Преподобный Анатолий (Зерцалов) (1824–1892)

Отец Анатолий (Зерцалов) был учеником старца Макария. Старец сам обучал преподобного Анатолия молитве Иисусовой, и он уходил далеко в лес, где и молился в уединении. Так как старец Макарий был очень загружен, то он благословил отца Анатолия, кроме него, по своим духовным запросам обращаться еще к преподобному Амвросию. Старец так объяснял свой выбор: «Он пошустрее». И отец Анатолий был одним из самых первых учеников старца Амвросия, преемника Макария. Так, неисповедимыми путями приведены были в самое тесное общение эти два инока, столь много потом вместе потрудившиеся для Шамординской пустыни.

Под мудрым старческим окормлением преподобных Макария и Амвросия отец Анатолий, путем бдительного и неустанного духовного делания, назидаясь чтением слова Божия и аскетических писаний, быстро преуспевал в духовном своем развитии, и уже тогда можно было видеть его будущее нравственное величие.

Однажды приехал в Оптину святитель Игнатий Брянчанинов. Он пожелал видеть и беседовать с тем из иноков, кто опытно проходит святоотеческое учение о молитве Иисусовой. Ему указали на преподобного Анатолия. Святитель долго беседовал с ним. Беседа эта очень ему понравилась. Прощаясь с преподобным Анатолием, святитель не мог не выразить своего удивления и говорил, что рад был встретить такого образованного инока: и опытного в духовных предметах, и знакомого со светскими науками.

Возвращаясь к себе после беседы со святителем Игнатием (а пошел к нему только после двукратного приглашения, и то по приказанию старцев), отец Анатолий встретился со старцем Макарием, который шел к скиту, окруженный инокинями и другими лицами. Старец спросил преподобного: «Ну, что тебе сказал преосвященный?» Отец Анатолий в простоте все передал ему. Тогда преподобный Макарий стал его при всех бить палкой и говорить: «Ах ты, негодяй, вообразил о себе, что он такой хороший! Ведь преосвященный – аристократ, на комплиментах вырос, он из любезности и сказал тебе так, а ты и уши развесил, думая, что это правда!» Со стыдом пошел потом к себе инок. А старец Макарий, как только преподобный Анатолий отошел от него, сказал бывшим с ним: «Ведь как вот не пробрать? Он монах внимательный, умный, образованный, и вот – уважаемый такими людьми. Долго ли загордиться?»

Когда умер старец Макарий, преподобные отцы Анатолий и Амвросий особенно сблизились между собой, потеряв любимого ими обоими старца и руководителя. Отец Амвросий, увидев, что отец Анатолий стал уже достигать меры высокого духовного устроения и созрел, чтобы наставлять других, постепенно стал вводить его в свой старческий труд, делая своим сотрудником, подобно тому, как его вел в свое время преподобный Макарий. Отец Амвросий скоро выпросил отца Анатолия себе сначала в помощники, потом в благочинные, наконец, – в скитоначальники.

К старцу Амвросию и после того, как он был сделан скитоначальником, преподобный Анатолий продолжал относиться с прежним почтением и, как и прочие, когда бывал у старца, становился на колени. Однажды старец Амвросий побеседовал с ним, стоявшим на коленях, позвал одну особу и, показывая на отца Анатолия, сказал: «Рекомендую: мой начальник», преподав этим поучительный урок смирения.

По должности духовника и скитоначальника, преподобный Анатолий был великим и самоотверженным тружеником, и в этих должностях был поистине достойным преемником своих присноблаженных предшественников. Ничто не ускользало от его взора, и он ревностно заботился как о духовном преуспеянии братии, так и покоил их, устраивая получше их скитскую жизнь с ее несложными и строгими порядками.

Преподобный Анатолий своих духовных детей по всем важным делам за советом направлял к старцу Амвросию, но старец Амвросий при таких случаях всегда спрашивал: «А что сказал Анатолий?» И когда узнавал, что тот не советовал так делать, как просили, – и сам не давал своего благословения.

