протоиерей Василий Бандаков

Поучение 6-е

Пред Тобою, пред единым Тобою я согрешил, и пред Твоими очами сделал зло, так что Ты праведен в слове Твоем и чист в сердце Твоем.

Христиане! Царь Давид просит себе помилование от Бога, между прочим, и потому, что он будто бы пред единым Богом согрешил, пред одними Его очами сделал зло. Неужели человек, впадая в грех, пред одним Богом согрешает?

Точно, каждый грешник грешит пред Богом; ибо он нарушает его святой закон, презирает Его благую волю. Мы огорчаемся, если равный нам человек не исполнит воли нашей: – как же не огорчаться и не разгневаться Творцу нашему, Который сотворил нас, дал нам жизнь и все блага земные и обещал дать нам даже блага небесные? А человек – сей прах и пепел пред Богом, сей червь ничтожный, – по упорству своему, по гордости и, нередко по своему заблуждению, грешит. Если б человек не знал закона Божия, который ему постоянно во храме Божием проповедуется; если бы он был дикарь, или бессмысленное животное, то он менее был бы виновен; но он все знает, все разумеет и, между тем, грешит, тяжко грешит: грешит и против Бога, и против ближнего своего, и против самого себя. Грешит против Бога, ибо презирает Его святой закон; – грешит против ближнего, ибо отнимает у него его собственность, его честь, его труды, его здоровье; против самого себя грешит, оскверняя душу и тело свое: и пьянством, и блудодеянием, и завистью, и гневом, и гордостью, и другими грехами.

Давид согрешил таким образом против Бога, против ближнего и против себя самого. – Он оскорбил Бога, лишил жизни Урию, осквернил свою душу, разлил соблазн по всему государству. Что же значит, что он сказал пред Тобою, пред единым Тобою я согрешил? Царь отвечает за дела свои одному Богу; никто не смеет требовать от него отчета, никто другой его судить не может; никто не дерзает, никто не может его ни награждать, ни наказывать. – Вот почему он так молится пред Богом: пред Тобою, пред единым Тобою, я согрешил, и пред Твоими очами сделал зло. За грехи и пороки царя никто не отвечает: ни подданные его, ни друзья его, ни родные. Чем виновны его подданные, если он согрешил? Скорее он будет отвечать пред Богом за грехи подданных своих, нежели они за его грехи. Притом, за тот же самый грех – простой и обыкновенный человек гораздо легче наказывается; а по мере знатности, ума, силы и величия его и важности должности и самое наказание увеличивается. На все преступления других людей полагаются разные роды наказаний; против преступлений же самого царя нет закона – ни в законах гражданских, ни в божественных. Бог один его судья и мздовоздаятель; потому то Давид говорит: пред Тобою, пред единым Тобою я согрешил, и пред Твоими очами сделал зло, – зло великое, непростительное, – зло такое, которое никто в мире, кроме Тебя, не исправит; но Ты праведен в слове Твоем и чист в деле Твоем. Ты уже произнес на меня суд чрез Нафана пророка; Ты уже сказал, что меч за меч, кровь за кровь, бесчестие за бесчестие. Я заслужил это наказание, я еще большего наказания заслуживаю; потому вижу одну праведность в том, что Ты изрек против меня, – вижу правоту в суде Твоем; и не дерзаю на сей суд роптать на Тебя. Ты свят, а я грешен; Ты праведен, а я величайший беззаконник. Слово Твое всегда было праведно, как и Ты праведен, суд Твой справедлив и чист от нареканий; только помилуй меня, Боже, по великой милости Твоей. Помилуй меня, не жестоко наказывай, – удержи меч Твой, не лишай меня преждевременно жизни, не карай за мой грех подданных моих, – уменьши тот позор, который грозит мне бесчестием; особенно же помилуй меня потому, что я в беззаконии рожден, и во грехе зачала меня мать моя: се бо в беззаконии зачат есмь, и во гресех роди мя мати моя. Я бы и не сказал этого, особенно теперь, когда умоляю Тебя об одном помиловании меня; но Ты сам внутри меня, открывая мне мудрость, открыл и эту мне тайну; потому-то я и оправдываюсь ею. Зачем Ты мне ее открывал? Се бо истину возлюбил еси, безвестная и тайная премудрости Твоея явил ми еси.

Ах! христиане, – мы не можем оправдываться ни в каком грехе, ибо первородный грех омыт крещением; произвольный – кровью Сына Божия. Но вот мы опять впадаем в грех, и милосердие Божие позволяет нам еще и еще являться на судилище покаяния и очищать грехи чрез исповедь: долго ли это? Дотоле, пока долготерпение Божие истощится. Надеждою на покаяние мы часто обманываем себя и будем обманывать до самой смерти. Бог милосерд, но не для тех, которые думают только перед смертью совершенно покаяться. Давид согрешил, но за то, что не сам пришел к мысли покаяться, а подвинут был к покаянию Богом, – за то понес тяжкое наказание. Если бы он сам, без напоминания, покаялся, – очевидно, что он предупредил бы все те наказания, которые Господь изрек ему чрез пророка. Но видя, что Давид не кается, Он изрекает Свое определение и, будучи правосуден, исполняет оное. Начни Давид проливать свои слезы прежде определения Божия, тогда меч Божий, верно, был бы отклонен от него, бедствия были бы умалены, степень наказания уменьшена, а чрез это и самое милосердие Божие было бы над ним увеличено. Христианин! Видя это на Давиде, спеши истинное принести покаяние; не медли обратиться ко Господу с раскаянием и предупреди Его Божеский гнев против тебя; своевременно воспользуйся благодатью и милосердием Господа нашего Иисуса Христа, Которому воздадим славу во веки веков. Аминь.


Источник: От Московского Духовно-Цензурного Комитета печатать дозволяется. Москва, апреля 1 дня, 1902 года. Цензор протоиерей Александр Смирнов. Москва. Издание книгопродавца А. Д. Ступина. Типография Вильде, Малая Кисловка, собственный дом. 1902

Комментарии для сайта Cackle