Семь ответов о Воскресении Христовом

Содержание

Почему Церковь так настаивает на том, что Иисус именно телесно, физически воскрес из мертвых? Что это меняет в Его учении? Может быть, речь идет о духовном Воскресении? Откуда мы знаем, что Он воскрес? Разве это не миф, подобный другим мифам? Но Христос воскрес уже почти 2000 лет назад – и люди продолжают умирать. Что же изменилось? Разве нельзя быть Христианином, просто следуя этическому учению Христа? Разве надежда на вечную жизнь – это не бегство от реальности? Что это меняет для меня лично?  

 

Почему Церковь так настаивает на том, что Иисус именно телесно, физически воскрес из мертвых? Что это меняет в Его учении?

Слова «учение Иисуса» могут сбивать с толку – «учение» это что-то, что можно отделить от учителя. Учение Будды не изменилось бы (и никак бы не пострадало) если бы выяснилось, что никакого Гаутамы Будды на свете не было, а «четыре благородных истины» выдвинул кто-то другой. Это же можно сказать про большинство других учителей – платонизм, как философская концепция, мог бы существовать и без Платона. Если бы Платон умер в юности, к тем же идеям мог бы прийти и кто-нибудь другой.

Но «учение Иисуса» невозможно отделить от самого Иисуса. Значительная часть Его учения свидетельствует о Нем Самом.

Все учителя говорили как посланники от лица истины, и только Иисус сказал, что Он и есть истина (Ин.14:6). Они говорили о том, что желают обратить людей к свету – Иисус говорил, что Он есть Свет Миру (Ин.8:12) Он говорил, что сошел с небес (Ин.6:38), что видевший Его видел Отца (Ин.14:9), что именно Он, Иисус, придет судить все народы в последний день (Мф.25:31). Иначе говоря, Он утверждал, что в Его лице мы встречаем Бога, Создателя всего существующего, Того, кто определяет нашу временную и вечную участь.

Эти поразительные откровения вызвали – как и можно было ожидать – крайне враждебную реакцию: «не за доброе дело хотим побить Тебя камнями, но за богохульство и за то, что Ты, будучи человек, делаешь Себя Богом» (Ин.10:33)

Иисуса обвинили в богохульстве и мятеже, и приговорили к распятию. После того, как Он умер на Кресте и был погребен, Он воскрес из мертвых и явился ученикам. Бог, которого, по словам обвинителей, якобы хулил Иисус, воскресил Его из мертвых – это полагает печать Божиего одобрения на всем, что Иисус сказал и сделал в годы Своего земного служения. То, что Он говорил о Себе, истинно – Отец Небесный подтвердил это, вернув Его к жизни.

Это означает, что Иисус – не древний учитель, от которого остались кое-какие наставления. Он действительно Бог, Судия и Спаситель. Он жив сейчас. Как говорит апостол Павел, «Христос, воскреснув из мертвых, уже не умирает: смерть уже не имеет над Ним власти» (Рим.6:9) и мы можем обратиться к Нему в покаянии и вере; мы можем воззвать к Нему – и Он услышит. Люди могут присоединиться к созданной Им Церкви подданными Его Царства, поступить к Нему на службу, заключить с Ним завет.

Христианская вера подразумевает не просто следование набору предписаний она подразумевает определённые отношения с с Богом, с Господом Иисусом Христом. Воскресение удостоверят нас в том, что Иисус жив сейчас – и Он тот, за кого Себя выдавал.

Может быть, речь идет о духовном Воскресении?

Прежде всего, нам стоит уточнить, что мы называем «духовным». В современном языке это очень бледное слово, напоминающее о каком-то облачке пара – это слово означает что-то крайне неопределённое, если обозначает что-то вообще. Если человек, в наши дни, скажет, что кто-то жив «в духовном смысле», это могут понять так, что«он жив в памяти последователей», «его пример продолжает вдохновлять», в то время, как в прямом и буквальном смысле он просто мертв и его больше не существует.

Впрочем, возможен и другой вариант более мягкий – он живет в какой-то духовной, непостижимой для нас форме, но его тело просто истлело в земле.

