Жития новомучеников и исповедников российских ХХ века

День 204 День 205 День 206

Марта 12 (25) Священноисповедник Александр (Державин)

Составитель священник Максим Максимов

Священноисповедник Александр Державин родился в 1864 году в селе Зеленцино Клинского уезда Московской губернии.

После окончания в 1887 году Духовной семинарии он был рукоположен во священника к Богородице-Рождественскому храму села Александрово Звенигородского уезда. В 1897 году его перевели в село Троицкое того же уезда, где он служил в Троицком храме до самого ареста.

С приходом в 1917 году новой безбожной власти начались гонения на Русскую Православную Церковь. Тяжелое, порой бедственное положение духовенства, которое было вынуждено платить большие налоги, терпеть различные запреты и социальную несправедливость по отношению к себе и своим семьям, усугублялось еще и тем, что власти, создавая новые экономические отношения, в своих неудачах и промахах нередко винили священников и верующих. Церковная жизнь в стране не могла развиваться спокойно. Каждый год приносил новые запреты, штрафы и лишения. Повсеместно арестовывалось духовенство и активные миряне. Очередная волна беспощадных широкомасштабных гонений на Церковь началась в 1929 году.

С 1 на 2 января 1930 года в 10 часов ночи в доме отца Александра был произведен обыск. Все книги, письма и вещи были перерыты. После обыска, без предъявления священнику какой?либо вины, он был арестован и отвезен на станцию Кубинка и помещен до прибытия поезда в отдельную комнату как арестант. В 5 часов утра прибыл поезд до Москвы. С вокзала в закрытом автомобиле он был доставлен на Лубянку в ОГПУ. 3 января 1930 года отец Александр был допрошен.

-Меня арестовали я не знаю за что. Антисоветской агитации я не вел и вообще стою в стороне от политики. Большего показать ничего не могу, – ответил священник на вопросы следователя.

-Что вы знаете по поводу восстания против советской власти в Звенигороде? – спросил следователь.

– Я ничего по поводу этого восстания не знаю…

Допрошен отец Александр был один раз. 5-го января его перевели в Бутырскую тюрьму в Москве. После обыска он был помещен в камеру. В Бутырках его еще раз вызывал к себе следователь на допрос. 15 января предъявили обвинение в том, что он, совместно с активом церкви, «будучи тесно между собой связаны по церковным делам, в продолжение долгого времени систематически вели злостную антисоветскую агитацию, направленную к срыву проводимых советской властью и партией мероприятий в деревне.».

Следователь приступил к опросу свидетелей, высказавшихся за «необходимость изоляции таковых». Крестьянин села Троицкое рассказал о том, как отец Александр Державин на собрании верующих, где присутствовало 62 человека, по вопросу о ликвидации церковного совета сказал: «Никакой общины организовывать не нужно, она у нас есть. Сейчас председатель сельсовета ходит по домам и переписывает, кто верует и кто не верует, и делает это потому, что нам не верит. Мы даем наши сведения, кто в наших списках записан не за страх, а за совесть, а большевики, наоборот, не за совесть, а за страх».

Другой крестьянин рассказал следователю, как священник говорил, что «мы должны власть поминать только исходящую от Бога и Церкви. Бог сотворил мир, и мы должны Ему повиноваться».

31 января 1930 года следствие было закончено. 13 февраля тройка ОГПУ приговорила выслать священника Александра Державина на три года в Северный край.

После приговора отец Александр еще месяц просидел в тюрьме и уже 15 марта был отправлен этапом в Архангельск. В Архангельске провел ночей пять, но эти ночи, как записал впоследствии отец Александр в дневнике, «для меня были тяжелее Бутырской тюрьмы. Дни и ночи я проводил в доме сезонника – ночлежка грязная, народа ссыльного в доме масса, грязь страшная, пьянство, разврат, вши одолели. Воровство, буйство. Наконец всем священникам дали паспорта на жительство в Часовенском сельском совете на реке Лодьме в 25 верстах от Архангельска».

Отец Александр вместе с другими ссыльными священниками, Николаем Златоустовым и Федором Воскресенским, наняли в городе подводу и 23 марта прибыли в Часовенский сельский совет. 24 марта поселились на жительство в деревне Кондратьево в доме крестьянина. Поскольку по возрасту отец Александр уже не мог устроиться на физически тяжелую работу, а другой за большим количеством ссыльных не было, пришлось жить только посылками и деньгами, которые присылали дети. Из?за отдаленности места ссылки почтовые переводы приходили не регулярно, посылки порой разворовывались, да и получить их можно было только в то время года, когда не было распутицы. По этой причине часто приходилось голодать, терпеть лишения. У отца Федора Воскресенского положение было еще хуже, он практически ни от кого не получал помощи, поэтому отец Александр чем мог помогал собрату.

