

Может быть, я и никогда не узнаю?

Хорошо ли писать против сознания? – Разумеется, не хорошо. – Итак, что же мне делать? – Чужое изъяснение не нравится, а своего не придумаю. – Может быть и никогда не придумаю. A время идет, а поучения нет, а говорить надобно. – Итак, что делать?

Чего не сознаю, о том говорить не могу. Нет, я не способен для систематического изложения. Это уже не раз приходило мне в голову.

Итак, что понравится, то и буду говорить, – свое, чужое ли – все равно, лишь бы нравилось себе.

То мое – или могло бы быть моим, – что мне нравится.

A обещание? – Вместо обещанных десяти блюд кушанья известного, определенного, назначенного, буду лучше подавать на стол, что придется – что случится у меня, чем дожидаться, пока поспеет обещанное. Может быть это обещанное никогда не поспеет, не созреет.

Я обещал дать то, чего сам не имел и иметь скоро не могу, а может быть и никогда не буду иметь.

Не самолюбие ли причиною, что я не могу исполнять обещанного? – Обещанное чужое не пишу – почему? потому что оно мне не нравится, не так кажется; я хочу писать свое – такое, что мне нравится. Не самолюбие ли тут? – Может быть, есть тут и самолюбие, но больше тут сознания, что обещанное будет бесполезно – не питательно для других. – Итак, я иначе убью свое самолюбие: обещался писать, и не написал – не выдержал, нет у меня характера, нет твердости воли.

Дело в том, что, желая писать по писанному, я доселе ничего не писал. A пиша по-своему, я, может быть, уж много бы полезного сказал.

29. Понедельник. Утро. Ясная погода. Почти ничего не чувствую такого, что чувствовал по утрам прежде – и при хорошей погоде.

Белорыбицы.

31. Утро. Погода холодная, мрачная, ветреная; а с вечера небо было ясно. Я чувствую себя хорошо. Теперь для меня очень очевидно, что болезненные припадки мои происходили от известной мне причины.

Апрель

1. Утро. Вчера вечером получил книжку 16 Кр. Поучений.

Сначала они меня порадовали, потом... потом... нет, не скажу, что потом я чувствовал. – Теперь я поуспокоился.

Еще короче, еще обильнее; еще простее, еще прямее, еще откровеннее, еще искреннее. – Проповедь, как бы ни была кратка, должна иметь все части речи, и должна пройти все периоды времени. Прежде времени – выкидыши, – не со всеми членами – уроды родятся.

Погода ветренная очень, холодная, весь день вчера, всю ночь ныне, и теперь такая же. – Я чувствую себя хорошо, хотя вчера вечером принималась болеть моя голова.

Вечер. 7-й час. Заходит солнце. Погода переменяется на хорошую. Солнце светит, но не совсем еще тепло.

Куплено 3 фун. Калетовских свечей – по 80 к. асс. за фунт.

Утро. А утро плохое, сумрачное. И голова у меня побаливает. Чужая пища редко проходит у меня без болей, хотя я ел вчера очень мало.

Утро хорошее. И мне хорошо. Собираюсь к утрени, и думаю служить раннюю.

После обедни. Хорошо – тепло. Погода совершенно изменилась.

О Св. Троице. О молитве с дерзновением. – Мы и причащаемся, между прочим, и для того, чтобы иметь больше дерзновения пред Богом – в дерзновение иже к Тебе.

Утро. 4-й час. Погода хорошая.

При наших молениях, прошениях, благодарениях мы часто поминаем Отца, и Сына и Св. Духа. – Кто это Отец, Сын, и Св. Дух? – И почему мы так часто поминаем их?

После обедни. Что занимало меня назад тому час, занимало с немалым безпокойством, о том теперь вовсе не безпокоюсь, и думать не хочу.

Всегда надобно браться за одно какое-нибудь дело – одно иметь на уме. – Тебя занимает безпокойное, ты не можешь не думать об этом? – Займись им, осмотри, со всех сторон, а не бросай его не разсмотревши. Выпей горькое до дна, чем пить по капле. – Но тебе некогда заняться настоящим образом? – Так лучше теперь не занимайся. После займешься. – Горькое тебе кажется горьким, может быть, потому только, что ты касаешься до него губами, а не разжевываешь зубами. Безпокойное тебя безпокоит, мож. б., потому, что ты смотришь на него только с одной стороны, – с других посмотреть некогда, у тебя не одно теперь дело на уме. – Впрочем устал я.

Час. Вот тебе и хорошая погода: понасупилась. За то я не в погоду.

7. Утро. Хорошее, ясное утро. Вчера у меня голова болела. Квас с солью, капуста с хлебом, вода – вот лекарство от моей головной боли. – Да, не надо заниматься, когда голова болит. У меня скоро бы прошла боль, если бы вчера я поддержался от занятий.

Вечер. Писать нечего. Я был бы совершенно покоен, если бы не предстоящие завтра труды. – Впрочем в прежние годы исповедь меня больше утомляла, чем ныне.

Утро прекрасное. Буду присоединять к нашей Православной Церкви лютеранку.

А к вечеру погода испортилась. Нет, не стану записывать погоды, слишком изменчива.

В. Пятница. Утро. Просвети лице Твое на ны, обрати на нас милостивый, благосклонный взор.

Просветимся торжеством и друг друга объимем... озаримся, примем лица веселыя, будем веселы при этом торжестве, ради этого торжества.

10. Утро. В. Суб. – Вчера вечерня была с двух часов. Ныне утрення с двух же. – Обедня будет в II.

Вчера при слушании проповеди пришло мне на мысль: надобно как можно беречься речи одушевленной, особенно в начале проповеди. Тон покойный, разговорный – самый приличный нынешним проповедям. Проповедь искренняя, откровенная – самая приличная нынешнему времени.

Перед обеднею. Надо бы проповедь к завтрашнему дню приготовлять, но никак не могу, нет расположения, нет желания. – Молиться и без расположения, без желания можно, и даже должно. Молясь с принуждением, можешь дойти до того, что будешь молиться с радостью, с умилением.

А нельзя высидеть расположения, оживления, вдохновения? Думаю, можно, только сидеть надобно подольше и – главное – сидеть над одним, не отходя, и не переходя. Ведь дает же птица сидением теплоту яицам и потом жизнь птенцам. Да, усидчивый труд все преодолевает.

Итак сиди, ходи, но сиди на одном, ищи одного: и высидишь, найдешь.

10 – 11. Час 12. Пасха. Сейчас ударят к Утрени. Не в квасе злобы и лукавства, но в безквасии чистоты и истины, сподоби нас провести Пасху Твою, Господи! – Ударили.

После утрени. Вот для праздника какая новость: гром и молния и дождь. Воздух хорош – теплый, приятный.

А второй день и холодный, и дождливый и снежный – из грязных грязный.

13. – Ныне мороз был весь день, и ходить нам сух. было.

Вечер. Что прежде всего нужно иметь для бл. Б....? Веру. – Что такое вера? – Где взять, как иметь ее, что для этого нужно?

Огромнейшую рыбу ныне видел я во сне. Поймали ее мужики. Я советовал им продать ее поскорее.

Мне несовсем здоровится, хотя ничего не чувствую.

Огромнейшую беду видел во сне, которой впрочем вовсе не испугался, находил напротив интересною ее для себя. И во сне хорошо с чистою совестию. И во сне никого не боишься, когда ни перед кем не виноват.

Погода самая теплая, ясная, – майская.

Ив. Ивановичу отдано 15 р. сер. – за сапоги 3 р. 50 коп. сер.

Вечер. Делать ничего не хочется.

Самая теплая, ясная погода.

Погода все таже. У меня болит поясница. Думаю, от рыбной и мясной пищи, которой я в эти дни кушал порядочно.

Из поясницы боль перешла в голову и мучила меня нестерпимо до самой ночи. Впрочем и ныне болит голова, хотя и не по вчерашнему.

Май

2. Утро. Хотел было вчера написать поучение на нынешнее воскресенье, но геморой не дал, по усилению которого ушел вчера из церкви до окончания службы. И теперь не совсем еще от припадков его свободен. Поучение хотел писать на слова: да святится Имя Твое. – Объяснению Простр. Катих. следовать я недумаю.

