преподобные Варсонофий Великий и Иоанн Пророк

Предсуществование душ

Вопрос 606. Брат вопросил святого старца авву прп. Варсанофия: не знаю, Отец мой, каким образом увлекся я книгами Оригена, Дидима и гностическими сочинениями Евагрия и учеников его. Они говорят, что ду́ши человеческие были созданы не вместе с телами, но прежде них были простыми [γυμνοί, нагие] умами, то есть бестелесными; подобно сему, и Ангелы и демоны были простые умы. И люди, падши в преступление, осуждены были жить в сем теле, Ангелы же, сохранив себя, сделались Ангелами [В «Христианском чтении» после сих слов сказано еще: «а демоны по причине многих нечестий сделались демонами», но в греческой книге, напечатанной в Венеции в 1816 г., сих слов не находится]. Пишут они и другое подобное сему, например, что будущее мучение должно иметь конец и люди, и Ангелы, и демоны возвратятся снова в первое свое состояние, то есть будут простыми умами, и это они (еретики) называют восстановлением. Душа моя впала в двоедушие и сетует, сомневаясь, истинно ли сие, или нет; и потому прошу тебя, владыко, научи меня истине, чтобы я мог держаться ее и не погибнуть, ибо в Божественном Писании ничего о сем не говорится. И сам Ориген в толковании своем на Послание к Титу утверждает, что ни апостольское, ни церковное предание не говорит, чтобы душа существовала прежде создания тéла, потому Ориген признаёт еретиком того, кто говорит это. Но и Евагрий в главах своих, называемых гностическими, свидетельствует, что того никто не возвестил нам, не открыл и Сам Дух. Во второй сотне, в 64-й, из так называемых гностических глав, он пишет: «О первом никто не говорит, а о втором сказал Глаголавший в Хориве». И опять в 69-й главе той же сотни он говорит так: «Дух Святой не открыл нам ни о первом разделении умных существ, ни о первобытном существовании тел». О том же, что не будет ни восстановления, ни конца му́ке, Сам Господь объявил нам в Евангелии, сказав: «и пойдут сии в му́ку вечную» (Мф. 25, 46), и еще: «червь их не умирает и огонь не угасает» (Мк. 9, 43). Откуда же взяли они это, владыко, когда ни апостолы нам сего не передали, ни Дух Святой не открыл (как сами они свидетельствуют) и в Евангелии сказано противное? По благоутробию твоему, отец мой, окажи милость моей немощи, и скажи мне: каково оное учение?

Ответ. Брат! Увы и го́ре роду нашему: что мы оставили и что исследуем, о чём стараемся и обо что претыкаемся? Оставили мы правые пути и хотим идти по «путям тьмы», чтобы и на нас исполнилось слово Писания: го́ре тем, «которые оставляют стези прямые, чтобы ходить путями тьмы» (Притч. 2, 13).

Поистине, брат, я оставил плач о само́м себе и плачу о тебе: во что ты впал? Перестал я плакать о грехах моих и оплакиваю тебя, как сына моего. Небеса ужасаются, о чём любопытствуют люди! Земля сотрясается, как они хотят исследовать непостижимое! Это догматы языческие. Это пустословие людей, которые думают о себе, что они нечто значат. Это словá людей праздных. Это порождения прелести, ибо сказано: «называя себя мудрыми, обезумели» (Рим. 1, 22). И если хочешь уразуметь, внимай: «По плодам их узнáете их» (Мф. 7, 16). Каковые же плоды их? Надмение, уничижение, расслабление, леность, претыкание, отчуждение от закона, или, лучше сказать, от Законоположника Бога. Они – жилище демонов и князя их диавола. Сии мнения не к свету ведут тех, которые им веруют, но во тьму. Они не к страху Божию побуждают, но более к преуспеянию диавольскому. Они не извлекают из тины, но погружают в нее. Это суть плевелы оные, которые враг посеял на поле Домовладыки. Это терние, выросшее на земле, проклятой Владыкою Богом. Они – совершенная ложь, совершенная тьма, совершенная прелесть, решительное отчуждение от Бога. Бегай их, брат, чтобы учение их не утвердилось в твоем сердце. Они иссушают слезы, ослепляют сердце и всесовершенно погубляют людей, внимающих им. Не останавливайся на них и не размышляй о них: они исполнены горечи и приносят плоды смерти. Касательно же вéдения о будущем – не заблуждайся: что здесь посеешь, то там и пожнешь (см. Гал. 6, 7). По исходе отсюда никому нельзя уже преуспеть. Нетрудно Богу вместе с человеком создать и душу его. В рассуждении же небесных чинов Божественное Писание заграждает уста всякому человеку, говоря: «Он [сказал, и они сделались,] повелел, и сотворились; поставил их на веки и веки» (Пс. 148, 5–6). А что Бог поставил, переменяется ли то? У Него, по Писанию, «нет изменения» (Иак. 1, 17). Где нашел ты, чтобы старание какого-либо Ангела привело его в успеяние?

