протоиерей Василий Михайловский

№ 39. Неделя двадцать вторая по Пятидесятнице

Гал. VI, 11–18

11. Братия, видите, как много написал я вам своею рукою.

12. Желающие хвалиться по плоти принуждают вас обрезываться только для того, чтобы не быть гонимыми за крест Христов,

13. ибо и сами обрезывающиеся не соблюдают закона, но хотят, чтобы вы обрезывались, дабы похвалиться в вашей плоти.

14. А я не желаю хвалиться, разве только крестом Господа нашего Иисуса Христа, которым для меня мир распят, и я для мира.

15. Ибо во Христе Иисусе ничего не значит ни обрезание, ни необрезание, а новая тварь.

16. Тем, которые поступают по сему правилу, мир им и милость, и Израилю Божию.

17. Впрочем никто не отягощай меня, ибо я ношу язвы Господа Иисуса на теле моем.

18. Благодать Господа нашего Иисуса Христа со духом вашим, братия. Аминь.

Неприятно честному, праведному человеку защищаться от клеветы и особенно от молвы, пущенной в толпу народа. Еще тягостнее писать защищение и объяснения по возводимым доносам. Много при этом требуется и тратится времени попусту на писанье; тем больше жаль времени, что оно вместо того могло бы быть употреблено с большею пользою для другого, общественного дела. При этой молве бывает лишняя тревога духу человека, подрывается уважение, ослабляется предприимчивость и живость в трудящемся общественном деятеле, и иногда расстраивается здоровье от судебной переписки и проволочек. Делать нечего: в жизни честному человеку не избежать клеветы. Добрые его действия заподозреваются, объясняются иначе, в дурную сторону; живое его слово, развившее слушателей, неблагонамеренными людьми толкуется и вкривь и вкось. Писать же каждое слово, каждое поучение учителю истины нет ни времени, ни сил. Но злоба клеветников вызывает и на письменное изложение своих убеждений для отражения лжеучения и невежествующих обвинителей.

По таким-то обстоятельствам и святой апостол Павел вынужден был письменно изложить пред галатами, им же обращенными ко Христу, свой взгляд на отношение ветхозаветных обрядов, богослужения и обрезания к новозаветной жизни. И, что особенно замечательно, все Послание к Галатам святой апостол Павел написал сам, собственною своею рукою. Другие же его послания были им диктованы, а он только подписывал под ними свое имя и приветствие к христианам (Рим. XVI, 22; 1Кор. XVI, 21).

Очевидно, для святого апостола Павла, потрудившегося более всех апостолов (1Кор. XV, 10), имевшего обширный круг разнородных занятий и обязанного проповедовать Христа живою речью и своею жизнью, письменно, при недостатке хорошего и скорого почерка излагать самому свое учение и притом защищаясь от клеветы – было не радостно, а тягостно.

Поэтому, когда ему самому пришлось написать своею рукою Послание к Галатам, не по особенной какой-либо преимущественной пред другими христианами любви к ним, а по крайней нужде, то он в заключении послания умоляет галатийских христиан не отягощать его более (Тал. VI, 17), потому что он уже давно и помимо неприятностей от галатов носит на теле своем язвы Господа Иисуса (Гал. VI, 17), свидетельницы веры и любви апостола ко Христу.

Гл. VI, ст. 11. Видите, братия, как много написал я вам своею рукою, как никогда и никому не писал из христиан. И сделал это, с одной стороны, по чувству любви к ним. Он увещевает их пожалеть его, оценить любовь его, труд в письменном изложении Христова учения, им преподанного. Писать поучение гораздо труднее, чем говорить незаписанное. Для написания проповеди, особенно назначенной в потомство, требуется сосредоточенность, осторожность, употребляется гораздо более времени. Пастырь-проповедник проводит в труде для паствы время за полночь, чтобы дать назидание не только слушающим, но и вдалеке читающим. Он бодрствует, составляя и пиша поучение в то время, когда паства уже почивает от трудов дневных. И потом, когда слово пастыря уже записано и делается достоянием современников и потомства, тогда оно и трудолюбие проповедника не всегда оцениваются снисходительно, а нередко подвергаются осуждению.

