Распечатать
Скачать как mobi epub fb2 pdf Оригинал (pdf)
 →  Чем открыть форматы mobi, epub, fb2, pdf?


Зосимовский патерик

Том I. Зосимовские святые

   

Содержание

    Слово архипастыря
    Единое через многоликость. (От составителя)
Том I. Зосимовские святые Преподобный старец схимонах Зосима, пустынножитель и чудотворец Владимирский Преподобный схиигумен Герман, Строитель Зосимовой пустыни Преподобный иеросхимонах Алексий Преподобномученик иеромонах Макарий Преподобномученик схиархимандрит Игнатий Преподобномученик иеромонах Герасим Преподобномученик игумен Владимир Том II. Подвижники благочестия Зосимовой пустыни Архимандрит Павел Блаженный Филиппушка и его сыновья Иеросхимонах Иоанн Иеромонах Мелхиседек Схиигумен Митрофан Игумен Никодим Иеромонах Досифей Иеромонах Дионисий Иеромонах Галактион Игумен Иона Архимандрит Никита Архимандрит Зосима Архимандрит Исидор Архимандрит Давид Игумен Платон Иеромонах Софроний Иеромонах Феодорит Иеросхимонах Иннокентий (Орешкин) Иеросхимонах Феодосий Иеромонах Корнилий Иеромонах Евфросин Иеромонах Иоанникий Иеромонах Серафим Иеромонах Димитриан Иеромонах Никон Иеромонах Нафанаил Схимонах Симон Иеродиакон Виталий Иеродиакон Георгий Послушник Михаил Послушник Евдоким Приложения Приложение 1 Из послужного списка братий монастыря за 1917 г. Иеромонах Поликарп Иеромонах Гедеон Иеромонах Иосиф Иеромонах Авраамий монах Самуил Иеродиакон Мануил Иеродиакон Тихон Иеродиакон Дорофей Иеродиакон Феофан Иеродиакон Иларий Иеродиакон Зосима Иеродиакон Викентий Иеродиакон Ириней Иеродиакон Фаддей. Иеродиакон Виссарион Монах Пантелеимон Монах Иоиль Монах Даниил Монах Мефодий Монах Никандр Монах Пахомий Монах Кириак Монах Антоний Монах Михей Монах Венедикт Монах Исаакий Монах Феодосий Монах Гурий Монах Феоктист Монах Иов Монах Иаков Монах Анания Монах Агапит Монах Вавиан Монах Петр Приложение 2 Приложение 3 Приложение 4 Библиография Алфавитный уазатель имен, встрчающихся в патерике  

 
Слово архипастыря
   Зосимовский Патерик — это свидетельство блестящей славы Пустыни, воссиявшей однажды по невидимому Божиему изволению в лице ее основателя преподобного Зосимы, не угасшей в ее замечательных подвижниках в последующие века, несмотря на самые жестокие бури времени — явные и потаенные, — но никогда не прекращавшиеся.
   Божие, как истинное живет вечно. Святые стяжали свое звание потому, что смело предпочли небесное земному, мужественно воплотили Христову веру в жизнь, ярко показав свою любовь как чистую жертву там, где и должны были, сыновне и братски, с упованием на Зиждителя бытия, премудро творящего всегда новое и неповторимое, дивное и славное.
   Зосимова пустынь как град... великого Цар я1 украшена духоносными и богоносными радетелями воли Божией, составляющими обильный собор святых этого земного эдема, благоухание коего неистощимо распространяется и доныне, куда и теперь стекаются люди отовсюду.
   Что не имя из лика святых — то изумительная история вхождения свыше душ, приобщившихся к свету вечной жизни.
   Среди них особенно выделяются преподобные Герман и Алексий Зосимовские, удивительным огнем духовного окормления обнимавших огромный русский мир конца XIX начала XX веков. Теперь их святые мощи покоятся в одной раке на месте подвигов своей веры, в соборном храме в честь Смоленской иконы Божией Матери, как исповедников благодатной жизни и прямых свидетелей всеживой силы, обручающей человека Царству Божию еще здесь, на земле, не говоря о несметных благах в будущей жизни, как вершины бытия.
    Архиепископ
    Владимирский и Суздальский Евлогий.
Единое через многоликость. (От составителя)
     