Игуменья Шамординской пустыни мать София не раз говаривала, что хороший монах ничем не отличается в приемах обращения от самого благовоспитанного аристократа. Но разница между ними есть, и большая: аристократ держит себя с тактом из приличия, а примерный монах – из убеждения и любви к ближним. И как на образец для подражания указывала в этом случае на отца Анатолия.

К преподобному Амвросию шамординские инокини обращались как к старцу, а к преподобному Анатолию – как к отцу, который входил всегда во все их нужды и редко кому при встрече не задавал вопроса: «А у тебя все есть?» Старец Амвросий не раз говаривал Шамординским насельницам: «Я редко вас беру к себе на беседу потому, что я за вас спокоен: вы с отцом Анатолием».

Преподобный Амвросий называл отца Анатолия великим старцем и делателем молитвы Иисусовой: «Ему такая дана молитва (умно-сердечная) и благодать, – говорил он, – какая единому из тысячи дается».

После смерти старца Амвросия преподобный Анатолий стал быстро слабеть. Задумчивый и грустный, он тяжело чувствовал свое духовное сиротство и сам быстро приближался к закату своей жизни.

В конце 1892 года он ездил в С.-Петербург и Кронштадт повидаться со святым праведным Иоанном, которого давно чтил, и посоветоваться с врачами. Вместе с отцом Иоанном Кронштадтским преподобный Анатолий служил в день памяти старца Амвросия 10 октября и утешился беседой с ним. Врачи же нашли у него слабость сердца и отек легких. Согласно их советам, он начал было лечиться, но это лечение, требовавшее прогулок, скоро прекратилось: ноги старца стали пухнуть, перестали входить в обувь, и он не смог больше ходить.

Старец Анатолий кротко переносил недуг. 15 декабря 1893 года он тайно принял схиму, о чем знал только его духовник отец Геронтий да несколько близких лиц. Через три с половиной месяца после этого, 25 января 1894 года, во время чтения отходной, преподобный Анатолий тихо почил на семьдесят первом году своей жизни.

Духовные наставления

◊ Надо так молиться Богу, чтобы между душой молящегося и Богом ничего не было и никого. Только Бог и душа. Чтобы молящийся не чувствовал ни неба, ни земли и ничего, кроме Бога, а то молитва будет несовершенная. Когда молишься под впечатлением хорошего пения или чтения, эта молитва еще не есть истинная молитва. Вот истинная молитва: пророк Илия положил голову на колени, молясь, и в несколько минут умолил Господа изменить гнев Свой на милость.

◊ Еще старец говорил: «Когда в церкви беспокоят дурные помыслы, то ущипни себя побольнее, чтобы помнить, где стоишь».

◊ Однажды монахиня сказала преподобному: «Очень боюсь, что со мною будут искушения». Батюшка ответил: «Живи, не осуждай, гляди на всех в хорошую сторону, не зазирай за людьми, и Бог покроет тебя. А еще скажу: кто читает молитву Иисусову, у того не бывает искушений».

◊ Относительно пути подвижнического старец говорил сестрам: «Держись средины, вперед не забегай и назад не отставай».

◊ Не думай, что мир обитает в здоровом теле: там жабы и пиявицы. Нет, мир обитает лишь в мертвенной плоти нашей.

И этот-то есть истинный мир, мир Иисусов, «мир, всяк ум превосходящий».

◊ Нам все хочется на клирос, а Господу все хочется, чтобы мы смирились и походили бы на Него, смиренного и кроткого, и понесли бы подобно Ему скорби, хотя и не такие, какие Он нес за наши грехи, а маленькие и в тысячную долю; а мы и совсем не хотим Божьего, а чтоб непременно было – хоть хуже, да наше.

