протоиерей Вячеслав Резников

Полный круг проповедей

Седмица 30-я по Пятидесятнице

Понедельник. О Новом Завете

Мк.8:11–21

Евр.8:7–13

Пророк Иеремия за семь веков до Рождества Христова возвестил Божьему народу: «Вот, наступают дни, говорит Господь, когда Я заключу с домом Израиля и с домом Иуды новый завет, не такой завет, какой Я заключил с отцами их в то время, когда взял их за руку, чтобы вывести их из земли Египетской». Он обещал, что Новый Завет будет более совершенным. В Ветхом завете Бог просто «взял их за руку». О Новом же сказано: «вложу законы Мои в мысли их, и напишу их на сердцах их, и буду их Богом, и они будут моим народом». Обычно более совершенное доверяют тем, кто выполнил предыдущее, менее совершенное. А тут – наоборот: более совершенное дается именно «потому, что они не пребыли в том завете Моем»!

Еще Господь говорит: «дам им сердце единое, и дух новый вложу в них, и возьму из плоти их сердце каменное. И дам им сердце плотяное, чтобы они ходили по заповедям Моим» (Иез.11:19). И опять – вопрос: почему Бог не сделал этого в Ветхом завете? Почему еще тогда не вложил законы им в мысли и не написал «на сердцах их»? А почему удастся сделать это теперь? Разве люди стали совершеннее? Вот, даже ближайшим ученикам Он говорит: «Еще ли не понимаете и не разумеете? Еще ли окаменено у вас сердце? Имея очи, не видите? Имея уши, не слышите»? Что же такое совершит Бог, если после этого даже «не будет учить каждый ближнего своего, и каждый брата своего, говоря: познай Господа»? Почему вдруг «все, от малого до большого, будут знать» Бога? А произойдет вот что: «Я буду милостив к неправдам их, и грехов их и беззаконий их не вспомяну более». Не добьется Господь усвоения и выполнения первого, Ветхого завета, но простит все, что не выполнили, и даст новое, более высокое.

Но как можно простить то, что ребенок не выучил в первом классе, и перевести его во второй? Но у Бога все совсем по-другому. Для Него простить грехи и неправды, простить непослушание, – не значит просто махнуть на все рукой. Это значит – Самому выполнить послушание, причем, «даже до смерти, и смерти крестной» (Флп.2:8). Таким образом, мы снова и снова возвращаемся к Кресту, который воздвигнут «посреди земли» (Пс.73:12), пред лицем всех народов.

И разве умаляется сила Креста, откровение любви – тем, что мы не чувствуем этого, и не веруем в это? Если при взгляде на Крест у тебя все еще каменное сердце, то неужели из-за этого может быть подвергнуто сомнению пророческое обетование о том, что «все, от малого до большого будут знать Меня»? Здесь такое же мнимое противоречие, как в послании «к Римлянам», где сказано, что «весь Израиль спасется» (Рим.11:26). Истинный Израиль, это лишь тот «остаток», который не приклонил «колена пред» ложными богами (Рим.11:4). И только жители этого нового Израиля, «все, от малого до большого», вообще достойны упоминания.

И поэтому задумаемся, как же это будет: весь Израиль спасется, а ты – нет? «Все, от малого до большого, будут знать» Бога, а ты – нет? А потом однажды заметишь, что как-то перестали вокруг тебя «учить каждый ближнего своего и каждый брата своего, говоря: познай Господа». И вдруг увидишь, что остались вокруг тебя только «все гнусности … и все мерзости» (Иез.11:18). И тогда исполнятся слова Иоанна Богослова: «Верующий в Него не судится, а не верующий уже осужден, потому что не уверовал во имя единородного Сына Божия» (Ин.3:18)

Вторник. О Ходатае Нового завета

Мк.8:22–26

Евр.9:8–10, 15–23

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Однажды Господь исцелил слепого. Причем, на этот раз Он совершил семь действий: «взял слепого за руку» – «вывел его вон из селения» – плюнул «ему на глаза» – «спросил его, видит ли что?» – «опять возложил руки на глаза ему» – «велел ему взглянуть» – «послал его домой». Здесь – прообраз истории нашего спасения. Не сразу. Длительно и мучительно, как и все в мире. Как сегодня слепца, так и тогда: первое, что сделал Бог, – «взял их за руку, чтобы вывести из земли Египетской» (Иер.31:32).

