протоиерей Вячеслав Резников

Полный круг проповедей

Седмица 21-я по Пятидесятнице

Понедельник. О том, что первично

Лк.7:36–50

Флп.4:10–23

Однажды некто из фарисеев просил Господа Иисуса Христа «вкусить с ним пищи; и Он, вошед в дом фарисея, возлег». Хозяин тщательно наблюдал за Ним. Фарисеям было свойственно наблюдать: руки ли кто перед вкушением пищи не омыл, или что другое сделал не по правилам. Очень важной стороной ритуальной дисциплины было – не прикасаться к чему-либо, способному осквернить. И вот, фарисей видит, что некая «женщина того города, которая была грешница, узнавши, что» Иисус «в доме фарисея, принесла алавастровый сосуд с миром; и, ставши позади у ног Его и плача, начала обливать ноги Его слезами и отирать волосами головы своей, и целовала ноги Его, и мазала миром». В другой раз фарисей прямо обвинил бы Иисуса, что он позволил грешнице прикоснуться к себе. Но тут задачей лукавых наблюдателей было – разоблачить Его, как самозванца, незаслуженно окруженного народным почитанием. И поэтому фарисей просто с удовлетворением отмечает в себе: «Если бы Он был пророк, то знал бы, кто и какая женщина прикасается к Нему, ибо она грешница». Но Господь тут же ответил вслух на этот мысленный укор, тем самым сразу указав на главное заблуждение фарисея. И – начал говорить о грехе и прощении.

Грех, это не какая-то несмываемая печать, вроде проказы. Грех может быть исправлен обоюдными усилиями Бога и человека. А истинное соотношение этих усилий раскрывается в притче о двух должниках. Рассказав ее, Господь сказал фарисею: «Я пришел в дом твой, и ты воды Мне на ноги не дал; а она слезами облила Мне ноги и волосами головы своей отерла. Ты целования Мне не дал; а она, с тех пор, как Я пришел, не перестает целовать у Меня ноги. Ты головы Мне маслом не помазал; а она миром помазала Мне ноги. А потому сказываю тебе: прощаются грехи ее многие за то, что она возлюбила много; а кому мало прощается, тот мало любит. Ей же сказал: прощаются тебе грехи твои». Получается, что любовь к Иисусу – причина прощения ей грехов. Но в притче-то было – наоборот: «У одного заимодавца было два должника: один должен был пятьсот динариев, а другой – пятьдесят; но как они не имели чем заплатить, он простил обоим. Скажи же, который более возлюбит его? Симон отвечал: думаю, тот, которому более простил. Он сказал ему: правильно ты рассудил». И выходит, что любовь человека к Богу зависит от количества прощенных каждому грехов.

Дело в том, что этой притчей Господь все ставит на свои места. Как бы нас ни поражали свидетельства любви к Господу истинных христиан, все равно – «в начале было Слово, … и Слово было Бог» (Ин.1:1) со Своей Божественной созидающей любовью, со Своей Божественной готовностью простить. Можно предположить, что эта грешница была та самая, взятая в прелюбодеянии, которой Господь тогда сказал: «Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши» (Ин.8:11). И теперь, после выражения ею своей благодарности, подтвердил: «Прощаются тебе грехи».

Господь не ищет ничего нашего, но – чтобы мы приняли Его дары и своими делами засвидетельствовали об этом. Подобно как апостол Павел отвечает Филиппийцам на их пожертвования: «…Говорю это не потому, чтобы я искал даяния; но ищу плода, умножающегося в пользу вашу. Я получил… посланное вами, как благовонное курение, жертву приятную, благоугодную Богу». Прощение невозможно заслужить, оно дается даром. Сколько кому прощено и кто должен более возлюбить в ответ, это – тайна Бога и человека. Ну а чтобы не ошибиться, – надо просто-напросто понять, что тебе прощены не пятьдесят, а именно пятьсот динариев.

