Л.Ф. Шеховцова

Раздел IV. Страсть гнева, состояние агрессии и их преодоление

Глава 1. Страсть гнева и состояние агрессии

Обычно люди понимают гнев как некую эмоциональную напряженность, в результате которой человек начинает повышать голос, ругаться, оскорблять других, а иногда дело доходит и до драки. Выход из положения видится, как правило, такой: мол, терпи, сохраняй хладнокровие во всех жизненных ситуациях, улыбайся и не злись.

Как этого достичь? Как понимаются страсть и гнев в православной аскетике и как их преодолеть?

1.1. Святоотеческое понимание гнева

В православной аскетике отношение к состоянию гнева весьма серьезное. Гнев всеми аскетами относится к числу смертных грехов, поскольку он оказывает крайне гибельное влияние на духовную жизнь человека. «Кто опишет, – восклицает святой Григорий Нисский, – как должно, страстные движения гнева? Какое слово изобразит неприличие такой болезни? Смотри, как в одержимых раздражением появляются те же припадки, что и в бесноватых… какая между ними разность? Налитые кровью и извращенные глаза бесноватых, язык, выговаривающий неясно, произношение грубое, голос пронзительный и прерывистый – вот общие действия и раздражения и беса; потрясение головы, исступленные движения рук, содрогание всего тела, не стоящие на месте ноги, – в подобных сим чертах одно описание двух болезней… И бес, мучающий тело страждущего, на том останавливает зло, что беснующийся напрасно ударяет руками по воздуху; а демон раздражительности не напрасными делает телесные движения. Ибо когда этот одержит верх, кровь в предсердечии воскипает, как говорят, горькою желчью от раздражительного расположения, распространившегося повсюду в теле; тогда от стеснения внутренних паров утесняются все главные чувствилища. Глаза выходят из очертания ресниц, и что-то кровавое и змеиное устремляют на оскорбительное для них. И внутренности бывают подавлены дыханием, жилы на шее выставляются наружу, язык дебелеет, голос от сжатия бьющейся жилы невольно делается звонким, губы от вошедшей в них холодной желчи отвердевают, чернеют и делаются неудободвижимыми… так что не в состоянии удерживать слюну, наполняющую уста, но извергают ее вместе со словами и от принужденного произношения выплевывают в виде пены» [3, с. 459–460].

Гневливый человек, мучаясь сам, отравляет жизнь окружающих. «Злоба или другая страсть какая, поселяясь в сердце, стремится – по непременному закону зла – излиться наружу. Оттого обыкновенно говорят о злом или разгневанном человеке, что он выместил свою злобу на том-то или выместил гнев свой на том-то. В том и беда от зла, что оно не остается только в сердце, а силится распространиться вовне. Из этого уже видно, что виновник зла сам велик и имеет обширную область, в которой он царствует. Мир весь во зле лежит (1Ин. 5,19). Как пары или газы, во множестве скопившись в запертом месте, усиливаются извергнуться вон, так страсти, как дыхание духа злобы, наполнивши сердце человеческое, также стремятся из одного человека разлиться на других и заразить своим смрадом души других» [9, с. 72]. Подтверждение этих слов праведного Иоанна Кронштадтского можно без труда найти в современном мире.

Таким образом, никакой легкости и поверхностности в преодолении и борьбе со страстью гнева быть не может.

Гнев в православной аскетике относится к восьми смертным грехам и является страстью. Преподобный Никита Стифат поясняет разницу между страстью и грехом следующим

образом: «Страсть в душе движется, а делание греховное телом видимо совершается» [цит. по: 6, с. 248]. То есть страстью называется какой-либо грех, если он повторяется часто и таится в душе долгое время.

Слово «страсть», как легко видеть, происходит от глагола «страдать» и обозначает внутреннюю болезнь.

«Похоть и гнев – принадлежности не естества, а следствия испорченности его. Побеждающий их не естество побеждает, а порчу естества уничтожает и возводит его в свой естественный чин» [18, с. 102].

1.1.1. Страсть гнева

Согласно мнению С.М. Зарина, «страстное состояние, имеющее в основе господство чувственного эгоизма [в телесных страстях]… достигает… своей наивысшей интенсивности и бурной стремительности именно в гневе» [5, с. 283].

