протоиерей Василий Михайловский

№ 49. Неделя по Просвещении

Еф. IV, 7–13

7. Братия, каждому же из нас дана благодать по мере дара Христова.

8. Посему и сказано: восшед на высоту, пленил плен и дал дары человекам (Псал. LХVII, 19).

9. А «восшел» что означает, как не то, что Он и нисходил прежде в преисподние места земли?

10. Нисшедший, Он же есть и восшедший превыше всех небес, дабы наполнить все.

11. И Он поставил одних Апостолами, других пророками, иных Евангелистами, иных пастырями и учителями,

12. к совершению святых, на дело служения, для созидания Тела Христова,

13. доколе все придем в единство веры и познания Сына Божия, в мужа совершенного, в меру полного возраста Христова.

Святой апостол Павел в словах, предшествовавших нынешнему чтению из его послания, умоляет нас всех ходить достойно своего звания, со всяким смиренномудрием и кротостью. Смиренномудрие-то и кротость всего реже встречаются в людях всех званий и состояний, потому что почти каждый, ценя свое звание не столько христианское, сколько гражданское, и общественное свое положение, гордится им пред другими, не прочь дать почувствовать ближнему свое значение и силу. Оттого-то и бывает в обществе презрение, унижение других, невнимание к нуждам, к горю ближних; самоуслаждение своими дарованиями, значением и удачами в предприятиях.

Но такого раздвоения в обществе христианском быть не должно. Потому что мы все составляем одну семью; у нас один Бог и Отец всех, Который над всеми и чрез всех, и во всех нас. У нас один Господь Царь, одна вера и одно крещение (Еф. IV, 6, 5).

Гл. IV, ст. 7. Все достоинства-то в нас, всякое наше положение благоприятное не нами приобретено, не своими собственными силами; и нам поэтому нечем хвастать и гордиться.

Каждому из нас дана благодать, говорит апостол. Значит, каждый из нас получил от Бога свои способности и силы, свое особенное положение в христианском обществе как дар, а не как заслуженное что-либо нами. И присмотритесь к жизни. Вот рождается младенец; в нем заслуг нет никаких, и уже он наделен способностями, таким или иным умом, сердцем. Приближается он ко крещению. И Господь, единственно по Своей милости удостаивая его святых таинств Крещения и Миропомазания, сообщает ему еще новые силы уже для чисто христианской жизни. Так что же ты, человек, имеешь такого, чего бы ты не получил? А если ты получил все, то зачем хвастать, как будто бы тебе это не подарено, не даровано свыше? (1Кор. IV, 7) Хвастовства же в мире не оберешься. Один выставляет в себе ум; другой – изящный вкус в музыке, пении, одежде, прическе, походке; третий хвастает своим богатством и удачами в предприятиях; четвертый – связями родственными с сильными мира сего, иной – голосом или красотою лица. А кроме того хвастают и своим христианским званием и жизнью, например богомольем, постами и милостынями, как в свое время хвастали фарисеи. Под влиянием этих-то чувств и побуждений так и ведут свою жизнь христиане, почти вовсе забывая, что все блага мира и духа суть дар Божий к нам, и притом преподанный нам чрез Христа по Его безмерной и премудрой любви.

Каждому из нас, христиан, дана благодать по мере дара Христова. Что это значит? Это значит, что над христианами – особенным Царем Сам Христос. Он раздает им дары по Своему смотрению чрез Духа Святого. Он знает, кого к чему приставить, кому когда, какое служение в обществе христианском поручить.

Это особенное право царствовать в мире Христос получил в силу Своего смирения, уничижения, в силу Своего воплощения, страданий, смерти, победы над адом и после вознесения на небо. Поэтому-то Христос,

(ст. 8) как сказано у пророка, возшед на высоту после победы над адом в преисподней, и дает дары человекам (Пс. LXVII, 19).

Ст. 9. Христос, будучи всегда Богом, смирил Себя, принял плоть человеческую, страдал, терпел от людей и клевету, и побои, умер, сходил в преисподние места земли.