Вторник. О женщинах, следовавших за Иисусом

Лк.8:1–3

Кол.1:1–2, 7–11

Сегодня узнаем, что кроме прочих учеников, за Господом следовали некоторые женщины. Евангелист Лука разделяет их на две категории. К первой относятся те, «которых Он исцелил от злых духов и болезней: Мария, называемая Магдалиною, из которой вышло семь бесов, и Иоанна, жена Хузы, домоправителя Иродова, и Сусанна». А ко второй – «многие другие, которые служили Ему имением своим». Очевидно, среди этих последних, свободно посвятивших себя Господу, и – Пресвятая Дева Мария, и ее родственница Саломия, мать апостолов Иакова и Иоанна.

Из первой категории – жестоко страдавших и исцеленных – о Сусанне нам ничего не известно. Но о Иоанне говорится, что она была женой царского домоправителя. Если учесть, что женщина всецело зависела сначала от отца, потом от мужа, встает вопрос – как же они смогли оставить мужей, и как мужья отпустили их? Может быть чьи-то мужья тоже были в числе учеников Христовых. А может быть исцеленные женщины некогда были столь тяжко больны, столь безнадежно одержимы, что между ними и их родственниками поднялась стена отчужденности. Как и в отношении Гадаринского бесноватого не говорится ни о его роде, ни о его близких, а лишь о том ужасе, который он наводил на всех. Когда же пришедшие к морю увидели, что он «сидит и одет, и в здравом уме», они «устрашились», наверное, не менее, чем его прошлыми дикими воплями. Он никому уже не был нужен, и только просил Иисуса, «чтобы быть с Ним» (Мк.5:18). Так, может быть, и исцеленные женщины. Пережив первую остроту несчастья, близкие отчаялись видеть в них человеческий облик, – как постепенно успокаиваются об умерших. И поэтому когда Господь очистил и исцелил их, – им ничего не оставалось, и ничто не препятствовало следовать за Иисусом.

Но более всех в Евангелии говорится о Марии Магдалине. Некоторые предполагают, что она была та самая грешница, которая в доме фарисея омыла Иисусу Христу ноги своими слезами, отерла волосами и помазала миром. Но скорее можно предположить, что именно Мария Магдалина однажды воскликнула: «Блаженно чрево, носившее Тебя, и сосцы, Тебя питавшие»! Только что Господь рассказал притчу, как изгнанный бес «берет с собою семь других духов, злейших себя», и возвращается в прежний дом, если он не занят, «и бывает для человека того последнее хуже первого» (Лк.11:21–27). Может быть, Мария, из которой тоже, как сказано, было изгнано семь бесов, увидела в этой притче историю своей жизни, и вновь выразила благодарность Господу Иисусу за избавление от той беды, в которую впала по легкомыслию.

Потом Мария вместе с Пресвятой Девой стояла у Креста. Вместе с другими мироносицами она «зело рано» пришла ко гробу. Евангелист Иоанн передает очень короткий, но очень сильный и трогательный диалог, когда Мария вошла в опустевший после Воскресения гроб. Она увидела Иисуса стоящего, но не узнала Его. «Иисус говорит ей: жено! что ты плачешь? кого ищешь? Она, думая, что это садовник, говорит Ему: господин! если ты вынес Его, скажи мне, где ты положил Его, и я возьму Его. Иисус говорит ей: Мария! Она, обратившись, говорит Ему: Раввуни! – что значит: Учитель» (Ин.20:11–16)!..

О дальнейшей жизни Марии Магдалины предание говорит, что она, разделяя с Апостолами труды, благовествовала в Риме императору Тиберию, и Церковь именует ее не только «мироносицей», но и – «равноапостольной». На иконах она изображается с красным пасхальным яйцом в руке. По преданию, когда Тиберий, слушая Марию, усомнился в возможности воскресения мертвых, она и показала ему яйцо. Во внешней окаменелости – торжество смерти, но внутри – кроется жизнь, которая неотвратимо разрушит окаменелость, когда придет время. И это всем известно. Но всем нам должно быть столь же несомненно известно, что та же жизнь кроется и за человеческим безумием, и за бесовской одержимостью, и за разъедающей человека проказой, и за многим, чего гнушаются и от чего отвращаются люди.

