Библиотеке требуются волонтёры

Часть VI. Воскресение

Навстречу возрождению монастыря

Одна из платформ на железнодорожной линии Москва – Калуга до сих пор носит название «Зосимова пустынь». Старая монастырская дорога в данное время прервана вновь построенной окружной железной дорогой и сортировочным узлом в районе Бекасова. Подъехать сейчас к монастырю можно только по шоссе от Рассудова через Яковлевское – Кузнецове – Руднево – Круги. Селение Кузнецово – то самое Рыжкове», где в прошлом находилась часовня с чудотворной иконой Божией Матери «Одигитрии» (часовня не сохранилась). Если же идти в монастырь пешком, то самый краткий путь от платформы «Бекасово центральный пост» по тропинке через лес.

Шестьдесят пять лет не слышна была молитва на территории бывшего монастыря. Обезглавленный Троицкий собор был превращен в клуб. От Одигитриевского храма не осталось и следа. Колокольня исполняла функции водонапорной башни. Запустение царило повсюду, но Матерь Божия покрыла Своим омофором посвященную Ей обитель, и старец Зосима, основавший пустынь, несомненно, ходатайствовал перед Престолом Всевышнего о ее возрождении. Для тех, кому дорога Зосимова пустынь, это понятно и по внешним событиям, происходившим за эти годы. Немцы не осквернили монастырской земли (враг был остановлен перед Наро-Фоминском), и цивилизация не «поглотила» обитель. Хотя огромный сортировочный железнодорожный узел, построенный всего в километре от пустыни, скрежещет и гудит день и ночь. Лишь узкая полоска елового леса осталась на страже безмолвия, заповеданного старцем Зосимой. И Отчин колодец, подающий людям исцеления, спрятавшись в лесной траве-мураве в ста метрах от железнодорожного полотна, оказался не тронутым стройкой.

Впервые мы увидели бывший монастырь Зосимова пустынь 23 мая 1992 года. Нас привел туда Анатолий Георгиевич Серегин, исследователь истории Отечественной войны 1812 года, который прошел по ее военным дорогам и познакомился таким образом с Зосимовой пустынью897. Многое о последних десятилетиях жизни Зосимовой пустыньки рассказала местная жительница Нина Алексеевна Мясникова898 и очень помогла нам объединить усилия по организации общественного движения за воссоздание монастыря.

К 1995 году удалось узнать, что монастырь является памятником архитектуры и внесен в так называемые «Списки вновь выявленных памятников в 1982 году»; никаких документов по оформлению этого памятника подписано не было. Судьбой нашей обители заинтересовался Алексей Дмитриевич Тверитинов899 и вместе с главным архитектором Еленой Викторовной Севериной содействовал решению нашего вопроса – 22 сентября 1995 года администрация Метрополитена была вынуждена подписать «Охранные обязательства», по которым ей вменялось в первую очередь «произвести работы по восстановлению кровли на колокольне».

Существенным шагом для вновь создаваемой общины «Зосимова пустынь» было обращение в мае 1996 года к митрополиту Крутицкому и Коломенскому Ювеналию, в ответ на которое владыка дал распоряжение благочинному Наро-Фоминского района «изучить вопрос организации общины и возможностей возвращения зданий Церкви». К осени 1996 года благое дело поддержали инициативные группы москвичей, среди которых неоценимое значение имела помощь Галины Михайловны Архиповой и Анатолия Георгиевича Серегина. Община начала организовывать молебны; соборные молитвы сотен человек на молебнах 1996, 1997, 1998 годов услышал милосердный Господь и открыл путь к возобновлению обители.

Молебен в ознаменование 170-летия обители

1996 год оказался юбилейным (причем троекратно) для Троице-Одигитриевой Зосимовой пустыни. Исполнялось

170 лет со дня основания,

155 лет со дня утверждения общежития и

140 лет со дня получения статуса монастыря.

Еще одну православную обитель удалось спасти от полного забвения. Даже окрестные жители не знали, где расположен монастырь, спрятавшийся за вековым еловым лесом. На слуху было только название железнодорожной платформы перед Наро-Фоминском – «Зосимова пустынь».

Отпраздновали 170-летний юбилей обители молебном – 7 декабря 1996 года, в ближайшую субботу ко дню основания пустыни в предпразднство Введения в храм Девы Марии. Пришли жители соседних селений, приехало очень много паломников из Москвы, всего человек 150. Молебен возглавил благочинный Наро-Фоминского района протоиерей Александр Сложеникин. Ему сослужили три священника Наро-Фоминского благочиния и принявший наше приглашение иеромонах Даниил (Сычев), настоятель Казанского храма в селе Хмелита, который приехал ради совершения совместной молитвы с родной для старца Зосимы Смоленщины. Инокиня Анна (ныне монахиня Ангелина (Нестерова)), приехавшая с о. Даниилом, снимала молебен на кинопленку. Благодарим их за отзывчивость и труды во славу Божию. Молебен состоялся в бывшем соборном Троицком храме. После молебна была отслужена лития по основателю монастыря схимонаху Зосиме, по благодетелям и насельницам обители. Перед молебном состоялась беседа, где рассказали о старце Зосиме (Верховском) и об истории Троице-Одигитриевского монастыря Зосимова пустынь. Было подписано письмо в адрес Его Высокопреосвященства Ювеналия с прошением о содействии в преобразовании в православный лагерь детского лагеря Метрополитена. Собрали 105 подписей. Одну копию письма отправили в Управление Московского метрополитена, а вторую – в Комитет по культуре и туризму Администрации Московской области, так как это было связано со вторым пунктом подписанного письма: обязать Управление Метрополитена немедленно перекрыть кровлю на колокольне в соответствии с предписанием архитектурного надзора по спасению памятника, согласно Охранному обязательству.

Необычность молебна в здании «клуба», осознание его исторического значения для возобновления монастыря, торжественность богослужения с пятью священнослужителями, прекрасный хор из Наро-Фоминского Никольского храма, единение мыслей и религиозного чувства полутора сотен людей создали неповторимую обстановку, запомнившуюся надолго. Отрадно сознавать, что каждый приехавший в забытую пустыньку в тот морозный декабрьский день собрал по камешку из тех камней, что разбросали мы в лихие советские безбожные годы900.

Восстановление Отчина колодца

О келийке и колодце старца Зосимы в лесу

«Когда старец Зосима увидел, что помощию Божию и Матери Божией все в обители уже привел в надлежащее устройство, тогда обратился и сам хотя не в глубокое, но тихое безмолвие, удаляясь от своих учениц на пять дней в неделю»901. Это было в 1832–1833 годах, незадолго до кончины старца.

В своем письме к духовному отцу от 20 июля 1856 года одна из монахинь Зосимовой пустыни писала: «Матушка 15 числа сего месяца возвратилась благополучно из Москвы и Лавры, где теперь находится наш владыка, который как и о. наместник, приняли матушку очень милостиво. <...> С чувством умиления слушал владыка рассказ матушки и просьбу, чтобы почистить колодезь о. Зосимы и поставить над ним крест, ибо пошли частые исцеления от этаго колодца, многим снится во сне. Недавно одна женщина ближняго селения, умывшись этой водою, исцелилась от раку на лице. Этот колодезнь находится в 3 верстах от нашей пустыни, вырыт сами святым старцем. Там была и келия его, где он, однако, жил не более года или еще несколько и менее, но любовь его переселила оттуда к любящим и преданным ему сестрам его»902.

Впоследствии в 1910 году настоятельница Зосимовой пустыни игуменья София предприняла строительство часовни на месте отшельнических подвигов преподобного903 и одна из монахинь стала нести послушание «заведования часовней и лесом на месте подвигов старца Зосимы»904.