После первого исцеления слепец сказал: «вижу проходящих людей, как деревья». Хорошо хоть что-то видеть! Но – видеть людей как деревья, – все равно, что не видеть их вообще. Как и ветхозаветный храм, или, иначе, скиния собрания. Она и приближала Бога, и закрывала Его. Апостол напомнил, что в третью часть, во Святое Святых, мог входить только Первосвященник, и только раз в год. Тем самым «Дух Святый показывает, что» для всего народа «еще не открыт путь во святилище». И он не откроется, именно «доколе стоит прежня скиния». И это «есть образ» дохристианского «времени». Это – воплощение бессилия. Без конца приносятся «дары и жертвы», но никогда кровь жертвенных животных не сможет «сделать в совести совершенным приносящего». Количество никогда не перейдет в качество. Так все и будет, «как деревья». «До времени исправления». До времени нового завета, до второго, окончательно исцеления.

Слово «завет» родственно слову «завещание». А «где завещание, там необходимо, чтобы последовала смерть завещателя». «Оно не имеет силы, когда завещатель жив». Наглядное выражение смерти – кровь. «Первый завет» тоже был утвержден «не без крови». «Моисей, произнесши все заповеди», «взял кровь тельцов и козлов», «и окропил как самую книгу, так и весь народ, говоря: «это кровь завета, который заповедал вам Бог». Но Моисей не именуется «ходатаем».

«Ходатаем нового завета» Апостол Павел называет только Иисуса Христа. «Ходатай», это как бы посланник. Он – Ходатай от Бога, от Завещателя. Он же, собственно, и есть Завещатель. И он ходатайствует перед нами, чтобы мы, «призванные к вечному наследию», в результате Его смерти, «получили обетованное». Но Он же и Ходатай за нас пред Богом. Единственный Ходатай. Ибо, если «человек согрешит против Господа, то кто будет ходатаем о нем» (1Цар.2:25)? А Господь, по словам Пророка Исаии, «понес на Себе грех многих и за преступников сделался ходатаем» (Ис.53:12) .

Но необходимо, чтобы и сам слепой, увидев деревья, не счел «в совести своей», что это и есть люди. Наверное, отчасти благодаря этому, наш слепец вторым усилием Господа был «исцелен, и стал видеть все ясно». А сколько духовно полуслепых, и при этом самоуверенных и самодовольных, которые так и не хотят ничего больше видеть!

Среда. О жертвах и Жертве

Мк.8:30–34

Евр.10:1–18

Апостол Павел пишет: «Закон, имея тень будущих благ, а не самый образ вещей, одними и теми же жертвами, каждый год постоянно приносимыми, никогда не может сделать совершенными приходящих с ними, иначе перестали бы приносить их». «Потому что приносящие жертву, бывши очищены однажды, не имели бы никакого сознания грехов». «Но жертвами каждогодно напоминается о грехах; ибо невозможно, чтобы кровь тельцов и козлов уничтожала грехи».

Нашему праотцу Адаму после грехопадения было сказано: «Проклята земля за тебя» (Быт.3:17). За грех человека на всю тварь пришла смерть. Но человек не хочет этого знать. Животные умирают, поедают друг друга, а я вроде бы не при чем, дескать, так устроено природой. Вот человеку и было предписано – делать перед Богом своими руками то, чему он явился прямым виновником. «Так жертвами каждогодно напоминается о грехах».

Помнить о нашей виновности перед тварью, это благо, потому что, только осознав вину, можно рассчитывать на прощение. Но это и – тень будущего истинного блага. Мы еще должны осознать свою главнейшую вину. И тогда уж получим совершенное прощение. Мы должны осознать, что своим непослушанием человек также убивает и Бога, вычеркивает Его из своей жизни. Как дети своим наглым непослушанием укорачивают жизнь родителей, но не осознают этого.

И мы должны были сделать это своими руками, чтобы никто не оставался в заблуждении. Потому что «без пролития крови не бывает прощения» (Евр.9:22).И чтобы это могло совершиться, Сын Божий, готовясь стать Сыном Человеческим, говорит Отцу: «Жертвы и приношения Ты не восхотел, но тело уготовал Мне». Тело дает возможность выполнить послушание даже до смерти. Для этого «Сыну Человеческому много должно пострадать, быть отвержену старейшинами, первосвященниками и книжниками, и быть убиту». И когда распяли Господа, то поняли всю правду. И вследствие этого – «освящены мы единократным принесением тела Иисуса Христа». «Он же, принесши одну жертву за грехи, навсегда воссел одесную Бога, ожидая затем, доколе враги Его будут положены в подножие ног Его. Ибо Он одним приношением навсегда сделал совершенными освящаемых». Кто же эти «освящаемые»? Наверное, каждый, кто, «видя происходившее» на Голгофе, «возвращался, бия себя в грудь» (Лк.23:48).

