епископ Виссарион (Нечаев)

Объяснение Божественной Литургии

 Часть 20Часть 21

Приложение. Слово святого праведного Иоанна Кронштадтского о Божественной литургии

Вечери Твоея тайныя днесь, Сыне Божий, причастника мя приими. Cиe творите в Мое воспоминание. (1Кор. 11, 24).

Божественная литургия есть поистине небесное, на земле, служение, во время которого Сам Бог особенным, ближайшим, теснейшим образом присутствует и пребывает с людьми, будучи Сам невидимым Священнодействователем, приносящим и приносимым. Нет ничего на земле святее, выше, величественнее, торжественнее, животворнее литургии! Храм, в это особенно время, бывает земным небом, священнослужители изображают Самого Христа, Ангелов, Херувимов, Серафимов и апостолов. Литургия – постоянно повторяющееся торжество любви Божией к роду человеческому и всесильное ходатайство о спасении всего мира и каждого члена в отдельности. Брак Агнчий – брак царского сына, на котором невеста Сына Божия – каждая верная душа, Уневеститель – Дух Святый. С какою уготованною, чистою, возвышенною душою нужно всегда присутствовать при литургии, чтобы не оказаться в числе тех людей, которые, не имея брачного одеяния, а имея оскверненную одежду страстей, связаны были по рукам и по ногам и выброшены вон из брачного чертога во тьму кромешною. А ныне, к несчастию, многие не считают нужным ходить к литургии; иные ходят только по одной привычке, и каковыми пришли, таковыми и уходят – без возвышенных мыслей, без сокрушенного сердца, с нераскаянною душою, без решимости к исправлению. Иные стоят не благоговейно, рассеянно, без всякой сосредоточенности, без всякой подготовки себя дома посредством размышления и воздержания, ибо многие успеют пред обедней напиться, а иногда и наесться. Когда Господь сходил на Синай, еврейскому народу пред тем было повелено приготовиться и очиститься; здесь не меньше синайского схождения Божия (Исх. 33, 23), а больше: там только задняя Божия, а здесь само Лицо Бога-Законоположника. Когда на Хориве явился Господь Моисею в купине, ему было повелено снять сапоги с ног; а здесь больше хоривского Богоявления: там прообраз, здесь Сам Прообразователь. О, как мы пристрастны к земному! Не хотим даже и один час посвятить, как должно, исключительно Богу! Во время Божественной, пренебесной литургии и тогда мы дозволяем себе мечтать о земном и наполняем душу образами и желаниями земных вещей, иногда – увы! – даже нечистыми образами; между тем как должны были бы молиться пламенно, размышлять усердно о великой сей тайне, каяться в грехах своих, желать и просить очищения, освящения, просвещения, обновления и утверждения в христианской жизни, в исполнении заповедей Христовых, молиться за живых и умерших; ибо литургия – жертва умилостивительная, благодарственная, хвалебная и просительная. Велика литургия! На ней воспоминается вся жизнь не какого?либо великого человека, а Бога воплотившегося, пострадавшего и умершего за нас, воскресшего и вознесшегося, и паки грядущего судить весь мир!

Литургия есть вечеря, трапеза любви Божией к роду человеческому. Около Агнца Божия все собираются на дискос – живые и умершие, святые и грешные, Церковь торжествующая и воинствующая.

Помни, что совершение животворящих Таин есть неизменное соизволение животворящей Троицы, от сложения мира предопределенное; не быть оно не может. Когда ты совершаешь Тайны, то Сам Бог Отец Духом Своим Святым прелагает хлеб и вино в Тело и Кровь Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, – ты только орудие. Сам Отец, Сын и Дух Святой через тебя совершает литургию и освящает дары. Ты еси приносяй и приносимый, говорится, Христе Боже наш (Молитва иерея на литургии перед Херувимской песнью.) Помни же неизменяемость Божию и верность во всех словах Его.

Святые Тайны называются Божественными дарами, потому что подаются нам Господом совершенно даром, незаслуженно с нашей стороны; вместо того, чтобы нас наказывать за бесчисленные наши беззакония, совершаемые каждый день, час, минуту, и предавать нас смерти духовной, Господь в Святых Тайнах подает нам прощение и очищение грехов, освящение, мир душевных сил, исцеление и здравие души и тела и всякое благо, единственно только по вере нашей. Если же Владыка даром ежедневно подает нам для вкушения Самого Себя, Свои Божественные Тайны, то не должны ли мы неотложно давать даром тленные блага: деньги, пищу, питие, одежду – тем, которые просят их у нас. И как можем мы негодовать на тех, которые даром едят хлеб наш, когда мы сами вкушаем даром бесценное и бессмертное брашно Тела и Крови Господней? От взимающаго твоя, не истязуй (Лк. 6, 30).

Хлеб жизни есть Христос, прочее убо о хлебе отложим попечение. Господь дающий нам в пищу и питие Плоть и Кровь Сына Своего, тем более подает хлеб естественный; одевающий нашу душу во Христа, тем более пошлет нам одежду вещественную; соизволяющий Сам обитать в нас не лишит нас жилища тленного.