Местные жители и после ликвидации монастыря посещали и почитали святой колодец. Вспоминают, что туда ходили крестные ходы на праздник Одигитрии. Он был потерян во время строительства Бекасовского сортировочного ж/д. узла. Многие считали, что при этом строительстве колодца не стало. Но охотники и грибники знали его точное местонахождение и помогли найти колодец летом 1995 года в лесу уже совершенно заброшенным. В июле нас вывел к колодцу местный житель Петр Матвеевич Пахомов. Спасибо ему, ведь это место без провожатого найти невозможно, так все заросло. Все предыдущие поиски были безрезультатны. От дороги осталась просека, заросшая березками и елочками. И трава до пояса. Ничего нельзя было понять, а в сырое время – и не пройти.

Колодец сохранился, но был еле заметен среди травы. Верхние венцы сгнили. На глубине метра под водой нащупывались наносы. Вода мутная. Предстояло вычистить колодец, поменять верхние венцы и достроить сруб. По другую сторону «дороги» – яма с обломками кирпича по периметру – остатки часовни. Вершина купола лежала рядом: замшелая, похожая на валун, по-видимому, сложенная из кирпича. Трудности предстоящего восстановления были зримыми: к колодцу нельзя подъехать и не всегда возможно подойти.

Начало восстановления Отчина колодца

Новые венцы для сруба начали готовить осенью того же 1995 года члены общества «Реставрос» (работающего на восстановлении храмов и монастырей) Николай Фризин и Николай Смирнов вместе с сокурсниками по Московскому архитектурному институту. Чистку колодца проводили летом 1997 года местные жители905: Несколько субботников около Отчина колодца провели московские паломники906, участвуя и в последней чистке колодца 26– 27 июля 1997 года.

Когда колодец был окончательно очищен, то выяснилось, что глубиной он более пяти метров и очень интересной конструкции. На глубине пяти метров вода выливается потоком из водоносного горизонта на северной стенке колодца и падает в щель между земляной стенкой и деревянными венцами, которые именно в этом месте поставлены отступающими от земляной стенки колодца сантиметров на 30 во внутреннюю сторону колодца. На дне колодца разложены обожженные деревянные чурочки. Есть мнение, что они из обожженной березы и выполняют функцию фильтра. Слой чурочек перекрыт дощатым настилом (может быть, еще и для того, чтобы они не всплывали, т. к. очень легкие). И только через прорезанное в настиле небольшое окошко вода поднимается вверх и заполняет колодец. Колодец был засыпан не только глиной, но и кирпичами с камнями. На дне оказалась каменная глыба весом не менее центнера, доставать которую пришлось с помощью блоков и ваг усилиями более десяти человек. По форме глыба – буквально надгробный памятник. И крест, отломанный от него, поднят из колодца. Откуда в лесу оказался этот могильный памятник, трудно себе представить907. Венцы колодца, сделанные из осины и бывшие все это время под водой, сохранились прекрасно, но грязь с них окончательно не смылась. К тому же местность вокруг Отчина колодца в настоящее время заболочена.

В связи с тем, что колодец необходимо было еще очищать, а местность осушать, благочинный принял решение провести молебен по освящению места под восстановление часовни и святого колодца. Праздник решено было приурочить ко дню иконы Божией Матери «Одигитрии», так как именно в этот день устраивались раньше крестные ходы от монастыря к Отчину колодцу. Как и перед предыдущим молебном, православные верующие, болеющие за судьбу обители, развешивали объявления в вагонах местных электричек, на платформах и в магазинах окружающих селений. Таким образом местные жители узнавали о предстоящих духовных торжествах.

Молебен около Отчина колодца в предпразднство Одигитрии 9 августа 1997 года

Водосвятный молебен прошел при большом стечении народа. Кроме жителей из окрестных селений пришло несколько групп паломников из Московского клуба туристов908. Была чудесная летняя погода и чувствовалось, что Божия Матерь с нами. Богослужение отправлял благочинный Наро-Фоминского района протоиерей Александр Сложеникин в сослужении двух священников и иеромонаха Даниила (Сычева). До и после молебна распространялись книги «Жизнь старца Зосимы Верховского» в репринтном переиздании 1994 года, они были подарены тем, кто помогал очищать Отчин колодец909.

Паломники подписали письмо в адрес железнодорожной станции Бекасово-Сортировочное в надежде на помощь в осушении леса вокруг святого колодца (всего 94 подписи). Впоследствии к решению проблемы была подключена и служба Московско-Киевской дистанции гражданских сооружений. В октябре 1998 года, после дружных убедительных просьб, минимальные необходимые земляные работы были выполнены.

Молебен в день памяти старца Зосимы (Верховского) 6 ноября 1998 года

Осенью 1998 года решено было возобновить традицию поминовения старца Зосимы в день его преставления – 6 ноября (по н.ст,), в 1998 году как раз исполнилось 230 лет со дня рождения святого подвижника-пустынника Зосимы (Верховского).

Поклониться святым местам приехали учащиеся воскресной школы при московском храме Марона пустынника Сирийского. В прошлом веке старостами этого храма были родственники устроителя и попечителя Троице-Одигитриевского монастыря Семена Лонгиновича Лепешкина. В нем была крещена и около него выросла последняя игумения монастыря преподобномученица Афанасия (Лепешкина), в храме помнят своих благодетелей и молятся святой новомученице Российской.

Панихида совершалась также в память тех, кто в течение столетия молился на этом святом месте910. Прихожане в тот день просили Господа о возрождении обители. И светилась в сердцах надежда, что Троице-Одигитриевский монастырь вновь будет передан Церкви911.

Теперь уже ясно, что Господь услышал наши молитвы. А они продолжались до самого открытия обители. Местные жители приглашали священников к стенам Троицкого храма перед Пасхой для освящения куличей и на другие праздники, также приезжали паломники со своими пастырями.

Несколько свидетельств заступления Небесных Сил за обитель Зосинова пустынь

Богородица над Зосимовой пустынью

(Воспоминание Галины Михайловны Архиповой)

Это было за три дня до того страшного дня, когда над Москвой пронесся шквальный ветер, ураган, сорвавший кресты со Смоленского храма в Новодевичьем монастыре, поваливший тысячи деревьев и разоривший кладбища. Такого у нас никогда не бывало!

Так вот, мы за три дня до этого были на даче. Володя приехал на несколько дней (у него был небольшой перерыв в работе). Была прекрасная летняя тихая погода (17 июля 1998 года). В огороде всегда уйма дел, головы от земли не поднимешь. А тут решила все бросить и пойти с Володей к речушке, наслаждаясь благодатью «лета Господня». Было четыре часа дня, солнце еще в полную силу светило над головой. Небо синее без единого облачка; тишина и воздух будто уплотнился – такое впечатление, что их можно потрогать. Мы шли через громадное поле. Впереди на пригорке был лес, а внизу речушка с чудесным названием Ладырь, Ладырка.

Разговаривали о Боге, рассуждали о каком-то отрывке из Евангелия, часто поднимая глаза к небу, в эту поднебесную синь. И вот, подняв глаза, я увидела в этой синеве такую же яркую белую точку, как птичка, голубочек: «Володя, посмотри: как будто ребенок запустил бумажного голубка. Удивительно, какое чистое небо и маленький самолетик».

Мы ходили довольно долго и ушли далеко. Решили повернуть назад к дому. Идем по полям, по грунтовой дороге. Перед нами на горизонте тот же простор, сливающийся с небом. И именно там, где-то на горизонте за лесом, немного слева, кажется, вот-вот увидишь колоколенку нашего монастыря Зосимова пустынь, который мы тогда еще только вымаливали, выпрашивали у Метрополитена.