   За те сто с небольшим лет, что прошли с начала новой истории Зосимовой пустыни появилось не так много публикаций, посвященных этой славной обители. Ко времени подготовки данного издания, пожалуй, самой изестной из них можно считать «Летописный очерк Зосимовой Смоленской пустыни», составленный накануне первой мировой войны митрополитом Серафимом (Чичаговым).2 Сохранились воспоминания Зосимовских прихожан — опубликованные, рукописные, озвученные в эфире. Все они, как правило, ка­саются одного или нескольких имен или событий. Однако эти мемуары не лишены субъективности, обусловленной обаянием старцев, под которое не­избежно подпадали их духовные чада — авторы воспоминаний. Надо при­знать, что и составитель данного патерика, будучи насельником Зосимовой пустыни, не смог избежать подобной субъективности, ведь пространство времени, отделяющее его от описываемых персонажей, составляет, как гово­рится, всего «одно рукопожатие», а с некоторыми из них, (последний зосимовский старец, иеромонах Евфросин, отошел ко Господу в 1973 году) составитель и вовсе современник.
   Повествуя о насельниках пустыни — от преподобного Зосимы до по­следнего зосимовского монаха, — патерик через жизнеописания подвижни­ков уточняет некоторые факты, проливает свет на малоизвестные эпизоды в истории обители, дает представление о настроениях и переживаниях мона­хов.
   Так, например, в жизнеописании схимонаха Симона (Кожухова) гово­рится, что сразу после разгона братии в 1923 году, некоторое время в пустыни содержались малолетние преступники. Знакомясь с житием схиархимандрита Игнатия (Лебедева), можно почерпнуть сведения о состоянии сельского хозяйства монастыря. А печально известный исход отца Германа, который описан во всех источниках как восстание ученика на авву (его даже сравнивают с предательством Иуды) предстает в ином свете из ранее неизвестных фактов биографии этого самого ученика — иеромонаха Ионы (Фиргуфа).
   При составлении Патерика Господь даровал обретение имен, практически всех братии Зосимовой пустыни, чему способствовали обнаруженные в Государственном архиве Древних Актов монастырские послужные списки с 1900 по 1917 год. В них зафиксированы и рост числа насельников, и та среда, откуда они вышли, и даже какое образование получили. Если в списке за 1900 год значится всего двадцать один человек (в том числе: три монаха, три иеродиакона и восемь иеромонахов), то на 1917 год приходится шестьдесят семь братий.
   Что касается социального состава насельников монастыря, то более де­вяноста процентов из них — выходцы из крестьянских семей. Несколько — мещан. Еще меньше дворян. Практически нет никого из рабочих. Поражает тот факт, что среди бывших батраков, некоторые из которых родились еще при крепостном праве, почти не было неграмотных. Они либо обучались в приходских, либо в сельских школах, кто-то учился дома. Но начальное образование получали все. Это меняет наше представление о «темноте подневольного крестьянства».
   Всего же удалось собрать сведения о восьмидесяти одном насельнике, хотя в некоторых источниках указано, что зосимовской братии было более ста человек. Вероятно рост монастыря продолжался до его закрытия в 1923 году. Но после революции послужные списки уже не составлялись. Последовательность расположения их житий обуславливается той ролью, которую сыграл подвижник в становлении Зосимовой пустыни.
   В процессе работы над Патериком выявлены ранее не известные в обители святые новомученики: Герасим (Мочалов) и игумен Владимир (Терентьев) — прославленные в 2000 и 2005 годах. Нельзя не сказать и о пробелах в поиске некоторых архивных свидетельств. К сожалению, не удалось узнать подробности, касающиеся гибели в тюрьме преемника старца Алексия — схиигумена Митрофана (Тихонова); не подтвержден документально трагический финал жизненного подвига отца Досифея (Шонина), не разгадана тайна кончины в концлагере одного из немногих зосимовцев из дворян — иеромонаха Димитриана (Пфейлицера фон Франка).
   Установлено, что каждый зосимовский насельник, чья судьба после за­крытия пустыни известна, был репрессирован. Исключение составляет лишь преподобный Алексий, скончавшийся незадолго до начала массовых арестов.
   Легко заметить, что жизнеописания разновелики по объему. Это обу­словлено наличием выявленных источников. Некоторые биографии состав­лены по материалам недавно вышедших книг. Таковы, например, очерки жизни преподобного Германа (по работе А. Светозарского); подобного Алексия и схимонаха Симона (по книгам священномученика протоиерея Илии и Евгении Четверухиных); игумена Платона и архимандрита Никиты (по замечательной книге Г. И. Катышева). Но следует подчеркнуть, что и по­добные авторские версии при подготовке Патерика подкреплены изучением архивных документов.
   «Малые» жития» — назовем их так — составлялись на основе лаконичных послужных списков, хранящихся в Государственном архиве древних актов РФ, упоминаний в следственных делах и случайно обнаруженных источников.
   При изучении разного рода материалов установлен тот факт, что сам преподобный Зосима не являлся зачинателем традиций духовного окормления Свято-Смоленской обители. Старца правильнее считать ее первопоселенцем. Лет через десять после его преставления братия разошлась, да и в дальнейшем обитель то возрождалась, то умирала. А вот Строителя пустыни игумена Германа по праву можно считать основателем недолго существовавшей, славной школы зосимовского старчества. Жизнеописание преподобного Германа дает возможность проследить истоки ее зарождения.
   Так схиигумен Герман был духовным учеником Гефсиманского старца- затворника Александра (Стрыгина; †1878), который вместе с преподобным Авросием Оптинским, окормлялся у основателя оптинского старчества Льва (Наголкина; †1891). Тот, в свою очередь, был сподвижником Клеопы II († 1817) и старца Феодора (†1822), пострижеников и продолжателей дела преподобного Пассия Величковского (†1794), поборника строгого монашеского уклада, сотаинника афонских иноков-исихастов.
   Таким образом истоки зосимовского старчества подпитывались из недр Вертограда Божией Матери — Святого Афона. Отсюда и проникновенность зосимовских служб, и особая торжественность зосимовского пения, и духовная несгибаемость ее старцев — новомучеников и исповедников, просиявших в лике святых.
   В начале XX века с уходом из жизни преподобного Варнавы, Гефсиманского старца, оптинских подвижников оплотом российского старчества становится Зосимова пустынь, которую стали называть «Северная Оптина». Сотни людей разных сословий — от простых крестьян до царствующих особ окормлялись в стенах этой обители. Святитель Тихон и меценат Третьяков, священники Павел Флоренский, Алексий Мечев, писатель Иван Шмелев, владыки Владимир (Богоявленский), Серафим (Чичагов), Марк (Новоселов), Вениамин (Федченков), Арсен (Жадановский); философ А. Ф. Лосев, Великая Княгиня Елизавета Федоровна... Судьбы этих и других знаменитостей тесно связаны с историей Свято-Смоленской Зосимовой пустыни и жизнью ее старцев.
    Монах Аристоклий.
    Владимирская епархия,
    Свято-Смоленская Зосимова пустошь.


1   Мф. 5:35.
2   Первое издание очерка вышло в 1899 году.

Том I. Зосимовские святые

Помощь в распознавании текстов