митрополит Трифон (Туркестанов)

Проповеди и молитвы

Содержание

Земной ангел и небесный человек (предисловие)
Часть первая (1861–1913) Часть вторая (1914–1934) I. Из поучений митрополита Трифона Слово в тюремном Сергиево-Посадском храме в день престольного праздника во имя иконы Пресвятой Богородицы «Утоли моя печали» Слово в день памяти святителя Николая Чудотворца Слово на день сошествия Святого Духа на Апостолов Слова на день обретения мощей преподобного Серафима, саровского чудотворца Слово на день великомученика и целителя Пантелеймона Слово на день явления иконы Пресвятой Богородицы в городе Казани Слово в день предпразднства Происхождения Древ Животворящего Креста Господня Слово на праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы по случаю 200-летия военного госпиталя Слово в день попразднства Рождества Христова Слово в день памяти святителя Митрофания, епископа Воронежского Слова в день праздника Рождества Христова Слово на новый, 1909 год Слово в праздник Богоявления Господня Слово в день памяти Святого благоверного князя Даниила московского Слово о благоразумном разбойнике Слово после молебна в день памяти святителя Иоасафа Слово на день преставления преподобного Сергия Радонежского, всея России чудотворца Слово в честь дня перенесения из Едессы в Константинополь Нерукотворенного Образа (убруса) Господа нашего Иисуса Христа Слово на отдание праздника Благовещения Пресвятой Богородицы Слова, произнесенные за богослужениями Страстной и Светлой седмиц (1918 год) Великопостные проповеди и поучения Слово на Рождество Пресвятой Владычицы нашей Богородицы и Девы Марии Слово на день празднования Казанской иконы Божией Матери Слово в день памяти преподобного Иоанна Лествичника Слово в день памяти преподобной Марии Египетской Слово в субботу перед Воздвижением Честного Животворящего Креста Господня Слово в день памяти святого великомученика Дмитрия Солунского Слово на погребении старца о. Амвросия Настоятель Оптиной пустыни священноархимандрит схимонах Исаакий Памяти иеромонаха о. Варнавы Слово в день памяти иеросхимонаха Амвросия Оптинского Слово на девятый день по преставлении о. Иоанна Кронштадтского Шамординская казанская амвросиевская пустынь и ее основатель старец иеросхимонах Амвросий Слово при отпевании Д. И. Филиппова Слово при отпевании Н. И. Пастухова Слово при отпевании Н. С. Перлова Слово при отпевании доктора В. Н. Штурма Слово на 40-й день по кончине протоиерея Сергия Щукина в храме святителя Николая на Песках Слово на отпевании Д. П. Понсова Внебогослужебная беседа в Неделю по просвещении Прощальное слово к сестрам Выксунского иверского женского монастыря Слово о. наместнику богоявленского монастыря игумену Ионе при посвящении его в сей сан Слово в день годового акта императорского лицея Слово в день открытия московского промышленного училища имени императора Александра II Слово перед воспитанницами Александро-Мариинского института имени кавалерственной дамы Чертовой в день акта Слово на освящение храма святого Феодосия Черниговского в богоявленском монастыре Слово в приюте для слепых ремесленников Слово о значении колокольного звона в день поднятия церковного колокола Слово, сказанное в селе Алексеевском в день празднования тихвинской иконы Божией Матери Слово при освещении храма на Сходне Слово перед воспитанницами церковно-учительской школы селе Богословском Тульской губернии (в имении В. К. Саблера) Слово перед прихожанами ксениевского приюта Из записной книжки митрополита Трифона (Туркестанова) Молитвы, составленные митрополитом Трифоном (Туркестановым) премилосердому Господу нашему Иисусу Христу Святому Духу Богоматери «Всех скорбящих радость» Богородице в честь Ее образа «Споручница грешных» Иоанну Крестителю Исповедание грехов «Предсмертная» молитва митрополита Трифона  