Ст. 10. Но и там Он оставался тем же Существом, Каким Он есть всегда, вечно, т. е. Богом; там Он как Царь покорил врага нашего, разрушил его царство, его силу, вывел из ада людей, с верою ожидавших Его пришествия; затем воскрес и вознесся превыше всех небес, дабы наполнить все – небо и землю, и преисподнюю – Своею Божественною славою, дабы облаготворить души всюду.

Христос по вознесении Своем обещал ниспослать Святого Духа в Свое общество и при Его участии устроить Свою Церковь. И действительно, мы видим:

(ст. 11) Христос поставил одних Апостолами, других пророками, иных Евангелистами, иных пастырями и учителями. Видите ли, Христос не всем дал одинаковую должность, но каждый получил различное дело.

Он поставил одних Апостолами. Кто называется апостолом? Апостолами называются первые, после Божией Матери, люди в мире; их Христос избрал Сам во время Своей земной жизни; их приблизил к Себе более всех и им открывал тайны Царствия Своего по мере их восприимчивости. Таких апостолов было двенадцать. Но по воле Христа они получили полное освящение на свое служение только в 50-й день по воскресении и 10-й по вознесении Христовом; тогда сошел на апостолов Дух Святой.

В чем же состояло служение или, что то же, дело апостолов? Им Христос поручил проповедовать Евангелие во всем мире, невзирая ни на какие труды, опасности, бедствия, ни на побои, узы, ни даже на самую лютую смерть. Они должны были устроить Церковь Христову в мире, образовать прочное общество христианское, руководить его к спасению. Задача нелегкая. Поэтому св. апостолы и должны были иметь около себя помощников, учеников, которых им можно было бы во время путешествий по свету оставлять у верующих вместо себя руководителями и учителями. Богомудрые, озаренные Духом Святым апостолы суть единственные в мире непогрешимые лица, орудия Духа Святого. Они возвещали и доселе в писаниях возвещают нам волю Божию чисто, истинно. А поэтому их учение нужно принимать благоговейно, с твердою верою, не дозволяя никаких вольных, лестных для чувственности толкований.

Понятно, что св. апостолам невозможно было всюду наблюдать за обращенными и просвещать еще не верующих. Им нужны были помощники. Поэтому-то Сам Христос, кроме апостолов, других поставил пророками. Пророками назывались не только те, которые имели дар предсказывать будущее, но и те, которые могли открывать и настоящее состояние душ в людях, – таковы прозорливцы. Пророками же называются и благочестивые люди, открывающие и разъясняющие тайны спасения, неудобопонятные в Священном Писании без толкования (1Кор. XIV, 29–30). Таковыми были в апостольской Церкви Агав (Деян. XI, 27–28), Иуда и Сила (Деян. XV, 32), четыре дочери Филиппа (Деян. XXI, 9). Таковы есть и поныне так называемые прозорливцы, высокие подвижники и Христа ради юродивые.

О юродивых скажу несколько слов особо. На юродивых ныне многие смотрят, как на людей сумасбродных, грязных, оскорбляющих общественное приличие, и поэтому оказывают им полное пренебрежение, даже наносят им побои и делают всякое стеснение. Но так как внутреннее судит Бог (чужая душа – потемки), и так как чрез желчный отзыв о душе другого мы можем впасть в ошибку, согрешить и произнести неправду, клевету, то о юродивых не нужно выражаться дурно, а к ним нужно относиться сколько возможно осторожно и никогда не задевать их души. Бог весть, быть может, в осуждаемом нами, так называемом глупеньком, сокрыта душа юродствующая Христа ради, пророчествующая; и послан он как вестник покаяния и обличитель неправд в известном крае. Кому же не известно, что юродивые появляются не в каждом месте и не во всякое время? Видавшие юродивых и слышавшие их иногда глубоко таинственные изречения имели случаи убеждаться в прозорливости юродивых, в их пророческом духе. Был же недавно в Калужской губернии юродивый Христа ради, принять которого в дом считали за счастье, и если во время посева этот юродивый бросал на чью-либо полосу, хотя и не удобренную, несколько зерен, то урожай на этой полосе бывал образцовый, обильный. Это подтверждалось несколькими годами. Оттого-то во время посева, когда по полю проходил юродивый, его и окружали все поселяне. Итак, православные, благодать пророчества проявляется и ныне по мере дара Христова, по мере нужды в ней.