Брат, здесь делание – там воздаяние, здесь подвиг – там венцы. Брат, если ты хочешь спастись, не вдавайся в это учение, ибо свидетельствую тебе пред Богом, что ты впал в ров диавольский и в крайнюю погибель. Итак, отступи от сего и последуй Святым Отцам. Приобрети себе смирение и послушание, плач, подвижничество, нестяжание, вменение себя ни во что и подобное сему, что находишь в словах и в жизни Отцов. Сотвори же «достойный плод покаяния» (Мф. 3, 8) и не смотри на меня, который говорю и не делаю, но помолись, чтобы и я некогда пришел в познание истины, во славу Святой Троицы, ныне и присно, и вовеки, аминь.

Вопрос 607. Тот же брат вопросил о сем учении другого старца, авву Иоанна.

Ответ. Это не есть «мудрость, нисходящая свыше, но земная, душевная, бесовская» (Иак. 3, 15). Это учение диавольское. Это учение ведет в му́ку вечную тех, которые внимают ему. Кто занимается сим учением, тот делается еретиком. Верующий ему отвратился от истины. Согласующийся с сим чужд пути Божия. Делатели Христовы не научили сему. Принимающие слово истины не принимают сих мнений. Скорее оставь их, брат, чтобы не обжечь тебе сéрдца своего огнем диавольским, чтобы вместо пшеницы не посеять на поле своем терния и вместо жизни не получить смерти; и зачем говорю много – чтобы вместо Христа не принять тебе диавола. Не медли в том и спасайся молитвами святых, как Лот из Содома. Аминь.

610. Вопрос того же и других братьев к тому же великому старцу.

Отец мой! Умствующие о предсуществовании душ не стыдятся говорить о святом Григории Богослове, что и он подтверждает то же в словах своих на Рождество Христово и на день Пасхи, толкуя некоторые изречения его по своему разуму и опуская то, что там ясно сказано о создании первого человека, о его душе и теле, сообразно с Церковным Преданием. Ибо он так говорит: «Желая показать сие, Творческое Слово из двух природ, невидимой и видимой, творит одно живое существо – человека, и, взяв тело из вещества, уже прежде сотворенного, тотчас вдохнуло в оное жизнь из Себя, что мы называем разумною душою и образом Божиим» [Твор. св. Григория Богослова в рус. пер. Ч. III, с. 242. Ч. IV, с. 157]. И в последующих стихах найдешь у него много ясно и несомненно сказанного о человеке, сотворенном из преждесотворенного вещества и души, данной Богом. Там же он много восхваляет природу человека и называет даром, достойным Бога, спасение тéла и души и вовсе не говорит того, что они ему приписывают, будто бы душа вследствие осуждения облечена телом, дабы понесла наказание за прежние свои согрешения. И в других различных сочинениях цель его открывается совершенно чистою от такого учения. Они с радостью говорят и о святом Григории, брате Василия Великого, будто и он тоже сказал и допускает предсуществование душ, перетолковывая также и его некоторые слова. Но он в 30-й главе своего сочинения «О создании человека» сильно противоречит сему мнению о предсуществовании и опровергает его, так же, как и блаженный Давид, и святой Иоанн, и Афанасий, и все прочие учителя и светильники Церкви. О восстановлении же ясно говорит тот же святой Григорий Нисский, только не о таком, какое они разумеют, что будто бы по окончании мучения человек будет восстановлен в первобытное свое состояние, то есть будет чистый ум; но говорит, что мучение будет смягчено и окончится. Итак, скажи, отец мой, почему такой человек не говорит справедливо, как прилично было бы мужу святому, сподобившемуся беседовать по внушению Духа Святого. Также и о рае некоторые Отцы и учителя несогласны между собою, говоря, что он не есть чувственный, но мысленный. И в других главах Писания можно найти некоторое разногласие. Просим тебя, владыко, объясни нам сие, чтобы, просвещенные вами, мы прославили Бога и не сомневались во Святых Отцах наших.

Ответ прп. Варсонофия. «Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, благословивший нас во Христе всяким духовным благословением в небесах. Аминь» (Еф. 1, 3).