Мы прошли в обратном направлении всего минут пять-десять... Я опять что-то рассказывала Володе, он слушал. И вдруг голосом, полным восторга, восхищения, он закричал: «Ангел! Галина Михайловна, Ангел на небе!» Я подняла голову и увидела: во все небо, от монастыря и до того края поля, где мы стояли, – Богородицу, в полный рост, в хитоне, с покрывалом на голове.

– Володя, это же Богородица!

– Да! Да, это Богородица! – опять закричал Володя.

Богородица стояла или воспарила над нами. Руки Ее были подняты, как бы охраняюще, немного вперед и в стороны.

– Володя, ты видишь, Она нас то ли благословляет, то ли защищает. Ты посмотри, какое у Нее скорбное лицо!

Мы ошеломленные стояли и говорили друг другу:

– Смотри, какие красивые канонические складки на Ее хитоне!

– А видишь, как у Нее стопочки немного выглядывают из-под хитона!

– И все-таки, почему у Нее такое скорбное лицо? Что Она нам хочет сказать?

Мы все время благодарили Бога за то, что сподобил нас увидеть такое явление. Я мысленно молилась Богородице. Мы так были ошеломлены, что не могли сдвинуться с места. Потом вдруг неожиданно для себя пошли. А когда минут через пять посмотрели назад, то увидели на том же месте размытое белое облако. Ни о чем больше не разговаривая, мы вернулись на дачу. Думали, что кто-нибудь из дачников тоже видел Богородицу. Но все молчали. Из всех домов неслась музыка, смех. Мы с Володей такими потрясенными и остались до вечера, никому ничего не сказали.

А через три дня, 20 июня, был хороший летний день, ничто не предвещало ничего плохого. Но к вечеру все небо стало сиренево-красным, потом ярко бордовым, поднялся ветер, задрожала земля, начал вздрагивать дом, в воздухе стоял гул, как от самолетов, непрерывно, как канонада, гремел гром и сверкали молнии, ливнем лил дождь. Смотреть на гнев Божий было страшно. Мы закрыли все окна, забились каждый в своем углу и молились про себя.

Так вот о чем скорбела Богородица! Я для себя так и связала эти два события.

Но нас Бог миловал – ничего у нас не порушилось. И в Зосимовой пустыни (тогда еще детском лагере) железо с крыш летало, но крест на колокольне устоял. В Москве, говорят, железные гаражи-ракушки летали по дворам. Рекламные щиты неслись вдоль проспектов и все посшибали. Деревья выворачивало с корнями. Порвало линии электропередач. Страх Господень!

А через полгода, зимой, как-то были вместе в одной компании с одной верующей знакомой. Она рассказывала о каком-то знамении, которое ей было, и Володя впервые рассказал о том, как нам явилась Богородица. Знакомая слушала с интересом, а потом говорит: «Странно, что вам явилась Богородица на даче, в поле. Я читала, что Богородица является только над женскими монастырями, и именно Богородичными».

Господи! Так это Богородица скорбела о Зосимовой пустыни! Это ее Она охраняла, благословляла – Свой Троице-Одигитриевский женский монастырь! Это Она над ним, над монастырем явилась! А мы с Володей сподобились это видеть.

Знамения перед возобновлением монастыря

(Воспоминание Юлии Георгиевны Карп)

Хочется рассказать об удивительном явлении, случившемся на территории Зосимовой пустыни в день празднования Покрова Пресвятой Богородицы 14 октября 1999 года, незадолго до открытия монастыря. Окрестный люд уже знал, что вот-вот монастырь возродится, решение уже принято. Прихожане строящегося храма Рождества Богородицы в Рудневе под водительством отца Леонида (Царевского) приехали в пустынь. Нам открыли Троицкий храм (тогда клуб детского лагеря): темно, скудно, освещения нет. Перешли в алтарную часть (в то время там располагался художественный кружок), где было светло и как-то покойно. На подоконнике чья-то добрая рука поставила детскую работу по выжиганию: образ Пресвятой Богородицы. И рядом скромный осенний букет. Отслужили молебен, пошли вокруг храма. Тут и местные жители сбежались – такое событие! В храме служат! Потом пошли все на старое кладбище, где покоятся сестры монастыря. День пасмурный, низкие клокастые тучи. Время от времени сухая снежная крупа летит. Тишина такая, какая только осенью в заброшенных местах бывает. Молились тепло, певчие пели так проникновенно. Было всецелое упование на то, что все будет хорошо, все устроится, оживет, соединится с небом...

Когда возвращались назад, на пути из Руднева в Кузнецово, вдруг солнце низкое брызнуло под черные тучи, и встала радуга столбиком справа, на востоке. Именно не дугою, а столбиком, цветной колонной. Как подтверждение: «Все будет хорошо!»

Возобновление Троице-Одититриевского монастыря

В конце ушедшего тысячелетия Господь подал еще одну возможность исправить и восстановить разрушенное: настала пора собирать камни, разбросанные в безбожные советские времена. Весной 1998 года высокопреосвященнейший владыка Ювеналий благословил благочинного епархиальных монастырей игумена Тихона выяснить состояние бывшего Троице-Одигитриевского монастыря. После поездки в Зосимову пустынь отца благочинного было направлено официальное обращение в адрес Метрополитена. На что администрация Метрополитена ответила, что «комплекс зданий бывшего монастыря Зосимова пустынь в поселке Бекасово не принадлежит Метрополитену на правах собственности, а лишь передан в управление для организации в нем летнего отдыха детей сотрудников. В этой связи вопрос о передаче комплекса Русской Православной Церкви должен решаться на уровне Правительства Москвы». Целый год шла переписка и уточнение отдельных положений этой передачи.

Начало монашеской жизни в возобновленной Зосимовой пустыни

Когда официальная переписка, проведенная с настойчивостью, по определенному плану, благочинным епархиальных монастырей епископом Тихоном912 подошла к подписанию проекта Постановления, владыка Ювеналий, митрополит Крутицкий и Коломенский, посетил бывший монастырь Зосимова пустынь. Это было 20 августа 1999 года. Найдя передачу зданий обители вполне возможной, Высокопреосвященнейший Ювеналий благословил настоятельницу Московского Новодевичьего монастыря игумению Серафиму (Черную-Чичагову)913 взять Зосимову пустынь в качестве подворья.

Был осенний вечер 29 октября 1999 года, когда в пустыньку приехали первые две монахини из Московского Новодевичьего монастыря – настоятельница Елена (Конькова914) и инокиня Лариса (Сорокина). Вскоре к ним присоединились еще две насельницы Новодевичьего монастыря: послушница Алла Шереметьева и Татьяна Шайкина. Приехали, не побоявшись холода в нетопленых домах, темноты окружающего леса, вдохновленные предстоящими трудами. Сестрам предстояло за неделю приготовить все для праздничного открытия подворья Новодевичьего монастыря в Зосимовой пустыни, приуроченного ко дню памяти схимонаха Зосимы (Верховского), 6 ноября. Матушка Серафима молилась, мудро направляла и помогала. Местные жители тоже взялись за метлы, щетки – закипела дружная и радостная работа.

Праздник начался литургией в Троицком храме, которую возглавил епископ Видновский Тихон. В стенах храма впервые за много лет вновь совершалась Божественная литургия, люди смогли причаститься Святых Христовых Тайн в святом месте. Потом была трапеза на сто пятьдесят человек.

Вскоре в пустынь был назначен священник Александр Суворкин. С энергией, любовью, сознанием ответственности за вверенную паству организовал молодой батюшка регулярные службы в Троицком храме, по монастырскому уставу, без опущений. И потянулись люди из окрестных селений к святой обители по лесным заснеженным дорогам и тропинкам. По этим же тропинкам неутомимый батюшка шел на требы к больным, не оставляя без внимания ни одной просьбы.