И вот Апостолы прилагают немалые усилия, чтобы подчеркнуть, что Иисус воскрес из мертвых буквально, телесно, физически. То есть Его душа вновь соединилась с тем Телом, которое было пригвождено ко Кресту, а после погребено. Все Евангелисты сходятся на том, что гробница оказалась пуста, и Его явление ученикам, определенно, не было явлением духа или призрака: « Они, смутившись и испугавшись, подумали, что видят духа. Но Он сказал им: что смущаетесь, и для чего такие мысли входят в сердца ваши? Посмотрите на руки Мои и на ноги Мои; это Я Сам; осяжите Меня и рассмотрите; ибо дух плоти и костей не имеет, как видите у Меня. И, сказав это, показал им руки и ноги. Когда же они от радости еще не верили и дивились, Он сказал им: есть ли у вас здесь какая пища? Они подали Ему часть печеной рыбы и сотового меда. И, взяв, ел пред ними» (Лк.24:37–43)

Апостол Иоанн говорит о том, «что видели своими очами, что рассматривали и что осязали руки наши» (1Ин.1:1)

До Его воскресшего тела можно было дотронуться – и оно носило на себе следы Распятия:

«Потом говорит Фоме: подай перст твой сюда и посмотри руки Мои; подай руку твою и вложи в ребра Мои; и не будь неверующим, но верующим. Фома сказал Ему в ответ: Господь мой и Бог мой!» (Ин.20:27:28)

Конечно, тело Иисуса обладало необычными свойствами – Он мог проходить сквозь стены или делаться невидимым – но оно было именно материальным. Необходимость настаивать на этом возникла очень рано. Церковь практически сразу же столкнулась с гностиками – адептами лжеучений, которые полагали материальный мир чем-то в принципе злым, и поэтому отрицали, что у Господа Иисуса было материальное тело. В наше время попытки говорить о «духовном» воскресении связаны с популярностью такого ошибочного мировоззрения, как материализм – и отрицанием возможности чудес.

Но сами ученики Господа подчеркивают именно телесный характер воскресения.

Откуда мы знаем, что Он воскрес? Разве это не миф, подобный другим мифам?

Нет, это история. Слово «миф» используется в двух разных значениях. Иногда оно просто означает «неправда, выдумка». Но когда антропологи говорят о «мифах», они имеют в виду другое – «повествование, обычно о богах и героях, которое объясняет происхождение мира, его устройство или те или иные его особенности». Мифы – о Мардуке и Тиамат, Зевсе или Осирисе – обладают определенными общими чертами. Их происхождение уходит в глубину веков, а действие разворачивается в неком особом, «мифическом» времени, когда мир был совершенно иным. Тексты Нового Завета носят совершенно другой характер – речь в них идет о событиях. которые происходят в истории, в годы правления совершенно определенных властителей, в них принимают участие совершенно конкретные лица, о существовании которых мы знаем и из других источников.

Конечно, неверующие могут оспаривать историческую достоверность Нового Завета (что они и делают), но чем евангельские повествования точно не являются – так это мифами, подобными, скажем мифам об Осирисе. Это совершенно другой жанр.

Множество ученых (разных убеждений) исследуют Новый Завет именно как сборник исторических документов – и на уровне истории (не веры) все они (верующие и неверующие) сходятся на некоторых общепризнанных фактах. Во-первых, Иисус, как историческое лицо, несомненно существовал. Как пишет американский ученый Барт Эрман (неверующий и критик христианства), в своей книге «А был ли Иисус?»

«историчность Иисуса признает практически каждый западный специалист по библеистике, античной истории и культуре и раннехристианской истории. При этом у многих этих специалистов нет личной заинтересованности в вопросе. Взять хотя бы меня. Я не христианин, а агностик атеистического толка, и у меня нет резона отстаивать христианские учения и идеалы. Существовал Иисус или нет, в моей жизни и моем взгляде на мир это мало что меняет. У меня нет веры, которая бы строилась на историчности Иисуса. Историчность Иисуса не делает меня счастливее, довольнее, популярнее, богаче и знаменитее. Это не приносит мне бессмертия.

Однако я историк, а историку не безразлично, что было на самом деле. И всякий, кому это не все равно, кто готов взвешивать факты, понимает: Иисус существовал»

Во-вторых, он был распят на римском Кресте.

В-третьих, вскоре после Его смерти Его ученики стали с глубочайшей уверенностью возвещать, что Он воскрес их мертвых.

Атеистические исследователи не верят, что Он действительно воскрес – но они согласны с тем, что ученики Иисуса проявляли непоколебимую уверенность в этом. Достаточно сильную, чтобы идти на муки и смерть ради своего возвещения, что Он воскрес и они видели Его живым.

Само это возвещение Апостолов – из которого родилась Церковь – исторический факт, и он требует объяснения. Произошло что-то, что превратило людей, совершенно сокрушенных и подавленных страшной смертью своего Учителя, в бесстрашных проповедников Его воскресения. Что-то, что произвело точно такой эффект, как если бы Он действительно воскрес и они видели Его живым. Если это не Воскресение, тогда что?