В качестве основной, существенной черты аффекта гнева в аскетической письменности выдвигается стремление отомстить обидчику, желание зла огорчившему Гневливость, по мнению святителя Григория Богослова, это желание мщения; если оно устремлено наружу, то это – гнев, а если остается внутри, то – злопамятство [цит. по: 18, с. 124]. В учении Самого Христа Спасителя изображены разные степени развития гнева, причем осуждению подлежит не только крайняя ненависть, но даже бранные слова в адрес другого человека, то есть стремление унизить его (см.: Мф. 5, 21–22). Преподобный Иоанн Дамаскин различал три вида гнева: вспыльчивость, злобу и мстительность [см.: 7, с. 88]; другие отцы различали гнев, ярость, досаду. Внешне гнев обнаруживается в словах, действиях и поступках, движимых ненавистью, и по своим тенденциям и последствиям оказывается явлением разрушительным. Его внутреннее свойство соответствует внешнему проявлению, являясь, по выражению святителя Василия

Великого, «внутреннею бурей смятенного духа», или, по определению аввы Евагрия, «кратковременным бешенством». Святые отцы называют такие внешние признаки гнева: налитые кровью и скошенные глаза, ощетинившиеся волосы, бледность щек или их багровость, речь прерывистая, скорая, скрежет зубов, ноздри раздуты, всплескивание рук, топот ног, наклон головы, пот. Страсть гнева, как описывает ее святитель Василий Великий, как скоро отринет внушения рассудка и овладеет душою, делает человека зверем [цит. по: 15, с. 195].

В религиозно-нравственном отношении господство в человеке гнева свидетельствует вообще о недостатке в нем любви к Богу и ближнему и, в частности, исключает возможность присутствия в его душе терпения, кротости, смиренномудрия, милосердия и не позволяет человеку совершать молитвенный подвиг.

1.1.2. Праведный гнев

У святых отцов встречается мысль также и о пользе гнева, когда они называют гнев праведным. Так, епископ Варнава (Беляев) пишет: «Гнев в своей основе есть законная и нужная человеку способность “раздражительной” части души, которую он, как и все прочие, по падении извратил и сделал, вместо добродетели, страстью. Гнев, по первоначальному плану Творца, должен был быть энергией, ревностью, рвением, которое бы “раздражало”, то есть приводило в напряжение “вожделевательную” силу души (пожелание, вожделение, обратившееся теперь <после грехопадения>, подобно гневу, в страсть, именно в похоть) и заставляло последнюю усиленно устремляться горе', к Богу» [2, с. 201].

Следовательно, как гнев в состоянии добродетели, то есть в форме божественного рвения, непорочно и законно направлялся до падения Адама на Бога (что теперь встречается только у святых), так должно теперь, когда гнев принял вид страсти, направить его на диавола, а следовательно, чрез это и на пороки. Только в таком случае он дозволителен.

«Гнев питай на одного только змия, чрез которого ты пал», – говорит святитель Григорий Богослов [цит. по: 15, с. 192]. «Памятозлобствуя, памятозлобствуй на бесов и, враждуя, враждуй против твоей плоти непрестанно», – учит другой светильник рассуждения преподобный Иоанн Лествичник» [10, с. 105].

Только тогда ярость употребляется естественно и во благо, когда она направлена против страстных и сластолюбивых помыслов, на грех и на сатану. В этом случае гнев безгрешный и благой, по слову царя Давида: Гневаясь, не согрешайте (Пс. 4, 5).

Если подытожить вышесказанное, то можно заключить, что гнев есть дар Божий, данный человеку на борьбу с диаволом и грехом, но обращенный после грехопадения против Бога и ближнего. «Раздражительная часть души» в своей основе есть добродетель, но извращенная человеком в страсть. Для современного человека проблема состоит скорее в неверном использовании этого Божиего дара. Этот Божий дар у святых отцов называется силой «тимос», что в переводе с греческого значит «горю», «пламенею», «страстно стремлюсь». Эта сила души, по святому Исааку Сирину, проявляется в природной ревности и усердии – это напряженность духовной энергии. По святоотеческому учению, господство разума над плотскими желаниями возможно только при посредстве силы «тимос», – пишет С.М. Зарин. Разум благодаря только этой силе рвения может обеспечить душе непрерывность в возрастании добродетели, стойкость в борьбе со злом [см.: 5, с. 278–279].