◊ Потерпи, смирись – и обрящешь рай в себе самой. Как говорит один святой: «не ищи ни Рима, ни Иерусалима, а уготовь дом души, и к тебе придут не только Петр и Павел, но Сам Господь с Пречистою Матерью Своею и с сонмом ангелов и святых». Поэтому не унывай, что ты еще не достигла сего, а старайся и начинай не с верху, а с нижней ступени, – то есть со смирения, самоукорения. Говори себе: недостойна, чтоб живою жить в раю, Сподоби меня, хоть по смерти, вместе с благоразумным разбойником наследовать Твой рай.

◊ Ты просишь наставления и назидательного урока, как бы тебе не сбиться с истинного пути? Начни со смирения, делай со смирением и кончай смирением, и вчинишься со святыми. Этот путь, то есть путь смирения, самый надежный и, как говорят Отцы, «непадательный». Ибо куда может упасть смиренный, когда он считает себя хуже всех?..

Что же касается высоких дум – бойся их как огня. «Мерзостен пред Богом всякий высокосердый». Пред Ним чистым и Святым – самое небо нечисто. И что такое наша всякая правда, оценил давно пророк Исаия: «рубище жены нечистыя поверженное!»

◊ Всяк, кто желает достигнуть Христова Царства, не должен озираясь припоминать свои высокие добродетели – и особенно высокие думы, – а зреть подвиги и славу святых: и будет с ними! А свои зри немощи, грехи и исход души и ужасающие истязания тогдашние – и не согрешишь.

◊ Враг только внушает помыслы, а сделать ничего не может, без попущения Божия и если мы сами не согласимся с ним. И ты не соглашайся с ним, вот он и ничего не сделает тебе.

◊ От блудных помыслов средства: смирение, самоукорение, воздержание, а паче всего – любовь к ближним – к слабым, немощным, больным, плененным страстями сестрам. Впрочем, святой Исаак Сирин пишет: «юному хранение паче дел».

◊ Знай, что в сем мире ничего не бывает постоянного. Гляди на улицу: утром был дождь, а в полдень ясно, а к вечеру опять холодно. То ветер, то тихо, то гроза, то жара; – так и в нашей жизни: всегда будь готова следовать воле Божией, нравится ли то нам или нет.

◊ Сказываю по секрету, сказываю тебе самое лучшее средство обрести смирение. Это вот что: всякую боль, которая колет гордое сердце, потерпеть. И ждать день и ночь милости от всемилостивого Спаса. Кто так ждет, непременно получит. В этом я тебя могу уверить честным моим словом, если только ты веришь моей чести. Начни, так и увидишь. Главное, ты не понимаешь, что эта-то боль, это-то самое горькое острое жало, укалывающее чувствительность сердца, и есть настоящий источник милостей Божиих и смирения. В них-то сокровенна есть милость Божия. Отыми от тебя болезни эти, темноту твою, оскорбления, укоры, недостатки, и ты останешься совсем нагая!

◊ Богом, спасающим нас, устроено так, что никто не обойдется без скорбей, потому что Господу всех хочется спасти, а без скорбей спастися невозможно.

◊ Известно, от чего гнев происходит. Пес, когда не дают ему или отнимают кусок мяса, рвет и лает. Значит, и мы с тобою любим свою вольку. И если нам препятствуют улучить ее или не обещают покою, мы, особенно я – лаем и – пожалуй – кусаем брата (а сестра сестру).

◊ Ты, матушка, просишь научить тебя терпению... Чудная ты какая! Ее учит Бог! Ее учат люди – сестры! Ее учат обстояния всей жизни! И все они учат тебя терпению, учат делом, самою вещью, самим естеством способности терпеть – и ты просишь у меня урока теоретического терпения... Терпи все находящее – и спасешься!

◊ Какие книги читать тебе? Ты не памятлива? Ну, нечто затверди покрепче, например: «Возлюбиши Господа Бога твоего всем сердцем... и ближнего яко сам себе». И из другой также, но не ради того, что, дескать, мы знаем, но мы исполняем. Сила не в слове, а в деле.

