Д.А. Эристов

Михаил, святой, князь Черниговский

Михаил, святой, князь Черниговский, сын Всеволода Чермного. В 1206 г. получил он от отца княжение Переяславское; но когда Всеволод принужден был бежать из Киева, то и сын удалился в Чернигов. В 1224 г. Михаил был послан великим князем Георгием II княжить в Новгород. Княжение его было мирно и счастливо. Он был заступником Новгородцев перед великим князем. Народ любил Михаила; но князь, считая себя пришельцем, и стремясь душою к своей отчизне, оставил (1225 г.) Новгород. Приехав в Чернигов, он нашел опасного неприятеля в Олеге Курском и требовал помощи от в.к. Георгия, своего зятя, который сам привел к нему войско. К счастью, Киевский митрополит, Кирилл, отвратил войну, примирив врагов. После того Михаил княжил спокойно в Чернигове. В 1229 г., узнав о задержании послов Новгородских в Смоленске, Михаил немедленно поехал в Новгород; народ принял его с восклицаниями единодушной радости. Устроив там дела и оставив Новгородцам юного сына своего Ростислава, он возвратился в Чернигов. В 1235 г. Михаил и союзник его Изяслав Владимирович, внук Игоря Северского, овладели Киевом и обложили данью всех иноземцев, в этом городе обитавших. Изяслав остался там княжить, а Михаил спешил вступить в область Галицкую и занял её столицу. Посадив (1239 г.) сына своего Ростислава в князи Галичу, он снова овладел Киевом; но убиение послов хана Мангу (1240 г.), которые предлагали Киевлянам мир, заставило Михаила бежать из Киева в Венгрию, куда отправился уже сын его, Ростислав: король Венгерский худо принял изгнанника, отказал Ростиславу руку дочери своей, и велел им удалиться. Избегая мести Татар, Михаил ездил из земли в землю; ограбленный Немцами близ Сирадии, он возвратился в Киев, и жил на острове против развалин этой древней столицы, потом переселился в Чернигов. Между тем сын его, Ростислав, умел снискать дружбу Венгерского короля Бела IV; король выдал, наконец (1246 года) за Ростислава дочь свою. Тогда Михаил, воображая найти в родственнике верного союзника, прибыл вторично в Венгрию и предложил Беле вооружиться противу Татар; избавить храмы и народ христианский от ига иноверцев, но вместо радушия встретил холодный прием. Огорченный Михаил возвратился в Чернигов, где сановники ханские переписывали тогда бедный остаток народа и налагали на всех дань поголовную. Они велели Михаилу ехать в Орду. Надлежало покориться необходимости. Приняв от духовника благословение и запасные Св. Дары, он с боярином Феодором и с юным внуком Борисом Васильковичем Ростовским, прибыл в стан к Монголам, и хотел уже вступить в шатер Батыев, но волхвы или жрецы требовали, чтобы он шел сквозь разложенный перед ставкою священный огонь и поклонился их кумирам. «Нет! – сказал Михаил, – я могу поклониться царю вашему, ибо небо вручило ему судьбу государств земных; но христианин не служит ни огню, ни глухим идолам». Услышав о том, Батый объявил ему через своего вельможу, что должно повиноваться, или умереть. – «Да будет!» – ответствовал князь. Готовый на смерть, он вынул Дары, причастился Св. Тайн с любимцем своим Феодором и пел священные псалмы Давида. Напрасно юный Борис и вельможи убеждали Михаила, брали на себя грех и покаяние, если он, следуя примеру других князей, согласится исполнить волю Батыя. – «Прочь слава мира сего!» – воскликнул князь, сбрасывая с себя мантию. – По данному знаку, убийцы бросились на него, били его в сердце и топтали ногами; бояре Российские безмолвствовали от ужаса. Один Феодор стоял спокойно и ободрял терзаемого князя. Желая, может быть, прекратить Михаилово страдание, какой-то отступник веры христианской, именем Доман, житель Путивля, отсек ему голову, – «и отверже ю прочь от тела» (по словам летописи) «еще слово глаголющу: христианин есмь!». – Сам Батый удивлялся твердости Михаиловой, и называл его великим мужем. Боярина Феодора постигла та же участь: раздираемый на части варварами, он славил благость небесную и свою долю, и принял венец мученика. Тела их, брошенные на съедение псам, были сохранены усердием Россиян. Церковь причла к лику святых и великодушного князя и верного боярина его: они умерщвлены 1246 года сентября 20, и погребены были в Чернигове; потом через несколько лет св. мощи их перенесены в Москву, и в храме, во имя их созданном (что был в Кремле на Тайницких воротах) положены 14 февраля; оттуда перенесены в 1770 г. августа 25 в Сретенский собор, а в 1774 г. ноября 21 в Архангельский и положены в серебряную раку. В надписи на раке исчислены были главные деяния императрицы Екатерины II, и то, что рака сделана ею в благодарность св. мученикам при торжестве мира с Турциею. В 1812 году во время нашествия французов сия великолепная рака утратилась; но усердием Московских жителей снова устроена для них гробница, в которой и поныне почивают св. угодники. – Церковь совершает память Михаила и боярина его Феодора февраля 14 и сентября 20225.

* * *

225

Степ. Кн. I, 340; Прол. и Чет. Мин. сент. 20. Ист. Кар. IV, 31–35 и прим. 40–43. Ист. Русск. народа IV, 133–135 и прим. 139. Жития Святых (сентябрь) 1856 г.


Источник: Словарь исторический о святых угодниках православной российской церкви. - Санкт-Петербург : тип. II Отд-ния Собств. е. и. в. канцелярии, 1835. - [2], VI, 303 с.

Комментарии для сайта Cackle