С другой стороны, св. апостол написал своею рукою все послание и для отражения злого подозрения. Кто же высказывает это подозрение и распускает про св. апостола Павла дурную молву?

А это те из обратившихся к Христовой вере евреев, которые и в христианстве не хотели навсегда отстать от старых обрядов и готовы были навязывать их и обратившимся ко Христу язычникам, например галатам. Что же это за люди? С желанием ли более верного спасения галатам или со своекорыстною целью? Уж не с целью ли изменить Христу и сорадоваться отпадению других от чистой Христовой веры? Св. апостол так нам их описывает, скорбя о подъятом в написании послания труде ради таких людей:

(ст. 12) эти люди, желающие хвалиться по плоти, принуждают вас обрезываться только для того, чтобы не быть гонимыми за крест Христов. Видите, клеветникам Павловым – хотя и молодым христианам, не хотелось не только пострадать, принять раны и язвы за имя Христово, но даже испытать легкое гонение. А тогда, действительно, христиан преследовали и евреи, и язычники, кажущихся же евреев щадили, оставляли в покое. Что же делают тогда некоторые крещеные евреи? А они не только сами кажутся чистыми евреями, но даже заботятся об обращении к еврейству и других. Таким образом поведения они думают угодить и нашим, и вашим: и себя сохранить от гонений, и других выручить из опасности бедствовать за Христа, и даже заслужить от гонителей одобрение за такую деятельность.

Ст. 13. Ибо и сами обрезывающиеся не соблюдают закона, но хотят, чтобы вы обрезывались, дабы похвалиться в вашей плоти. Невольно припоминаются здесь слова Христовы об еврейских учителях, которые своим упорством в иудействе губят себя самих и усердным обращением в иудейство делают еще более несчастными обращенных ими людей. Горе, горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что обходите море и сушу, дабы обратить хотя одного; и когда это случится, делаете его сыном геенны, вдвое худшим вас… Вы по наружности кажетесь людям праведными, а внутри исполнены лицемерия и беззакония… сами не входите в Царство Небесное и хотящих войти не допускаете. (Мф. XXIII, 15, 28, 13). Из рода таких лицемеров были и враждовавшие на апостола Павла крещеные евреи. Таких лжеучителей было и бывает немало во все времена. В христианском мире есть целое общество людей, нарочно посвятивших себя ложному учению о Христе и Его законе, и особенно о каком-то видимом, немыслимом главе Церкви – папе римском. Это – иезуиты. Они не жалеют ничего, жертвуют всем – и истиною Евангелия, и своею совестью, подделываются под вкус обращаемых ими, оставляют им их язычество, потворствуют их страстям, лишь бы только они согласились веровать в архиерея римского как в непогрешимое существо. А сами-то они вовсе не веруют в то. Проходят они и сушу, и море, проникают на окраины мира, устрояют себе приют на отдаленных островах широких морей, внутри диких стран и там приобретают себе подобных. Такие труды они предпринимают не ради славы Божией, а ради своей славы, чести, наград, потому что за каждую обращенную или записавшуюся в папство душу полагается им особая плата; следовательно, чем больше обращенцев, хотя и наружных, тем больше им и денежной награды. По этому побуждению они невзыскательны на средства к обращению непапских учеников. У них идет в дело и клевета на других веропроповедников и на другие вероисповедания; не далеки они «для большей славы Божией» и от насильственных мер, пыток, заключения, обеднения искомых людей, лжи, подкупа и лести. И с какою страстностью эти иезуиты и им подобные силятся завлечь в свой иезуитский кружок – притон одиночек, со всецелым послушанием и кажущейся нищетою – это известно всем и каждому. Они не обращают внимания и не жалеют, что таких пришельцев они делают сынами геенны, вдвое худшими их самих. Все это делается из-за самолюбия и своекорыстия.

Ст. 14. А я не желаю, говорит св. апостол, хвалиться, разве крестом Господа нашего Иисуса Христа, которым для меня мир распят, и я для мира.

