Райкен Л., Уилхойт Д., Лонгман Т. (книга неправославных авторов)

ЗМЕЙ, ЗМЕЯ (SERPENT)

Человек обычно относится к змеям с отвращением, и встреча со змеей вызывает крайне неприятное чувство. Около пятидесяти упоминаний о змеях в Библии никоим образом не сглаживают такого впечатления. Более того, Библия дает дополнительные основания не любить змей.

Змеи как дьявол и его представители. От начала (Быт. 3:1) и до конца (Откр. 20:2) Писание показывает дьявола под личиной змея. Различные наименования змей, упоминающиеся в Библии, тоже служат образами тех, кто исполняют приказания дьявола (Мф. 3:7, 12:34, 23:33; Лк. 3:7), или тех, чьи слова ядовиты (Пс. 139:4). Замыслы нечестивых подобны змеиным яйцам, неизбежно порождающим большие бедствия (Ис. 59:5). Змеи населяли пустынные развалины, в которых обитали бесы и другие зловещие звери (скорпионы, шакалы, совы, вороны), и это усиливало ассоциативную связь змей со злом (Ис. 34:14–15; Мф. 12:43; Мк. 1:13). (Древнее отождествление змей с духами прорицания выражается в словах pneuma pythona, «дух Пифона» в Деян. 16:16 {«духом прорицательным»}.) Надежда на обретение власти над змеями и ядом символизировала для верующих ослабление влияния лукавого и предвосхищала наступление эпохи Христа Победителя (Мк. 16:18).

Змеи как красивые и хитрые создания. Но уничижительный характер носят не все библейские упоминания о змеях. С безопасного расстояния их изящные изгибы могут вызывать восхищение (Ис. 21:1; Иер. 46:22) или даже трепет (Иов. 26:13 {«скорпион» = змея}; Притч.30:19).

Другие природные качества змей давали повод для чередования положительных и отрицательных образов. Змей изображается «искусным» или «хитрым» (Быт. 3:1) или даже «мудрым» (Мф. 10:16). Такие взгляды объяснялись, по-видимому, гипнотизирующим воздействием волнообразного движения змеи. Во многих культурах люди верят, что змеи гипнотизируют свою добычу, поскольку жертва часто находится как бы в состоянии оцепенения во время медленного, но ясно видимого приближения змеи и наблюдает за ней, пока не становится слишком поздно.

Змеи как опасность и наказание. Несмотря на свою обманчивую красоту, змеи представляют серьезную опасность. Змеи часто нападают внезапно из засады (Быт. 49:17). Эта постоянно существующая опасность служит метафорой неожиданного суда (Ис. 14:29; Ам. 5:19). Ассоциативная связь между укусом змеи и Божьим судом была не образным литературным приемом, а широко распространенным верованием (Деян. 28:3; 1Кор. 10:9). Чтобы змеи не жалили, древние жители Палестины заговаривали их (Еккл. 10:11). Некоторые заклинатели набирались даже храбрости мериться силами с левиафаном (Иов. 3:8; см. МИФИЧЕСКИЕ ЖИВОТНЫЕ). Но были и достаточно хитрые змеи (глухие аспиды), способные нейтрализовать слова, которые шептал заклинатель, затыкая свои уши (Пс. 57:5; Иер. 8:17). Такие змеи подобны нечестивцам – злым и лживым, нечестным от рождения. В этом выражается мера мудрости змея, способного не только обмануть первую женщину (Быт. 3:13), но и перехитрить известного своей мудростью чародея-заклинателя. Верующие должны обладать мудростью змеи, чтобы опередить и перехитрить своих противников, и в то же время оставаться «простыми, как голуби» (Мф. 10:16).

Змеи как символ жизни. Наряду с парадоксальным сочетанием мудрости и зла, змея символизировала не только смерть, но также здоровье и жизнь. Возможно, в ее способности причинять смерть видели одновременно ее власть над жизнью. Ужаленные ядовитыми змеями в пустыне, взглянув на медного змея, оставались живы (Чис. 21:6–9), подобно тому, как взгляд на Христа приносит жизнь, а не смерть (Ин. 3:14–15). Иоанн вспоминает об образе змея на шесте, хотя исторически израильтяне сохраняли его как идола под именем Нехуштан, и он стал причиной преткновения (4Цар. 18:4). Змея наследует вечную жизнь в месопотамском эпическом сказании о Гильгамеше. Достигнув цели в поисках дерева жизни, Гильгамеш засыпает, и растение съедает змея. Благодаря этому она приобретает способность к обновлению (сбрасывая кожу).

Древние верили, что змеи хитростью получили яд, наевшись «горьких трав» (Илиада 22:93–95). Такое понимание лежит в основе двойного смысла нескольких слов, означающих яд (еврейское ros означает «горькая трава» и «яд»; греческое ios означает «яд» и «ржавчина»). В этих двойных значениях отражается представление, что змея – носитель хаоса, одна из разрушительных сил, непрестанно пытающихся разорвать ткань творения. На этом фоне Павел изображает тех, кто проповедует другого Иисуса, коварными змеями, чей яд медленно, но верно разлагает преданное служение Христу (2Кор. 11:3).

Змеи как показатель наступления тысячелетнего царства. Когда надлежащее равновесие в природе восстановится, змеи перестанут автоматически внушать страх. Невинный младенец будет играть без опаски «над норою аспида», которая в условиях падшего человечества была явным местом серьезной опасности (Ис. 11:8). Змея откажется от плотоядного питания, и ее пищей будет прах (Ис. 65:25; Мих. 7:17).

См. также: ЖИВОТНЫЕ, МИФИЧЕСКИЕ ЖИВОТНЫЕ, САТАНА.


Источник: Словарь библейских образов Райкен Л., Уилхойт Д., Лонгман Т. (ред.) - Словарь библейских образов. Год: 2005 Автор: Райкен Л., Уилхойт Д., Лонгман Т. (ред.) Переводчик: Скороходов Б. A. (Aaron's rod — Spot), Рыбаков О. A. (Springs of water — Zion) Издательство: СПб: Библия для всех ISBN: 978-5-7454-1053-6, 0-8308-1451-5, 0-85111-753-8 Язык: Русский Формат: DjVu Количество страниц: 1424

Комментарии для сайта Cackle