Четверг. О вере

Мк.9:10–16

Евр.10:35–11:7

Сегодня дается определение, что же такое – вера. «Вера … есть осуществление ожидаемого, и уверенность в невидимом». Иными словами, то, что еще только ожидается, и неизвестно – настанет или не настанет, – для верующего человека уже настало и уже определяет его жизнь. Причем, определяет сильнее, чем то, что принято называть «реально существующим». Так же и то, что для других невидимо, и – может, оно есть, а может, его и вовсе нет, – для верующего – безусловно и несомненно есть.

Можно еще сказать, что вера – один из двух методов познания. Верою познаем то, что нельзя увидеть, пощупать, взвесить. Так, только «верою познаем, что веки устроены словом Божиим». Никто из людей не видел акта творения, но мы считаем его совершенно достоверным. Потому что происхождение мира из пустоты силами самой же пустоты – совсем уж невероятно.

«Верою Авель принес Богу жертву лучшую, нежели Каин». Как свидетельствует Библия, «Каин принес от плодов земли дар Господу, и Авель также принес от первородных стада своего» (Быт.4:3–4). Нам не открыто, чтобы Бог уже тогда учил, как надо совершать Ему служение. И поэтому тут дело не в ослушании Каина, а именно в вере Авеля. Он поверил, что надо делать именно так. От отца, Адама, он должен был узнать о грехопадении, о проклятии всей твари за вину человека. И еще до того, как Бог вменил это в обязанность, – он поверил, что надо именно вот так, прямым убийством пред Богом жертвенного животного, признать и исповедать свой первоначальный грех. Каин же, очевидно, понял богослужение так, что надо просто поделиться с Богом своими прибытками. И Бог призрел именно на жертву Авеля.

Далее Апостол пишет, что верою же Авель «и по смерти еще говорит». Позже, после потопа, Бог скажет Ною и его потомкам: «Я взыщу и вашу кровь, в которой жизнь ваша, взыщу ее от всякого зверя. Взыщу также душу человека от руки человека, от руки брата его» (Быт.9:5). А Душа Авеля, значит, еще тогда верою провидела этот закон неизбежного воздаяния, отмщения, закон справедливости.

«Верою Енох» понял, какой образ жизни угоден Богу, и настолько понял, что «Бог переселил его» на небо живым.

«А без веры угодить Богу невозможно, – продолжает Апостол, – ибо надобно, чтобы приходящий к Богу веровал, что Он есть, и ищущим Его воздает». Потому что связь с Богом – связь с живой личностью, бесконечно близкой, более чем видимой и более, чем существующей.

«Верою Ной, получив откровение о том, что еще не было видимо», о грядущем всемирном потопе, начал строить на суше огромный плавучий дом, веря, что этот нелепый дом совершенно необходим. И интересно, что этой своей верою «осудил он весь мир». Значит, и все могли верить в грядущее всемирное бедствие, все должны были чувствовать его справедливость и его неизбежность. Но – или не верили, или верили только «в душе». А живая вера должна побуждать к соответствующим делам.

Поэтому Апостол Павел, объясняя важнейшие вопросы веры, обычно заканчивает свои богословские рассуждения обращением прямо к слушателям: «итак … да приступаем»; «будем держаться исповедания»; «будем внимательны друг к другу»; «не будем оставлять собрания своего» (Евр.10:19–25). Или как сегодня: «Итак, не оставляйте упования вашего, которому предстоит великое воздаяние. Терпение нужно вам, чтобы, исполнивши волю Божию, получить обещанное».

Да и вообще цель всякой христианской проповеди, всякого христианского увещевания – чтобы предметы нашей веры стали видимыми, объемными, яркими, и чтобы исходя именно из них, мы начали определять свои дела и строить свою жизнь.

Пятница. О нашем отечестве

Мк.9:33–41

Евр.11:8, 11–16

Апостол Павел продолжает перечислять великих подвижников веры. И на первом месте – Авраам. Он настолько слышал голос Божий, что не задумался перевернуть свою жизнь, повинуясь «призванию идти в страну», совершенно ему неведомую. Так что буквально «пошел, не зная, куда идет». И это испытание длилось всю жизнь. Он все время помнил, что ему назначено эту землю «получить в наследие», и не поколебался от того, что до самой смерти жил на этой земле, «как на чужой» (Евр.11:9).