Кроме апостолов и пророков, Христос иных поставил Евангелистами, т. е. благовестниками. Благовестниками здесь называются лица, проповедующие Евангелие, учение о Христе и Христовой вере, и притом под руководством высшим, например апостольским. Такими благовестниками были при апостолах их сотрудники и спутники, например: у Петра – Марк, у Павла – Лука, Тимофей (2Тим. IV, 5). Благовестниками и доселе могут называться распространители веры Христовой среди неверующих, например магометан, иудеев и язычников. Эти благовестники ныне называются веропроповедниками или миссионерами. Так как у нас в России много еще неверующих во Христа, то у нас и действуют кочующие, странствующие веропроповедники по Сибири, Кавказу и по Приволжью. Жатвы у нас для них много; но делателей, проповедников среди неверующего люда в России мало; мало также и средств для поддержки как проповедников, так и новообращенных. С целью привлечь средства, пожертвования на это истинно богоугодное дело и образовать миссионеров в России и устроено Православное Миссионерское общество, имеющее во главе своей великого веропроповедника, Высокопреосвященного Митрополита Московского Иннокентия, почти всю общественную, совершеннолетнюю жизнь свою проведшего в проповедовании Христа среди язычников и магометан Сибири, Северной Америки, на Алеутских и др. островах. В состав этого общества принимается всякий православный; пожертвования принимаются всякого рода – и деньгами, и вещами. Отделения этого общества находятся во многих губернских городах, а кружки для денежного сбора – в каждой приходской церкви России. Православные! Не забывая своей приходской церкви своим усердием, уделяйте хоть малую лепту и на просвещение язычников. Молитесь, да приидет Царствие Христово в сердца их; и да живут они одной верой с нами, да будет един Господь, едина вера, едино крещение и един Бог и Отец всех над всеми русскими подданными, как блуждающими и кочующими, так и оседлыми.

Евангелисты, благовестники бывают или только проповедующие устно, или пишущие, оставляющие письменно для потомства истинное учение о Боге. Поэтому евангелистами называются и написавшие Евангелие.

Все вышеизображенные служения апостолов, пророков и евангелистов были и суть служения чрезвычайные, поручаемые по особенным обстоятельствам. А жизнь вообще течет ровно, чрезвычайное редко; поэтому в обществе христианском для наблюдения над жизнью его, для управления его нужны лица, освященные на постоянное служение. И таких Христос поставил пастырями и учителями. Это архиереи и священники. Они должны пасти уже устроенное общество христианское и учить его на основании учения апостольского и пророческого, возводя его ко Христу и приводя пасомых к чистой вере во Христа.

Православные! Из слов апостола видно, что власть церковная учреждена Иисусом Христом, а не измышлена самими людьми. Она идет от Христа чрез апостолов. Апостолы рукоположили своих спутников и учеников в архиереи, а сии избрали себе помощниками других – и эти стали называться священниками. Для служения же при таинствах потребны были еще лица освященные; так образовался третий чин – диаконов.

