епископ Виссарион (Нечаев)

Ровоам и Иеровоам

Ровоаму поревновала еси, не послушавшему совета отча, купно же и злейшему рабу Иеровоаму, прежнему отступнику (мятежнику), душе. Но бегай подражания и зови Богу: согреших, ущедри мя.

Ровоам был сыном и наследником Соломона. Вопреки совету старейшин, бывших в силе при отце, он начал свое царствование угрозой сурово и жестоко обращаться со своими подданными, просившими у него некоторых льгот в отбывании повинностей. Этой угрозой он оттолкнул их от себя. Ему остались верными только два колена, а прочие десять колен отделились от него и избрали царем Иеровоама, который возвратился к тому времени из Египта, куда убежал при Соломоне после неудавшегося мятежа против него (3Цар.11:26–40; 12:19–20).

Худому примеру Ровоама подражает всякий грешник, чуждый кротости и снисходительности в отношении к ближним, требующий от них многого во имя своих действительных или мнимых прав, а сам ничего не делающий для них, взыскательный к ним за малейшие упущения, но не ценящий их трудов и заслуг. Такие подражатели Ровоама встречаются среди начальников и хозяев, несправедливых к своим подчиненным и слугам, налагающих на них бремена тяжкие и неудобоносимые, которых сами перстом не касаются. Они смотрят на подручных им как на рабочий скот и обращаются с ними, как со скотом, даже хуже, вопреки примеру добрых людей, которые ласковы и к скоту, жалеют его.

Спроси себя, душа, не соревнуешься ли и ты с жестокосердым Ровоамом, не обращаешься ли с ближними так же жестокосердо, как он с подданными? – Ровоам последовал в этом случае совету своих молодых сверстников, презрев мнение опытных старцев. Не увлекаешься ли и ты в своем высокомерном и суровом обращении с ближними внушениями людей легкомысленных, которые не внемлют заповеди Христовой любить ближних, как самих себя, и руководствуются в отношении к ним побуждениями одного самолюбия и своекорыстия, и другим навязывают свои правила? Им по сердцу пришлось учение современных просветителей: «Своя рубашка ближе к телу, всяк сам себе дороже, каждый знай одного себя, отстаивай себя; других – высших, неличных – побуждений не должно быть и в помине; что же касается ближних, то они сами пусть поступают так же, и если не смогут достигнуть того же, чего удалось достигнуть вам, жалеть их не стоит. У кого нет сил отстоять себя в борьбе за существование, пусть гибнет в этой борьбе, как гибнут слабые животные от сильных, – пусть остаются одни сильные».

Горе тебе, душа, если сочувствуешь этому бесчеловечному учению. Если бы это учение повсюду восторжествовало, общество человеческое перестало бы быть обществом человеческим, превратилось бы в царство зверей. Не там хорошо живется на свете, где господствует одно самолюбие и вследствие того вражда, а там, где царствует мир, уважение к правам и человеческому достоинству ближнего, взаимная снисходительность и уступчивость.

Ровоам нехорошо повел себя в отношении к подданным. Еще хуже поступил Иеровоам. Получив царство по соизволению Божию, он сделался крайне неблагодарным к Богу. Из опасения, чтобы его новые подданные не возвратились под власть дома Давидова, если будут ходить в Иерусалимский храм со своими жертвами, Иеровоам ввел в своем царстве идолопоклонство. Он слил двух золотых тельцов, из которых одного поставил на южных границах царства, в Вифиле, другого на северных, в Дане, и объявил народу: не нужно вам ходить в Иерусалим; вот Боги твои, Израиль, которые вывели тебя из земли Египетской (3Цар.12:28).

Возмутительна неблагодарность к Господу Иеровоама! Но подобную неблагодарность проявляют многие, подобно Иеровоаму из низкой доли, из бедности достигшие высокого общественного положения и богатства, из грязи попавшие в князи. Непривычная им высота кружит им голову: они забывают Бога, перестают молиться Ему. Если не говорят, то про себя думают: «Зачем нам Бог? И без Него обойдемся, был бы ум в голове, было бы уменье обделывать житейские дела, были бы деньги». Гордые своим земным величием и богатством, они поклоняются только своему я и своим деньгам, забывая, что обязаны земными благами Господу, смиряющему и возвышающему, богатящему и посылающему бедность, и имеющему от каждого потребовать отчета в употреблении Его даров, отчета тем более строгого, чем больше кому дано. Кланяющиеся своим деньгам, как Иеровоам золотым тельцам, не рассуждают, что денег на тот свет не возьмут и ни за какие деньги не откупятся от праведного Суда Божия.

Не беда наживать деньги, иметь богатство, беда и грех – к текущему богатству прилагать сердце, видеть в обладании им главное благо жизни, зазнаваться среди обилия земных благ до забвения Бога. Бог мог бы, если бы признал нужным и полезным, поровну распределить земные блага. Но Он не признал это нужным и полезным. Через неравномерное распределение земных благ Он постановил связать людей самыми крепкими нравственными узами – узами любви и благодарности. Если бы все одинаково были богаты, ни в ком и ни в чем не имели нужды, то не было бы того общения между людьми, которое держится милосердием и состраданием, с одной стороны, и благодарностью – с другой.

Это мудрое устроение Промысла Божия должно располагать людей богатых к тому, чтобы они смиренно считали себя орудиями милосердия Божия в отношении к ближним, приставниками Божиими для раздаяния от избытков своих помощи нуждающимся. Так и смотрят на себя люди, богатые не одними земными стяжаниями, но и страхом Божиим. Но не так судят о себе поклонники денег, подобные Иеровоаму: они забывают о Боге и ближних, самолюбие и своекорыстие заглушило в них благочестие и человеколюбие.

Если ты, душа, до сих пор подражала в этом отношении Иеровоаму, устыдись этого подражания, раскайся в своей вине пред Богом и воззови к Нему: «Согрешила я, ущедри мя».


Источник: Виссарион (Нечаев), еп. Уроки покаяния в Великом каноне св. Андрея Критского, заимствованные из библ. сказаний. М. 2009

Комментарии для сайта Cackle