Павел пишет и о подвиге веры его жены: «Верою и сама Сарра (будучи неплодна) получила силу к принятию семени, и не по времени возраста родила; ибо знала, что верен обещавший». Бог Своим могуществом дал, и Сарра своей верой приняла. Для нее сказанное Богом было как уже осуществившееся. Услышав обетование, «Сарра внутренне рассмеялась, сказав: мне ли, когда я состарилась, иметь сие утешение» (Быт.18:12)? Но смех ее не был смехом над нелепыми словами, но – радостным смехом, когда невероятное вдруг стало очевидным. Ведь Павел подчеркивает, что именно благодаря ее вере, – «от одного, и притом омертвелого, родилось так много, как много звезд на небе, и как бесчислен песок на берегу морском».

И далее Апостол говорит о главном, что объединяло всех подвижников ветхозаветной веры. Разные у них были подвиги, но все они «говорили о себе, что они странники и пришельцы на земле. Ибо те, которые так говорят, показывают, что они ищут отечества». И, разумеется, если бы это их вожделенное отечество было где-то на земле, то они «имели бы время возвратиться». Поэтому ясно, что «они стремились к лучшему, то есть к небесному». И именно за это «Бог не стыдится их, называя Себя их Богом». Ведь когда родители стыдятся за детей? – когда дети забывают родителей, бросают отечество. Значит, не увидели в отчем доме настоящей любви, не услышали слов истины. Позор детей покрывает позором и родителей, и ничего тут не сделаешь. А слава родителей, – когда их дети в любой стране помнят об отечестве, стремятся в него, и со слезами возвращаются.

Так и слава Бога – в Его верных, помнящих о Небесном отечестве. Хваля детей, хвалим родителей, и хваля верных, хвалим Бога. Поэтому и говорит Он: «Кто примет одно из таких детей во имя Мое, тот принимает Меня; а кто Меня примет, тот не Меня принимает, но пославшего Меня». Поэтому не «кто больше» из нас, должны мы спорить, но лучше – помнить о нашем общем отечестве, о нашем общем Отце Небесном, у Которого на всех хватит любви

Суббота. О болящих и о целителях

Лк.14:1–11

Еф.5:1–8

Однажды Господь пришел «в дом одного из начальников фарисейских», где оказался «человек, страждущий водяною болезнью. По сему случаю Иисус спросил законников и фарисеев: позволительно ли врачевать в субботу? Они молчали». По их законам, врачевание, в числе прочих дел, в субботу было запрещено, и они не могли сказать: «позволительно». А сказать: «не позволительно» – не давала человеческая совесть. Потому что одно дело – когда сидим и рассуждаем в кабинете, и совсем другое – когда живой, страждущий человек молит о помощи. Тут теории проверяются на прочность.

Это касается и вопроса – к каким средствам можно, а к каким – нельзя прибегать в болезнях. Например, пришла маловерная, отчаявшаяся женщина. Ее неверующий муж или сын погибает, и всех губит своим пьянством. Можно ли прибегнуть к методу, в котором – последняя надежда? Чтобы объяснить, почему, по нашему мнению, нельзя, – надо начинать буквально от Адама и Евы. А ей не до того: для нее вопрос о жизни и смерти. И совсем другое дело, когда спрашивает церковный человек, для которого страшнее всего – повредить душе. Вот здесь можно порассуждать о допустимости того или иного метода лечения.

Также не все однозначно, когда человек вдруг обрел в себе дар целителя, и уже испытал радость помогать тем, кого оставили врачи. Ему доказывают, что делать этого почему-то нельзя, а у него – живой опыт. И он никогда не согласится, что победить страдания, это – плохо.

Когда не действуют слова, надо, очевидно, предать на волю Божью. Жизнь сама покажет, что вырастет из этого семени. Но надо посоветовать быть особенно внимательным. Вот, ты вылечил рак. А больной после этого лишился разума. Другому больному, недавно уверовавшему, ты посоветовал сначала пособороваться и причаститься. Он со слезами, с покаянием исполнил это. И… почему-то предпочел обычные методы лечения. А другой, избавленный от рака, впал в пьянство; болезнь возвратилась, и он умер.

Конечно, ты пытаешься обратить больного к вере, рассказать о Христе, приобщить к Церкви. Тот слушает, старается выполнять. Но – лишь до излечения. Потому что пришел он не за этим. Получается, что религию ты обратил на службу здоровью.

