Библиотеке требуются волонтёры
Райкен Л., Уилхойт Д., Лонгман Т. (книга неправославных авторов)

ВОДА (WATER)

Так как вода необходима для жизни, образ воды повсеместно имеет большое значение. Авторы библейских книг, жившие в безводном и засушливом регионе, где засуха представляла постоянную угрозу для жизни, очень ценили воду (см. СУХОСТЬ). Образ воды используется в Библии в трех основных значениях: это вселенская стихия, управлять которой может только Бог; это источник жизни и это средство очищения. Мы можем также обратить внимание на полярность этого образа в шестистах случаях упоминания воды в Библии: вода может означать жизнь или смерть, благословение и скорбь, порядок или хаос.

Космические воды. Вода играла важную роль в космологии Древнего мира, где море ассоциировалось с первозданными водами хаоса, обозначенными в Быт. 1:2 термином бездна. Еврейское слово tehom здесь этимологически связано с Тиамат, именем морского чудовища, из чьего скелета был сотворен мир согласно вавилонской космогонии (см. КОСМОЛОГИЯ). В Книге Бытие ничего не сказано о сопротивлении материала Божьему замыслу, и не обязательно бездну следует считать неким резервуаром сырья для сотворения. Однако в библейской поэзии все же присутствуют намеки на космическую битву между Богом и чудовищем из моря, или хаосом, называемым по-разному: левиафаном, Раавом, змеем или драконом (Пс. 73:13–14, 88:11; Ис. 27:1).

В библейском представлении о сотворении и продолжающейся провиденческой заботе Бога о мире, Бог управляет водами мира посредством Своего Слова. При сотворении все сущее было создано божественным указом, или повелением. Бог сохраняет порядок, удерживая море в его границах (Иов. 38:11), предотвращая таким образом угрозу хаоса. Хотя может показаться, что бури угрожают порядку космоса, Бог – Господь бурь, а также всех элементов природы, в том числе воды, которые Он держит под Своим всевышним контролем (см. Пс. 28).

Потоп времен Ноя отчасти отражает представление древних о космических водах. Потоп – это возвращение вод хаоса, в некотором смысле, это – отмена сотворения, очищение места для нового сотворения: после суда мир обновляется, выживает только праведник Ной со своей семьей. Небесные окна отворяются, источники бездны вырываются на свободу (Быт. 7:11), и нам следует понимать, что начинают действовать воды хаоса, обычно ограниченные сотворенным порядком, куполом тверди и сушей.

Двойственность образа хаотических вод и бездны видна в некоторых местах Библии. В древности было распространено представление, что большое количество первозданных вод лежит под поверхностью земли (в самом деле, убеждение в существовании центральной бездны подземных вод, распространенное в классических культурах, а также на Ближнем Востоке, бытовало в Европе до конца XVII в.). Когда Иаков благословляет своих сыновей на смертном одре, он говорит Иосифу о «благословениях бездны, лежащей долу» (Быт. 49:25, цитируется также во Втор. 33:13). Здесь бездна – это великий резервуар воды, питающей источники, в том числе, предположительно, и источники Едемского сада. Это положительное значение первозданных вод имеет в виду автор псалма, когда говорит о морских чудовищах {«великие рыбы»} и бездне, которые славят Творца (Пс. 148:7). Этот смысл предполагается также в упоминании «вод, которые превыше небес» (Пс. 148:4).

О космических водах много говорится во 2Петра – послании, в котором вообще очень активно употребляется образ воды. Для ободрения верующих апостол вспоминает о Божественном Слове, Которое всегда управляет водами порядка и хаоса. Насмешники поступают неразумно, когда игнорируют факт, что «в начале словом Божиим небеса и земля составлены из воды и водою: потому тогдашний мир погиб, быв потоплен водою» (2Пет. 3:5–6).

Вода в ландшафте Святой Земли. География (или гидрология) Святой Земли часто имеет переносное значение. Как засушливый район, на большей части которого выпадает очень мало дождей, Святая Земля отличалась очень бережным использованием воды, как в водохранилищах, так и проточной («живой»). Галилейское (или Тивериадское) море, размеры которого составляют 20 км в длину и 13 в ширину, расположено в сердцеообразной впадине, образовавшейся в результате вулканической деятельности в кайнозойскую эру. Без этого резервуара пресной воды жизнь в данном районе трудно было бы представить. Река Иордан вытекает из него на юге и питает земли до Мертвого моря в Иудее. Сегодня воды этой реки используются для многочисленных ирригационных проектов, технологиями которых Израиль пользуется вместе с соседней Иорданией.