Таким образом, запомните: 1) что священство есть учреждение Божественное; 2) что то только священноначалие истинно Христово, которое идет без перерыва от апостолов. И у нас в Православной Церкви можно возвести церковную власть до времен апостольских. Поэтому жалки те христианские скопища, в которых пастырями являются самозванцы, без всякого видимого преемства от апостолов; или когда все могут быть каждую минуту священниками, пастырями, как например, у наших раскольников беспоповцев, где исправляют должность священника не только мужчины, но и женщины; или как бывает в протестантских общинах. Они блуждают, как овцы, не имущие пастыря; 3) если священство есть учреждение Божественное, то благодать священства не омрачается и не возбраняется недостоинствами, слабостями священнослужащих; она и чрез них преподается верующему и освящает его душу подобно тому, как солнце, проходя своими лучами чрез смрадные пути, делает свое дело, согревает низшие слои и содействует жизненности и растительности; 4) если священство есть учреждение Божественное, то значит, пастырей Церкви не следует чуждаться, избегать или удаляться в сторону, чтобы только не встретиться с ними при первом выходе. Есть несчастный предрассудок, что встреча со священником или монахом бывает причиной несчастья или неудачи. Но в этом случае всегда нужно помнить слова Христовы: по вере вашей да будет вам (Мф. IX, 29). Если ты маловерен и живешь еще прадедовскими предрассудками, то за такое маловерие столько и получишь милости от Бога при встрече или без встречи со священником. А известны примеры, что двое, шедши на одно дело, при встрече со священником, и еще своим духовником, различно приняли эту встречу: один с благоговением принял благословение, а другой – с предрассудком; первый имел дивный успех, а другой понес большие убытки. Ах, православные! Повинуйтесь наставникам вашим и будьте покорны им; ибо они неусыпно пекутся о душах ваших, как обязанные дать отчет, чтобы они делали сие трудное служение с радостью, а не воздыхая… (Евр. XIII, 17).

Пастыри и учители, и все другие чрезвычайные звания: апостолов, пророков и благовестников – назначены Христом для чего?

Ст. 12. К совершению святых, т. е. к усовершенствованию уже уверовавших во Христа, для руководства их к небу. А разве легко руководить чужой – или упорной, или легкой – внутренней волей? А нужно все-таки вести чужую душу, и за нее должен пастырь отдать ответ Богу. Поймите же, сколько труда, сколько забот нужно иметь честному пастырю. Слабость его собственная, замеченная его пасомыми, служит худшим соблазном для них, чем слабость обыкновенного мирянина. И наступит время, когда каждому из нас, пастырей, придется со своею паствой предстать перед Праведным Судьей нашим Спасителем и сказать: Се аз и дети, ихже дал мне Ты, Господи. Но каково я заботился о вверенных мне, усердно ли? Не пренебрег ли кем? Не соблазнил ли кого? Не ленился ли учить других? Был ли сам я первым исполнителем закона Христова, первым примером жизни христианской? Ох, православные! Высока, но и тяжела наша должность; тяжелее, ответственнее ее нет. Оттого-то даже весьма многие высокие подвижники всячески избегали пастыреначальства и вообще священства. Поэтому умоляем вас, будьте снисходительны к нашим немощам, не осуждайте нас, а помогайте нам проходить наше служение достойно нашего звания, помогайте молитвами о нас, своею помощью, своим участием в развитии христианского просвещения среди людей, сподручных вам. Ведь ни один из мирян не освобождается от обязанности быть полезным всякому во всем добром.

Лица священные назначены к достойному приготовлению верующих на дело служения, т. е. чтобы каждый верующий имел силы и умел исполнять свои христианские обязанности, чтобы не было между христианами ни одного ленивого, упрямого, маловерующего. Пастырь легко своим усердием может оживлять веру в пасомых и, подобно царице пчел в улье, заставлять души верующих непременно исправлять свою должность на пользу общую.