Хвалятся, хвастают обыкновенно тем, что особенно ценится всеми, что составляет достоинство, например богатство, знатность рода, удачи в предприятиях, ум, образованность, изобретательность, хорошие, послушные и даровитые дети. И св. апостол мог бы, кажется, без самолюбия указать и на свои преимущества, например на почетное римское гражданство, на свой ум и обширную образованность, на свое значение среди других христианских деятелей. Однако ж обо всем этом он умалчивает, все это считает тщетным, ничего не стоящим. Для него радость, честь и слава – в Кресте Иисуса Христа, распятого за всех нас и давшего св. апостолу тоже понести за Его имя крест. В чем же состоит похвала о Кресте? В том, что Христос ради нас принял зрак раба, состояние уничижения, и претерпел страдания за нас грешных, неблагодарных и недостойных, и так возлюбил нас, что предал Себя на смерть. Что же можно найти равное сему? Если рабы хвалятся, хвастают похвалою, полученною им от своего господина, подобного им человека, то как же не хвалиться нам, когда Господь, истинный Бог, для нас не постыдился креста – самого позорного орудия казни? Посему и мы не будем стыдиться Его неизреченного милосердия к нам! Узник, в тюрьме заключенный и после посещения ее царем получивший свободу, едва ли когда-нибудь забудет о неожиданной милости царской. Нежели он станет стыдиться рассказывать о доброте царя? неужели тем более будет отдаваться порокам, доведшим его до тюрьмы? Нет, всякий, вкусивши сладкого, например свободы – высшего блага в мире, не пожелает добровольно принимать, испытывать и заслуживать горестей, нищеты, рабства. Так бывает с узником.

И св. апостол Павел чрез Христа получил свободу от прежних пороков, неуместной ревности, и вышедший на прямой, светлый путь к небу, даже принявший за веру Христову удары и язвы, ничем прошлым не хочет хвалиться, как только Крестом Христовым. Через Крест Христов мы, грешные, примирены с Богом Отцом, правосудие Его пременилось в милость, сила греха ослаблена, враг спасения попран, нам открыт легкий способ, прямой путь к блаженству, даны спасительные средства в Православной Церкви для более удобного очищения себя от грехов, для благочестивой жизни в Христе Иисусе. Чрез Крест Христов мы сделались наследниками Богу, сонаследниками Христу. И св. апостол, объятый неизреченною любовью к нам Богочеловека, навсегда отдался Ему, возлюбил Его всею душою, всем сердцем и всем помышлением своим. Для него жизнь только со Христом и во Христе. Он оставил дом, род, ни во что вменил свои труды и подвиги. Он для мира распят, мертв, глух к похвалам от людей, к блаженству, к родственникам. Он только и жил одною верою в Иисуса Христа, возлюбившего его и предавшего Себя за него (Тал. II, 20). Ради Христа страдания, узы, побои Павлу были радостны. Язвы, которые он носил на теле своем, были ему знаками чести и радостным воспоминанием о том, что он не вотще трудился. Он подвизался… подвигом добрым. Он был в больших трудах, безмерно в ранах, много раз в темницах и многократно при смерти. От евреев пять раз дано… было ему по тридцати девяти ударов треххвостной плетью. Три раза… били его палками; однажды камнями побивали; три раза… терпел кораблекрушение… много раз был в путешествиях, в опасностях на реках, в бедах от разбойников… от единоплеменников… от язычников; был в опасностях в городе… в пустыне… на море… между лжебратиями, в труде… в изнурении, часто в бдении, голоде… жажде; часто в посте, на стуже и в наготе. Кроме посторонних приключений, у апостола было ежедневно большое стечение людей и забота о всех им сооруженных Церквах (2Кор. XI, 23–28). И при всем том апостол не хвалился собою, а указывая на свои немощи, он прославляет только дивную благодать Божию, проявляющуюся в немощах его (2Кор. XII, 9). Как храбрый воин, принявший при защите отечества раны, увечье, хвалится ими как свидетельством своей верности отечеству, так и св. Павел свидетельствует свою верность и любовь ко Христу язвами, носимыми им на теле за имя Его. Какое смирение! И в то же время, какая высота, величие духа в святом апостоле!