В. В самый жар дня гулять не советуют, т. е. в II, 12, 1-й и 2 часа. Не худо держаться этого совета, без сомнения основаннаго на том, что в эти часы гулять вредно. – Гуляние это больше разслабляет, чем укрепляет. В эти часы и животные лежат обыкновенно, и особенно где-нибудь в тени.

4 й час. Позывают к встретению Б. Матери из Мологскаго Д. Монастыря.

И хорошо, что не удалось мне написать поучения, о котором думал, потому что надобно было бы доискиваться в нем занимательного.

Занимательное, интересующее непременно должно само собою и прежде всего представляться во всяком поучении. Поучение непременно должно научить чему-нибудь, хоть немножко.

5 часов. Встретили Св. Икону. – Гром гремит, и гремит порядочно, и в порядке, а не так, как на 1-й день Пасхи. Тогда он был не в пору и не во время, и в неудобные часы. Впрочем у Бога все во время.

3. Утро. Из Москвитянина. Недостаточно передавать живо первые, мимолетные поэтические настроения, но нужно доводить их до ясности и определенности, давать им созреть в душе до светлого и нормального чувства. Это замечание, кажется, не в первый раз уже я у себя отмечаю.

4. Ждал поучений своих из Москвы с пароходом, который в первый раз пришел из Твери в Рыбинск, и отныне всегда, через день, будет ходить с пассажирами, – ждал, но не получил.

5. И вчера, и ныне чувствую какую то тягость. Впрочем и то сказать, и вчера и ныне довольно было дела по службе.

6. А ныне довольно дела по другой части.

7. Вчерашний день с нынешним утром отметить надо тем, что мы все быть можем в таком расположении духа, в котором невозможное представляется возможным, мнимое мучительным.

Есть люди, которым представляется, что они больны.

Есть люди, которым иногда и то на ум приходит, чего и вообразить нельзя.

Есть люди, у которых проходит и то, что они считали невозможным, чтобы прошло когда нибудь.

Наконец есть люди, которые записанное несколько раз забывают.

Магнезия в воде перечневой мяты – от гемороя по столовой ложке – раза два три в день.

Хина в порошке – и с магнезиею для укрепления желудка.

8. Утро. Вчера в часу втором или первом вдруг нашла туча небольшая – с сильным громом и дождем. Оказалось, что с дождем спало – сошло что-то в роде муки желтоватой, без всякого запаху, в довольном количестве, особенно в лужах, где оставалась поверх воды, так что можно было снимать ее с него.

После, когда я гулял, воздух особенно был приятен, усладителен.

1-й час. И ныне дождь и гром есть – и был час тому назад.

И голова и другие все согласны на дело, которое поправит и мои дела. Что будет? – Дело сделалось. Господь услышал мою молитву.

9. Утро. Ни одно из Богодухновенных писаний не повторяется так часто Церковию, как псалмы Давидовы. От чего? От того, кажется, что они песни, а не простое только изложение истин и правил, – они не питают только, но и услаждают. Не знаю впрочем, как яснее высказать мне мысль свою. Псалмы Давидовы – святая, Божественная, святая сладость. Псалмы для нашего духа тоже, что сласти для тела, они сластопитальная пища духовная. К чему же я об них заговорил?

Наши поучения к народу, чтобы быть им народными, должны быть поучительными песнями. Чем больше поучение походит на песнь, тем чаще она будет повторяться. Ничто так неупотребительно, как песнь. Весело мне: я пою. Скучно: я пою. Ни то, ни се мне: и тут я ищу, соображаю, что бы такое попеть. От того мне ни то, ни, се – что петь не могу, на песню не нападу. – Есть люди, которые никогда не поют. – Но они устами, языком, голосом только не поют, а умом, сердцем, чувствованиями – поют. Духом молиться можно, можно и петь духом. Человек сотворен для того, чтобы петь. Вся жизнь его должна быть песни, всякое дело его должно оканчиваться песнию. Плохая жизнь, когда не поется кому. Попусту ты трудился, если тебе не до пения после трудов.

К чему я об этом распространяюсь так? – Мне хочется до того дописаться, чтобы запеть – запеть духом.

Да, плохое то поучение, при чтении или слушании которого не поем духом. По крайней мере под конец непременно надобно так делать, чтобы пелось. Ныне которым поучения походят на настроивание инструмента; проповедник настроивает, настроивает, да так и бросит – так и кончит, или ничего и не сыграет, настроивши. А это всего досаднее.

Когда нибудь подумаю об этом на свободе – побольше.

Какая же у меня теперь в душе песнь?

Веселая. Да, я весел духом, хотя немного и досадую на себя, что у меня нет для праздника поучения – сластопитательного.

10. Утро. Давно я так поздно не вставал, как ныне – в 9 часу, а лег, кажется, в 11.

Полночь. Давно я так долго не безпокоился от неспанья, как ныне. Кажется, в половине десятого лег, а и доселе уснуть не мог. Вперед наука! Не спи так долга по утру, не пей так много чаю.

11. Утро. После ранней обедни. О священнике села Спасскаго на В. – (о том, что из Протодиаконов) надо когда нибудь дать знать, потому что теснить приход без милосердия. Наприм. в свидетельстве о девице сказано, что она родилась в таком-то году, следов, лета ея очевидны. Но он не венчает по этому свидетельству, говоря, что лета не означены.

Получено 19 новых кр. Поучений 195 экземпляров и 10-го издания 25 экз.

Да благопоспешит Господь!

Акул. П. Саратовой дано И. Стар. 1500 р. сер. на церковный для соборян дом.

Да умножит Господь на приношения.

15. Утро. Вчера мне не здоровилось – ныне ненастье, дождь идет, небо обложилось по осеннему.

Вчера я был сердит, тысячи причин было у меня сердиться. Ныне ни одна не действует на меня.

16. Утро. И вчера весь день был болен и третьего дня мне нездоровилось. От телесного нездоровья болела и душа – болезновал. Теперь я здоров и покоен. Дождь, но тепло.

17. День кончины батюшки. Получены поучения, примерно, 2200 экз. числом. Да ускорить Господь Бог их распространение!

За привоз отдано 7 р. 50 коп. сер.

18. По письму книг получено 2280. Значит всех получено 2486 экз.

19. Перед вечернею. После большой, ужасной досады. Рука и доселе почти дрожит от негодования. Но я решился, – чтобы это само собою утихло. Досадно, что я, – вместо того, чтобы писать – обдумывать поучение, – должен придумывать средства для своего успокоения.

Завтра Вознесение Господне. Надобно приготовить поучение.

20. Приготовить не успел, но говорил – старое.

21. Не здоровится. – Когда я был – учился в Академии, и тогда еще я замышлял держаться главным образом исторических фактов, примеров, опытов, поучений важных лиц. При окончании курса, поступая на должность, я не оставлял своей мысли. Помню, как читал Пролога, Четьи-минеи, отмечал в них, выписывал из них интересное. И на должности тоже занимало меня преимущественно. Покупал книги преимущественно такия, в которых описываются опыты веры и благочестия. Наконец положил было написать кр. поучения об истинах веры и деятельности из этих истор. опытов. – Но вот уже лет восемь или более, как я оставил свою любимую мысль, хотя не переставал любоваться теми сочинениями, в которых находил что-нибудь похожее. – Что же меня остановило? – Недостоверность некоторых фактов, повествований, разсказов. Да, я убоялся того, чтобы излагая несовсем достоверные факты не подать повода к сомнению в истинах веры, который этими фактами объясняются.

23. Утро. И ныне без проповеди. Чередной не явился. Я не успел.

24. Собрать все начатые, недописанные, невыправленные, оставленные поучения.

Начали чистить стены в соборе.

29. Утро. Опять находило и висело точно облако самое густое, так что солнце чуть было видно. И опять прошло, как будто и свет другой, и глаза не те, т. е. стали прежние глаза, которым во всем видится одно хорошее. Суббота ныне.

После обедни. Понаволакивало, но почти прояснилось.

