протоиерей Валентин Амфитеатров

СЛОВО в день Благовещения Пресвятой Богородицы

«Благовестите день от дне спасение Бога нашего»

(прокимен службы Благовещения)

Земля не осталась безмолвной при благой вести с неба, которую ждала несколько тысячелетий, и благовествовала радость великую в лице многих земнородных, достойно послуживших тайне Благовещения. Пресвятая Дева первая услышала благовестие от Архангела, первая глубоко запечатлела его в своем сердце. Приняли его с любовью и ревностно благовествовали «день от дня» всему миру апостолы, исповедники, мученики, пастыри и учители и все истинные последователи Христовы словом и письменами, жизнью и смертью. И многие избранники приняли благовестие своим благим сердцем. Но не все приняли благую весть о спасении. Одни встретили ее злоречием, осмеянием и клеветами, другие слово благовестия старались связать оковами, сжечь в огне, потопить в крови, зарыть в могилах исповедников.

Как в наше время встречается и принимается благовестие спасения? Находит ли оно живое сочувствие в сердцах всех христиан? И в наше время, благодарение Богу, есть истинные последователи Евангелия, которые истинами его дорожат больше, чем всякими другими, имеющими интерес временный. Но нельзя скрыть и того, что в наше время немало и таких христиан, которые очень равнодушны к этим истинам, так что весть об их вечном спасении кажется им если не меньше, то и не важнее других вестей, касающихся или временной судьбы какого-нибудь народа, или даже мелочной обыденной жизни, – такого рода новость многими выслушивается с большим вниманием, нежели какая-нибудь евангельская истина. Отчего это происходит? Конечно, оттого, что мы с первых лет жизни не сумели осознать важности благовестия о спасении человека, и оттого, что религиозное воспитание, многими из нас полученное, не сумело развить в нас направления, при котором мы могли бы достичь христианского совершенства. Когда и как должно начинаться религиозное воспитание человека? – Побеседуем об этом, слушатели, в честь настоящего празднества.

Важнейшее время в жизни каждого – это ее первые годы, потому что будущее всегда развивается из настоящего. Направление, какое принимают в детстве наши мысли и желания, обыкновенно продолжается до конца жизни и часто решает судьбу многих навеки. У кого юность жизни проведена в суетности и рассеянности, у того продолжение и конец ее бывают по большей части несчастны. Религия требует неотложного начинания, раннего упражнения в мышлении и действовании по ее предписаниям. Если вы хотите дать детям доброе направление, при котором они могли бы достигать совершенства христианского, то должны заботиться преимущественно о том, чтобы с первых лет внушить им уважение и любовь к религии.

Неразумно держать детей первое время жизни в религиозном неведении, надеясь вознаградить все впоследствии. Когда легкомысленные и дурные правила овладели уже умом и сердцем, тогда уже больше не изучают как должно религии, чтобы не иметь ее мерилом своего поведения, а стараются о том, как бы освободиться от ее требований. Модные воспитатели обыкновенно рассуждают так: «Представления о Боге и Его откровении для дитяти слишком высоки; оно слишком слабо для того, чтобы понять истины религии, – и потому человека надо приводить к Богу не ранее, как в то время, когда пробудится ум и мыслительная способность приобретет довольно силы для того, чтобы подняться к высотам религии». Против этого надобно сказать:

1. Что религиозное воспитание дитяти не только возможно, но весьма легко и удобно. Конечно, дитя не может обнять своим умом истин религии; но религия требует не столько ума, сколько сердца: «Блаженны чистые сердцем, – говорит Слово Божие, – ибо они Бога узрят» (Мф. 5:8), «сердцем веруют к праведности» (Рим. 10:10). Разум дитяти, конечно, слаб, но зато свободен от предрассудков и потому восприимчивее для истины. Что же касается до чувств сердца, то у дитяти они несравненно чище и светлее, нежели у взрослого. Сердце дитяти не обуревается беспорядочными страстями, не дышит злобой и ненавистью; оно чисто как зеркало, нежно и мягко как воск, – и потому религия удобно воспринимается этим сердцем и беспрепятственно приносит свои небесные плоды. Первое пробуждающееся в человеке чувство обязанностей есть вместе и пробуждение религии в его сердце.

Первые ощущения привязанности, любви и благодарности к отцу и матери суть первые явления его религиозности. Почему же дитя те чувства, которые оно питает к видимому отцу, не может перенести и к невидимому Отцу Небесному? Почему оно, коль скоро сознает свою зависимость от родителей, не может познать своей зависимости от Творца и Хранителя всех тварей?

Почему не может оно, коль скоро почувствует любовь и доверенность к родителям земным, перенести эту любовь и доверенность к Тому, от Кого исходит «всяк дар совершен»? Божественный Наставник, Иисус Христос не только почитает детей способными к богопознанию, но представляет нам в пример их простосердечие и жажду ведения. «Славлю Тебя, Отче, – говорит Он, – что Ты утаил сие от мудрых и разумных и открыл младенцам» (Лк. 10:21); «если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное» (Мф. 18:3).