К сожалению, открытие подворья в Зосимовой пустыни стало лебединой песней для нашей незабвенной матушки Серафимы. В декабре, 16-го числа, ее жизнь оборвалась. Зосимова пустынь осиротела, но дело матушки не пропало. Все новые насельницы пустыньки и многочисленные благодетели и администрация района во главе с Владимиром Ивановичем Крамковым посильно участвовали в восстановлении обители. 7 марта 2000 года Святейший Синод принял решение об утверждении Зосимовой пустыни в качестве самостоятельного монастыря. Настоятельницей монастыря утвердили монахиню Елену (Конькову). Праздник открытия обители был назначен на 9 апреля915.

Апрель в 2000 году выдался необыкновенно теплым. Солнце играло в талой воде, затопившей газоны. Снега почти не осталось, дорожки просохли, будто специально для торжественного шествия. В неделю 4-ю Великого поста, когда Церковь отмечает день памяти аввы всех монашествующих – преподобного Иоанна Лествичника, вслед за Благовещением, было совершено торжественное возобновление женской Зосимовой пустыни. Литургию возглавил митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий в сослужении епископа Илиана и епископа Видновского Тихона.

Торжество осталось позади, а Зосимова пустынь в 2000 году (в лице своих насельниц, прихожан и благодетелей) еще много раз могла радоваться совершаемыми в монастыре архиерейским службам. Престольный праздник монастыря – день преподобного Зосимы, игумена Соловецкого, и священномученика Симеона, епископа Персидского (которым посвящен престол южного придела в Троицком храме в память основателя монастыря Зосимы (Верховского) и главного благодетеля, отстроившего монастырь, Симеона Лепешкина), 30 апреля, – совпал в 2000 году с днем Пасхи! Это совпадение сестры обители восприняли как знамение. Престольный праздник перенесли на следующий день – 1 мая. После литургии был совершен пасхальный крестный ход вокруг храма. Пурпур священнических облачений, сияющее солнце на голубом небе, зелень молодой травы и цветущая черемуха, молитва и окропленные святой водой лица – возможно ли это забыть или усомниться в благом Промысле Всевышнего?

А на Троицу – новое знамение. Неожиданно вечером после всенощной, без всякого дождя, на небе появилось две радуги, одна из которых была тройная. Небо на востоке, где концы радуги упирались в острые вершины елей окружающего леса, пылало алым цветом – удивительно, на востоке, вечером!916

Наконец закончились неповторимые праздники поднятия крестов на храмы. 26 января 2003 года подняли на колокольню вновь отлитые колокола917. И еще в пустыньку вернулись многие реликвии: фотографии, некоторые вещи918. Очень дорога эта связь времен, подающая надежду и на преемственность духовную, которую не так легко заслужить.

Господь посылает святыни в обитель: пополняется новый мощевик, и батюшка Серафим (Быков) из Екатерининского монастыря подарил Зосимовой пустыни необыкновенную икону Троицы, написанную на срезе ствола Мамврийского дуба. Икона эта была в свое время в келий преподобного Аристоклия, настоятеля подворья Афонского Пантелеимонова монастыря в Москве (прославлен в 2004 году).

На праздник Одигитрии в 2001 году в Зосимову пустынь пришел крестный ход из села Каменского, что под Наро-Фоминском, в 15 км от монастыря. Привел своих прихожан на престольный монастырский праздник настоятель Никольского храма из упомянутого села о. Александр (Ильинов). Пришли и стар и млад, преодолев дальнюю дорогу и жару. Столько вдохновения принес этот крестный ход в обитель! Возрожден такой чудесный обычай духовной жизни народа! Так началась и продолжается в пустыньке монашеская жизнь.

На месте престола бывшего Одигитриевского храма поставили памятный крест; красавица колокольня приобрела свой неповторимый облик. Отреставрирован Троицкий храм – как розовое облако, плывет над зеленью окружающих полян или над белизной нетронутого цивилизацией снега. Откопан колодец в юго-западном углу храма, который был сооружен в свое время на месте келийки преподобного Зосимы. В августе 2004 года в Зосимову пустынь приезжали паломники из далекого Новокузнецка – дети с родителями из воскресной школы при храме Сергия Радонежского под руководством священника Павла Баженова. Батюшка отслужил тогда водосвятный молебен около колодца, что в углу Троицкого храма, набрав из него воды. Преподобный Зосима, несомненно, помолился о приезжавших к нему из тех далей, где когда-то он жил в безмолвии двадцать лет.

В канун праздника Одигитрии, 9 августа 2005 года, Господь даровал нам возможность возобновить крестные ходы из Кузнецова (Рыжково) в Зосимову пустынь с иконой Божией Матери Смоленской «Одигитрии»919. Крестный ход начали от поклонного креста, который местная община тогда же и установила (по благословению священноначалия) на месте, где стояла часовня с чудотворной иконой «Одигитрии». А икона, с которой пошел крестный ход, – необыкновенная, написанная неизвестно где и кем в 1834 году, как бы в утешение осиротевшим сестрам после отошедшего ко Господу в 1833 году преподобного Зосимы; она «пришла»920 и стала Путеводительницей для новых сестер в возобновленном Троице-Одигитриевском монастыре.

На следующий год община поставила новый высокий крест (4,5 м) и обустроила площадку вокруг него. Крестный ход в Зосимову пустынь повторился, утвердив эту замечательную традицию. Несмотря на дождь, весь крестный ход прошло не менее ста паломников.

И еще один крестный ход возобновили в 2006 году – от Зосимовой пустыни к Отчину колодцу. Решили совершать его в день прославления преподобного Зосимы – 23 июля. Около колодца теперь стоит поклонный крест.

Так возвращаются православные традиции.

Снова сияют над монастырем православные кресты! И летит над лесом колокольный звон, призывая к молитве. Господи, слава Тебе! За доверие нам, недостойным, за неоценимую помощь, поддержку и подаваемую надежду на спасение. Теперь остался нам труд. И монахам, и мирянам. Труд над своими душами. Да не отвергнет нас Господь, не лишит Своей милости.

Прославление преподобных Зосимы (Верховского) и Василиска Сибирского в лике святых

В 1999 году Наро-Фоминское благочиние Московской епархии предприняло шаги к канонизации преподобного отца нашего пустынножителя старца Зосимы, подав необходимые материалы в Комиссию по канонизации святых. В сентябре Комиссия приняла решение о канонизации схимонаха Зосимы (Верховского) как местночтимого святого, а 11 октября 1999 года состоялось утверждение этого решения Патриархом Московским и всея Руси Алексием II. По благословению Высокопреосвященнейшего Ювеналия, проведение праздника прославления было отложено до лета, пока вновь открывшаяся Зосимова пустынька успеет подготовиться к торжеству и паломникам будет удобнее приехать в теплую, радостную летнюю пору.

В декабре 1999 года начался демонтаж сцены и навесного потолка в Троицком храме, где многие десятилетия размещался клуб. Под полом южного придела (где была демонтирована сцена) открылся нарушенный кирпичный склеп. В ряд с ним, ближе к западной стене, – некоторый провал, тогда не исследованный. По известным нам данным, здесь расположены могилы племянниц старца Зосимы – схимонахини Маргариты и «в головах» у нее игумении Веры (Верховских). Очень хотелось верить, что мощи преподобного Зосимы не тронуты. Никто из местных жителей не мог ничего сказать об этом. Было мнение, что старца Зосиму перезахоронили на монастырском кладбище напротив обители.