Что удивительного, если Сам Бог Слово, Творец всего видимого и невидимого, претворяет, пресуществляет хлеб и вино в Пречистое Тело и в Пречистую Кровь Свою? В этих – хлебе и вине воплощается Сын Божий не вновь, потому что Он однажды воплотился – и этого довольно на все бесконечные веки – но воплощается тем самым телом, которое прежде воплотилось – по подобию того, как умножил Он пять хлебов и сими пятью хлебами напитал несколько тысяч. Множество тайн в природе, которых не может постигнуть даже в вещах мой разум, однако же вещи существуют со своими тайнами.

Так и в этом Таинстве Животворящего Тела и Крови тайна для меня, как хлеб и вино делаются Телом и Кровию Самого Господа; но тайны Тела и Крови на самом деле существуют, хотя и непонятно для меня. У Творца моего (я скудель Его – или из плоти и крови Господь и меня сотворил и вложил в меня дух) – как у Бога премудрого, бесконечного всемогущего – множество тайн; я сам для себя тайна, как дело рук Его. Для души моей – дух Господа, для души и тела моего – Его Тело и Кровь.

Цени по достоянию величайшее чудо Иисуса Христа, Сына Бога Живаго, являемое в причащении с верою Его Божественным Тайнам. Какое же чудо? Упокоение и оживотворение твоего сердца, умерщвленного грехом, столь явное после предшествующего часто причащению сердечного беспокойства и духовной смерти. От привычки не почитай его никогда за нечто обыкновенное и маловажное: такие мысли и расположения сердца навлекают на тебя гнев Господень, и ты не будешь после причащения вкушать мира и жизни. Живейшею, сердечною благодарностью за дары оживотворения стяжай жизнь от Господа, и вера твоя да возрастает более и более. Боязнь и беспокойство происходят от неверия. Возникновение их во время причащения почитай за верный знак, что ты удаляешься неверием от Жизни, предлежащей в Чаше, и не обращай на них внимания. О вера, вера! ты сама есть чудо для нас! Ты-то нас спасаешь: вера твоя спасе тя (Мк. 5, 34). И после живой веры в истину Божию мы всегда отходим от Господа в мире; напротив, после маловерия – всегда без мира. Ах! сатана входит часто после недостойного причащения Святых Тайн, и он-то всячески старается поселить в нашем сердце свою ложь, т. е. неверие, потому что неверие все равно, что ложь. Человекоубийца искони, он всячески старается и ныне убить человека своею ложью и разными помыслами и, прокравшись в сердце в виде неверия или какой?либо страсти, после оказывает достойным себя образом, больше – нетерпением и злобою. И видишь, что он в тебе, да не вдруг-то часто избавишься от него, потому что обыкновенно старается запереть в сердце все пути к выходу из него – неверием, ожесточением и другими своими порождениями. Всуе ты трудишься во мне, падший архистратиг. Я раб Господа моего Иисуса Христа. Ты, вознесенная гордыня, унижаешь себя, так усиленно борясь со мною слабым. Так мысленно говори злому духу, лежащему тяжким бременем на сердце твоем и нудящему тебя ко злу разного рода. Гордому духу как бич огненный эти слова, и он, посрамленный твоею твердостью и духовной мудростью, убежит от тебя. Ты это тотчас увидишь, осяжешь и удивишься чудной в себе перемене: тяжкого, убийственного для души бремени в сердце не станет, сделается так легко, и убедишься ты осязательно, что есть духи злобы поднебесные, постоянно ищущие нашей погибели, ядом мрачных и злобных помыслов отравляющие наше сердце, усиливающиеся разрушить любовь к людям и общительность с ними.

С верою несомненною причащаясь Животворящих Таин, я вездесущий осязательным образом поучаюсь Христовой истине. Каким образом? Вот каким: в каждой частице Тела и в каждой капле Крови я принимаю всецелого Христа и, таким образом, вижу сердечными очами, что Он в одно и тоже время весь во всех частицах и каплях, сколько бы их ни было, до бесконечности. Так же точно Господь весь во всяком храме; а так как православные храмы находятся по всей земле, то Господь не только Божеством, но и душою и телом Своим присутствует по всей земле, везде сообщаясь верующим весь нераздельно и производя в них сладостные плоды: очищение грехов, освящение душ и телес христианских, праведность, мир и радость о Духе Святом, соединяя всех с Собою, со Отцом и Святым Своим Духом. Знаем, кроме того, что Он и через усердную молитву вселяется в души верующих со Отцом и Духом Своим Святым. Будучи присущ всему вещественному миру и разом оживляя его весь и каждую часть его порознь, Господь тем более присущ людям и особенно христианам, живет в них: или не знаете себе, яко Иисус Христос в вас есть, разве точию чим неискусны есте (2Кор. 13, 5). Не весте ли, яко телеса ваша храм живущаго в вас Святаго Духа суть (1Кор. 6, 19).

