Н.В. Маслов

Письма настоятеля Глинской Пустыни игумена Ювеналия (Половцева)

Игумен Ювеналий (в миру Иван Андреевич Половцев) родился 21 октября 1824 г. в семье дворян. В 1847 г. в чине подпоручика оставил военную службу и поступил в Оптину пустынь. 29 апреля 1855 г. пострижен в монашество с именем Ювеналий. 8 ноября 1856 г. рукоположен во иеродиакона, 11 июля 1857 г. – во иеромонаха. Епископ Курский и Белоградский Сергий (Ляпидевский), зная благочестивый образ жизни иеромонаха Ювеналия в Оптиной пустыни, в октябре 1861 г. просил Святейший Синод о назначении его настоятелем Глинской пустыни.

Возведенный в сан игумена, отец Ювеналий был тепло встречен в Глинской пустыни. Однако уже 8 мая 1862 г. он был назначен настоятелем Курской Коренной Рождество-Богородицкой пустыни. В Коренной пустыни отец Ювеналий не только закончил начатые его предшественниками постройки, но и обновил обитель в смысле духовном. 15 августа 1862 г. игумен Ювеналий был возведен в сан архимандрита.

21 декабря 1867 г. архимандрит Ювеналий назначается наместником Александро-Невской Лавры. Однако в 1875 г. по слабости здоровья он оставляет управление Лаврой и возвращается в Оптину пустынь, где занимается переводом богословских книг.

21 мая 1884 г. назначен наместником Киево-Печерской Лавры, а 25 октября 1892 г. – епископом Балахнинским, викарием Нижегородской епархии. 3 января 1893 г. переведен на Курскую кафедру. Будучи управляющим Курской епархией, Преосвященный Ювеналий неоднократно посещал Глинскую пустынь, ее богомудрых старцев, беседовал с ними.

7 мая 1898 г. владыка Ювеналий был назначен архиепископом Литовским и Виленским и настоятелем Виленского Свято-Духова монастыря. Он ревностно заботился об охранении Православия во вверенной ему епархии. Скончался архиепископ Ювеналий 12 апреля 1904 г.

Письма к митрополиту Сергию (Ляпидевскому)2

М.С.О.н.Г.И.Х.Б.н.п.н.3

Ваше Преосвященство,

Милостивейший Архипастырь и Отец!

Благосклонное писание Ваше от 20-го февраля я имел честь получить. Приказание Ваше относительно покупки книг и доведения оной до сведения Преосвященнаго Исидора будет исполнено немедленно. Книги составят большой тюк; не в силах будучи взять его с собою, думаю отправить эту посылку с транспортом, через контору компании «Надежда», прямо в Курск, на имя Вашего Высокопреосвященства.

В последнем письме я уже докладывал Вам, Преосвященнейший Владыко, что Преосвященный Исидор сказал на вопрос мой о взимании части процентов с Софрониевскаго капитала в пользу духовнаго приюта. То же самое (т.е. что можно это сделать с согласия монастыря, которому принадлежат деньги) было сказано по наличной, остаточной сумме. Что же касается до Государыни Императрицы, то люди, хорошо знающие направление ее мыслей, предупреждают, что она никогда не согласится участвовать в лишении монастыря чего-либо, хотя бы это нечто назначалось и для добраго дела; тем более теперь, когда многие высокопоставленные утверждают, что слухи об отобрании монастырских и церковных капиталов вовсе несправедливы. Господь знает, что будет вперед, но теперь в Петербурге такие разнообразные толки, что ничего не разберешь. Новый Обер-прокурор до сих пор еще не назначен, впрочем, говорят, что уже несомненно будет Ахматов. Я его еще не видел, но слышно, что он уже занимается делами Духовнаго Ведомства.

Дело о нашей мельнице, наконец, передано в Министерство Государственных Имуществ. Надеемся, что Господь поможет его кончить в пользу обители, но срок окончания еще нельзя определить. Хотелось бы мне выехать отсюда через 12 дней, но не знаю, последует ли в это время решительное определение Министра. Если нет, то благословите промедлить еще в Петербурге, хотя бы мне этого и самому не желалось. Надежды мои на пожертвования в пользу Глинской пустыни далеко не осуществляются. Теперь все страдают безденежьем. Знакомые, на которых я рассчитывал, тоже больны этою неприятною болезнью. Делать нечего. Да будет воля Господня!

О том, что слышал и видел в столицах, позвольте доложить Вам лично, Преосвященнейший Владыко, а теперь испрашиваю Архипастырскаго благословения и святых молитв Ваших и с чувствами истиннаго высокопочитания и таковой же сыновней преданности.

имею счастие быть

Вашего Преосвященства

нижайший послушник

многогрешный игумен Ювеналий

28 февраля 1862 г.

С. -Петербург

***

М.С.О.н.Г.И.Х.Б.н.п.н.

Ваше Преосвященство,

Милостивейший Архипастырь и Отец!