Среда. О корабле Церкви

Лк.8:22–25

Кол.1:18–23

Однажды Господь со Своими учениками переправлялся на другую сторону Геннисаретского озера. Поднялась буря, а Он спал. Ученики в страхе разбудили Его: «Наставник! Наставник! погибаем». И Он, встав, единым словом укротил бурю, и затем укорил учеников: «где вера ваша»? «Они же в страхе и удивлении говорили друг другу: Кто же это, что и ветрам повелевает, и воде, и повинуются Ему»?

Корабль, начиная от Ноева ковчега, – символ Церкви, образ единения людей, верных Богу. Лишь те, кто были внутри ковчега, спаслись от водного потопления. А бушующее море – символ беззаконного, враждебного Богу мира. По этим волнам человек приходит к кораблю церкви, и только войдя внутрь, вдруг по-настоящему видит истину: где шел, и каким чудом было, что не утонул.

И каждый храм, где собираются верующие, тоже подобен кораблю среди стихий мира. Храмы и строились часто в виде корабля. Храм тоже, как и корабль, захлестывают волны, потому что здесь, как и в ковчеге, – не только праведный Ной и его разумные сыновья Сим и Иафет. Здесь и – Хам, и ему подобные. Здесь и жены, приведенные своими мужьями; здесь и мужья, тянущиеся за своими женами. И все мы, – и самые совершенные, и далекие от совершенства, – все мы стоим и поем наш Символ веры : «Верую … во едину святую соборную и апостольскую Церковь…» Веруем, что можем стать, и непременно станем – истинным телом Христовым, все члены которого страждут, когда один страждет, и радуются, когда один радуется. И то уже чудо, что мы, столь разные, сходимся в этот корабль-храм, и отложив вражду и злословие, какое-то время мирно стоим вместе, бок о бок, лицом к востоку, пока совершается Божественная служба. И ни для кого эти два часа не пройдут напрасно.

И теперь наша задача, чтобы и расходясь по домам, умудриться все же остаться в Церкви; выходя за борт корабля, все же остаться в нем, сохраняя в сердце мир и благоговейную тишину Божьего присутствия. Выходя за пределы корабля, мы идем по тем же волнам, по которым пришли сюда. Но теперь уже идем не со слепой самоуверенностью, но – со вниманием и страхом, держась за Господа рукой молитвы. Потому что эта грозная пучина настоящего жития страшна лишь бездною моих собственных зол, и моим забвением моего Спасителя.

И я еще не в Церкви, если мир еще влечет меня и кажется мне устойчивым и стабильным. И – я еще не в Церкви, если, с другой стороны, меня страшат бури. Значит у меня еще нет уверенности в силе и мудрости моего Кормчего, значит я еще по-настоящему не понял, Кто Он. А ведь «Он есть Глава Тела Церкви; Он – начаток, первенец из мертвых». И «Он есть прежде всего, и все Им стоит» (Кол.1:17).

Четверг. О любознательности

Лк.9:7–11

Кол.1:24–29

Господь избрал двенадцать Апостолов, и еще при Своей земной жизни послал их «проповедовать Царствие Божие» (Лк.9:2). Он «дал им силу и власть над всеми бесами, и врачевать от болезней» (Лк.9:1), а по Матфею – еще и воскрешать мертвых (Мф.10:7). Немного позже Господь избрал «и других семьдесят учеников, и» тоже «послал их по два пред лицем Своим во всякий город и место, куда Сам хотел идти» (Лк.10:1). Потом, возвратившись, они с радостью рассказывали о своих успехах: «Господи! и бесы повинуются нам о имени Твоем» (Лк.10:17). Но заметим, что никто из евангелистов не приводит ни одного примера такой их деятельности. Очевидно, Божьим промыслом было устроено, что хотя они и наполнили чудесами всю ту землю, и хотя их было довольно много (двенадцать и семьдесят), но каким-то чудесным образом людям было ясно, что все это – дела одного человека, что все это «делал Иисус». И у царя Ирода сложилось такое же мнение, и он лишь «недоумевал, … кто же Этот, о Котором я слышу такое»?