Должность и обязанности христиан многочисленны и разнородны; и лица, и дарования для них различны. Все они, имея свой круг деятельности, служат одному великому делу – созиданию Тела Христова, т. е. Церкви Христовой, подобно тому, как в теле человеческом членов много, но все они устроены и приспособлены так, чтобы содействовать благосостоянию общей жизни телесной. Церковь Христову, или общество христиан, можно уподобить улью пчел. В улье есть власть – ей повинуются все. Пчелка каждая по мере своих сил старается исполнить хорошо, чисто, опрятно свое дело; при каждом удобном случае спешит принести в улей что-нибудь полезное для общего благоденствия, для образования, например, сота, вощины, меда или детей. И при общем усиленном добровольном труде у пчелок они процветают, богатеют и радуют хозяина своего. Такого же рода должна быть и деятельность всякой души христианской в Церкви. В Церкви есть власть – ее нужно слушаться; каждый тоже, подобно пчелам, обязан при всяком удобном случае вносить что-либо полезное в жизнь общехристианскую, назидать, утешать ближнего, помогать ему и чрез то благоустроить жизнь общественную. Недаром само Священное Писание еще в древности внушало человеку поучиться трудолюбию, послушанию и общественной жизни у пчел. Поди, сказано, ленивец, к пчеле и познай, как она трудолюбива, какую почтенную работу она производит; ее труды употребляют во здравие и цари и простолюдины (Притч. VI, 8). Не все христиане в силах нести один и тот же подвиг христианский; но все могут быть полезными, как ни разнообразны их дарования (1Кор. XII, 7). И в видимой природе мы не видим двух предметов, совершенно равных между собою. Разнообразие при единстве духа составляет украшение, благолепие. Как на земном лугу множество разных цветков содействуют красоте картины или как в музыке разумное сочетание разных звуков производит высокую мелодию, так и в Церкви Христовой различие служений и дарований при единстве духа содействует благолепию всей Церкви и развитию, оживлению души каждого из нас, верующих. Каждому дается проявление Духа на пользу (1Кор. XII, 7).

Впрочем, все эти разнообразные служения в Церкви назначены на время. Власть церковная имеет заботиться о совершенствовании верующих для большей жизненности Церкви Христовой до тех пор,

(ст. 13) пока все мы придем в единство веры и познания Сына Божия, в мужа совершенного, в меру полного возраста Христова, т. е. каждая душа христианская непременно под руководством власти церковной, а не вне ее и не помимо ее, должна, сколько возможно, развить в себе свои нравственные силы и свои добродетели, чтобы чрез свою благочестивую жизнь хорошенько узнать Сына Божия, крепче соединиться в вере с другими христианами и, созревши до надлежащей степени, развивши свои силы, отойти ко Господу в Его обители небесные.

Но когда мы достигнем, да и достигнем ли единства веры? Не чаще ли приходится видеть раздвоение чувств, ослабление в вере, отпадение от нее? Да и Христос Сам, придя на суд, едва ли найдет и веру на земле (Лк. XVIII, 8). Но как ни мрачна будущность, как ни безотрадно пророчество Самого Христа о безверии людей пред кончиною мира, мы, христиане, должны по мере своих сил стараться о соединении всех людей в одной православной вере, о чем наша Церковь молится каждодневно; должны своею жизнью не увеличивать числа маловерных.

Впрочем, в этом деле сами по себе мы бессильны. Здесь при нашем желании нужна высшая помощь – благодатная. А потому будем молиться непрестанно Духу Святому, чтобы Он помог нам сохранить веру Христову и, сколько возможно для нашего духа, познать Сына Божия. А в этом познании и состоит цель жизни (Деян. XVII, 26–27) и живот вечный (Ин. XVII, 3; 1Ин. V, 20).

Из последних слов изъясненного чтения видно: 1) что церковная власть должна существовать до скончания века (Мф. XXVIII, 20). Следовательно, несправедливо наши раскольники беспоповцы уверяют и учат, будто благодать священства давно улетела на небо, что теперь нет на земле священства, нет церковной власти, нет и Церкви Христовой и будто бы теперь уже царство антихристово; 2) видно также, что усовершенствование нравственной жизни верующих непременно должно быть под руководством и благословением власти церковной, а не помимо нее, не без нее. Без нее являлись и являются расколы, ереси, толки, многообразные и разнообразные лжеучения, и тогда не бывает ни единства в вере, ни, тем более, уясненного познания Сына Божия.

Не чуждайтесь же, христиане, власти церковной; прибегайте к ней не за исправлением только треб в ваших домах, но и за разъяснением ваших недоумений, суеверий, предрассудков, семейных несогласий. Вразумляйте ваших соседей – старообрядцев. А жаль, искренно жаль этих наших родных братьев по крови, но не по вере.


Источник: Объяснение апостольских чтений на литургии во все воскресные дни года / Протоиер. о. Василий Михайловский. - М. : Изд-во Сретен. монастыря, 1998. - 477 с.

Комментарии для сайта Cackle