Бог Отец, в разуме и сердце нашем действующий через Слово Свое ипостасное (в слове нашем выражающееся Духом Святым, в ипостасном Слове почивающим) и чрез наше слово веры, упования, кротости, любви, исходящее из уст наших, во мгновение совершает однажды навсегда от сложения мира предопределенные чудесные дела нашего во Христе возрождения, освящения, укрепления, духовного питания и врачевания, – хотя приготовительные обряды к этим действиям бывают и очень продолжительны, – ибо Бог есть простое, всемогущее Существо. Например, претворение хлеба и вина в Тело и Кровь Христову совершается тотчас по произнесении слов: сотвори убо хлеб сей Честное Тело Христа Твоего: а еже в Чаши сей – Честную Кровь Христа Твоего, преложив Духом Твоим Святым, – после этих последних слов и благословения крестообразно рукою во мгновение хлеб и вино прелагаются в Тело и Кровь Христову, но не прежде, ибо Божественное всемогущество ожидает содействующего Ему слова священника: Богу бо есть споспешник (1Кор. 3, 9). Kрестное при этом благословение именем Господним означает то, что тайна совершается Духом Святым о имени Иисуса Христа и ради Иисуса Христа, ради Его ходатайства, благоволением Бога Отца.

Когда принимаешь Животворящие Тайны, вообрази твердо в видах хлеба и вина Самого Христа; сделай на них мысленное написание: Иисус Христос, и с этим мысленным написанием (а чувственное есть) препроводи умственно до глубины сердца, и там мысленно положи Животворящего Гостя. Если так, с такою верою примешь Святые Тайны, то увидишь, что произведут в тебе они: мир душевных сил глубочайший, легко тебе всему будет необыкновенно. По мере веры нашей Господь благодетельствует нам; по мере сердечной готовности Тело и Кровь оказываются животворящим углем на сердце верующего. Церковь – небо; алтарь – престол жизни, с которого нисходит Бог для питания и оживления верующих во Святых Пречистых Тайнах. Дивна дела Твоя, Господи (Откр. 15, 3). Ты заранее приготовляешь нас к созерцанию престола и Сидящего на нем, видевшем земной престол в церкви и созерцанием очами веры Восседающего на нем.

Благоговей всеми силами души пред всеми Таинствами и говори в себе о каждом Таинстве пред совершением или причащением его: это – Тайна Божия. Я только недостойный приставник ее или участник ее. А то гордый разум наш и Тайну Божию хочет исследовать, а если не может ее исследовать, то отвергает, как неподходящую под ничтожную мерку его разума.

С вами есмь во вся дни до скончания века (Мф. 28, 20). Так, Владыко, Ты с нами – во вся дни, ни один день мы без Тебя, без Твоего соприсутствия не живем! Ты с нами особенно в Таинстве Тела и Крови Своей. О, как истинно и существенно находишься Ты в Тайнах! Ты облекаешься, Владыко, каждую литургию в подобострастное нам, кроме греха, Тело и питаешь нас Животворящею Своею Плотию. Чрез Тайны Ты всецело с нами, и Плоть Твоя соединяется с нашей плотью и дух Твой соединяется с нашей душою, и мы ощущаем, чувствуем это животворное, премирное, пресладкое соединение, чувствуем, что, прилепляясь Тебе в Евхаристии, мы становимся один дух с Тобою, как сказано: прилепляяйся Господеви, един дух есть с Господем (1Кор. 6, 17). Мы делаемся, как Ты, благими, кроткими и смиренными, как Ты сказал о Себе: кроток есмь и смирен сердцем (Мф. 11, 29).

Правда, часто лукавая и слепая плоть или живущий в нашей грешной плоти князь века сего шепчет нам, что в Тайнах только хлеб и вино, а не само Тело и Кровь Господа, и лукавыми свидетелями посылает для этого зрение, вкус и осязание. Но мы не дозволяем себе слушать его клеветы и рассуждаем так: для Тебя, Господи, все возможно; Ты творишь плоть людям, животным, рыбам, птицам, гадам – всей твари; для Себя ли Ты, везде сый и вся исполняяй, не сотворишь плоти? Какой ваятель, делая изваяние для других, не в состоянии сделать его для себя? Мало того, Ты превращаешь мертвое вещество в живое существо, например, посох Моисея в змея, и нет ничего для Тебя невозможного. Себе ли Ты не сотворишь плоти из хлеба и вина, которые так близки к нашей плоти, будучи употребляемы в пищу и питие и превращаемы в нашу плоть и кровь. Ты не даешь вере нашей искусится паче, еже может она понести (1Кор. 10, 13), не пресуществляешь Ты глыбы земной в Пречистое Тело и Кровь Свою, а белый, мягкий, чистый, приятный на вкус хлеб; не воду сотворяешь Кровию Своею, но подходящее к цвету крови вино, которое в Священном Писании называется кровию гроздовою (Сир. 39, 32.), приятное на вкус и веселящее сердце человека. Ты знаешь немощь нашу, слабость нашей веры и потому благоизволил употребить для Таинства Своего Тела и Крови самые подходящие к ним вещества. Будем же твердо верить, что под видом хлеба и вина мы причащаемся истинного Тела и истинной Крови Христовой, что в Таинстве Причащения Господь пребудет с нами во вся дни до скончания века (Мф. 28, 20).


 Часть 20Часть 21

Требуются волонтёры