Помимо окрестностей Галилейского моря и реки Иордан, а также немногочисленных плодородных равнин, Святая Земля зависит от источников, колодцев и водоемов. Частое ощущение жажды и стремление к воде (Пс. 41:2–3), потребность в постоянных источниках воды, работа по извлечению и транспортировке воды, противопоставление воды свежей и застоявшейся – все это повторяющиеся отличительные черты библейского опыта. Если стратегически расположенные колодцы и источники могли постоянно давать свежую воду, то в водоемах вода собиралась и сохранялась. Обычно такая вода использовалась для скота и хозяйственных нужд. Иеремия противопоставляет образы свежей и непроточной воды для разграничения подлинного поклонения и Идолопоклонства. Сторонники первого признают Бога, источник живой воды, сторонники же второго полагаются на свои водоемы, которые даже не удерживают воды (Иер. 2:13). Так как извлечение воды из колодца было трудоемкой задачей и обычно ей занимались женщины, неудивительно, что самарянка, встреченная Иисусом у колодца Иакова (см. ВСТРЕЧА У КОЛОДЦА), охотно откликнулась на Его предложение живой воды, запас которой чудесным образом пополняется (Ин. 4).

Во время блужданий в пустыне израильтяне активно пользовались известными источниками, такими как источник Кадес-Варни, а победа над Иерихоном привела к захвату одного из величайших оазисов древнего Ближнего Востока. Возможно, Иерихон – древнейший город на планете, в два раза древнее пирамид Египта. С древнейших времен известный как город пальм, Иерихон расположен намного ниже уровня моря, рядом с крупным естественным источником.

Овладев наконец городом Иерусалимом, израильтяне неоднократно предпринимали попытки обеспечить адекватное снабжение центральной крепости (горы Сион) свежей водой. Иезекииль и Захария в своих пророчествах славили будущее, когда Сион и его храм станут чудесными источниками воды. Иезекииль утверждает, что даже Мертвое море оживет, когда воды из города приведут к возникновению рая на земле: «И всякое живущее существо, пресмыкающееся там, где войдут две струи, будет живо; и рыбы будет весьма много, потому что войдет туда эта вода, и воды в море сделаются здоровыми, и куда войдет этот поток, все будет живо там» (Иез. 47:9). Впечатляющие образы плодородия, сильно напоминающие образ вод, кишащих живыми существами, в Быт. 1, указывают на новое сотворение, питаемое из постоянного источника в Сионе. Захария добавляет к этой картине подробность о том, что чудесные свежие воды будут течь и на запад, и на восток, и великие глубины морей по всей земле станут пресными – символ окончательного укрощения природы Богом.

Вода и погода. Дожди в Святой Земле – явление сезонное. Весной и осенью выпадают небольшие дожди, основная же их часть приходится на период с декабря по февраль. Лето там чрезвычайно сухое. Библейские авторы обычно рассматривают дождь как признак Божьего провидения, возвращение дождей после длительной засухи связывалось с новым пришествием Бога, а длительное отсутствие дождей – с Его неудовольствием (3Цар. 8:35; Ам. 4:7). Осия призывает к усердному поиску Бога, уверяя, что «Он придет к нам как дождь, как поздний дождь оросит землю» (Ос. 6:3).

Сезонная природа дождей отчасти объясняет, почему хананейская религия в течение долгого периода так привлекала Божий народ. Израильтяне, пришедшие из пустыни, были пастухами-кочевниками, а оседлые хананеи хорошо разбирались в требующем оседлого образа жизни земледелии, что отражалось в практике поклонения Ваалу. В хананейском мифе Ваал овладел могуществом моря и реки, укротив и подчинив себе воды, жизненно важные для сельского хозяйства. К моменту исхода поклонение Ваалу как богу зимних дождей и бурь, то есть основных выпадавших в стране осадков, прочно установилось в Ханаане. В библейской вере Господа Израиля почитали как Бога бурь и дождей (Пс. 28; Иер. 10:13; Зах. 10:1), но магические практики поклонников Ваала были постоянным искушением для израильтян, которые поздно пришли к оседлому земледельческому образу жизни.