После вечерни. Порядочно, очень порядочно. То есть скверно перед всенощ. Ничего не бывает без достаточной причины. Философское положение. Итак от чего то и то? – Почему в такое время, а не в другое? – Ведь есть же какая нибудь причина всему, потому что без причины ведь ничего не бывает. А по видимому бывает, и есть. По крайней мере прямой, близкой причины нет. Прекрасно Шекспир объясняет причину одной непонятности. – Генерал, разсердившись на полковника, бранит без милосердия невинного прапорщика. Бывает и наоборот. Ничтожный солдат виноват, а достается начальнику его.

После всенощной. Я не понимаю, понять не могу – в теперешнем настроении духа. И странно. То понимаю, то не разумею. Говорю: а, вот причина. И тотчас же почти: нет, вздор, это не причина.

Да, сочинить проповедь не легкое дело. Доколе не нападешь на след, мечешься, как угорелый, то туда, то сюда. А это метание – настоящее мучение.

Но уже 10-й час. Пора перестать писать. Впрочем, хочется писать, авось не допишусь ли, не дождусь ли вдохновения. Вдохновение. Что такое вдохновение? Откуда это оно приходит, сходит? – Пускаться в изследование не хочется: скажу только то, что если бы оно пришло, то все бы мрачное, скучное тотчас прошло, на душе стало бы так легко, уму так светло, сердцу так отрадно.

Что восхождение солнца для природы, то приход вдохновения для духа.

30. Утро. Св. Пятидесятница. Праздник цветов и зелени. Я не в праздник. Видно, так надо. Вечерня прошла так, Всенощная с тем же. После ранней обедни ничего.

С чего вошло обыкновение поздравлять друг друга с праздником? – Поздравлять значит передавать друг другу, изливать друг перед другом радость. Радость любит делиться. Излияние, выражение радости – потребность духа существенная.

А если в праздник нет радости, т. е. нет праздника? – Передай всю нерадость другому, поздравь другого, и будешь с праздником, по крайней мере, убудет нерадости.

После обедни. Надобно заняться Богословием Макария. Этот Макар не походит на других Макаров: он умеет коров доить.

После обедни, нет или, пожалуй так, после настоящий праздник.

Вечер. Нет, надобно отказаться от звания Члена Корреспондента Станн. К. Без этого дела много. Только делай.

После. Или взяться? – Ведь существую же я членом некоторых комитетов, для которых почти ничего не делаю. Дай, пошлю, что согласен быть – существовать, не делать, трудиться, это как придется.

31. Утро. После ранней обедни. Странное существо человек. Как будто ничего не бывало, ни малейшей тени нет, светло в душе, тепло сердцу, и на ум ничто не приходит или, что не приходит, все так уходит. А кажется все тоже, нового ничего.

Июнь

1. 2-й час. Современник. В созданиях искусства всего важнее правда. В правде сила таланта.

2. Не то, что недостаток времени, а так уж недостаток твердой решимости причиною того, что я доселе ничего не сделал, хотя начал думать давно, очень давно, пожалуй, что лет 15-ть. Впрочем не без пользы думал, размышлял, соображал.

Всего лучше, полезнее, назидательнее излагать догматы Веры нашей.

Нет, не писать – полагать надобно, а действовать – делать.

После вечерни. Чуть-чуть не разсердился. Надо быть мне, как можно осторожнее. Видно, люди не так добры, какими я желаю их предполагать. Нет я добрее, я доверчивее, я готов всякое делать снисхождение, я все готов простить, извинить – все неприятное мне. За то желаю, ожидаю, надеюсь, что и другие меня извинят. Но они не извиняют, не все извиняют меня, – и вот я и серчаю, досадую, негодую, разгорячаюсь. Но и это ненадолго. У меня все скоро проходит, потому что я вспыльчив, но не зол. Все скоро проходит – все худое, а доброе, остается надолго, навсегда, потому что оно мое, родное, мне по натуре, по сердцу.

Плевать на все злое.

3. Утро. День явления Югския Иконы Б. М.

Вперед утро похвалю, когда вечер уж наступит. По утру нередко бывал таким, а вечером оказывался – другим.

Утреннее время – время какое-то благодатное.

Никогда так небывают суждения здравы, как по утру.

Душа у нас безсмертна, не умрет, вечно будет жить.

Тело умрет наше, но и оно оживет, воскреснет – в день воскресения, как зерно согнившее, как все весною и летом оживает.

5. 2-й час. От искры легко может быть пожар. От малой неприятности недалеко до большой ссоры. Не давай ветру раздувать искры. Не давай повода и к малой неприятности.

Искру задувай поскорее – истребляй: неприятность забывай тотчас – бросай.

Перед всенощ. Для души размышление также нужно как для тела движение. Без движения тело дряхлеет, без размышления душа тупеет. А для сердца что нужно? – Спокойствие?

6. Утро – прекрасное, по всему. Провожать будем Икону Молог. Монастыря и встречать Югскую.

Чувствование есть отражение духа так или иначе настроенного. Высоки или низки бывают эти чувствования, смотря потому, высоко или низко настроен дух наш. Итак, в себеищи прежде причины на всякое чувствования – приятноеили неприятное. – Впрочем настроение духа может зависеть – зависит от внешних, посторонних причин. Есть предметы, вещи, которые тотчас могут разстроит и настроить дух твой. Дитя утихает при появлении матери. Желудок неисправен, – и все не так.

8 Утро. Вторник. Проповеди мои мне нравятся, мне по сердцу, потому что они мои, от моего сердца. А иногда и не нравятся оне; малейший недостаток в них, – и мне больно за них, неважное одно пятно пятнает как бы все в них, как будто в них нет ничего. Тогда как в другое время самый недостаток вовсе незаметен, как он не был заметен, когда я писал, переписывал, думал, соображал. От чего такая разность? – От непостоянства характера? – Нет, а от состояния духа. Когда покоен духом, тогда все хорошее – хорошее по твоему понятию и сердцу – нравится, тогда на недостатки свои ты и внимания не обращаешь, как будто их и нет вовсе. Когда же дух непокоен, тогда и хорошее не нравится, тогда смотришь на одни недостатки, как будто хорошего нет ничего. Прекрасная ли погода непрекрасна? Но и она непрекрасна, когда человек чем нибудь недоволен, т. е. непокоен.

Куплено у кр. А. Сыром, ржаной муки 5 кул. по 13 р. асс. за куль и деньги отданы.

Ничем занимаюсь, мечтаю, делать не хочется, потому что устал, или лень на меня напала, не знаю.

Ныне и именно сейчас пришла мне фантазия отмечать дни знаками церковных знаков.

9. Я видел воплощенную бедность. Крестьянин везет какой-то лесишко в город продать. Лошадь – одни кости и кожа, сбруя – чистые лохмотья. Крестьянин весь истомленный, мрачный, бьет свою лошадь непрестанно, а та после двух шагов останавливается; он спешит продать (за три руб. асс. и даже меньше), потому что есть нечего, а та выбилась из сил... Когда я взглянул на него, и сказал, то увидел в его взгляде на меня такое уныние, боящееся надеяться, но и утешающееся надеждою несбыточного, что я готов все для него сделать.

Дано крестьянину.

10. Утро. Готовлюсь идти на кладбище – служить обедню.

Царствие небесное внутрь вас, сказал Спаситель, Господь наш И. Христос.

Царствие небесное, т. е. спокойствие, радость, веселие духа.

От чего бывает это Царствие? – Или от чего оно не бывает? – Причина в нас.

Вечер. Каж., тепло, очень тепло. О, как хорошо, так!

Сейчас получено известие, что Владыка ныне приедет в Ярославль. След и мне придется скоро быть там.

Можем ли мы сами сохранить себя и друг друга от несчастья, которым Господь, положил наказать нас?

Не можем. Никакая сила человеческая не поможет нам.

Что же в таком случае делать, когда думается, что наказание от Бога положено – и потому неизбежно?

Беспокоиться? – Нет, а молиться, просить Бога, чтобы Он не наказывал. Беспокоиться бесполезно, а просить Бога полезно, потому что Он отложить положенное наказание. Да Бог отложит наказывать нас, если мы только попросим Его, ибо предельно милосерд.