Другие утверждали, что мощи «не дались». И вот 25 декабря приехал в пустыньку владыка Тихон с археологом и рабочими, чтобы провести поиск могилы старца Зосимы. У южной стены центрального алтаря по вскрытии бетонного пола выявилась чугунная плита и под ней, как и ожидалось, место захоронения: белокаменная гробница с белокаменным саркофагом в ней; но без крышек и пустая. Где, кто и когда перезахоронил старца Зосиму, пока неизвестно.

К празднику готовились «всем миром». Наконец настал долгожданный день прославления нашего заступника и молитвенника, основателя пустыни схимонаха Зосимы (Верховского) в лике преподобных – 23 июля 2000 года921. Торжества возглавил Высокопреосвященнейший Ювеналий. Сослужил ему собор архиереев: архиепископ Можайский Григорий, епископ Илиан, епископ Углический Иосиф, епископ Видновский Тихон, настоятели монастырей и храмов, священники Наро-Фоминского благочиния. На торжество в пустынь прибыли настоятельницы монастырей Московской епархии и гости из других епархий. Благолепие службы дополняло чудесное пение сестер Ново-Голутвинского Свято-Троицкого монастыря под управлением игумений Ксении. К празднику были написаны две иконы преподобного Зосимы922 и издано «Житие преподобного Зосимы».

Было много гостей, на братской трапезе о. Даниил (Сычев), приехавший со Смоленщины, рассказал о том, что в Греции (где он недавно побывал в паломничестве) перевели Жизнеописание старца Зосимы на греческий язык и там давно почитают Зосиму Сибирского (так греки называют преподобного Зосиму (Верховского)).

Из далекого Екатеринбурга монастырь посетили настоятельница Ново-Тихвинского монастыря монахиня Любовь и инокиня София. Основанный отцами Зосимой и Василиском женский монастырь в городе Туринске в настоящее время относится к Екатеринбургской епархии. Почитание старцев сделало наши монастыри родными. Матушка Любовь передала настоятельнице Зосимовой пустыни в дар икону, написанную сестрами Ново-Тихвинского монастыря, знаменующую духовное единение старцев Василиска и Зосимы в братском целовании.

Еще более далеких по расстоянию от Московской епархии почитателей преподобных Зосимы и Василиска представляла монахиня Корнелия (Рис), насельница Калифорнийского скита Ксении Петербургской. Мать Корнелия уже не в первый раз в Зосимовой пустыни: в мае она посетила монастырь вместе с настоятельницей Калифорнийского скита матушкой Досифеей и группой паломниц – американок нерусского происхождения, исповедующих Православие. Связь Калифорнийского скита с нашей пустынью объясняется любовью к преподобным Зосиме и Василиску, которую насельницам скита передали их духовники иеромонах Серафим (Роуз) и игумен Герман (Подмошенский), в первый раз осуществившие перевод Жизнеописания старца Зосимы на английский язык еще в 1979 году. Очередной номер журнала «Русский паломник» (№ 21–22 за 2000 год), подготавливавшийся в то время игуменом Германом с помощью своих сотрудников (в числе которых и монахиня Корнелия), был посвящен нашим старцам – новопрославленному Зосиме (Верховскому) и Василиску Сибирскому (прославление которого ожидалось).

День прославления показал (и описанные выше паломничества подтвердили), что преподобные Зосима (Верховский) и Василиск Сибирский вскоре будут признаны не только местночтимыми святыми Московской и Екатеринбургской епархий, а святыми всей Православной Церкви.

В августе 2000 года в Туринском монастыре было исследовано место захоронений под бывшей часовней мученика Василиска и поднято несколько останков. После тщательной экспертизы были выделены мощи преподобного Василиска, и 11 января 2004 года, в день памяти старца Василиска (29 декабря по ст. ст.), состоялся чин прославления преподобного Василиска в лике святых Екатеринбургской епархии. Прошло менее года, и несколько епархий в России (Смоленская, Санкт-Петербургская, Кемеровская, Екатеринбургская, Московская), а также Братство св. Германа Аляскинского (США) прислали свои ходатайства в Комиссию по канонизации святых о всецерковном прославлении преподобных Зосимы (Верховского) и Василиска Сибирского. О всецерковном прославлении преподобных старцев Зосимы и Василиска было принято Определение на заседании Синода 1 октября 2004 года, которое и утверждено очередным Архиерейским Собором Православной Церкви 4 октября 2004 года.

Не нам, Господи, не нам, но имени Твоему даждь славу о милости Твоей и истине Твоей (Пс. 113:9).

Современные свидетельства заступления преподобного Зосимы (Верховского)

Свидетельство Ольги Еремеевой

Это было в сентябре 1998 года. Я с мамой и мужем поехала за грибами. Мы вышли из электропоезда на «Резервном посту» и пошли по направлению к «Центральному посту»923. Бродили долго, я устала, сильно болело плечо и шея (последствия операции). Уже трудно было ходить, хотелось лечь, вытянуться. И мы вдруг вышли к колодцу. Никто из нас раньше здесь не был и не знал о его существовании, Мы огляделись: здесь был необычный лес, тут чувствовалось присутствие чего-то сильного, но вместе с тем, умиротворяющего. Мы достали воды из колодца, я смочила плечо и шею этой водой, все умылись. Затем, оглядевшись, увидели обломки креста. Поняли, что наши ощущения совпали с действительностью, – тут было какое-то святое место, о котором мы не слышали раньше. Обратно пошли по тропинке и увидели указатель «Отчин колодец». Побродив еще немного, мы поехали домой. Уже подходя к дому, я отдала себе отчет, что моя боль незаметно оставила меня еще в лесу.

Свидетельство Любови Антоновны Михайловской

Я почему-то очень тянула с рассказом о том, как все произошло. Точнее, рассказывала об этом очень много и подробно, но не письменно, как просила об этом мать Зосима. Наверное, очень нравилось, когда меня слушали, ахая и округляя глаза. Ведь то, что случилось, как-никак, – маленькое чудо, явленное нам, маловерам, или для укрепления веры, или для вразумления, или чтобы предупредить о чем-то. Так или иначе, мне до сих пор не верится, что все это произошло со мной: слишком длинен и широк шлейф грехов. Он мешает жить, дышать, думать... А чудо? Достойна ли я всего этого – доброго, светлого? Какие уж здесь чудеса! Поэтому-то, я думаю, и не писалось. Не шли на ум слова и строки, чтобы изложить все так, как излагал язык, когда слушатели при этом раскрывали рот, видя во мне человека необычного, не такого, как все, окутанного туманом чудесного...

Впервые я приехала в обитель в день прославления преподобного Зосимы (Верховского) по приглашению настоятельницы матушки Елены. Выехала в тот день из дома, не зная ничего: ни дороги, ни местности, даже примерно. Сбивало с толку то, что по Киевскому направлению железной дороги есть станция «Зосимова пустынь». Оказывается, это километрах в шести от самого монастыря, а по существующим дорогам в 15 км. Слышать-то я слышала и о самом святом, и о монастыре; знала, что монастырь напрямую связан с нашим храмом святого преподобного Марона пустынника; удивлялась иногда про себя, как это Господь управил, что и живу я почти рядом, и храм мой именно этот, и еще много совпадений (это еще одна чудесная история, но об этом отдельный рассказ).

Так вот, с помощью Божией и по подсказке добрых людей, православных паломников, добрались мы с молитвой через лес до врат обители удивительно вовремя: все было готово к встрече архиереев. В тот день их служило трое или четверо. Было все необыкновенно торжественно и так красиво! Наверное, солнечный свет не золотился так, как сияли одежды священников, а алые кусты роз и букетов придавали всему торжеству пасхальную окраску. Позже матушка Елена рассказывала, что кусты роз были не растущими, а воткнутыми прямо в землю розовыми веточками. И потом, после торжеств, одна или две такие веточки прижились.