В Новом Завете Иисус говорит о том, что распределение и количество дождя соответствует моральному состоянию народа. В Нагорной проповеди Он делает акцент на полной заботе Бога о народе. Забота эта изначальна, постоянна, отличается вниманием к нуждам людей и совершенствует их. Поэтому Иисус призывает Своих слушателей быть настойчивыми в любви и отдаче, «ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных» (Мф. 5:45).

Воды скорби. Несмотря на слова Иисуса о дожде как благодатной заботе Отца, в Ветхом Завете отсутствие дождя – это распространенная форма Божьего Суда. Власть Бога над жизнью и смертью проявляется и в посылании вод скорби – разрушительных вод моря, угрожающих наводнением. Божьи волны захлестнули его, жалуется автор псалма (Пс. 41:8). В одном из наиболее ярких образных отрывков Писания Иона, находящийся в брюхе кита, описывает воды, сомкнувшиеся над его головой: «Бездна заключила меня; морскою травою обвита была голова моя. До основания гор я нисшел» (Ион. 2:6–7). Конечно, Иона пережил нечто вроде смерти, погрузившись в разрушительную стихию, которую он отождествляет с шеолом или могилой (Ион.2:3). Однако в еврейском представлении не существовало отдельных сил, властвующих над жизнью и смертью, как это было в египетском, греческом и римском пантеоне. Бог – Господь, Который правит всем. Исаия сообщает Божьи слова: «Я образую свет и творю тьму, делаю мир, и произвожу бедствия; Я, Господь, делаю все это» (Ис. 45:7). Бог распределяет воды в том числе для ниспослания скорбей и суда.

Церемониальная вода. В законе святости Израиля вода была основным средством очищения, потому что осквернение могло произойти множеством способов: через соприкосновение с мертвым телом или с телесными выделениями, через употребление запретной пищи, через контакт с прокаженным. Ритуалы Моисея, предписанные в Пятикнижии, – это настоящий учебник использования воды для мытья продуктов питания, утвари и одежды, а также для омовения. Намеренное пренебрежение Иисуса такими обрядами, как омовение перед едой, навлекло на Него гнев фарисеев, которые в искреннем стремлении к совершенству тщательно соблюдали внешние правила, упуская из виду внутреннее отношение (Лк. 11:37–41). Иисус подчеркивал, что Бог призывает всех, и тем самым вступил в конфликт с ветхозаветными законами, в которых подчеркивалась строгая избирательность и необходимость избегать скверны. Обращая внимание на мотивы – внутреннюю реальность, – Иисус спрашивает: «Не Тот же ли, Кто сотворил внешнее, сотворил и внутреннее?» (Лк. 11:40). Одного только внешнего очищения недостаточно.

Самая важная форма церемониального очищения – это, конечно, Крещение. Двоюродный брат Иисуса Иоанн вышел из пустыни, проповедуя крещение Покаяния. В христианском крещении погружение в воду символизирует как очищение, так и переход от смерти к жизни (Кол. 2:12). Возможно, приравнивание погружения в воду к смерти основано на идее возвращения в водный хаос (вариант растворения), которое предшествует воссозданию и новой жизни (что перекликается с историей сотворения). Иисус говорит Никодиму, что в духовном рождении участвуют вода и Дух, имея в виду крещение и воздействие Святого Духа. Слова Иисуса, обращенные к Никодиму, предполагают обязательное слияние естественного и сверхъестественного, физического воздействия воды и незримого воздействия Самого Бога, очищающего сердце для новой жизни в Духе.

Вода и Дух. В Ин. 7 рассказывается о появлении Иисуса в храме во время Праздника кущей – ежегодного празднования, включавшего в себя перенесение воды из Силоамского пруда в храм в течение семи дней, в память о чудесных водах Меривы во время блужданий Израиля в пустыне (Чис. 20:2–13). На фоне этого полного значения обряда Иисус объявляет, что все жаждущие могут прийти к Нему и пить (Ин. 7:37). Более того, верующие в Иисуса обнаружат, что реки живой воды будут течь из их собственных сердец (Ин. 7:38). Эта вода, старательно объясняет автор, – обещанный Святой Дух.