Вчера вечером узнал я от Князя Урусова, что Ахматов окончательно утвержден Обер-прокурором. 1-го марта подписан Указ о назначении его в эту должность, а Графа Толстаго членом Государственнаго Совета. Ахматов поедет еще в Москву дней на 5, а по возвращении вступит в должность и будет заниматься делами с Князем Урусовым до осени; потом Князь переселится в Москву. Вот главнейшая новость по Духовному Ведомству.

У Татьяны Борисовны Потемкиной познакомился я с о. протоиереем Романовым, предназначенным в ректоры Миссионерскаго Института. До сих пор еще неизвестно, где будет этот Институт, в Новгороде? Проект устройства его, составленный Романовым, до сих пор еще не утвержден, и сам ректор не знает прав своих будущих воспитанников.

Возвратясь вчера от Князя Урусова, довольно поздно вечером, получил я письмо Вашего Преосвященства от 24-го февраля. Нижайше благодарю Вас, Преосвященнейший Владыко, за милостивое внимание и поручения Ваши касательно вакансий в Курском девичьем монастыре и Духовных Правлений исполню немедленно. Говорил я и о Вашей мысли касательно капитала в 73 т.р. (по секрету) нескольким лицам, но все ее с ужасом отталкивают, объясняя ее общим направлением духа времени, восстающаго против монашества. Много возражал я на это, объясняя Ваш благой взгляд на монашество и желание только, «да будет сих избыточествие восполнением оскудения оных», но и на это возражают, говоря: «Помилуйте, монастырский капитал? Да если это будет дозволено одному, так другие архиереи мало ли на что потянут последния монастырские деньги. Как это можно!» Вот почти слово в слово слышанное мною от 3-х людей, имена которых могу сообщить Вам лично.

Простите, Преосвященнейший Владыко, не решаюсь довести этого до сведения Государыни, чтобы не испортить дела и не набросить тени на действователей. К сожалению, многие недобрые поступки многих заставляют и в простом желании добра видеть что-то затаенное, своекорыстное, нерелигиозное. Увы! Каково направление мыслей Петербургских жителей, следующих за мнимым прогрессом. Больно и тяжело это видеть, а помочь нечем.

Касательно приюта кажется надобно рассчитывать наиболее на купцов. Господь силен расположить сердца их к этому делу, но вообще все подобное в настоящее время достается все с большим трудом. Отовсюду слышатся жалобы на безденежье. Мало благоденствующих, больше страждущих.

Надежды мои на приобретение чего-нибудь для Обители до сих пор еще вовсе не осуществились. Что-то Господь даст далее? Всепокорнейше благодарю Вас, Преосвященнейший Владыко, за позволение пробыть здесь сколько будет нужно для дела нашего. Оно теперь в Министерстве Государственных Имуществ и, как говорят, может быть будет окончено недели через две. Дай, Господи, чтобы в пользу Обители, иначе скучно будет возвращаться, пробившись столько времени в Петербурге понапрасну.

Как только узнаю от П.И. Саломона желаемое Вами, Преосвященнейший Владыко, немедленно доложу Вам об этом письменно, а книги 320 экз. будут отправлены не ранее, как на будущей неделе. – Прошу святых молитв Ваших и Архипастырскаго благословения и с чувством совершенной сыновней преданности и таковаго же высокопочитания

имею счастие быть

Вашего Преосвященства

нижайший послушник

многогрешный игумен Ювеналий

3 марта 1862 г.

С. -Петербург

***

М.С.О.н.Г.И.Х.Б.н.п.н.

Ваше Преосвященство,

Милостивейший Архипастырь и Отец!

На благосклонное писание Ваше от 24 февраля я имел уже честь отвечать и, вслед за отправлением того письма, поехал к Петру Ивановичу спросить о вакансиях в Курском девичьем монастыре и о возможности закрытия Духовных Правлений. В первый раз я не застал Саломона, на другой день был счастливее и услышал от Петра Ивановича, что протокол о прибавлении вакансий в Курском девичьем монастыре уже в ходу. Был вопрос, надо ли испросить на это Высочайшее разрешение, но решили, что не надобно, и дело это будет решено в пользу монастыря. Касательно же закрытия Духовных Правлений Петр Иванович говорит, что это представление несомненно пройдет, потому что Правления эти вообще составляют ненужную инстанцию и была мысль о совершенном их уничтожении.

Дело о нашей мельнице поступило из Канцелярии Зеленаго во 2-й Департамент Министерства, т.е. немного двинулось вперед и, как обещают, будет кончено в нашу пользу, но возьмет еще недели две или три времени. Хотя мне и крайне не по сердцу жить теперь в мире, но нахожусь вынужденным просить благословения Вашего, Преосвященнейший Владыко, пробыть в Петербурге до окончания дела, хотя бы и с малою просрочкою паспорта.

Более всего заботит меня в настоящее время обратный путь по испортившейся дороге; но милостив Господь и силен помочь нам благополучно доставить св. миро.

Митрополит Петербургский, озаботившись устройством приюта для людей духовнаго звания, предложил это дело Петербургским жителям и от одного только купца Воронина получил 30 т.р. Дай, Господи, чтобы и Курские жители охотно помогли начинаемому Вами, Преосвященнейший Владыко, доброму делу. Мысли о переводе Софрониевскаго капитала не могу довести до сведения известной великой особы из опасения дела не сделать, а деятелям повредить. Вчера еще случилось мне обедать с Морицом у гр. Александра Николаевича Толстаго и было много разговоров о Глинской пустыни и проч.