А если Бог так положил наказать, что отложить наказание не захочет никак, ни за какие молитвы?

Все же лучше просить, молиться, чем беспокоиться, тревожиться, думать – мучиться, как бы избавиться от неизбежного несчастья. Беспокойством своим ни себя, ни других не избавить от несчастья, а молитвою своею успокоишь себя и других.

Встретить наказание Божие лучше с молитвою, чем с беспокойством ни для кого неполезным. Впрочем, мы должны употреблять для избавления себя от несчастья хотя и знаем, что Бог положил нас наказать за наши грехи, всеми силами стараться сохранять себя от Божия наказания, но с молитвою, а не с беспокойством.

12. Утро. Прекрасная погода, не жарко, и не холодно, тепло.

Нет, нельзя никак. –

После вечерни. Можно, теперь можно.

Известие о приезде Владыки оказалось ложным.

13. После обедни 2-й. По утру, в 9-м часу, помер после продолжительной болезни, городничий, здешний, Василий Васил. Ридигер, мною исповеданный. Добрый для меня он был человек. Да воздаст Господь ему за его доброту Своею милостию. Добродушный, не хитрый, не лукавый был он человек.

14. Утро. Я отдыхаю. Получено известие о Владыке, что он завтра приедет.

16. Утро. До утрени. Во рту скверно: думаю, от того что вечером закусил селедки.

После утрени. Во рту стало лучше, как искупался в ванне. Точно из бани я вышел: и тепло мне, и легко.

А погода странная; небо покрылось облаками точно осенью, а дождя нет, и не тепло. А утро было хорошее. С 1-го часу дул сильный ветер, порывистый, часу до 12-го шел небольшой дождь, и после сделалось то, что теперь, теперь 9-й час.

Я, впрочем, не в погоду, скучненько, но я покоен, и ……

По-моему, нет и не будет.

– Теперь идет маленький.

17. Погода ясная, но холодновато. Катерина Ив. Сыромятникова скончалась. Да упокоит ее Господь!

Час 3-й. От чего человек иногда делает то, от чего он чувствует вред? – сам понимает, сознает, другие говорят, уверяют, и не смотря на то что, все он делает?

Это такой вопрос, который потребует ответа. Да, безответно виновен тот, кто против сознания делает.

19. После вечерни. Погода весь день непостоянна, холодновата. Morbusmordet, nullustamennuncmortuusest. – Исповедывал и причащал одного больного, Капит. Лейтенанта Феодора – фамилии не знаю.

Готовить к завтрашнему дню, проповедь или нет?

После всенощной. 10-й час. Погода изменилась, стала гораздо лучше, теплее, основательнее, ровнее. Думается, и завтра будет такая же хорошая.

20. По утру напутствовал одного больного, на судне, холернаго повидимому, но неопасно больного, вечером сейчас – 9-й час – больную, но вовсе не холерную, и не совершенно, по-моему, безопасную.

Действительно погода хорошая, особенно к вечеру. В погоду и я.

NS. У кого пульс незаметен и глаза плохи, те опасны – больны к смерти.

22. Утро прекрасное.

В минуту пиитического вдохновения Пиндар заиграл на арфе, и в пламенном гимне молил богов о ниспослании ему такого дара, который для смертных утешительнее всего прочаго: вдруг глаза его затмелись, и он умер.

Верить можно этому сказанию.

Перед всенощ. Ivatussum…

Погода стала настоящая, почти жарко. Что вечер скажет, а весь день не было ничего ни у кого.

Чрезмерное снисхождение не хорошо. Не буди вельми правдив. Не будь излишне снисходителен.

23. Утро. Встал в половине 8 часа.

2 час. Доселе нечего. Ни вечером, ни ночью ничего.

Semet ipsum non tam bene. Пр.26.

Перед вечернею. Надо справиться, кому проповедь на 25.

25. Утро. Дождь маленький. Вчера весь день сильно пекло.

Купил Катихиз. Поучения, которых так хотелось иметь.

Что сказать о них? – Не то, далеко не то нашел в них, чего хотелось. Простой народ едва ли станет их читать. – Впрочем надобно прочесть их повнимательнее. – Ведь и это уже не совсем хорошо, что они требуют внимания больного.

26. Утро. Сумрачно, но тепло. А все есть, хотя и очень немного.

После вечерни. Едва ли не один во весь день.

27. Вечер 9-й час. Выпил чаю чашек семь.

О храме Бож.

12 час. Не спится. Но я совершенно здоров. Не спится должно быть от того, что чайку покушал – см. выше. Половина четвертаго. И все таки не уснул, а слабости не чувствую.

28. 2-час.

29. С 23 погода доселе непостоянна.

4 час. Сильный шел дождь. Воздух освежился. Да погода. Сей час опять пошел дождь.

30. Утро. Нет, ничем не надо обмываться. Ванна – другое дело. И после ванны нужно движение на вольном воздухе.

Fere oger sum.

Умеренное употребление пищи и пития, или лучше малое, чем излишнее, – движение, хождение на вольном воздухе всякой день, особенно по утрам, умственное занятие – умеренное, лучше малое, чем излишнее, умеренное.

Все недуги, по крайней мере у меня, от желудка, от пищи и пития.

Мясная пища на ночь особенно мне вредна. – Вина и лекарств берегись аки яду.

30. После обедни. По утру чувствовать себя не совсем хорошо. Теперь – хорошо.

3 час. Встал я ныне в 4 часу. Я ….

Июль

8 час. Есть случая два или три. Между прочим, и А.П. Крестовозова больна, и говорят, очень опасна, безнадежна. Возстави ее, Господи, от одра болезненного здраву.

3. Утро. Хорошее, лучше вчерашнего.

4. Вчера продано здешнему книгопродавцу 16 поучений 162 экземпляра, деньги не получены; да за 10-ть прежних тоже деньги не получены. Получено 25 р. Сер. Ав.30.

10. Часть 4. Сила воли что такое? – Делать неопустительно то, что хорошего предположил, хотя бы это стоило больших трудов. Это, впрочем, усилие не изнуряет сил, потому что хорошее, полезно. Это усилие не только не изнурительно, но напротив целительно, оживляет, подкрепляет силы.

Когда мы говорим, что имя такого человека в таком-то месте прославляется, то что этим выражаем? – Значит, знают его, говорят об нем, в честь его делают что-нибудь…

11. Часть 2-й. Диета – вот мое здоровье. Та пища, к которой привык, которая нравится – по вкусу, самая полезная для меня. Все хорошо у меня обстоит, когда я на диете стою.

12. Утро. В 5 часу начался туман и доселе продолжается. Воздух самый легкий. Туман не по земле расстилается, а вверху висит, точно облако. Я чувствую себя хорошо, даже очень хорошо.

Теперь половина 7 часа.

Главная причина болезни – неосторожность, именно: если кто при расстроенном пищею желудке, истомленном, изнуренном, напьется, после разгорячения, холодного чего-нибудь – квасу, воды, пива, или наестся досыта, до отвала, то неудивительно тот заболеет.

А страх? – Безстрашные всех больше подвергаются. Страх спасителен, учит осторожности, а бережного и Бог бережет.

Берегущиеся – страшащиеся от того, большею частию, подвергаются болезни, что вдруг – после страхов – делают какую – нибудь неосторожность, бросаются сами, как овцы, в болезнь. – Эта болезнь предваряет по крайней мере за неделю или более непременно болезнями желудочными.

Вдруг, вдруг, говорят. Нет ничего не бывает вдруг, а все постепенно. И удар постигает после заметных, предварительных припадков, которых поражаемые замечать не хотят, потому что эти люди всегда бывают беспечны, невнимательны.

Что ни говори, а внимание к себе всегда предохранить человека от болезней, и страх есть инстинкт натуры, внимание возбуждающий, быть осторожным учащий.

13. Утро. Сумрачно, но тумана нет. Близко к дождю.

Ныне в 5 часов утра родился месяц, теперь 7-й час, и – обмывается, дождь идет. Воздух самый благорастворенный.

Час 12. Славный дождь, и гром был.

4-й час. Хотите жить покойно, вкушать удовольствия, наслаждаться веселием? Хотите радоваться всегда, блаженствовать.