Во-вторых, удивительна всеобщая вера народа в возможность воскресения мертвых, «ибо одни говорили, что это Иоанн восстал из мертвых; другие, что Илия явился, а иные, что один из древних пророков воскрес». Очевидно, слова великих пророков о грядущем воскресении прочно укоренились в сознании иудеев. «Оживут мертвецы твои, восстанут мертвые тела!» (Ис.26:19). «И многие из спящих в прахе земли пробудятся, одни для жизни вечной, другие на вечное поругание и посрамление» (Дан.12:2–3). Помнил, наверное, иудейский народ и, как Илия молитвой воскресил сына сарептской вдовы (3Цар.17), и как воскрес мертвец, упавший случайно на кости пророка Елисея (4Цар.13:21). И особенно, как видим, люди верили в бессмертие именно своих праведников и пророков, верили, что они где-то и как-то рядом, и могут в любой момент вернуться в эту жизнь.

Но особенно поражает третье. Несмотря на то, что дело Божье делалось так, что прославлялся только Иисус, несмотря на веру в воскресение мертвых, несмотря на почитание пророков, – иудеи упорно вопрошали: «Кто же Этот»? Они упорно не хотели увидеть в Нем Того, о Ком говорили пророки. В лучшем случае Его принимали лишь за одного из пророков, ныне воскресшего. Вот так, даже многое зная и во многое веруя, и даже зная наизусть всю Библию, можно не увидеть Того, на Кого она указывает и ради Кого написана. И это порой даже при видимой любознательности, при видимой заинтересованности. Ведь и царя Ирода очень занимала личность Иисуса из Назарета. Он «искал увидеть Его». Желание Ирода, в конце концов, исполнилось. В двадцать третьей главе евангелист Лука рассказывает, что, когда Понтий Пилат узнал, что Иисус «из области Иродовой, послал Его к Ироду, который в эти дни был в Иерусалиме. Ирод, увидев Иисуса, очень обрадовался, ибо давно желал видеть Его, потому что много слышал о Нем, и надеялся увидеть от Него какое-нибудь чудо. И предлагал Ему многие вопросы»…

Один священник рассказывал, как случилось ему быть в одном доме по какому-то случаю. Ему были рады, задавали много вопросов, и священник ушел с чувством хорошо поработавшего сеятеля. Через год ему снова случилось быть в том же доме, и там оказалось то же общество. Все снова были очень рады ему, и стали задавать… те же самые вопросы. И Ирод ведь когда-то тоже «с удовольствием слушал» Иоанна Крестителя (Мк.6:20). Поэтому теперь Господь, зная «что в человеке» (Ин.2:25), «ничего не отвечал» ему… Так, иногда полезнее оставить человека наедине с его действительно серьезным вопросом, чем дать повод сказать очередную глупость в ответ на твое объяснение.

Пятница. О жалобщиках

Лк.9:12–18

Кол.2:1–7

Однажды Господь был среди народа в пустынных местах. «День же начал склоняться к вечеру. И, приступив к Нему, ученики сказали: «Отпусти народ; чтобы они пошли в окрестные селения и деревни ночевать и достали пищи». Вообще Апостолы очень долго не могли уразуметь, что в их Учителе «сокрыты все сокровища премудрости и ведения», и даже, как видим, пытались давать Ему советы. И тогда Учитель, прекрасно зная, что у них «нет более пяти хлебов и двух рыб», в ответ предложил: «Вы дайте им есть»…

Ведь что получается: Господь – здесь. Он все знает. И Он есть Любовь (1Ин.4:8). А ученики своей «заботой о людях» как бы заявили, что их любовь опережает любовь Христову. А если так, если вы лучше и видите, и знаете, и любите, то из этого естественно должно следовать, что – и сделать, и дать – вы тоже можете лучше, чем Он. Ну а если сделать и дать вы не можете, значит, ваша «забота о людях» в присутствии Господа – одно лишь гордое пустословие и недоверие к Тому, Который знает, «в чем вы имеете нужду, прежде вашего прошения у Него» (Мф.6:7–8).