2. Откладывать религиозное воспитание человека до позднейшего времени в высшей степени опасно. Что легче соблазнить, как ни детский возраст? Дитя не знает опытно следствий от заблуждений и пороков; оно не подозревает ни в ком обмана и верит всякому. Следовательно по какому скользкому пути пойдет оно и как скоро может пасть, если религия не защитит его пробуждающегося разума, прежде нежели овладели им предрассудки и ложные правила! Когда человек вступит в свет, повсюду подстерегают его случаи ко греху, – повсюду люди, которые своим примером внушают расположение к чувственности. Сначала овладевает человеком робость и некоторый страх; но мало-помалу это чувство ослабевает и, наконец, совершенно может исчезнуть. Присовокупите к сему и то, что большая часть юношей в такие годы, когда они еще нуждаются в присмотре, бывают удалены от отеческого дома, без друга и советника, без надежного руководителя, предоставленные самим себе. Если они не получили в детстве от родителей прочных наставлений в религии, если они вступили на путь жизни без страха Божия и благочестия, если не познали прямого пути, то что будет с ними?

Неправы и те родители, которые, хотя с ранних лет и внушают детям истины религии, но делают это без усердия и надлежащего внимания. Первое, чем обыкновенно начинается религиозное воспитание, есть изучение молитв, которые дети утром и вечером произносят механически. Потом указывают детям на общие религиозные истины; но нередко это делается так небрежно и как бы мимоходом, что дитя не чувствует ни важности, ни значения их, – или же делается в таком грозном и повелительном тоне, что бедное дитя трепещет и боится угрозами навязанной ему молитвы. Когда приходят годы, в которые дети должны получить обширнейшие наставления, тогда они передаются на руки посторонних учителей и от них уже получают религиозное воспитание. В большинстве случаев таким образом воспитываемые дети почти всегда не бывают близки с родителями, так что до слуха последних только извне доходят вести об их успехах; плодов же наставлений родители не только не видят и не исследуют, – они не знают, какие семена в душе детей взошли и какие никогда не взойдут. Дав такое воспитание детям, родители думают, что сделали все для них в религиозном отношении, и начинают заботиться о том, чтобы сделать их счастливыми в свете.

Ясно, что этому воспитанию не достает духа и жизни, а потому оно и не приносит надлежащих плодов. Только тогда религиозное воспитание будет истинно полезно для человека, когда оно глубоко проникнет в душу его, когда человек в истинах религии и исполнении закона Божия будет находить радость, утешение и счастье.

А для этого необходим добрый пример. Но кто может быть для детей ближайшим и лучшим примером как не родители? К вам имеют дети беспредельную любовь, на вас всегда устремлены их очи, за вашими действиями любят следить они непрестанно. Напрасны будут ваши слова, если вы своего богопочтения не выскажете в ваших действиях, если дети не будут видеть вас молящимися, прежде нежели сами начнут молиться. Напрасно вы будете говорить им о том, что закон христианский есть закон любви, если ваша жизнь не будет зеркалом этой любви, если у вас не будет чистосердечия в служении, ревности во вспомоществовании братьям-людям, кротости и терпения в перенесении недостатков и слабостей ближних. Примеры несравненно больше действуют, нежели наставления. И потому «горе тому, кто соблазнит одного из малых сих» (Мф. 18:6)!

Заботьтесь при всяком случае, а особенно во время необыкновенных событий в жизни, указывать вашим детям на Бога и поддерживать в них чувство совершенной зависимости от Его святой воли.

3. Заботьтесь о том, чтобы учению христианскому дать силу и жизнь вашим примером и наставлением, не забывайте и того, чтобы сколько можно долее поддерживать невинность и простосердечие детей. Там обитает вера и доверие, где природа не испорчена искусством света. Истинные достоинства, по учению Слова Божия, суть не внешние, а внутренние (см. Лк. 11:39, 40). Но как часто родители забывают эту важную истину и детей своих очень рано ведут в свет и знакомят с приманками чувственности! Такое легкомыслие есть непростительный грех против счастья детей. Дитя, доколе дом родительский служит для него миром, невинно смотрит на жизнь; ему кажутся люди столь же добрыми и кроткими, как оно само; о большей части погрешностей дитя не имеет никакого понятия. Но вы сами изгоняете его из его домашнего рая, и оно встречает множество предметов, которых еще очень долго не имело бы нужды видеть; в нем возбуждаются чувства, которые в позднейшие годы, может быть, и не явились бы; ему встречаются предметы, которые рассеивают его мысль и портят невинное сердце.

В заключение всего обратим свое благоговейное внимание на Пресвятую Деву, Которая первой сподобилась принять благовестие от Архангела. В Ее высоком примере мы увидим тот путь, которым должен идти каждый из нас, чтобы достигнуть дерзновения непостыдно и безбоязненно благовествовать Евангелие Спасителя нашего. Пресвятая Дева в трехлетнем возрасте была введена в храм Господень и там воспитывалась; чему и как научилась Она, это показывает самое место воспитания. Перед Ее глазами были всегда не преходящие образы мира, а образы невидимого и небесного; слух ее наполнялся не шумом суеты мирской, а молитвами и песнопениями, возносимыми ко Господу. Оттого и душа Ее более и более отрешалась от земного и приближалась к небесному.

Таким образом, Пресвятая Дева еще задолго до Благовещения предрасположила душу Свою к принятию его. Вот где причина, что тайна Благовещения принята Ею с готовностью, глубоко запала в Ее сердце и неизгладимо запечатлелась в нем.

Итак, первоначальное воспитание под святым покровом веры и Церкви, в страхе Божием и благочестии, – вот что нужно для того, чтобы тайна Благовещения Христова вкоренилась в сердцах христиан. Приложим же старание о сем, да и мы достигнем спасения Бога нашего. Аминь.


Источник: Приводится по изданию: Прот. Валентин Амфитеатров. Духовные поучения. М. 1911 г. Цензор - священник Александр Гиляревский.

Комментарии для сайта Cackle