Честно скажу: как прошла служба, я не помню. Помню удивительный восторг, охвативший меня, как только подошла к храму. Помню чудное неземное пение хора, лившееся как будто с небес, густой-густой бас диакона, читавшего нараспев Святое Евангелие и необыкновенный запах ладана – не как везде, а какой бывает только в женских монастырях. Все, казалось бы, – как всегда, но что-то в тот день, на той службе произошло, что не познать умом. Но душа почувствовала, поняла. Мне кажется (если перевести на обычное земное восприятие), – это так же, как только что лопнула почка, и ты увидел, как родился листочек или цветок; как на глазах треснула скорлупа яйца и появился на свет новорожденный цыпленок... Вот именно – треснула скорлупа... или вдруг распахнулось окно, открыв доступ воздуху, солнцу, свету.

Подошла к концу служба. Были произнесены до слез тронувшие здравицы. С трепетом, благоговением мы подходили к пахнущей новизной и еще хранящей тепло творивших ее рук иконе только что прославленного старца Зосимы, потом прикладывались ко кресту в руках владыки Ювеналия, и он раздавал всем прихожанам бумажные иконочки с ликом преподобного Зосимы – благословение обители святого. Поцеловав подаренную мне иконочку, я положила ее в книгу с описанием земной жизни новопрославленного старца, купленную тут же, в свечном ящике. А потом было вот что.

Уже семь лет я торгую в иконной лавке от храма преподобного Марона, пустынника Сирийского. Лавка находится в магазине «Катюша» в поселке аэропорта Внуково. Директор магазина – милая, добрая женщина из новоначальных (дай Бог ей и ее сродникам доброго здравия), раба Божия Екатерина. Вот и на этот раз, приехав на место своего послушания, разобрав и разложив по местам иконочки, утварь и литературу, поискав глазами, где бы устроить иконочку преподобного Зосимы, я положила ее в отделение, где сложены коробочки с ладаном, флакончики с благовониями, четки и планшетка с крестиками. Таким образом образ попал в то место, где святой явил свое маленькое чудо.

Прошло не более месяца. Каждое утро, приезжая в магазин, я доставала иконочку, прикладывалась к ней, произнося краткую молитву, мысленно испрашивая у старца Зосимы благословения на начало трудового дня. И так становилось спокойно на весь день...

Ко мне иногда приходила одна знакомая, Наталия, человек глубоко верующий. Бывало, постоит рядом, поговорим о насущном, о новостях, о семейном. На этот раз Наталия была молчалива и как-то странно потягивала носом. Потом спросила: «Что это у тебя так дивно пахнет?» Обычно я не обращаю внимания ни на звуки, ни на запахи, стараюсь, во всяком случае (в универсальном магазине чем только не пахнет: тут тебе и рыбный, и колбасный, и пироги пекут, и дезодоранты в парфюмерном отделе пробуют, а этот отдел как раз напротив).

А Наталия все к чему-то принюхивалась и, улыбнувшись с умилением, повторила вопрос: «Так что же у тебя так дивно пахнет? Как будто миром помазали». «Скажешь тоже – миром. Откуда?» Ладан в коробочках греческий, «пробнички»-трубочки с благовониями и церковными ароматами – всего этого, сложенного в изобилии на моей витриночке, чудно пахнущего, было достаточно, чтобы перебить все запахи. К тому же у лавки то и дело останавливались девушки стюардессы (аэропорт все-таки), а они часто благоухают, как целые клумбы цветов. В общем, этот запах я для себя объясняла чем угодно, только не тем, что было на самом деле...

Наталия стала настаивать, что запах стал более сильным, а одна женщина подошла и спросила что-то про французские духи. Теперь и я почувствовала, что происходит что-то необычное, необъяснимое. И мне захотелось поскорее проститься с Наталией и остаться одной. Именно в тот день я испытывала огромную тяжесть вины, ведь тогда я не приложилась к иконочке преподобного Зосимы, не попросила у него благословения. Я не забыла это сделать, не поленилась, нет. С самого начала рабочего дня около меня обязательно кто-то стоял, а я... стеснялась.

И я пошла на компромисс: под предлогом, что иду на уступки требованию Натальи посмотреть, проверить, что источает такое дивное благоухание, перебирая коробочки ладана, взяла иконочку, чтобы хотя бы подержать ее,только прикоснуться. То, что я увидела, повергло меня в огорчение, чуть ли не в отчаяние. По всей иконочке по лику преподобного расплылись масляные пятна. Можно было подумать, что это брызги от чего-то, но витрина закрыта со всех сторон. И еще странно, что пятна на иконочке то покрывались как бы маслянистой влагой, то подсыхали на глазах, но не были сквозными, то есть не промаслили иконочку насквозь. И тонкий-тонкий запах персикового варенья. Мы с Наталией обомлели. Я раньше видела, как мироточат иконы. Но то были настоящие иконы и в храмах. А тут в обыкновенном магазине, бумажная иконочка и у нас...

Что интересно – я никак не могла осознать случившегося. Все время искала для себя объяснения. Может быть, и наверняка, я именно поэтому рассказывала о чудесном происшествии так много и подробно, что именно себе самой я рассказывала все еще и еще раз. И опять в памяти всплывал тот первый миг встречи с чудом, я в первый миг чуть не расплакалась, когда увидела масляные пятна на иконочке. Как не сберегла, неряха этакая! Пусть благоухает, пусть осияет иконочка, но не в каких-то масляных разводах! Такие вот были первые мысли...

И только в следующий миг как током пронзило, но и то после того, как подумала, как спасти иконочку, может, через салфетку прогладить? Да, была-была такая мысль. Но когда рассмотрела через лупу эти пятнышки (с ее помощью я рассматриваю пробу на серебряных цепочках), то увидела, что они как бы покрыты испариной. Вот тогда мне стало не по себе. В голове осталась только одна мысль: «Не может быть...»

Я беспорядочно переставляла в витрине коробочки ладана, перекладывала с места на место планшетку с крестиками и цепочками, проверяла, плотно ли закрыты трубочки-пузыречки с благовониями; чистой салфеткой вытерла изнутри витрину, проверив, не оказалось ли там какое-нибудь масло, испачкавшее иконочку. А в голове все билось: «Не может быть».

Я начала вспоминать все, что я видела и слышала, чему была свидетелем. Вспомнила, как мироточили иконы святого преподобного Сергия Радонежского в 1992 году в храме Иоанна Воина, как в том же году замироточила икона святителя Григория Неокесарийского в храме на Полянке в день его памяти, на первой литургии после смутных лет. Вспомнила, как в том же храме замироточила икона Пресвятой Богородицы Боголюбская после всенощной накануне дня празднования иконы, и это был 1993 год. А на следующий день, когда мы после праздника прибирались в храме, какой-то мужчина с мальчиком буквально вбежали в храм. Мужчина поочередно подбегал к каждому из находившихся в храме и помазывал нас веточкой. Потом упал на колени перед нашей иконой Боголюбской. Мы стояли в оцепенении, а он медленно поднялся с колен и сказал, что у них в храме святителя Николая в Пыжах накануне замироточила икона Пресвятой Богородицы (но я не помню, какая именно). Когда он ушел, я узнала от других, что это был о. Александр Шаргунов, настоятель Никольского храма. Спустя почти десять лет у о. Александра мироточила икона царя-мученика Николая Александровича, которую я тоже видела.