15. После вечерни. Отправлено в село Иваново св. Капитону Розанову 14 эк., в Перемышль собор. Прот. Сергию Всесвятскому 6 экзем. и 1 эк. Прежних поучений – в первой посылке весу 7 фун., во 2-й 4 фун. Заплачено 1 р. 18 коп. сер.

17. Утро. Вчера в 5 часу встретили икону Казан. Б.М. После обедни – А как хорошо, как полезно, как нужно заняться тем, что непрестанно видим, слышим, делаем, но не совсем понимаем, сознаем.

Час 3-й. Вино налито на крас. самородину.

18. Утро. Воскресенье ныне. Буду у Казанской, по случаю погребения Владимира Л. Дебольского, служить.

Читаются ли поучения и Жития Святых на литургиях или всенощных? – Вопрос из Благочиннических сведений. Пишем: читаются. А в самом же деле редко где читаются. От чего? – От безпечности? – Частию, но главное от того, … не скажу от чего.

19.Вчера получены здесь известие, что владыка Нил приедет в Ярославль ныне поутру(или вчера вечером).

21. Утро. Теперь я бы занимался тем, что ни вздумаю. Это я написал потому, что нечего написать; ничто меня особенно не занимает. Да притом сейчас ударять к утрени.

А Владыко все таки еще не приехал. Медленно же он едет, не торопится. бдет, видно, с чувством, с толком, с разстановкою. Что убо будет Владыко сей?

Приехал 24 числа.

27. Вечер. Был ныне дождь, которого давно не было. Пав. Петрович Фивейский поехал в Ярославль подавать прошение во свящ. к нам в собор. Да благопоспешит им Господь.

Август

1. Утро. Воскресенье. Вчера я услышал, что на место о. Павла к нам в собор определён Павел Петр. Фивейский, Моск. Ак. воспитанник.

3. 12-й час. Вчера послано прошение к Владыке с I эк. Поучений, письмо к Ст. Владыке с 5 экз.

4-й час. Вчера купил много покупок.

7. Утро. Хорошо. Утро туманное, свежее. Консистория, приметно, не будет довольна новым Владыкою. За то, за то Епархия будет довольна.

1858. Гадание моё не сбывается.

8. Утро. 7-й час. Прошлый год в это время, в этом часу я был болен, едва- едва мог написать, что я болен. Ныне, благодарение Господу Богу, здоров, покоен, благословляю Господа, благодеющаго мне. – Сейчас гулял. Хорошо гулять по утру. Как из ванны иногда не хочется выходить, так бы всё и купался. Так мне не хотелось оставлять гулянья на воздухе, так всё и гулял бы. Но – до излишества, до утомления все вредно – и гулянье, и купанье, и ястие, и питие, и всё.

Давно уж я ничего не писал, даже и думал редко, мало. Что-то не думалось, не писалось. Все что-то не здоровилось, или лучше сказать, всё боялся, чтобы не сделаться больным. Нет, пора приниматься писать.

13. Утро. Хорошо. Слух есть, будто Владыка на юг поедет и следовательно к нам заедет. Десять дней, как послано ко Владыке.

4-й. Сильный дует ветер – с востока. Что надует?

14. Из москвитянина. Надо воды начинать с самых малых приёмов и тщательно наблюдать их действие на желудок; выжидать их действия, а не усиливать приёмы, ибо воды, как и всякое другое лекарство, если производят неприятное ощущение, обнаруживающееся тяжестию в желудке, потерю аппетита, сна и т.п., наверное усилят только болезнь, а не излечат её: всякое целебное действие, какого бы тони было врачебного вещества, в самой тяжкой болезни, познаётся из возбуждения им существенных функций жизни – аппетита и сна. Если больной стал спать и просить есть, то верно выздоровел.

15. Утро. Перед обедней. Проповедь чередная очень хороша. Таких мало. Она свящ. Ветринского в духе его проповедей.

Кочанная капуста полезна, но мне думается не натощак, а на ночь.

4 й час. Сейчас поедем в Ярославль. Благопоспеши нам, Господи!

25. Перед вечернею. Ныне в 3 часу или около этого приехал я из Ярославля. Дорогами причиною или погода не хорошая, или то и другое, я чувствую себя не совсем хорошо. Какая-то тяжесть в голове, хотя боли никакой нет. Думаю, дурная погода главным образом тяготит.

26. Утро. 4-й час. Чувствую себя лучше, хотя спал не совсем хорошо, и с вечеру долго не засыпалось

12-час. Д. Хорошо. Я совершенно был бы здоров, если бы голова не была занята заботою.

После всенощной, которую совершал в Крестовоз. Церкви. Сначала чувствовал затруднение, потом хорошо и теперь хорошо. Впрочем проповеди приготовлять не решаюсь; боюсь утомления, да и матери нет в голове.

29. Утро. 6-й час. Надобно поскорее исполнить предписанное Владыкою.

Вечер.6-й час. Дождливо, и не тепло. Сколько я запомнить могу, в этот день всякий год бывает дождь.

Взято у Ельтсковых заимообратно 50 руб. сер., отданы вскоре, и посланы в Переславль-Залесский того же числа.

31. Утро. Утро прекрасное, давно такого утра не было – только холодно.

Вчера совершал я брак Павла П. Фивейского.

Во сне слышал я пение духовное Духовных.

12-й час. Всё ещё не совсем легко в голове.

Сентябрь

Утро. Перед обеднею. Из за какой ничтожной причины я безпокоился дня три. Сапоги сыры были. От их сырости тяжела была голова. А я не знал, что и подумать.

Перед вечернею. И гораздо лучше. Дать знать полиции о молебствии.

6. Утро. 7-й час. Вчера вечером, часу в осьмом приставляли пьявок мне – первый раз в моей жизни.

7. 4-й час. Вот явление. Сейчас ударил гром и довольно сильный. Туча с северо-западу. Не дождь, а град идёт.

8. Утро. Девять лет, как я в этот день произведён в Протоиерея сюда. Погода тогда была ясная, тёплая. А ныне сумрачно. Здоровье моё всё ещё не настоящее. Вчера по утру было лучше. Но в сравнении с прежним здоровьем теперь несравненно лучше.

12. После обедни . Третий день ныне, как я стал принимать семена белой горчицы.

19. Утро. О П. Петр. Ни слуху, ни духу, что он посвящен Странно. Давно я ничего не писал. Пора приниматься.

21. Вера, уверенность в том, что действительно есть как что, в самом деле таково. Женщина больная думает, уверена, что если она коснётся только края одежды Иисуса Христа, то исцелится. Врач душ и телес. Суеверие – уверенность в том, чего нет или не такое в самом деле. I. X. слепорождённому велел сходить умыться в купели. Слепой пошел, умылся и – прозрел – От чего? Не от воды, а от веры в И. Христа. – Тебя грехи тяготят? – Поди, сходи исповедаться пред Духовником в грехах своих, и не будут они тяготить тебя.

Вечер. 10-й час. Из Современника. Чем меньше красавица будет заботиться о том, чтобы очаровывать и блестеть, тем очаровательнее она будет. И чем меньше талантливый писатель будет заботиться о красотах своего слога, тем больше выиграет его слог. Забота о слоге вредит слогу. Гёте говорил: Всякая хорошая мысль выскажется хорошо; думайте о том, что сказать, а не о том как сказать.

22. Утро. Читал я сейчас поучение свое, при руководстве Филаретова Катих, написанное, и готов продолжать таким образом исполнять обещанное.

Он просто записывал свои воспоминания безхитростно, без всяких литературных избитых манер, говорит о предметах, близких его сердцу, о предметах его интересующих. Оттого столько истины, свежести, теплоты и привлекательности в его разсказах. Разумеется, автору нелегко было достигнуть той простоты, которая дается только немногим, приобресть тот литературный такт и чувство меры, которые достигаются при равном усилии еще не всеми в одинаковой мере. Из Совр.

Вечер. По моим часам 9-го десять. Я хочу лечь спать. Попробую уснуть. Спать будто хочется, кажется могу уснуть. Я покушал любимой рыбы моей. Лучше бы не кушать.