 
ЗЕМНОЙ АНГЕЛ И НЕБЕСНЫЙ ЧЕЛОВЕК (Предисловие)
В наш рационалистический век все чаще приходится слышать о соединении христианства с общегуманистическими идеями: мира между народами, прогресса, цивилизации, материального благосостояния; говорится о том, что христианство должно эволюционировать, идти в ногу с веком, что означает на деле (хотят или не хотят этого сторонники таких идей) подчинение духу века, духу мира сего и попытку (увы, уже столько раз не удававшуюся) достигнуть царства Божия на земле чисто человеческими средствами.
Сущность этих идей в более обнаженном виде, не прикрытом всяческими софизмами, можно выразить так: из христианского учения выбирается то, что современно, модно, прогрессивно, или, проще говоря, то, что устраивает, и замалчивается или даже совсем отбрасывается то, что не устраивает. К сожалению, модернизация христианства, открыто принятая частью протестантских богословов, в более или менее завуалированной форме начинает все сильнее проникать не только в католические, но даже и в православные круги.
Другая тенденция, прямо противоположная модернизации, остается верной словам Христа: Царство Мое не от мира сего (Ин. 18, 36). Признавая ценность науки, техники, светского образования и искусства, социально-экономической деятельности, она в то же время сознает относительность, подчиненность, вто-
ростепенность всего этого как временных средств, которые православный христианин должен немедленно отбрасывать, как только они становятся препятствием для его вечного спасения. Представителем этой второй тенденции, выражающей твердость Православия, и был митрополит Трифон (Туркестанов).
Православие можно понять, изучая Священное Писание, творения святых отцов, историю Церкви, богословие. Ведь духовная семинария и академия не для всех возможны, а чтение Священного Писания (с проникновением в смысл его, вдумчивое) для желающего быть православным не по имени, а по жизни необходимо, без него нет спасения и, конечно, нет и Православия. Но самостоятельное изучение этих источников может привести к неправильному пониманию христианства и даже к ереси. Необходима благодатная помощь Церкви, выражающаяся в руководстве духовного отца. Но где ее взять? Надо всем молиться, чтобы Господь выслал деятелей на жатву свою. Православие можно познать еще и другим путем, более доступным человеку, не имеющему богословских знаний, из жизни такого человека, каким был митрополит Трифон.
Знакомство с проповедями, поэтическими произведениями, отдельными высказываниями, поступками митрополита Трифона, с его отношением к тем или иным проблемам и течениям современной ему жизни может оказаться полезным для понимания Православия светскими читателями, пришедшими от неверия к вере. К ним в первую очередь и обращена эта книга. Изучение биографии Владыки прямо вводит в современные проблемы (хотя его творчество обнимает в основном конец XIX и начало XX века), показывая, как должен православный христианин вести себя в той или иной ситуации, относиться к тому или иному явлению частной или общественной жизни.
Кратко и всеобъемлюще Православие заключается в том, чтобы мыслить так, как мыслят все истинно верующие, и веровать так, как учили святые отцы всех предшествовавших веков, представлять совершенство христианского благочестия не в том, чтобы углубляться в непостижимое, но чтобы верно исполнять познанное и ценить веру не по словам, а по делам, – вот тот спасительный путь, по которому шли святые отцы, по которому и нам должно идти. В этом отношении Православие раскрывает и разъясняет догматы Церкви и учение святых отцов в современных понятиях, в некотором смысле переводит старое на язык современной исторической эпохи, показывает неизменное через изменчивое, вечное через преходящее. Поскольку его принципы переданы нам Самим Господом и конкретизированы апостолами и святыми отцами, вдохновляемыми Духом Святым, оно не допускает никакого развития или перестройки по чисто человеческой инициативе, называемой на церковном языке самочинием, независимо от того, исходит ли она от отдельной личности или от целой группировки или течения.
Доказательством истинности Православия и постоянной поддержки его Господом является тот факт, что оно сохранило свои принципы на протяжении двадцати веков, и если за этот период оно и претерпевало некоторые изменения, то они касались лишь внешней формы, а не содержания. Истинность Православия подтверждается еще и тем, что Господь постоянно прославляет святых угодников Божиих, на земле поживших, послуживших и угодивших Ему.
Но при всех своих неизменных, вечных истинах, от Вечной Истины Христа Спасителя дошедших до нас, достигших нас через девятнадцать с лишком веков, Православие не убивает, не порабощает человеческую индивидуальность, а создает самые благоприятные условия для ее развития и самовыражения. Это также можно видеть на примере митрополита Трифона. Твердый последователь Православия, непримиримый противник всяческих компромиссов между верой и неверием, между возрожденным, облагодатство-ванным и греховным человеком, горячий проповедник, неутомимый служитель Церкви, разоблачитель ложных богов интеллигенции, он обладал в то же время ярким, самобытным характером с тонким поэтическим восприятием внешнего и внутреннего мира, даром любви прежде всего к недугующим и страждущим, простым умом и сердцем людям и даром непрестанной сердечной молитвы.
Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят (Мф. 5, 8). Господь создает чистое сердце. Сердце чисто созижди во мне, Боже (Пс. 50, 12), а человек трудится при послушании и смирении, в живом уповании, что Господь очистит его сердце. Смирение и послушание успешнее всего приобретаются монашеским путем, а лучшей школой монашества была в то время знаменитая Оптина пустынь, где процветало старчество в лице такого замечательного его представителя, как иеросхимонах Амвросий, старец духоносный, благодатный, но не менее славны и его предшественники и последователи – Леонид, Макарий, Варсонофий и иные прочие, удостоенные от Бога дара прозорливости, исцеления душ человеческих.
Пройдя такую школу, Владыка требовал послушания и от своей паствы, не считая его присущим исключительно монашеству. Монашество отличается от мирских только тем, что оно дает обет безбрачия и нестяжательности. Но как монахи, так и мирские всем существом своим, душою и телом всю свою жизнь должны ревностно стремиться к спасению о Христе Иисусе. Послушание необходимо всем – и монахам, и мирским, – без него нет спасения. Повинуйтесь наставникам вашим и будьте покорны, ибо они неусыпно пекутся о душах ваших, как обязанные дать отчет (Евр. 13, 17).
Правда, это требование было чисто нравственным, как требование долга, требование совести, в котором совершенно отсутствовало давление личного автори-
тета или внешнее принуждение. Послушание принимается человеком свободно, по внутреннему побуждению, в результате внимательного чтения слова Божия, постоянного размышления над ним и всегдашней теплой молитвы: С этого времени многие из учеников Его отошли от Него и уже не ходили с Ним. Тогда Иисус сказал двенадцати: не хотите ли и вы отойти? Симон Петр отвечал Ему: Господи! к кому нам идти? Ты имеешь глаголы вечной жизни (Ин. 6, 66–68). Человек должен отдать свою внешнюю свободу, понимаемую как возможность поступать по своей воле, для приобретения тех качеств, которые необходимы, чтобы надеяться получить от Господа свободу от греха: истинно, истинно говорю вам: всякий, делающий грех, есть раб греха (Ин. 8, 34). Внешняя свобода призрачна: человек думает, что, поступая по своей воле, он поступает свободно, на самом деле находится в плену у своего тела, у своих греховных страстей и привычек. Человек не знает себя, иногда побуждение, кажущееся ему добрым и чистым, в действительности может вызываться скрытыми греховными причинами, такими, как тщеславие, гордость, желание насладиться собственной добротой. И когда человек осознает совершенную неспособность руководить самим собой, он приходит к идее послушания. Кроме того, духовный отец является не просто более опытным человеком, а в своих советах руководствуется благодатью. Когда одна женщина постриглась в монахини вопреки указанию Владыки, он отказывался признать ее пострижение, называя ее прежним мирским именем. В настоящее время послушание духовному отцу почти отсутствует среди большинства мирян, посещающих церковь. Священник для них – только человек, совершающий службы, требы и проч., и становится как бы принадлежностью храма, а не отец и не пастырь. Это было замечено еще в 20-е годы Г.Уэллсом («Россия во мгле»). Такое отношение к пастырю, происходящее от отсутствия простоты и незло-бия, как и вообще большинство недостатков нашей церковной жизни, является всего лишь последствием «отхода, отступления от Церкви и бунта против нее образованной части нашего общества, за которой последовала и часть простого народа. Это началось еще при Петре I, а особенно усилилось в конце XIX и в начале XX века.
Митрополит Трифон, начиная свою деятельность как раз в это время, понимал пагубность такого отхода, обличал его, боролся с ним, как и другие лучшие представители русского духовенства, но не мог предотвратить его. Отвечая на критику в адрес монахов, он писал о том, что не монастыри ушли от мира, а мир ушел от монастырей, то есть стал менее духовным, более преданным земным интересам. Деятельный путь Владыки был необыкновенно разнообразен и многотруден: епископское служение, поездки в отдаленные храмы и монастыри, такие, как Соловецкий или Печенгский, проповедническая деятельность, заботы о приютах для слепых и сирот, служение на фронте (на линии огня) во время первой мировой войны, бесконечные ранние литургии в различных храмах Москвы, духовничество, в некотором смысле старческое окормление, начиная с 20-х годов – скитание по чужим квартирам, под угрозой вообще лишиться права жительства в Москве, – вот в самых общих чертах то, чем была заполнена его жизнь.
Наша задача заключается не в том, чтобы проследить весь жизненный путь митрополита Трифона (для этого у нас слишком мало данных), а в раскрытии всеми имеющимися у нас средствами религиозного и нравственного значения его личности. Поэтому мы будем приводить обширные вьщержки из различных материалов, с той или иной стороны освещающих его жизнь и деятельность. Нам хотелось бы привести воз-можно большее количество собственных высказываний Владыки, отражающих его мировоззрение и характер. Наша книга могла бы носить название «Митрополит Трифон сам о себе», но наряду с его собственными произведениями мы широко использовали рассказы его духовных детей, краткие биографии, составленные некоторыми близкими к нему лицами, а также брошюры, описывающие такие события, как хиротония Владыки и его посещения некоторых монастырей, храмов и приютов. Заранее предупреждаем о возможных неточностях и пропусках в его биографии, связанных с тем, что об отдельных периодах его жизни, продолжавшихся по нескольку лет, мы не имеем никаких или почти никаких сведений.

Требуются волонтёры