Но Христос воскрес уже почти 2000 лет назад – и люди продолжают умирать. Что же изменилось?

Можно было бы указать на огромные изменения, которые принесло в мир Христианство – многие из ценностей, которые мы сегодня считаем само собой разумеющимися, принесла в мир именно проповедь Евангелия. Мы живем в мире, глубоко преображенном Благой Вестью. Но это не главное.

Христос пришел не для того, чтобы преобразовать человеческую цивилизацию (это, несомненно, благой, но не самый важный аспект следствия Его Пришествия в мир), а для того, чтобы даровать людям жизнь вечную и блаженную. Но он не может быть нам навязан помимо нашей личной воли.

Мы призваны принять этот дар нашим личным покаянием и верой – покориться Иисусу Христу как Господу и довериться Ему как Спасителю, жить в послушании Его заповедям и в общении с Церковью, которую Он основал. Через покаяние и веру мы входим в ту вечную жизнь, наследование которой стало возможным в силу Жертвенных Крестных Страданий и смерти Искупителя. Как сказал Он сам, «Истинно, истинно говорю вам: верующий в Меня имеет жизнь вечную» (Ин.6:47)

Христос не отменил нашу смерть – а именно победил ее. Для христианина смерть – это врата в вечную жизнь.

Святой Апостол Павел говорит: « Ибо знаем, что, когда земной наш дом, эта хижина, разрушится, мы имеем от Бога жилище на небесах, дом нерукотворенный, вечный. От того мы и воздыхаем, желая облечься в небесное наше жилище» (2Кор.5:1:2)

Он ожидает смерти не со страхом, а с радостью – «Влечет меня то и другое: имею желание разрешиться и быть со Христом, потому что это несравненно лучше; а оставаться во плоти нужнее для вас» (Фил.1:23:24)

Смерть – это временное разлучение души с телом, и святитель Инн Златоуст сравнивает это с временным выселением из обветшавшего дома, после которого нас поселят в гораздо лучший. Наступит день, когда мы будем воскрешены в «нетленных», то есть не подверженных болезни, разрушению или смерти телах. Как об этом говорит святой Апостол Павел,

«вдруг, во мгновение ока, при последней трубе; ибо вострубит, и мертвые воскреснут нетленными, а мы изменимся. Ибо тленному сему надлежит облечься в нетление, и смертному сему облечься в бессмертие. Когда же тленное сие облечется в нетление и смертное сие облечется в бессмертие, тогда сбудется слово написанное: поглощена смерть победою. Смерть! где твое жало? ад! где твоя победа?» (1Кор.15:52–56)

Разве нельзя быть Христианином, просто следуя этическому учению Христа?

Это зависит от того, что для нас обозначает слово «Христианин». Нередко его используют в значении «просто хороший человек». Но такое словоупотребление сбивает с толку – быть хорошим человеком необходимо, но не достаточно. Христос принес не только новое учение – но, прежде всего новую жизнь.

В Библии слово «Христиане» значит «ученики Апостолов» (Деян.11:26). В центре возвещения Апостолов находилась жертвенная смерть и Воскресение Христа. Именно это событие было для них самым важным, определяющим все остальное – как они жили, как умирали, как относились друг к другу и к людям вообще.

Христианскую этику невозможно отделить от веры в Воскресение Христово – через которое Бог даровал верующим новую жизнь. Поведение христианина является проявлением этой новой жизни.

Как, например, пишет Апостол Павел:

«Или не знаете, что неправедные Царства Божия не наследуют? Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни малакии, ни мужеложники, ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые, ни хищники – Царства Божия не наследуют. И такими были некоторые из вас; но омылись, но освятились, но оправдались именем Господа нашего Иисуса Христа и Духом Бога нашего» (1Кор.6:9–11)

Люди, о которых идет речь, раньше поступали крайне дурно и безнравственно – «но омылись, но освятились, но оправдались», оставили прошлые грехи, и обратились к совершенно новой жизни. В центре этой жизни находится воскресший Христос.

Христианство – это не отношения с «учением», это отношения с Личностью, завет со Христом. Слово «завет» современному читателю может показаться непонятным, и его стоит пояснить. Иногда его передают как «договор», и это отчасти верно – договор соединяет две стороны, но в нашем языке это слово носит какой-то холодноватый, официальный оттенок. «Завет» – это отношения глубокой близости и преданности, которые могут соединять, например, государя и его верных воинов. Это же слово используется применительно к браку или подданству. То есть речь идет об отношениях, которые охватывают всю жизнь человека и влияют на все его поступки. Библия говорит, что Христиане пребывают «во» Христе, то есть в единстве с Ним.