Этот отрывок связан с двумя традиционными символическими линиями. Первая – это чудесный Источник, особая забота об общине верующих. Вторая – это внутренний источник, обозначающий воздействие Бога на глубины сердца человека. Проточная (живая) вода чудесным образом была послана израильтянам у горы Хорив, когда Моисей ударил по скале и оттуда потек источник. Бог дает живую воду несмотря на то, что израильтяне ропщут и жалуются на трудности Исхода. В районе Синая, как в большей части Греции, есть известковые почвы, позволяющие подземным источникам выходить на поверхность. Если в греческой традиции источники связывались с вдохновением и искусством, в еврейской традиции источники в пустыне становятся символом и знаком особой помощи Бога Его заблудшему народу. Исаия, радуясь перспективе возвращения из изгнания, сообщает слова Бога: «Открою на горах реки и среди долин источники... чтоб увидели и познали, и рассмотрели и уразумели, что рука Господня соделала это, и Святый Израилев сотворил сие» (Ис. 41:18,20). Характерно, что Исаия рассматривает чудотворную силу Бога как единую с Его творческой силой, и эта сила сотворяет и поддерживает Его избранный народ.

Источники также традиционно символизируют движение Божьего Духа внутри человека. Отдохновение духа, приток новых сил, порывы радости – все это свидетельства эффективного присутствия Бога. Исаия уверяет, что помогающие голодным и удрученным получат награду, обновление сил и радость: «Господь... во время засухи будет насыщать душу твою и утучнять кости твои, и ты будешь, как напоенный водою сад и как источник, которого воды никогда не иссякают» (Ис. 58:11). Ранее пророк связывает новые силы с присутствием Бога и спасением. Получившие утешение будут говорить: «Вот, Бог – спасение мое: уповаю на Него, и не боюсь; ибо Господь – сила моя, и пение мое – Господь; и Он был мне во спасение. И в радости будете почерпать воду из источников спасения» (Ис. 12:2–3). Духовная жизнь и внутренний источник – образы, используемые в обращении Иисуса к самарянке: «Кто будет пить воду, которую Я дам ему, тот не будет жаждать вовек; но вода, которую Я дам ему, сделается в нем источником воды, текущей в жизнь вечную» (Ин. 4:14). В основе этого лежит уверенность, что Божий Дух внутри человека ощущается как таинственный источник вечного обновления, ведущий к полноте жизни.

Иисус как Господь вод. Когда в Новом Завете Иисус объявляется Господом и Мессией, важно, что Ему приписывается та божественная власть над водами, которой в Ветхом Завете обладает один лишь Бог. Повелев яростному морю успокоиться (Лк. 8:22–25), Иисус демонстрирует могущество, родственное тому, которое было проявлено при изначальном покорении бездны и которое позже чудесным образом избавило израильтян при переходе Чермного моря. Неудивительно, что ученики спрашивают: «Кто же это, что и ветрам повелевает и воде, и повинуются Ему?» (Лк. 8:25). Джон Мильтон использует это соответствие в сцене сотворения в «Потерянном рае», где Божий Сын до воплощения велит яростному хаосу: «Замолчите, беспокойные воды, и ты, Бездна, успокойся» (8.216). Подобное событие описывается в рассказе Матфея о том, как Иисус ходил по воде Галилейского моря (Мф. 14:22–33). Когда Иисус входит в лодку к ученикам, ветер прекращается и они поклоняются Ему со словами: «Истинно Ты Сын Божий» (Мф. 14:33).

В культуре, в которой на протяжении столетий Божественность связывалась с властью над водами, власть Иисуса над этой стихией неизбежно предполагала Его Божественность, в том числе всеведение. Менее значительное чудо, описанное Матфеем (Мф. 17:24–27), предполагает близкое знакомство Иисуса с морем и его содержимым. Когда нужно уплатить монету в качестве храмовой подати, Иисус велит поймать рыбу, у которой во рту оказывается нужная монета. Более масштабное чудо, указывающее на власть над водами, описано в конце повествования Иоанна. Воскресший Христос видит нескольких учеников, занятых рыбной ловлей, и разводит костер на берегу. Иисус велит им забросить сеть справа от лодки, и улов оказывается невероятно большим. Здесь море связывается скорее с изобилием, чем с разрушением и хаосом, и воскресший Христос знает его и готов пользоваться этим изобилием. В соответствии с акцентом Иоанна на том, что Иисус – Сам Источник жизни и благости, неудивительно, что в Евангелии от Иоанна Иисус именно таким образом получает Свой завтрак после воскресения.