Надо и за собой особенно внимательно смотреть. Чисто ли ты живешь? И не является ли, например, «любостяжание» главной пружиной твоей деятельности? Не жалуешься ли, когда тебе мало заплатят? Ведь «блуд и всякая нечистота и любостяжание не должны даже именоваться у вас, как прилично святым». И «никакой блудник, или нечистый, или любостяжатель, который есть идолослужитель, не имеет наследия в царстве Христа и Бога». И потом – помнишь ли ты, что «возвышающий сам себя унижен будет, а унижающий себя возвысится»? И получается ли у тебя всегда и везде постараться сесть «на последнее место»? И не обижаешься ли, когда тебе приходится это сделать поневоле?

Наблюдай и размышляй. И «никто да не обольщает вас пустыми словами», что вот, мол, ты – благодетель страждущего человечества. Бог дает Свои особые дары только за многие подвиги, дает их тому, кто достиг бесстрастия. А если не так, то, скорее всего, они – не от Бога, но – чтобы прельстить, погубить через гордость, и не допустить войти в царство «Христа и Бога» и тебя, и тех, кто прибегнул к твоей помощи.

Воскресение. О задавании вопросов

Неделя 30-я

Лк.18:18–27

Кол.3:12–16

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Однажды Господа Иисуса Христа спросил «некто из начальствующих: Учитель благий! Что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную»? Господь, конечно, знал, чем этот разговор кончится. Но он не сразу произносит слово, которое опечалит. Сначала Он сказал: «Знаешь заповеди: не прелюбодействуй; не убивай; не кради; не лжесвидетельствуй; почитай отца твоего и матерь твою». И только когда человек ответил, что «все это сохранил» он «от юности», Господь сразил его: «еще одного не достает тебе: все, что имеешь, продай и раздай нищим, и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи, следуй за Мною».

Вопрос вообще вещь не простая. За всяким вопросом может последовать ответ, который тебя свяжет. Как сегодня. Человек отошел с печалью и, несомненно, со стыдом, равным той самоуверенности, с которой подошел. И если человек до вопроса пребывал в неведении, достойном некоторого оправдания, то, узнав истину, он уже сознательно сошел с пути Христова.

Поэтому вопрос – дело серьезное. К тому же, в своей жизни нам не Христа приходится спрашивать, но священника. И пусть этот священник даже очень уважаемый, называемый «старцем». Но и он тоже человек. К подобному разговору надо тщательно приготовиться, продумав, о чем же хочешь спросить? Может быть, ты задумал явный грех, о котором прямо сказано в Священном Писании, и в своей слепоте надеешься, вдруг скажут по твоей воле?

Не стоит задавать вопрос, на который может быть много ответов. Надо, чтобы ответ был: или – или. Или так, или наоборот. Например, жениться или идти в монахи? Жить в городе или перебираться в глушь? Уходить или не уходить с работы, на которой начались искушения? И тому подобное. И притом, обязательно продумай: можешь ли ты выполнить одно, и можешь ли выполнить противоположное? И если ты на одно из двух заведомо не готов, то и не спрашивай. А тем более, если сам не представляешь, чего ты хочешь. А то – бывают такие диалоги: – решил я жениться – ну, женись – а я боюсь того-то – ну, не женись – а все-таки одному трудно – ну, женись – нет, все же не могу решиться – ну, не женись… И так до бесконечности.

А то еще бывает: священник скажет, а связанные с тобою люди – против. И не можешь понести. Спрашивать надо так, чтобы потом не попрать священническое слово, и тем самым не отойти от Христа. И хорошо, если отойдешь с печалью, а то ведь – и с раздражением, и с обидой! Не приходи также с жалобой ни на кого. Никакой священник не может рассудить заочно и не имеет права верить твоим односторонним обвинениям. Он обязан расспросить и противоположную сторону.

И конечно, надо знать, кого спрашивать. Христос будет посреди вас только тогда, когда и священник, и ты сойдетесь во имя Христово и в духе Христовом, со смиренной готовностью узнать и выполнить Божью волю. Чтобы оба вы были облечены, насколько это возможно, «в милосердие, благость, смиренномудрие, кротость, долготерпение, снисходя друг к другу и прощая взаимно, если кто на кого имеет жалобу. Как Христос простил вас, так и вы».



Источник: Полный круг проповедей / Протоиерей Вячеслав Резников, - М., Изд-во Братства святителя Алексия, 1999 г. - 512 с. ISBN 5-86060-036-4

Комментарии для сайта Cackle