23. Утро. 7-й час. Уснул вчера, только рано проснулся – часа в два.

Вчера за вечернею пришло что: нет у нас книги, в которой бы все учение наше христианское было изложено, хоть – кратко, да все бы, и истина веры, и правила веры, и история веры. Впрочем я не в первый раз это записываю.

2-й час. Надобно попросить Преосвященных по больше.

25. Левая ладонь сильно чешется. Получу завтра, должно быть, много.

26. После обедни. Действительно, получил и очень много.

Ныне получил я за дом от Алексея Лавр. Мухина три тысячи триста руб.сер (3300 р.) из которых ныне же пятьсот сер. отдал долгу, триста сер. тоже, а остальные две тысячи пятьсот руб. сер. Отошлются в С.-Петербургский Коммерческий Банк на имя мое чрез Николая Мих. Журавлева, который от меня их уже получил. Благодарение Господу Богу!

29. Беседы Пресвитера с детьми прихожан. Из Свящ. В. Завета с извлечением уроков веры и правил жизни из каждого исторического события. Составлены свящ. Муратовым. Третье исправленное издание. С.-П.-Бург.1854 г. в8 д. л. Стр.329. Ничего нет в этой книге, то есть особенного, интересного.

Октябрь

3. Нет, не рука Макару нашему, т.е. известн. Митропол. Моск.

4. Да славится имя твое – да будет известно Имя Твое, да знают Тебя, да знают, что Ты творец, вседержитель, что всемогущ и проч.

Да будет воля Твоя – да будет воля Твоя признаваема – да знают, что все бывает по воле Твоей, без воли Твоей и влас главы не погибает.

9. Вечер. Не готовлюсь служить завтра, а кажется мог-бы. Впрочем нельзя – от лекарств.

10. Спал часов девять. Зато и во сне много видел, видел Владыку Нила, который очень ласково разговаривал со мною о методе писания проповедей, и потом дал ласково мне руку, кажется, так – без благословения. Архиерейския во сне не сладко отзываются мне на яву.

Степан Ив. Зефиров говорил, что у нас бывает ложный аппетит. Да, бывает. Как его узнать? Займись чем нибудь, не думай, – и перестанешь хотеть. Вчера вечером очень хотелось есть, я поел немного, вовсе не досыта, с тем и уснул. И теперь по утру, 9 час, у меня аппетиту нет.

Впрочем, и настоящий аппетит надувать можно.

Вечер. 9-й час. Многие даже гениальные сочинители скрывали от других то, что сочиняли, что писали. – Хорошо ли это? – Это зависть от того, с каким намерением они скрывали. Цена дела зависит от намерения. Кроме того, надобно благоразумно скрывать с большою осторожностию. Есть скрытность очень полезная для скрывающих. – Цветок неприметно как ростет, но благоухание от него слышно – для имеющих обоняние. – Есть скрытность подражательная, намеренная, хитрая. И дописать было некогда.

12. Утро. Видел сон. – Все будто мы ехали, и остановились на минуту где-то; потом должны были идти, и вот идем – перед нами дорога ровная, большая, камнем выстланная, местами грязная, но – мы, я думаю, пойдем серединою, и будет хорошо идти, и такая дорога будет нам – широкая, большая, до самого того места, куда мы идем. Представляя себе, что нам долго – далеко еще придется идти, и видя перед собою эту дорогу, я думал про себя: ничего, хорошо пройдет, потому что дорога все большая. Идущие со мною все были покойны, смеялись, шутили, бегали, резвились, – и сам я был покоен.

14.Послано по книжке при письмах Преосвященным: Пермскому, Нижегородскому, Тамбовскому и Саратовскому, за пер. 1 р.40 к. сер.

16.Книг было у меня 2485, из них осталось примерно 1750. Послано письмо к книгопрод. Салаеву.

17. После ранней обедни. Опять ничего. Поленился. Теперь не в духе. Недоволен, несыт.

18. Утро. Глупость порядочную я вчера сделал – ужинал до сыта. И от того спал не хорошо, как больной. – Ныне я сыт. Доволен, хотя то же и ныне, что было вчера.

Не хорошо до-пьяна напиваться, да не лучше и до сыта наедаться.

19. утро. 5-й час. Собираюсь к утрени. Чуть ли не с 8-го часа лег спать, и спал до 4-го часа. Порядочный храпок. Зато и чувствую себя хорошо. Сыт, доволен.

Я теперь в таком состоянии, что мог бы легко писать много. Есть охота, рвение.

20. Утро. Цицерон извинялся, что пишет длинное письмо за неимением времени писать короче.

1-й час. Во что бы то ни стало, надо продолжать начатое. Важно начало. Главное – надобно, как можно, короче. – В ином случае надо сокращать, офускать Филар., а вином распространять.

Главнейшее в том, чтобы петь, хотя петь и не соловьем.

22. Утро. Проповедь будет говорить чередной, а я не приготовил, хотя думал, желал приготовить.

Упаси нас Бог посвящать себя большему творению.

Будьте верны настоящей минуте – маленькому; но пусть только это маленькое будет свежо и истинно, и вы на каждый день жизни прольете бальзам поэтического наслаждения.

Поэты должны быть в точном смысл, – стихотворения на известный случай. Они должны рождаться из обстоятельств действительной жизни и иметь их в предмете и пр. Все это из Гете было записано мною в 1837 году Марта 23 дня

22. Вечер. 9-й час. A завтра видно придется мне получать много денег, потому что ладонь левая свербит.

Получены, впрочем не ныне, а дня три назад тому, три билета Государ. Коммерческого Банка

1. На1000 р. с. 1854. Окт. 12 дня № 14482

2. На 1000 р. с.1854. Окт. 12 дня № 14481            книга 9. лист 134.

3. На 500 р. с. 1854. Окт. 12 дня № 14483

24. Утро. Рано встал, а немного напрял, т. е. ничего. – Что прикажете делать? – Не делается, не пишется. Даже и старого сказать не хочется, потому что не нравится, не по нутру. Душа ли не так настроена, не так настраивалась с вечера, или в самом деле так есть, как кажется. К тому же, т. е. к большей досаде и голова несвежа. Большое спасибо сказал бы тому, кто бы мне помог. Я теперь подобен тому человеку, которому деньги очень нужны, а их нет и занять не y кого. – Дай поищу. Авось не найду ли чего.

Спустя полчаса. Нет, ничего не нашел. Так все пусто, ничтожно представляется, так мелко, поверхностно кажется, что чуть я... Мне больно, больно за все. Не знаю, что подумать. Именно так должно быть. Как? – Слово должно быть словом седмикратно очищенным... Не семь раз, а семьдесят семь. И потому то браться надобно за самое легкое и малое. Быть верным и в малом значить много.

Теперь и наг, и беден. Сильно болит голова.

24. После обедни. Теперь дело другое. Теперь богат я стал надеждою.

25. Вечер. Как ни было тебе весело, не слишком веселись, и как бы ни было печально – скучно, не печалься слишком. Все проходит. Только одно y меня не проходит, и никогда не пройдет.

26. Утро. В этом сочинении видна душа сочинителя. виден ум, видно чувство. Иначе сказать: видно, что сочинитель думал, чувствовал, – сам думал, сам чувствовал. Иногда сочинители пишут другими придуманное, прочувствованное. Не хорошо одеваться в платье не на тебя сшитое. Нескладно сочинение, в котором не свое излагается.

Но есть мысли общия, истины всем известныя. Как же сделать, чтобы в изложении их видна была душа излагающего? – Надо согреть эти мысли – истины своею душею, размышлением, и тогда отпечатлеется на них твоя душа.

Таким образом размышление, углубление, устремление на предмет всего важнее и нужнее при сочинении. Усвой истину посредством размышления, и – она будет твоя. Углубление в предмет важнее ума. 29. Вечер. Сильно болела голова. Теперь боль прошла почти. От чего? – От рюмки прованского масла. – Мне бы не надобно было обдать: тогда бы скорее прошло, особенно при масле.