Начнем сначала. Приведем на память: как звать Бога. И будем детски звать Его, пока Он Сам не придет и научит всякой истине. Вижу, что ты много читала – и это тебе не помогло. Попробуй – начни читанное, по силе, приводить в дело. Да к этому присовокупи (опять по силе) непрестанную Иисусову (устную) молитву и узришь милость Божию. Чтоб ты туне не ретилась и не смущалась тем, что читаешь, читаешь, а в остатке нет ничего, скажу тебе секрет, добытый долголетним опытом: приступая к книге, прицеливайся прежде всего улучить ту мету, которой, как ты говоришь, нет у тебя, но которая во всякой добродетели неизбежна, то есть терпеливо ждать милости Божией в разумении; ибо Бог разумов Господь, даяй премудрость и разум.

Второе – книга не есть существо и сущность ведения: она – одно из средств к нему. А потому может человек знать тайны Царствия без книги; может и прочитавши воза книг, не знать оных таин. Кто подготовил себя делом, тот не крепко нуждается в книге. Говорю это не к тому, чтобы отвращать тебя от книг, но чтоб предостеречь, чтобы ты не возненавидела их, если, зубря их, не обретешь желаемого. Третье и главное скажу к ободрению твоему: «вопросившу о мудрости, мудрость вменится».

◊ Ты затрудняешься исполнением молитвы и чтений, так как не одна в комнате. В таком случае оставь обрядовый чин, например читать перед святыми иконами со свечой и прочее, а делай проще: или ходя, читай и молись, или уткнувшись в уголок, или где в передней... Конечно, надо стараться, чтобы не подать повода к насмешкам.

◊ Считай себя хуже всех, не ищи ни любви, ни чести ни от кого, а сама ко всем оные имей – вот и улучишь мир! А как только начнешь искать, чтобы другие тебя заметили да отыскали бы в тебе достоинства и некоторые добродетели – тогда прощай, мир душевный!

◊ Чистота и бесстрастие даются не по летам («седина есть – мудрость человекам»), а по смирению. Святой Иоанн Лествичник учит: дарования (значит, и чистота) даются не трудам (тем более не по годам), а смирению. Смиримся, и Господь покроет, и будем святы.

◊ Ты спрашиваешь, чем можно избавиться от злых людей? Простым образом мыслей и чувств, что ты пришла работать не демону, но Богу. И что Владыка неба и земли, и всей вселенной – не демон, а Бог, повелевающий и ангелам, и демонам, а душам нашим мир дающий. На приписку твою ответствую припиской: «Если скорби твои смиряют тебя, дают духу спокойствие, и влекут к молитве, то знай: чувство твое не обманчиво. Потому святой Марк Подвижник говорит: „В скорбях сокровенна есть милость Божия“».



Источник: - М.: Ковчег, 2011. - 912 с.

Вам может быть интересно:

1. Охридский пролог – 1. Святые мученицы Вера, Надежда, Любовь и мать их София святитель Николай Сербский 138,7K 

2. Мои дневники. Выпуск 3 архимандрит Никон (Рождественский) 1,9K 

3. Библейская энциклопедия – Азрикам архимандрит Никифор (Бажанов) 3077,4K 

4. Охридский пролог – 1. Святой великомученик Никита святитель Николай Сербский 138,7K 

5. Памяти профессора Ивана Николаевича Корсунского профессор Анатолий Алексеевич Спасский 367 

6. Миссионерские письма – Письмо 116. Паломнику Младену С., о порядке заповедей святитель Николай Сербский 139,6K 

7. Миссионерские письма – Письмо 117. Станимиру И., на вопрос, действительно ли вторник – несчастливый день святитель Николай Сербский 139,6K 

Комментарии для сайта Cackle