А еще мне вспомнился тогда кошмар, который был в нашей жизни. Когда мой старший сын (теперь иерей Вячеслав) был учеником 3-го или 4-го класса, в их школе проходил утренник «Хочу все знать» или что-то подобное. Там показали и атеистические номера. Мальчику моему стало плохо, и он после этого долго болел.

Все это я вспомнила за несколько мгновений, пока вдыхала дивный аромат от иконочки и сокрушалась о том, что она безнадежно испортилась от масляных пятен. Одновременно постепенно осознавала, что пятнышки эти не простые. Не исчезли они и на следующий день, и еще через день.

Каждое утро я с трепетом открывала витрину и, чуть уловив тонкий-тонкий запах персикового варенья (именно такой аромат источала иконочка), уже знала, что пятна не исчезли. Но не знала, могу ли я приложиться к иконе. Да еще Наталия чуть ли не на колени становилась перед нашей витриночкой, настоятельно советуя мне привести в магазин священника и отслужить молебен. Но наш батюшка был далеко (в Вирее), да и непонятно было, как в магазине служить молебен.

Обо всем я рассказала настоятелю Мароновского храма о. Александру Марченкову, он отнесся к рассказу очень-очень серьезно, благословив поскорее поставить в известность матушку Елену. И еще батюшка посоветовал не искать каких-либо особых причин всему случившемуся, а усердно молиться святому старцу Зосиме. А именно тогда было очень трудное время в нашей семье. И правда: после чуда с иконочкой обстановка потихоньку разрядилась, все наладилось. И в январе у нас появился новый член семьи – маленький Зосима. Не об этом ли хотел сказать старец, явив чудо с иконочкой?

Теперь иконочка хранится в обители преподобного, в Зосимовой пустыни.

Свидетельство Людмилы Петровны Коваленко

Я москвичка, но летом живу на даче в Руднево. С благодарностью к преподобному Зосиме (Верховскому) хочу рассказать о чудесной помощи, которую оказала мне святая вода, принесенная мною домой с водосвятного молебна преподобному Зосиме. Это было летом 2001 года. Меня укусили осы. Их укус вызвал сильные боли в суставах, состояние было близкое к шоку. Руки стали каменеть, холодеть. Лекарства не помогали. В отчаянии я вспомнила о святой воде. После трех глотков горячая волна побежала по рукам, они отогрелись. Спустя некоторое время после следующих трех глотков прошли жуткие боли в суставах, а после еще трех глотков я заснула. С благодарностью свидетельствую о помощи святого Зосимы.

Свидетельство Николая Ивановича Усова

Весной 1999 года я сильно заболел: в крови было очень низкое содержание гемоглобина (менее 50 ед.), и кровь почти не свертывалась. Положение было печальное. Живу я в поселке Яковлевском, недалеко от монастыря Зосимова пустынь, тогда еще «бывшего», не возвращенного Церкви. И Господь послал мне почему-то такую мысль: если монастырь возобновится и я буду ходить туда молиться в обители славного старца Зосимы, то я вылечусь и буду жить.

Осенью того же 1999 года в Зосимову пустынь приехали первые монахини, и в день памяти старца Зосимы 6 ноября обитель открылась первой литургией, прозвучавшей здесь после 70-летнего забвения. Я стал посещать все богослужения и помогал сестрам, чем мог. Вскоре старца Зосиму прославили, и в монастыре стали петь ему молебны. Сын мой начал алтарничать в монастырском храме. Дочь стала писать миниатюры Троицкого монастырского храма на деревянных тарелочках, и настоятельница монастыря дарила их, кому хотела.

По молитвам преподобного Зосимы и других святых, Господь послал мне выздоровление. Сейчас я свидетельствую, что чувствую себя вполне хорошо и показатели анализов крови вернулись к норме (май 2004 год). Слава Богу за все!

* * *

897

См. доклады Серегина А. Г., Шебан Н. К. и Верховской Л. А., прочитанные на научной конференции «От Москвы до Парижа» в Малоярославце 25 октября 1997 года. Материалы конференции опубликованы в 1998 году. Ч. 2. С. 3–23.

898

Ее рассказ помещен в этой книге выше.

899

Алексей Дмитриевич Тверитинов занимал в то время пост директора в госпредприятии «Усадьбы Подмосковья», входившего в структуру Комитета по культуре и туризму Администрации Московской области. Этот Комитет в то время выполнял и работы по охране памятников, расположенных на территории Московской области.

900

Празднование 170-летия монастыря было освещено и по местному радио, и прессой: 9 декабря в еженедельной радиопередаче наро-фоминского вещания «Дорога к храму», 10 декабря – коротким репортажем в газете «Куранты», большими статьями с изложением истории обители – в январских номерах газеты «Православная Москва» и наро-фоминской районной газеты «Основа».

901

Старец Зосима Верховский. Житие и подвиги. М., 1994. Ч. 1.С. 184.

902

ОР ОГБ. Ф. 213, к. 60, д. 2, л. 26–27. Письмо игумену Антонию (Путилову).

903

ЦИАМ. Ф. 54, оп. 164, д. 27, л. 25–26. Проект часовни около Троице-Одигитриевского монастыря 1910 года.

904

ЦИАМ. Ф. 203, оп. 763, д. 120, л. 26. Послужные списки монахинь Троице-Одигитриевского монастыря 1914 года.

905

На очистке колодца летом 1997 года очень много потрудились жители соседнего поселка Киевский: Николай Васильевич Набокин, Аркадий Михайлович, Тамара Николаевна, Вячеслав Аркадиевич Рысевы и Александр Федорович Золотухин. Откликнулся на нашу просьбу и начальник вагонного депо ВЧД-13 Геннадий Иванович Родионов, и в столярной мастерской этого депо было сделано навершие на колодец с дверцами.

906

Паломниками были расчищены поляна вокруг колодца, фундамент разрушенной часовни, тропа и часть старой дороги к колодцу. Среди паломников и участников в субботниках было много ревнителей русской истории, которые уже более десяти лет ходят по дорогам войны 1812 года. Организационно они собирались в Московском клубе туристов вокруг руководителя Анатолия Георгиевича Серегина. Вечером у костра один из паломников рассказал остальным о том, как именно здесь стояли на рубежах обороны 33-я и 43-я армии в 1941 году. Возможно, что прямоугольный пруд невдалеке от колодца образовался на месте бывшего блиндажа. Летом 1998 года этот пруд очень удачно расчистили Денис Палеев и Павел Борисович Дейнека, под чьим руководством не один раз работала около колодца бригада москвичей. Благодарим также Владимира Михайловича Маглова за очистку русла ручья Окорокова, да еще за неоценимую его помощь в первый год жизни возобновленного монастыря.

907

Может быть, это тот самый могильный памятник, который действительно стоял около часовни, по воспоминаниям Н. А. Калинкина(см. выше). Но чья это могила?

908

На молебен около Отчина колодца 9 августа 1997 года пришли группы из Московского клуба туристов под руководством инструкторов А. Г. Серегина, X. В. Вильданова, Н. В. Згуры, Г. Г. Рожицына, Д. А. Резника, Н. В. Глубокова, А. А. Шелыгина. После молебна несколько групп посетили монастырь Зосимову пустынь, одна группа ушла в село Белоусово к храму Архангела Михаила (1822 г.), другая – в село Могутово к храму во имя Сергия Радонежского (1693 г.), третья – в село Вороново к Спасской церкви XVIII века, четвертая – в Наро-Фоминск к храму Николая Чудотворца (1852 г.).

909

Молебен 1997 года около Отчина колодца был освещен статьей М. Васильевой «Над речкой Нарою» в газете «Православная Москва» № 32( 128).

910

Помянуты были все насельницы, причт и благодетели Зосимовой пустыни, имена которых удалось найти к тому времени в архивных документах.