Ноябрь

Вечер. Приступ должен заключать в себе мысли такия, которыя не только возбуждали бы внимание, любопытство, желание узнать, услышать, но так заинтересовывали бы, чтобы... не знаю чтобы, а что-то остается сказать; есть что-то больше внимания, любопытства.

6. Вечер. 10 Часов. Проповеди не готовлю. И дождь и снег – попеременно. Думается, погода будет, лучше завтра.

Все люди, все человеки.

7. Утро. Всю ночь уснуть не мог; перед утреннею часа на полтора заснул кое-как. Однако, странно, чувствую себя легко, и в церкви стоял без утомления. Не вредно ли, не хуже ли спать до сыта? – Я так себя теперь чувствую, что готов писать проповеди; впрочем писать не стану, потому что времени остается мало.

Со вчерашнего вечера пошел снег, который ныне усилился, идет мокрый и на мокрую землю.

После обедни. A на деле вышло не так хорошо, чувствовал теперь еще чувствую то, чего давно не чувствовал.

9. Вторник. Завтра день моего Ангела. – Что же такое день моего Ангела? – День такой, в который по преимуществу ждется радостное; как будто особенное какое то· право имеешь в этот день радоваться.

Вечер. 6 час. Продолжаю думать.

Чрез час все написанное замарал, уничтожил.

10 час. Вот 47 лет как не было.

День был пасмурный, вечер тоже. Завтра вероятно будет легкий день. До крайней мере – кончаю весело и покойно.

Чего мне хочется в будущем году? –

Ничего, решительно ничего. Все бы шло по старому – вот чего я желаю.

Впрочем желаю, чтобы я был здоров и...

10 ноября 1854

Перед утреннею. 5-й час. Сейчас ударять. Благослови, Господи! Заступи спаси, помилуй и сохрани нас Твоею благодатию.

14. Утро. Перед обеднею. Теперь я покоен. Как бы мне довести себя до того, чтобы ничем не оскорбляться? – Думаю, это сделать можно. По крайней мере постараюсь. Как хорошо быть покойным! – Тут все радует, все занимает. Сладок тогда и кусок черного хлеба. Тепло и в холодной хате. Весело и в худом рубище. Чего же люди ищут, когда счастие так легко приобрести, потому что оно внутрь нас, в спокойствии духа! – И Спаситель, Творец человека, сказал: царствие Божие внутрь вас есть. – В себе ищите счастия: оно в вас. Се что добро и красно, еже жити братии вкупе.

Доселе Бог давал мне и средства и усердие успокаивать других. Буду продолжать делать свое дело. Хорошо вкушать спокойствие, – но только тогда, когда другие покойны. Я не люблю спокойствия, которого нельзя уделять другому. Беспокойство других мучит меня. Я и после самого сытного обеда не сыт, когда другие голодны. – Мое довольство в том, чтобы все были довольны.

О дай мне, Господи, тот хлеб, которым бы я всех мог кормить. Источи из меня источник такой воды, которою я мог бы поить всех в сладость.

18. Утро. Несмотря на худую ветреную погоду, я хорош, и все в хорошем виде представляется.

A вчера, начиная с вечерни без всякой причины, без всякого представления, anima inea maximum... donec. Это продолжалось час – небольше.

Перед вечернею. Никогда такия мрачныя мысли не приходят к нам, как в мрачную погоду, особенно ночью до окончания полночи. Если у тебя нет причин беспокоиться, так думаешь, беспокоишься так, без всякой причины, точно предчувствуешь что-то нехорошее. – A это очень просто объясняется – мраком ночи или мрачною погодою. В хорошую погоду все хорошо. С рассветом дня все мрачное проходит, и дивишься после, как такой вздор тебя беспокоил. – Замечательно, люди поутру редко скучают.

Итак, чем со скорбию доискиваться, от чего то ил» другое скорбное чувство тревожит, не ждет ли меня горе, – лучше посмотри, какова погода, какое время, не ночь ли, не вечер ли, или каково на желудке; скорбь нередко томит, пустота жизни надоедает очень нередко от тощего желудка или оттого, что не поел, или желудок не переварил съеденного.

Надобно поскорее заняться благочиннич. делами.

Попросить Благоч. Миролюбова, чтобы он пред отправлением в Мологу зашел ко мне.

Как бы узнать, сколько y нас церквей с Соборами и монастырями.

19. После обедни. Ноги надо мне беречь, яко зеницу ока. От простуды ног и глаза слабеют.

20. 3-й час. Не знаю, что написать в нынешний день.

21. Ныне мы окрестили еврея, нарекли Михаилом.

Вечер. 9 час. Писать ли мне то, что хочется написать? – Нет, не стану. Записывание для памяти, говорят, будто ослабляет память. – Балует память.

22. Понедельник. Вечер. 9 час. Сутки прошли – только.

24. Среда. Утро. Завтра репор. о крещении еврея, да кстати и те два послать.

26. Утро. Силою воли поднимался на высоту, кажется, в церкви, не надолго. И так хорошо, приятно было! Потом проснулся.

28. Утро. 4 час. Носится слух, что Владыка к нам будет.

Человека мудрено узнать. – Самому-то себя узнать не легко. – Сам-то к себе примениться человек не может. Иногда ни чем себе не угодишь. И то не так, и это не годится; и это никуда не годится, и то вовсе не нравится.

Что же делать? – Делай, что должно делать. Из хорошего только выходит хорошее. Что делать? – Скучно? – Ну, поскучай немного, да и брось скуку и принимайся за дело. Весело? Ну, повеселись; да смотри, знай меру.

29. Понедельник. Утро. Владыки нет. Погода мрачная, сырая, скверная. Я не в погоду. Помешал нам Владыка ехать в Ярославль.

Не могу объяснить, сказать, что я чувствую другой день, а что то особенное чувствую, или сказать, обоняю будто. Нет ли чего особенного в воздухе?

Видел я сон, по которому судя В-ка не приедет к нам.

Чего желаю? – Чтобы всех занимало, чтобы всякому интересно было, чтобы поучало, успокаивало, утешало, вразумляло.

Как же это сделать? – Когда оканчивал курс учения Академического, то думал и делал приготовления к тому, о чем теперь думаю. Люди все, во всех возрастах походят на детей, любят рассказы, анекдоты, приключения.

Меня на время удержало от давно задуманного намерения то, что эти рассказы не всегда верны, а только достоверны.

Ну, так этому горю можно помочь тем, чтобы брать верное, несомненное, а вероятное брать с оговоркою.

Почему не начать с событий библейских?

Вечер. 11 час. Не спится мне. Видно от того, что днем спал. Впрочем, я не беспокоюсь. Успею выспаться. Завтра я не служу.

30. Утро похоже на вечер.

Декабрь

1. Утро. Все прошло.

2. Четверток. Спал хорошо, и во сне ничего не видел. Впрочем, сонные видения не бесполезны. Они иногда хорошему учат, предостерегаю.

Вечер 9 час. Причин на все ищи в себе. Не в первый раз я это записываю.

Давеча я встретил старушку, лет 70. Куда ты? спросил я. – Да так вышла, пройтись. Скука такая напала, что мочи нет терпеть.

3. Утро. 5 час. Погода одинаковая, т. е. сумрачная. Я не в погоду.

И прошлый год в это время погода была почти такая же.

16 поучений идут не торопясь, уж и очень не торопясь. От чего? Говорят – по крайней мере двое говорили – от того, что выставлены при проповедях имена тех, при погребении которых говорил. Пустая причина. А вот о чего: от того, что очень мало их, – от того, что на частные случаи большею частью говорены, от того еще, что мало забочусь о продаже их. Больше же не знаю, от чего. Они не хуже прежних, напротив, лучше. Так я думаю.

Оставлю же все планы. Буду говорить что-нибудь, кое-что. – Я не призван учить, а поучать. Люди ныне знают, все знают, что нужно для спасения, – но забывают, забываются; и потому поучить их надобно. Не то, что побранить, показать, а напомнить, сказать: во ведь как надобно делать или веровать; что же вы не делаете так, что же вы не по вере чувствуете, мыслите. И потому-то поучения ныне должны быть самые краткие. Не говорю короткие, а краткие, кратко измеренные. При напоминании ненужно входить во все подробности. Ясность, краткость.