В Откровении Иоанна Иисус опять тесно связан с водой. Когда Иоанн видит воскресшего Христа, стоящего среди семи золотых светильников, он слышит голос, «как шум вод многих» (Откр. 1:15). Это простое сравнение голоса с могучим ревом потока, но связь с образом воды имеет большое значение. Снова и снова в Писании Слово и вода находятся в напряженных отношениях между собой, и божественное Слово усмиряет и приручает воды. Но, как усмиренные воды бездны, текущие из-под Божьего престола в новом Иерусалиме, становятся источником вечной жизни, так и здесь звук вод слышен в голосе небесного Христа. Его слово оживляет навеки, как живая вода.

Заключение. Богатство и многозначность библейского образа воды становятся видны, если мы просто перечислим некоторые из запоминающихся его употреблений: воды плодородия, кишащие живыми существами, в истории о сотворении (Быт. 1:20–21), потоки, орошающие Едемский сад (Быт. 2:6, 10); потоп, уничтожающий все живое в дни Ноя (Быт. 7); равнина Иордана, избранная Лотом, так как «орошалась водою, как сад Господень» (Быт. 13:10); Ревекка, напоившая водой верблюдов слуги Авраама (Быт. 24); превращение вод Нила в кровь (Исх. 7); переход израильтян посуху через Чермное море, в котором утонула египетская армия (Исх. 14); чудесная вода из скалы во время блужданий Израиля в пустыне (Исх. 17:6; Чис. 20:11); потоки воды, питающие плодородное дерево, с которым сравнивается благочестивый человек (Пс. 1:3); «тихие воды» из Пс. 22:2 и «глубокие воды» из псалмов жалобы (напр., Пс. 68:2–3, 15); Бог как вселенский садовник, орошающий Свое творение (Пс. 103:13–16); краденые воды искушения в Притч. 9:17 и «холодная вода для истомленной жаждою души», с которой сравниваются добрые новости из далекой страны (Притч. 25:25); извлечение воды из колодца спасения (Ис. 12:3); вода, текущая из храма в видении Иезекииля (Иез. 47); описание суда у Амоса как «вод», а правды – как «сильного потока» (Ам. 5:24). Добавим сюда чашу холодной воды, которую верующие подавали ученикам (Мф. 10:42); «источник воды, текущей в жизнь вечную», который Иисус предлагает женщине у колодца (Ин. 4:14); загрязненные воды, описанные в апокалипсисе (Откр. 8:10–11, 11:6); «чистую реку воды жизни, светлую, как кристалл, исходящую от престола Бога и Агнца» (Откр. 22:1), и воду жизни, которая дается в дар всем жаждущим (Откр. 22:17).

См. также: БУРЯ, ВОДОЕМ, ВСТРЕЧА У КОЛОДЦА, ГЛУБИНА, ДОЖДЬ, ЖАЖДА, ИСТОЧНИКИ ВОДЫ, КОЛОДЕЦ, КОСМОЛОГИЯ, КРЕЩЕНИЕ, MOРЕ, НАВОДНЕНИЕ, РЕКА, РОСА, РУЧЕЙ, СУХОСТЬ.

ВОДИТЕЛЬСТВО. См. Вождь.


Источник: Словарь библейских образов Райкен Л., Уилхойт Д., Лонгман Т. (ред.) - Словарь библейских образов. Год: 2005 Автор: Райкен Л., Уилхойт Д., Лонгман Т. (ред.) Переводчик: Скороходов Б. A. (Aaron's rod — Spot), Рыбаков О. A. (Springs of water — Zion) Издательство: СПб: Библия для всех ISBN: 978-5-7454-1053-6, 0-8308-1451-5, 0-85111-753-8 Язык: Русский Формат: DjVu Количество страниц: 1424

Комментарии для сайта Cackle