В такой ситуации мы оказываемся довольно часто. Например, священник в твоем приходе ведет себя недостойно. И ты, исчерпав, как тебе кажется, все средства, идешь к начальству. И хотя внешне ты прав, и ситуация вопиющая, но все-таки у жалобщика всегда будет ощущение своей неправды, и ему часто достается первому. Потому что в ответ на свою жалобу он как бы слышит от Господа: «вы дайте им есть». И совесть говорит: Господь же здесь. Он все видит и Он всем хочет блага. Он может и без тебя в один миг все изменить. А Он дал тебе настоящее дело, дал настоящий повод применить свои духовные силы, потерпеть, поплакать, помолиться. А твоего «христианства» достало лишь на то, чтобы вызвать милицию, или пожаловаться начальству…

Что ж, смирись, пойми, что нет у тебя никакой любви, и в твоем стремлении к «торжеству справедливости» тобой руководило что-то совсем другое. И очень важно выяснить, что именно. И это уже следующее дело, которое тебе поручает Бог.

Суббота. О покрывале

Лк.6:1–10

2Кор.3:12–18

Во Втором послании к Коринфянам апостол Павел пишет: «Имея такую надежду, мы действуем с великим дерзновением, а не так, как Моисей, который полагал покрывало на лице свое».

Лицо Моисея, когда он с Синайской горы сошел к народу, «стало сиять лучами, оттого, что Бог говорил с ним. И увидел Моисея Аарон и все сыны Израилевы, и вот, лице его сияет, и боялись подойти к нему». И тогда Моисей стал полагать на лицо свое покрывало, когда говорил с народом. «Когда же входил Моисей пред лице Господа, чтобы говорить с Ним, тогда снимал покрывало, доколе не выходил» (Исх.34:29–35). Так, хотя Моисей и принес закон, но не мог передать самое главное: свою личную близость к Богу, свою личную праведность. О народе постоянно говорится, что он был «жестоковыйный» (Исх.32:9), а о Моисее – что он «был человек кротчайший из всех людей на земле» (Чис.12:3).

Вспоминая этот прообраз, Апостол переносит его на своих современников, на тех Иудеев, которые упорно не принимали Христа. «Умы их ослеплены: ибо то же самое покрывало доныне остается неснятым при чтении Ветхого Завета; потому что оно снимается Христом». Поэтому, кстати, начинать изучение Священного Писания лучше не с Ветхого Завета, а с Нового, где в частности показывается и соотношение двух Заветов. Например, в Нагорной проповеди сравнивается, что сказано через Моисея «древним», и что должно быть на самом деле. «Древним сказано: не убивай». А на самом деле нельзя даже гневаться. «Древним сказано: не прелюбодействуй». А на самом деле нельзя и в сердце допускать нечистую мысль. Ветхозаветные заповеди -лишь первая ступень: воздержание от злых дел. А впереди – совершенное очищение сердца.

Так и ветхозаветные ритуальные предписания -лишь первая ступень послушания Богу. А совершенный человек – готов отвергнуться себя, взять свой крест, и следовать за Христом, который «смирил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной» (Флп.2:8).

А два сегодняшних евангельских примера снимают покрывало с заповеди о субботе. Суббота была дана, «чтобы отдохнул раб твой, и раба твоя, и осел твой, как и ты» (Втор.5:14). Заповедь о субботе, это заповедь о милости и к себе, и к подвластным. Поэтому суббота не может препятствовать, чтобы напитался голодный и исцелился больной.

На Ветхом Завете лежит покрывало самого страшного национализма – религиозного. Сам Бог, Творец неба и земли когда-то повелевал Израилю в иных случаях безжалостно истреблять целые народы, мера беззаконий которых переполнялась (Быт.15:16). И еще на Ветхом Завете – покрывало двойной морали, когда одно предписывается по отношению к единоплеменникам, а другое – по отношению к чужим.

И только Христос ставит точку над всем временным и относительным. Отныне – новый Божий народ, новый Израиль – из всех людей, отовсюду приходящих ко Христу. Христос отверзает «ум к уразумению писаний» (Лк.24:45), показывая, что все пророки указывали на это, уже наступившее время.