Граф обещал нам дать немного земли или лесу и приглашал меня приехать к нему летом, для подробной беседы об этом деле. По милости Божией, многие заинтересованы, по-видимому, бедственным положением нашей Обители и можно надееться, что мало-помалу, с годами хозяйство наше придет в порядок.

Книги, купленные мною для Курской епархии (300 экз. по 45 к.с. и 20 по 1 р. 65 к.), завтра будут отправлены из Конторы Транспортов в Курск на имя Вашего Преосвященства, по крайней мере, завтра будут сданы в эту контору и через месяц должны быть в Курске.

В ожидании новых приказаний от Вас, Преосвященнейший Владыко, имею счастие быть с чувствами полнаго высокопочитания и совершенной, сыновней преданности. Вашего Преосвященства

нижайший послушник

многогрешный игумен Ювеналий

О. Николай вместе со мною земно кланяется

Вашему Преосвященству и нижайше

благодарит за милостивую память о нем.

7 марта 1862 г.

С. -Петербург

***

М.С.О.н.Г.И.Х.Б.н.п.н.

Ваше Преосвященство,

Милостивейший Архипастырь и Отец!

Вчера был я в последний раз у Митрополита и вот его последняя беседа со мною, почти слово в слово мною записанная и очень благосклонным тоном им произнесенная. «Ну, что Ювеналий? – Отправляюсь обратно и пришел просить благословения Вашего Высокопреосвященства на путь. – Ну, поклон от меня Преосвященному Сергию. Да ты меня тогда спрашивал о капиталах, так теперь можешь передать Преосвященному, что это дело совсем покончено. Оно было уже внесено в Государственный Совет, но Государь велел его на днях совсем прекратить. – Слава Богу, Ваше Высокопреосвященство, это радостно будет слышать и Преосвященному. – Да, да он мне еще писал о том, чтобы тебя в Коренную перевести, а я ему отвечал, что Глинская пустынь славится духовною жизнью, по крайней мере, во времена Филарета».

Повергаюсь мысленно к стопам Вашим, прося Архипастырскаго благословения и святых молитв Ваших и с чувствами глубочайшаго высокопочитания и сыновней преданностью

имею счастие быть

Вашего Преосвященства

нижайший послушник

многогрешный игумен Ювеналий

18-го марта 1862 г.

С. -Петербург

***

Письмо к настоятелю Оптинской пустыни отцу Моисею (Путилову)

...По выезде из Богоспасаемой Обители Вашей (теперь уже не дерзаю сказать «нашей», чтобы не оскорбились мои Глинские собратия, весьма полюбившие меня недостойнаго) поехал я, Батюшка, в Курск, куда прибыл 20 октября. Быв обласкан Преосвященным Сергием, отправился я, вслед за ним, из Курска в Белгород и оттуда в Борисовку. По возвращении оттуда в Белгород и Курск прожил в последнем около двух недель. 21-го ноября, в самый день Введения во храм Пресвятой Богородицы получен был указ Св. Синода о назначении меня недостойного игуменом в Глинскую пустынь. 22 ноября был я посвящен в это звание Преосвященным Сергием, а 28-го прибыл в Обитель, паче же в малый град обительный, расположением своим много напоминающий скит Оптиной пустыни, только в больших размерах. Братии у нас, слава Богу, довольно – 163 человека и много из них весьма способных, все, по милости Божией, в подвиге духовном, есть очень преуспевшие, есть и немощные, от них же первый есмь аз, по святым молитвам Вашим и покойных Старцев о. Макария и о. и. Филарета уповаем спастись.

Внешние обстоятельства обители нехороши. Долгу 7736 р.с, а наличной суммы принял я 10 р. 82 к. с, но что делать! Милостив Господь и силен помочь нам понемногу. Вдруг ничего не сделаешь. Помню наставление Ваше, Батюшка, о терпении и молитве и постараюсь прилагать его к делу. Прошу Ваших святых молитв, в которых наипаче нуждаюсь теперь... Долгу – то у нас много, а запасов хозяйственных почти нет, исключая провизии, которой хватит еще на несколько месяцев. Как Господь поможет нам выбраться из лабиринта долгу, не знаю, но верую что поможет, иначе Он не послал бы меня грешнаго сюда. Простите боголюбивейший Батюшка, еще раз прошу святых молитв Ваших и земно кланяюсь, имею честью быть

Вашего Высокопреподобия

нижайший послушник

многогрешный игумен Ювеналий

19 декабря 1861 г.

Глинская пустынь

Адрес наш: Черниговской губ. в г. Глухое в

Глинскую пустынь

***

* * *

2

РГИА. Ф. 796. Оп. 205. Д. 639

3

Молитвами Святых Отец наших Господи Иисусе Христе Боже наш помилуй нас.


Источник: Письма глинских старцев. Составитель доктор педагогических наук, магистр богословия Н.В. Маслов. М. Самшит-издат, 2007. –328 с.

Комментарии для сайта Cackle