Храма в Кондратьеве не было, это очень сильно угнетало. «Все?таки тяжело жить на свете без веры в Бога и людям. Везде и во всем Божия воля», – написал в день Святой Троицы отец Александр в дневнике.

Летом пришло распоряжение ехать в Архангельск, поскольку власть решила изменить место отбывания ссылки тем из духовенства, кто не был задействован на физически тяжелых работах.

10 июля 1930 года место высылки было заменено на Коми АССР, Усть-Цилемский район. Вместе с отцом Федором и отцом Николаем они 14 дней прожили в Архангельске и 14 дней добирались до Усть-Цильмы. Здесь начали искать квартиру. И наконец нашли клоповник на два лица. Здесь, в Усть-Цильме, 14 августа впервые за многие месяцы сходили в храм. «Слава Богу, что есть где помолиться, легче душе», – записал отец Александр. 18 августа он исповедался и приобщился Святых Христовых Таин.

В конце августа среди ссыльного духовенства прошел слух о том, что всех нетрудоспособных священников (около 100 человек) из Усть-Цильмы хотят выслать поверх Печоры в деревни за 300 верст на реку Шар. «Не знаю, перенесу ли это путешествие, многие священники и сейчас лежат еще в больнице от сыпного тифа и чувствуют себя плохо. Трудоспособные будут посланы на лесопильный завод на работы. Везде беда и скорби».

22 августа отец Александр в очередной раз пошел отмечаться в ОГПУ, где ему сказали, что из Усть-Цильмы он должен ехать на жительство в деревню Усть (верст 35 от Усть-Цильмы). «Что делать, воля Божия. Из моих товарищей никого со мной не назначают, приходиться жить одному. Посылается со мной священников человек двадцать».

По приезде оказалось, что храма в селе нет, живут раскольники старообрядцы беглопоповского толка. По дороге отец Александр застудил ноги. Здоровье священника стало еще более расстраиваться. Он начал понимать, что два года в таких условиях он навряд ли проживет. Отец Александр стал проживать в одном доме со священниками Алексеем Никольским и Георгием Троицким, тоже ссыльными. Квартира, в которой поселились священники, приглянулась местному учителю, поэтому духовенство заставили с нее съехать и искать новую.

29 октября 1931 года от брюшного тифа умер священник Георгий Троицкий. Чтоб рассчитаться за гроб, пришлось продать местным жителям подрясник и сапоги отца Георгия. Отец Александр отпевал его, в девятый, двадцатый и сороковой дни поминовения ходил служить панихиду на его могилу.

20 марта 1932 года удалось причаститься Святых Христовых Таин.

В конце марта все ссыльное духовенство в округе было вновь собрано в Усть-Цильму и направлено на жительство в другие места. Вместе с отцом Алексеем Никольским они просились остаться в Усть-Цильме. Им разрешили. Из?за дороговизны квартир, сдаваемых внаем, пришлось поселиться в 4-х километрах от УстьЦильмы в селении Коровий Ручей.

31 мая 1932 года пришло распоряжение из ОГПУ, чтобы отец Александр явился в Усть-Цильму с вещами. В ОГПУ ему объявили, что он должен отправляться в местечко Зигрнь.

Сын отца Александра Петр написал письмо в ОГПУ, что согласен взять отца на иждивение. Срок наказания подходил к завершению и 2 января 1933 года истек. Однако никто в округе не получал разрешения выбыть домой. Не получил его и отец Александр.

4 марта отец Александр причастился Святых Христовых Таин. По той ли причине, что он надорвался, или от переохлаждения начались сильные боли в животе. Поехать к фельдшеру он не смог, было очень холодно. С каждым днем боли усиливались и состояние здоровья становилось хуже.

25 марта 1933 года священник Александр Державин умер. На похороны отца поехал сын Виктор. Погребен отец Александр, вероятно, в селе Зигрнь. Точное место нахождения могилы неизвестно.

6 апреля 1933 года постановлением тройки ОГПУ отцу Александру было разрешено свободное проживание.

ИСТОЧНИКИ:

ГАРФ. Ф. 10035, д. 49441.

Дневник священника Державина Александра Сергеевича (1930–1933). Рукопись.


День 204 День 205 День 206