Мы пребываем во Христе через веру, которая проявляется в правом исповедании (мы признаем Господа Иисуса тем, кто он есть), в Крещении, в Евхаристии и хранении заповедей. И в основании всего этого лежит вера в Воскресение. Как говорит святой Апостол Павел, «а если Христос не воскрес, то и проповедь наша тщетна, тщетна и вера ваша» (1Кор.15:14)

Разве надежда на вечную жизнь – это не бегство от реальности?

Сам этот вопрос подразумевает, что бегать от реальности – плохо. Мы должны стремиться к истине – даже если она окажется не такой, как мы рассчитывали. Неправильно принимать желаемое за действительное.

И это очень верно – реальность не зависит от наших убеждений или желаний. Жить в мире фантазий и самообмана и безответственно, и недостойно, и крайне рискованно: истина может выйти на поверхность в самый неподходящий момент, и тогда все наши построения рухнут нам на голову.

Но что если бегством от реальности является именно атеизм? Конечно, верующие высоко ценят свою надежду – и, естественно, страстно желают, чтобы она была истинной. Но ведь и атеисты страстно желают, чтобы не было ни Бога, ни вечной жизни. Как шутили лекторы по научному атеизму, «если Бога нет – то слава Богу, если Он есть – то не дай Бог».

Осознание бытия Божия означает, что до сих пор мы жили неправильно, находились в ложных отношениях с реальностью, совершили множество поступков, которых нам не стоило совершать – иначе говоря, это признание означает глубокий пересмотр нашей жизни. Покаяние ведет к радости и надежде – но оно начинается с болезненного признания, что мы были неправы все это время.

Если человек строил свою личную идентичность, самооценку, смысл жизни и отношения с другими на каких-то воззрениях, то ему очень и очень трудно признать их ложными. Люди склонны избегать того, что ставит под вопрос дорогие им убеждения.

Поэтому может оказаться, что именно неверующие бегают от реальности.

Очень часто неверие – это не тщательно продуманная позиция, к которой человек пришел, внимательно рассмотрев все данные, а отказ от рассмотрения данных, страх столкнуться с тем, что старательно нарисованная карикатура на христианство может иметь очень мало общего с действительностью.

Как-то давно я беседовал с одним атеистом, историком по образованию. Я сказал «Если бы любое другое событие – дворцовый переворот, битва или рождение наследника – было бы засвидетельствовано также хорошо, как Воскресение Христово, вы бы в нем ни минуты не сомневались» «Конечно – ответил он с подкупающей честностью – но никакое другое событие не требует от меня, чтобы я изменил всю мою жизнь».

Признать истинность Воскресения – значит открыться навстречу огромным переменам в жизни. Эти перемены будут благими – но не всегда легкими.

Что это меняет для меня лично?

События мировой истории могут быть существенны для нас – они сформировали мир, в котором мы живем, были важны для страны, гражданами которой мы являемся. Но мы не принимали в них участия – мы не сражались в этих битвах и не совершали эти открытия. Это не факты нашей биографии.

Воскресение Христово – это реальность, которая радикально меняет именно нашу жизнь. Если мы верим – это важнейший факт нашей биографии.

Апостол Павел пишет о Крещении:

«Итак мы погреблись с Ним крещением в смерть, дабы, как Христос воскрес из мертвых славою Отца, так и нам ходить в обновленной жизни» (Рим.6:4)

Крещение и вера соединяет нас со смертью и Воскресением Христа, мы искуплены через Его Жертвенные Страдания и смерть – и нам дарована новая жизнь, в которой Сам Бог действует в нас, чтобы сделать нас жителями рая.

Если мы, через веру и участие в Таинствах, пребываем во Христе, мы живем в доброй надежде на жизнь вечную и блаженную. Эта надежда глубоко меняет нашу жизнь уже здесь и сейчас.

Конечно, Крещение – как и другие Таинства Церкви – не действует автоматически, помимо воли самого человека. Если мы были крещены – но не задумывались о том, что это означает, мы еще не вошли в ту жизнь, которую дарует Крещение. Это дело печальное – но поправимое.

Крещение ни в коем случае не нужно повторять (оно может быть совершено только один раз в жизни), но к нему можно вернуться – через исповедь и возобновление церковной жизни.

Как говорит Христос, «Се, стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему и буду вечерять с ним, и он со Мною» (Откр.3:20)

Поверить – значит открыть Ему дверь нашей жизни, чтобы Он преобразил ее.

Комментарии для сайта Cackle