Братия! Прилично теперь сказать с Апостолом: «Я дошел до неразумия... вы меня к сему принудили» (2Кор. 12, 11). Ибо для вас я вынужден исследовать то, что превышает мои силы, и говорить то, что вовсе не пользует душе, хотя и не вредит ей. Мы забыли апостола Павла, который говорит:» гнев и крик, и злоречие со всякою злобою да будут удалены от вас» (Еф. 4, 3), а я прибавлю: с чревообъедением и блудом, и сребролюбием, и прочими страстями, о которых мы должны рыдать день и ночь и плакать непрестанно, чтобы множеством слёз совершенно омыть скверну их и сделаться из нечистых – чистыми, из грешных – праведными, из мертвых – живыми. Мы же, напротив, занимаемся только словами, за которые также должны будем дать ответ. Ибо сказано: «Ты воздашь каждому по делам его» (Пс. 61, 13), и еще: «всем нам должно явиться пред судилище Христово, чтобы каждому получить соответственно тому, что он делал, живя в теле, доброе или худое» (2Кор. 5, 10). Нам должно стараться о том, о чём старались Отцы наши авва Пимен и проч. Сие старание научает вменять себя ни во что, ни с кем себя не сравнивать, считать себя землею и пеплом. А то научает считать себя мудрым, приходить в гордость, придавать себе значение, при всяком случае сравнивать себя с другими и чуждаться смиренномудрия. Простите меня, не оттого ли вы сим занимаетесь, что находитесь в праздности? Если так, то подите на «торжище» и оставайтесь там, пока не придет Господин до́ма и не возьмет вас в виноградник Свой (см. Мф. 20, 3–4). Когда бы в сердце вашем было попечение о страшном оном сретении, то вы не вспоминали бы о сем учении. Пророк забывал «есть хлеб» свой (Пс. 101, 5), а мы питаемся изобильно и предаемся нерадению, потому и впадаем в сии умствования. Не того требует от нас Бог, но освящения, очищения, молчания и смирения. Впрочем, мне не хотелось оставить вас в недоумении, также и просить Бога подать мне извещение о сем; я скорбел будучи утесняем тем и другим, и избрал лучше самому́ подвергнуться ско́рби, только бы вас избавить от нее, вспоминая сказавшего: «Носúте бремена друг друга» (Гал. 6, 2).

Итак, послушайте, что Бог открыл мне за три дня до того, как вы написали мне свой вопрос. Все Отцы, угодившие Богу, святые и праведные, и верные рабы Божии да помолятся обо мне! Не думайте, чтобы люди, хотя и святые, могли совершенно постигнуть все глубины Божии; ибо Апостол говорит: «мы отчасти знаем и отчасти пророчествуем» (1Кор. 13, 9), и еще: «одному дается Духом» то и то, но не все дарования одному человеку. «Всё же производит один и тот же Дух» (1Кор. 12, 8–11). Зная, что действия Божии непостижимы, Апостол воззвал: «О, бездна богатства и премудрости и вéдения Божия! Как непостижимы судьбы Его и неисследимы пути Его! Ибо кто познал ум Господень? Или кто был советником Ему?» (Рим. 11, 33–34) и проч. Святые, сделавшись учителями, или сами собою, или принуждаемые к тому другими людьми, весьма преуспели, превзошли своих учителей и, получив утверждение свыше, изложили новое учение, но вместе с тем сохранили и то, что приняли от прежних учителей своих, то есть учение неправое. Преуспев впоследствии и сделавшись учителями духовными, они не помолились Богу, чтобы Он открыл им относительно первых их учителей: Духом ли Святым внушено было то, что они им преподали, но, почитая их премудрыми и разумными, не исследовали их слов; и, таким образом, мнения учителей их перемешались с их собственным учением, и святые сии говорили иногда то, чему научились от своих учителей, иногда же то, что здраво постигали собственным умом; впоследствии же и те, и другие словá приписаны были им. Принимая от других, преуспев и сделавшись лучшими, святые Духом Святым говорили то, что вверялось им с утверждением от Него; говорили и то, что им было преподано прежними учителями их, не исследуя слов их, тогда как им должно было исследовать оные, и чрез молитву к Богу и вопрошения просвещенных Духом удостовериться, справедливы ли они. Таким образом, перемешались учения, и всё, что говорили сии святые мужи, их имени приписывалось.

Итак, когда слышишь, что кто-либо из них говорит о себе, что он от Духа Святого слышанное поведает, то сие несомненно, и мы должны тому верить. Если же святой муж и говорит о вышеупомянутых мнениях, то не найдешь, чтобы он подтверждал словá свои, как бы имел утверждение свыше, но они проистекли из учения прежних его учителей, и он, доверяя знанию и премудрости их, не вопрошал Бога, истинно ли сие. Вот, вы слышали всё мое разумение; безмолвствуйте отныне и упражняйтесь о Боге и, оставя празднословие, будьте внимательны к страстям вашим, за которые потребуется от вас ответ в день судный. А о том вас не спросят, почему вы не знаете или не изучили сего. Плачьте отныне и рыдайте. Исследуйте следы Отцов наших, Пимена и прочих, «бегите, чтобы получить» (1Кор. 9, 24) о Христе Иисусе, Господе нашем, Которому слава вовеки, аминь.

Комментарии для сайта Cackle