И мы, братия, должны хвалиться Крестом Христовым, прославлять безмерное милосердие Спасителя к нам, недостойным, и проповедовать о крестных Его заслугах.

Но можем ли мы, подобно апостолу, похвалиться Крестом Христовым? Правда, мы иногда возвещаем про явления силы Христовой веры в людях. Многие из нас сознательно дорожат званием православного и не решатся перейти в другое иноверное общество христианское. Мы чувствуем спасительность нашей православной веры, знаем ее благотворное действие на жизнь человечества или на общество исповедующих Православие. Но запечатлен ли в нас Крест Христов? Постоянно ли мы носим в памяти и сердце образ нашего Спасителя, Его любовь к нам, Его увещания идти за Ним, Его обещание придти к нам и обитель у нас сотворить? Где в нас язвы за Христа? Где страдания за Его имя? Где честное служение общественному делу? Где правдивое, благонамеренное слово пред властями уже христианскими? Проповедуем ли мы правую веру инакомыслящим или темному люду? А главное – живем ли мы в смирении по заповедям евангельским? Не гордится ли иной богатством? Не выставляем ли мы напоказ своего ума и учености с целью, чтобы нас хвалили, нам льстили? Как будто бы природные дарования и способности наши нами самими приобретены, а не Богом вложены в нас! Не надеются ли христиане более на родню, на связи с сильными и только в крайнем случае на Бога? Ах, если бы христиане постоянно предносили пред собою Христову любовь к нам, Его страдания! Если бы в каждом из нас тотчас было видно, что в нас живет Христос, тогда наше общество было бы истинным царством Христовым, где царит мир, любовь, правда, смирение и молитва.

Но, Господи! Тяжело нам сознавать глубину падения нашего; мы не смеем, мы недостойны и очей возвести к Твоему Пречистому лику, покрытому терновым венцом. Мы знаем, что Твои руки прободены и кровь из ран струилась за множество наших беззаконий и для нашего спасения! Но своею жизнью, своею невнимательностью к горьким урокам житейским, своею ропотливостью за скорби в жизни, нередко молчаливостью о Твоей истине мы усугубляем Твои крестные скорби. Не дерзаем мы похвалиться Крестом Твоим, не нося отпечатка его ни в жизни, ни в сердце!

Ты знаешь, Господи, как мы творим завещанное нам святою апостольскою древностью крестное знамение! Многие ленятся возложить его правильно. Тяготятся сложить персты, как следует. Или водят рукою по груди своей как попало. Довольно часто при крестном знамении вовсе не вспоминают о содеянном Тобою на Кресте спасении нашем! Или имея образ благочестия, отвергшись силы его, гордятся своим правоверием, хвастают им; презирают, жестокосердно осуждают иноверие. Или при единоверии делают резкое различие между народностями и племенами. Они забывают, что:

(ст. 15) в Тебе, Господи Иисусе Христе, ничего не значит ни обрезание, ни необрезание, а имеет силу и значение совершенно новая тварь, чисто христианская жизнь. Различие обрядов, народных вкусов при единстве веры составляет красоту внешней, истинно христианской жизни. Все равно, как весною при господствующей зелени на лугу разнообразие цветков увеличивает красоту природы. Всякий истинный христианин, какого бы племени он ни был, русский ли, болгарин, серб, араб или грек, если только он истинно хранит Православие, выделяется из своего единоплеменного общества, является новою тварью, живет лучшими побуждениями чистой любви ко всем и каждому без различия племени и высшими целями, заботясь о служении единой истинной Церкви.

Ст. 16. Тем, которые поступают по сему правилу, апостол Павел ниспосылает мир и милость, так как все они, будучи разных племен и обрядов, чрез единство веры и любви составляют истинных чад Божиих, народ святой, людей обновления – истинный Израиль Божий.

Ст. 18. Да будет же благодать Господа нашего Иисуса Христа и со духом вашим, братия. Аминь.


Источник: Объяснение апостольских чтений на литургии во все воскресные дни года / Протоиер. о. Василий Михайловский. - М. : Изд-во Сретен. монастыря, 1998. - 477 с.

Комментарии для сайта Cackle