А для религиозных поклонников только Ветхого Завета – на нем по-прежнему покрывало. Они продолжают считать себя раз и навсегда единственным Богоизбранным народом; они продолжают ожидать кого-то, кто снова соберет их вместе, восстановит храм и покорит им все народы. Они продолжают праздновать свою пасху, эту политическую победу над врагом, и не видят новой, истинной Пасхи – победы над грехом и смертью. И «доныне, когда они читают Моисея, покрывало лежит на сердце их». И только «когда обращаются к Господу, тогда это покрывало снимается».

Но иногда приходится слышать: как я могу обратиться ко Христу? Это значит – предать свой народ, отречься от него. Но в этом случае ты сам клевещешь на свой народ, утверждая, что только ненависть ко Христу образует из твоего народа единое целое.

Воскресение. О плодоносном семени, и о украденном

Неделя 21-я

Лк.8:5–15Гал.2:16–20

Сегодня мы слышали притчу о сеятеле и о возможной судьбе отдельных семян. Иное падает при дороге, иное в неглубокую землю, иное среди терний. Но все мы предназначены и призваны быть землей, приносящей «плод сторичный», быть среди тех, «которые, услышавши слово, хранят его в добром и чистом сердце, и приносят плод в терпении».

Земля души во-первых должна быть «доброй», созвучной семени, подобной ему. Во-вторых, она должна быть «чистой», не иметь в себе семян заблуждений и пороков, способных вырастать в страсти и заглушать остальное. И она должна доверять силе принятого семени, быть до конца терпеливой, чтобы не раскапывать его каждый день: нет ли уже чем похвалиться, или от чего прийти в уныние.

Но Священное Писание и глубже показывает тайну плодородия, показывает, так сказать, образ сцепления Божественного семени с принявшим его сердцем. «Законом я умер для закона, чтобы жить для Бога. Я сораспялся Христу, и уже не я живу, но живет во мне Христос. А что ныне живу во плоти, то живу верою в Сына Божия, возлюбившего меня и предавшего Себя за меня». Вот те узы, которыми так удивительно сплетается Слово Божие с живой душой: смерть со смертью, и жизнь с жизнью. В душе должно быть и ощущение своей смерти, и жажда истинной жизни. И понимание спасительной необходимости смерти и Воскресения Господа Иисуса Христа, и опять же – готовность сораспяться Христу, ради вхождения в Его жизнь. А если и жизнь, и смерть не воспринимаются как равно необходимые, то Божественное семя не выдержит жаркого солнца, не подавит терний и не принесет плода.

Но наиболее печальна судьба того семени, которое «упало при дороге, и было потоптано, и птицы небесные поклевали его». Господь объясняет, что «это суть слушающие, к которым потом приходит диавол, и уносит слово из сердца их, чтобы они не уверовали и не спаслись». Почему «похищает и уносит»? Разве мало, что оно и так в мертвой земле? Но диавол знает, что душа может ожить, прийти в себя и ухватить семя. Но что же он делает с унесенным? А он его искажает, примешивает ложь и возвращает назад через еретиков и сектантов. Как и Самому Господу Иисусу диавол предлагал такое вырванное из Библии слово. Он вознес Иисуса на высоту и сказал: «бросься отсюда вниз; ибо написано: «Ангелам Своим заповедает о Тебе, сохранить Тебя; и на руках понесут Тебя, да не преткнешься о камень ногою Твоею». Господь знал, что на это ответить. Но ведь другой, имеющий в душе терния гордыни, жаждущий лести и похвал, мог бы и соблазниться, и броситься, забыв, что сказано также: «Не искушай Господа Бога твоего» (Мф.4:6–7).

Поэтому будем скоры на слышание, а главное – на исполнение (Иак.1:19, 22). Потому что, если не услышим спокойно звучащего для нас Слова Божия, диавол тут же унесет его, сделает увлекательным, приспособит к нашим страстям и подсластит им свою отраву. И это последнее, ложное знание будет хуже первого, полного невежества.



Источник: Полный круг проповедей / Протоиерей Вячеслав Резников, - М., Изд-во Братства святителя Алексия, 1999 г. - 512 с. ISBN 5-86060-036-4

Комментарии для сайта Cackle