4. Утро. После ранней обедни. Служил я. Погода хуже вчерашней, еще сумрачнee. Небо покрыто точно снегом, как земля, только немного потемнee. Я не в погоду. Мечтаю, а не хандрю.

Завтра воскресенье. Будет погребение – двух, одного старика, другого чахоточного. Вот доказательство тяжелой погоды – умершие. Тяжела погода здесь, тяжело жить здесь, не по силам, а потому и отправляются на тот свет, где гораздо полегче здешнего.

Думается, не скоро будет хорошая погода. Разве рождения месяца не переменится ли? 7 числа или 8 рождение.

Вчера я был у Сыромятниковых ненадолго. Отдал им поучение, которое говорил при их браковенчании. Поучение очень простенькое. Впрочем, есть мысли две живые. Именно. Любовь – чувство святое – совершенная любовь, полная, разумеется. Еще. Не требуйте друг у друга любви, как дани законной, а ожидайте, как награды вожделенной. Тоесть: не думай и не говори, что ты должна меня любить, я стою твоей любви; а старайся так себя вести, так поступать, чтобы чрез-то заслужить любовь, чтобы она видела, сознавала, что тебя нельзя не любить, ты стоишь любви.

В самом деле, от чего так редка любовь между супругами? Думаю, о неисполнения, о чем я говорил. – Любви требовать нельзя, потому что любовь чувство, расположение сердца. А сердцу повелевать нельзя. Впрочем, я устал. Довольно. Сердце невольно любит, т. е. не может удержать своего расположения. Но за то и не приневолишь сердца любить, насильно не заставишь. Итак, справедливо. Не требуй, а заслуживай любви.

12-й час. – Во вторник поедем в Ярославль, если не будет особенных каких препятствий. Это я написал потому, что нечего больше писать. А написать что-нибудь надо.

Вечер. 5 час. Утро не всегда походит на вечер. – Впрочем, у меня походит, т. е. проходит.

Утро. 7-й час. После покойного о. протоирея Матфея книга поступила в собор рукописная: диалогом духовный. В ней вот что прочел ныне: Доброе се приготовление (ко св. причастию): аще кто постится днем прежде причастие ни ядуще, ни пиюще, и весьма тщится не точию ни единого сотворити греха, но ниже помыслите о сем...

Аще кто сице не может творит, поне некую да подаст убогим милостыню, или иное кое благоговейное да сотворит дело христианское.

15. Утро. Вчера приехали из Ярославля, и я весь день был болен. Болезнь теперь прошла. Чувствую, впрочем, маленькую слабость.

8-й час. Не знаю, буду ли я служить обедню завтра, а отслужить хочется. Служба меня всегда поправляет и нравственно и физически.

16. Утро. Хорошо. Приготовился служить.

Одно у меня опасение – за службою. Да, робость. Впрочем, это не новость. В первые годы священства моего я гораздо больше смущался при священнодействии. Это у нас родовое. Покойный батюшка подвержен был слабости. Да, эта робость – слабость. – Сила воли все побеждаешь.

А ведь смущение едва-ли не признак самолюбия, – опасение, чтобы не показаться худым, не в приличном виде. Впрочем, это не худое самолюбие. – Стыдливость во всех людях признак хороший.

11-й час. Сейчас из церкви. Служил хорошо, только под конец опасение мое оправдалось частью, немного. Ужели и после?

17. Утро. Все зависит от желудка. В нем хорошо дела идут: человек здоров. Он неисправно отправляет свою должность, болен человек тогда. Ведь и врачи во всех почти болезнях в желудок посылают свои врачества, даже и во внешних болезнях на него действуют. И потому 1) как можно меньше надобно есть, а пить для утоления только жажды, чтобы желудок легко мог переварить вметаемое в него. 2) Ужинать не надобно вовсе – мне. Всегда свежее, здоровее я встаю, когда не поужинаю; даже закусывать не надобно, разве кусок небольшой хлеба с водою. А выпивать? После большого утомления, изнурения от трудов умственных или физических – рюмку можно, и только рюмку, и то с благоразумием, т. е. дать ей в желудке воздействовать, и потому не заниматься ничем по принятию, особенно умственным.

Вообще, когда желудок должен работою своею заниматься, т. е. после принятия пищи и питья, мы должны бросать все дела трудные, особенно умственные. В какой раз я напоминаю себе эти диетические предосторожности! И странно, всегда поутру я пишу подобные вещи; вечером же большею частью забываю их. От чего? От того, что всего больше сознаю вред от пищи или питья поутру. Впрочем, вредно для здоровья много записать о нужном для здоровья. И потому довольно на сие утро.

Репорт в K-pию о поселян. детях – послан 16-го сего месяца.

Получена секретная бумага от Владыки.

12 час. А все нескладен я, хотя есть полная надежда на скорый склад.

20. Утро. Утро у меня прекрасное. Не надо никаких слабительных. У нас есть свои – прекрасные: разные рассолы. Они и свое дело делают, и питают.

21. Утро. Собираюсь в церковь к утрене. Вчера был в ванне, в которой давно не был. Хорошо после нее себя чувствовал.

На счет слогов, а слова души, сердца и мысли дают жизнь родному слову. – Из Пан.

22. Сейчас из церкви, служил раннюю. Хорошо бы кратко изъяснить некоторые возгласы, молитвы, обряды, – некоторые, сделать разделение Литургии на части, и подразделения, и сообразно с этими назначить беседы.

Вино надобно выписывать из Петербурга. Там и лучше и дешевле.

24. Утро. 5 час. Вчера получил известие о смерти тетушки Елизаветы Васильевны, которая умерла в глубокой старости, – и о смерти племянника Егора, после которого осталась жена беременная, с пятью наличными. Да упокоит Господь ту и другого, и да успокоит сирот всех.

После утрени. Жду о. Алексея, исповедаться. Исповедь – баня паки – бытия. Из бани выходит человек чист по телу, а от исповеди делается чистым по душе. – Чудное это таинство – исповедь. Это такая милость к нам Божия, которой мы постигнуть не можем. Что чрез грех мы теряем, то чрез исповедь опять приобретаем.

Думал я сейчас и о проповеди. Все не клеится у меня. От чего? От того, что берусь за многое, за разное. Нет, одним надобно заняться, одному надобно себя посвятить.

25. Суббота. Все для праздника обстоит хорошо. Самая погода изменилась на лучшую. Теперь 7-й час утра.

26. Утро. 3-й час. Погода вчера днем испортилась. Был сильный ветер. И доселе все дует. Я не в погоду. Мне хочется служить раннюю, и для того я так встал рано.

27. Утро. 7-й час. Ныне отдыхаю я. – Теперь и я уверился, что пища мясная здоровее для человека.

28. Утро. 5-й час. Силою воли летал во сне. Видел во сне тогда же Н. Ивановича. – Готовлюсь служить обедню.

После утрени. Возгласы, молитвы надобно выбирать самые краткие и употребительнейшие. Напр. Тебе Господи! – И во веки веков. – Особенно если эти возгласы не полный смысл заключают в себе.

29. Утро. Ночью препорядочно мне не здоровилось.

IКор.14:25... Он падет ниц (в церкви), поклонится Богу и скажет: истинно с вами Бог.

Мещанин был очень болен! бок у него болел, колотье сильное в нем было. Чем вылечился? – Сот меду тепловатою водою обливал, воду пил, а сот прикладывал к боку; – и тотчас получил облегчение.

31. Вечер. 8 й час. Вот прошел и 1854 год.

Чего бы мне пожелать себе на будущий год? Вот уж решительно могу сказать, что ничего не желаю; нечего желать мне нового, желаю только, чтобы все шло по-старому. Сыт я всем.

Год тому ныне, как я послал 18 к. п. в цензуру.

В этот день, в прошлом году, я скучал, впрочем, кончил день весело, покойно; а ныне еще веселее и покойнее.



Источник: Сергиев Посад. Типография Св.-Тр. Сергиевой Лавры. 1914. Печатать дозволяется. Ноября 27 дня, 1914 года. Цензор-Редактор Архиепископ Евдоким.

Комментарии для сайта Cackle