911

О предстоящем духовном торжестве сообщала газета Наро-Фоминского благочиния «Православие» в № 3 (октябрь 1998) статьей Людмилы Дубининой и Элины Горячевой «Зосимова пустынь» и объявлением о молебне в № 4 (ноябрь). Затем в следующем номере газеты № 5 (декабрь) была помещена заметка Людмилы Дубининой о прошедшем молебне «Нет у Бога легких путей» (Газета изменила название на «Основы православия»).

912

Епископ Видновский Тихон (Недосекин) – настоятель Свято-Екатерининского монастыря с 6 мая 1992 года с возведением в сан игумена, благочинный епархиальных монастырей с 10 января 1997 года. Возведен в сан архимандрита 25 июля 1999 года и 9 августа того же года, в Смоленском соборе Новодевичьего монастыря, наречен во епископа Видновского. Чин наречения совершили Патриарх Московский и всея Руси Алексий II, митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий в сослужении еще семи архиереев [Московские епархиальные ведомости. 1999. № 7–8. С. 16–18].

913

Игумения Серафима (в миру Варвара Васильевна Черная, 12.08.1914–16.12.1999), настоятельница возобновленного в 1994 году Московского Новодевичьего монастыря, была внучкой митрополита Серафима (Чичагова), причисленного к лику святых новомучеников Российских в 1997 году. С детства воспитанная в православной вере, после плодотворного служения родине в области науки и практического приложения достижений науки в промышленности (она была доктор технических наук, профессор, заслуженный деятель науки и техники СССР, лауреат Государственной премии СССР, награждена несколькими орденами и правительственными медалями) в конце жизни приняла монашеский постриг и посвятила себя всецело деятельному служению Церкви. Под ее руководством организовалось сестричество монашествующих в Новодевичьем монастыре; благодаря ее розыскам в архивах и по ее ходатайству Святейший Патриарх Алексий II благословил возобновить молитвенное почитание схиигумении Елены (Девочкиной), первой настоятельницы Новодевичьего монастыря; по ее инициативе была восстановлена и красиво оформлена могила первой игумении около стен Смоленского собора и начато молитвенное предстательство перед святой Еленой; при ее участии началась молитвенная жизнь на Бутовском полигоне, где был в 1937 году расстрелян ее дед митрополит Серафим (Чичагов); ею организована публикация трудов митрополита Серафима (Чичагова) и издана книга о Новодевичьем монастыре; при ней отреставрирован храм Амвросия Медиоланского, служащий теперь дня сугубо монашеских молений; при ней открыто монастырское подворье в Шубино Домодедовского района [Московский журнал. 2001. № 1. С. 5–19]. Открытие подворья в Зосимовой пустыни и несколько юбилейных богослужений и встреч в ноябре-декабре 1999 года (пятилетний юбилей возрожденного Новодевичьего монастыря и вечер, посвященный композиторскому наследию митрополита Серафима) оказались «лебединой песнью» матушки Серафимы – 16 декабря 1999 года матушка скончалась. По ходатайству митрополита Ювеналия, похоронили игумению Серафиму (Черную-Чичагову) около стен Успенского храма на территории Новодевичьего монастыря.

914

Монахиня Елена (Конькова), в миру Татьяна Александровна, родилась 2 февраля 1955 года в Москве в семье рабочих. По окончании средней школы в 1972 году поступила работать на Автомобильный завод им. Ленинского комсомола, была рабочей, инженером, вечером училась в институте (Завод-ВТУЗ при ЗИЛе). С 1980 по 1993 год работала в различных организациях г. Москвы: Управлении внешних связей Минживмаша СССР, Валютно-финансовом отделе «Энергомашэкспорт». Училась на бухгалтерских курсах. С 1993 года трудилась в храмах г. Москвы. В октябре 1995 года была принята в Московский Богородице-Смоленский Новодевичий монастырь. 19 августа 1997 года Высокопреосвященнейшим Ювеналием, митрополитом Крутицким и Коломенским, пострижена в рясофор в Смоленском соборе монастыря и назнамена благочинной и и. о. казначеи Новодевичьего монастыря. 25 августа 1999 г. митрополитом Ювеналием пострижена в монашество в Амвросиевском храме монастыря с именем Елена, в честь преподобной Елены, первой настоятельницы Московского Новодевичьего монастыря. Указом от 27 августа 1999 года назначена настоятельницей подворья Московского Богородице-Смоленского Новодевичьего монастыря в Зосимовой пустыни Наро-Фоминского района Московской области [Московские епархиальные ведомости. 2000. № 4. С. 21].

915

Открытие Троице-Одигитриевской Зосимовой пустыни / / Московские епархиальные ведомости. 2000. № 5–6. С. 40–45.

916

О первом годе монашеской жизни в Зосимовой пустыни см. публикацию Л. А. Верховской «К небу чистейший и незагражденный путь...» / / Московский журнал. 2001. № 2. С. 34 –40 .

917

Литургию и освящение колоколов возглавлял епископ Видновский преосвященный Тихон. Пожертвования на колокола поступили от администрации Наро-Фоминского района, возглавляемой Александром Николаевичем Барановым, и от рабов Божиих «Геннадия и Ирины в память сына Димитрия» (так и отлито на одном из колоколов).

918

Весной 2001 года неожиданно вернулась в монастырь интересная реликвия – рукоделие прошлых зосимовских сестер: папка для бумаг, обтянутая тонким бархатом с накладками из бересты, вышитыми (по бересте!) цветными нитками. Передала это рукоделие Марина Яковлевна Некрасова, дочь земского врача Якова Ильича Некрасова, жившего и работавшего в Наро-Фоминске в 1900—1910—е годы. Сама Марина Яковлевна вспоминала, как в конце 1910-х годов привозили к ним домой из Зосимовой пустыни «вкуснейшие свежие сливки и маринованные грибы по приказу матушки настоятельницы» [Екатерина Пригорева. Земский врач / / Экстра-М. 2000. № 49(437), 23 декабря. С. 36]. Летом 2002 года из ближайшей деревни Мыза (Архангельское) принесли интереснейшие фотографии 1920-х годов: монастырских сестер, священников о. Михаила Виноградова, о. Димитрия Розонова.

919

О крестном ходе, совершаемом ранее, см. раздел «Устроение обители» в главе «Одигитриевское Троицкое общежитие».

920

Икона подарена монастырю в 2000 году игуменом Сергием (Объедковым).

921

Прославление старца Зосимы / / Московские епархиальные ведомости. 2000. № 7–8. С. 32–36.

922

Икона прп. Зосимы, с которой шло прославление, изображает преподобного Зосиму во весь рост на фоне основанного им Троице-Одигитриевского монастыря. На аналое лежала другая икона прп. Зосимы, поясная, с раскрытым свитком в руках, на котором написано: «Друг друга тяготы носите и тако исполните закон Христов». Обе эти иконы написаны Наталией Криван. Ко дню памяти преподобного Зосимы (6 ноября 2000 года) была написана еще одна новая икона преподобного Зосимы московским иконописцем Сергием Мелкозеровым – поясная, со свернутым свитком в руках и благословляющей рукой священническим жестом (каноны иконописания позволяют изображать святых монахов со священническим жестом, благословляющим молящихся перед иконой святого).

923

Названия платформ на окружной железной дороге в районе Бекасова – Мачихина.


Источник: Женская Зосимова Пустынь [Текст] : ист. очерк / сост. Зосима (Верховская), мон. – М. : Сибирская Благозвонница : Паломник, 2008. – 638 с. : иконы, ил. – Прил.: С. 600–629. – Источники: С. 630–633. – ISBN 5–88060–128–5

Комментарии для сайта Cackle