протоиерей Виктор Гурьев

Пролог в поучениях на каждый день года

 День 89День 90День 91 

Месяц Ноябрь. 21-й день
Пути Промысла Божия неисповедимы

(Слово о судех Божиих неиспытаемых, молившуся о них некоему монаху, дабы ведал судьбы Божия)

Вместо того, чтобы преклоняться пред неисповедимым в путях Своих Богом и с смирением взирать на все Его действия, мы, напротив, часто дерзко судим распоряжения Господни, иногда ропщем на них. А сего быть не должно. Пути Промысла Божия хотя и неисповедимы, но всегда благотворны для нас и всегда ведут к добрым последствиям.

Один отшельник просил Бога, чтобы дал понять ему пути Своего Промысла, и наложил на себя пост. Однако Бог не открыл ему того, что ему хотелось знать. Инок все-таки не переставал молиться, и наконец Господь вразумил его. Когда он отправился к одному, вдалеке живущему от него, старцу, ему явился, в образе монаха, Ангел и предложил быть спутником. Отшельник очень рад был предложению, и они пошли вместе. Когда день склонился к вечеру, они остановились на ночлег у одного благочестивого мужа, и сей принял их с таким почетом, что даже пищу предложил на серебряном блюде. Но вот удивление! Тотчас после трапезы Ангел взял блюдо и бросил в море. Старец недоумевал, однако ничего не сказал. Пошли далее и на другой день остановились у другого, тоже благочестивого, мужа, и этот также принял их с радостью, и ноги им умыл, и всякое внимание оказал. Но – опять беда! Когда отшельник со спутником стали собираться в путь, принявший их привел к ним малолетнего своего сына, чтобы благословили его. Но вместо благословения Ангел, коснувшись отрока, взял душу его. Ни старец от ужаса, ни отец от отчаяния ни слова не могли произнести, и старец выбежал вон, а спутник, не отставая, последовал за ним. На третий день пути им остановиться негде было, кроме одного полуразрушенного и всеми брошенного дома, и они приютились в нем. Старец сел вкусить пищи, а спутник, к его изумлению, опять начал странное дело. Он стал разрушать дом и, разрушив, начал опять строить его. Видя это, старец не вытерпел: «Да что ты: бес или Ангел? Что ты делаешь?» – с гневом сказал он спутнику. «Да, что ж я делаю?» – возразил тот. «Как что? – продолжал старец: – Третьего дня у доброго человека блюдо отнял и бросил в море; вчера отрока лишил жизни, а сегодня, для чего ты разрушил и снова начал строить дом сей?» Тогда Ангел сказал ему: «Не дивись, старче, сему и не соблазняйся о мне, но выслушай, что я скажу тебе. Первый принявший нас муж, действительно, во всем богоугодно поступает; но блюдо, брошенное мною, приобретено им неправдою; а потому я и бросил его, чтобы он не погубил чрез него награды своей. Второй муж тоже угоден Богу, но если бы вырос малолетний сын его, то был бы страшный злодей; поэтому я и взял душу его, за добро отца его, чтобы и он спасся». «Ну, а здесь-то, что ты делал?» – спросил старец. Ангел продолжал: «Сего дома хозяин был человек безнравственный и ради этого обнищал и скрылся. Дед же его, строив этот дом, скрыл в стене золото, и некоторые знают о сем. Посему-то я и разорил его, чтобы отселе никто не искал здесь золота и чрез него не погиб». Ангел так заключил речь свою: «Возвратись, старче, в келию свою и не мучайся без ума; ибо так глаголет Дух Святый: судове Господни – глубина многа, неиспытаема и недоведома человеком; посему ты и не испытывай их – не будет тебе это на пользу». Ангел затем стал невидим, а пораженный старец раскаялся в своем заблуждении и после рассказывал всем с ним происшедшее.

Смирим же, братие, свой разум и не будем стараться проникать в то, что в делах Божеского Промысла непостижимо для нас. Да и может ли быть иначе, когда разум наш ограничен и к тому же затемнен грехом, а Бог во всех Своих совершенствах беспределен, Его ведение и премудрость не имеют границ. Наше дело – следовать воле Божией, лобызать руку Божию, милующую и наказующую нас, и, подвизаясь в добродетели, сохранять преданность воле Божией. Аминь.


 День 89День 90День 91