По образному выражению святителя Василия Великого, эта «тимос-энергия» – «рвение-страсть» является как бы «нервом души», сообщающим ей силу для неослабного утверждения в добрых делах. Страстная сила «тимос» сама по себе безгрешна и даже желательна, как говорит С.М. Зарин, если является орудием достижения высших религиозно-нравственных целей. Но при эгоистической направленности воли человека происходит склонение силы «тимос» к худшим страстным грехам, к противоестественной страсти гнева. Тогда вся энергия «тимос» изливается в бурных порывах. Все силы сердечного возбуждения расходуются по поводу личных неудач, обыденного существования, личных столкновений, обид и огорчений. Защищается теперь не слава Божия, а эгоизм и самость человека [см.: 5, с. 280, 282–283].

1.1.3. Причины гнева

Всем известно, что, когда человек охвачен гневом, он не в состоянии адекватно оценить ни другого человека, ни себя, ни ситуацию в целом. Но когда он успокоится, тогда может рассудить о том, что явилось причиной его гневной реакции. Но зачастую бывает так, что человек и успокаивается, и понимает, что гневался, но не может разобраться, какова же была истинная причина.

Психологической основой гнева, по мнению святителя Феофана Затворника, является самолюбие, или возношение, по преподобному Иоанну Лествичнику. Гнев вызывается различными внешними препятствиями, которые встречаются человеку на пути осуществления его личных целей, когда его воля приходит в столкновение с другой, не подчиняющейся ей волей, когда человек встречает, мнимо или действительно, несправедливое к себе отношение других людей [см.: 17, с. 94].

Внешних причин гнева может быть достаточно много, и гнев проявляется часто в обычных, малозначимых ситуациях.

Отметим, что первой ошибкой в решении этого вопроса является то, что практически все люди считают, что причиною их гнева являются не они сами, а другие люди или обстоятельства. На чем строится такое убеждение? Дело в том, что гнев или любая другая эмоциональная реакция возникает, как правило, на чьи-либо действия.

«Вот, например, иной сидит у себя в комнате за делом, чувствуя себя в тихом, спокойном расположении духа. Приходит к нему посетитель: начинает разговор, возникнут спор, противоречия, и он приходит в яростный гнев. Что же, уже ли посетитель так и принес к нему страсть гнева? Нет, посетитель своим приходом только изобличил в нем тайную страсть» [13, с. 84].

То же происходит во многих обыденных ситуациях, например когда человек работает продавцом и покупатели зачастую не могут определиться и просят показать то один товар, то другой. Другие примеры: когда женщина приготовила еду, а родные не хотят кушать, так как не голодны; когда ближний купил недоброкачественную вещь, а мне понятно, что деньги потрачены зря. Есть ли моя вина в этих случаях? «Видимо, нет, ведь я лично ничего плохого не сделал, а вот другие люди вели себя неправильно». Следуя такому рассуждению, мы убеждаем себя, что наш гнев можно назвать справедливым по причине того, что другие люди вызвали в нас вспышку гнева. Именно причины своего гнева и раздражения на других людей, скрытые в нем самом, и заставляют человека вести нелепые поиски «виноватого». К тому же у нас очень развит навык видеть грехи других людей, а свои не замечать.

Некоторые даже желают уединиться под предлогом того, чтобы не общаться со страстными людьми, которые могут их соблазнять. «Иногда мы, побежденные гордостью или нетерпеливостью, намереваясь исправить свой необразованный, беспорядочный нрав, желаем удалиться в уединение, как будто там скоро приобретем добродетель терпения, когда никто не будет трогать нас, извиняя свое нерадение, говорим, что причины гнева заключаются не в нашей нетерпеливости, а в пороке братий. И [так] как причины нашей погрешности возлагаем на других, то никогда не в состоянии будем достигнуть высшей степени терпения и совершенства» [8, с. 109].

Иногда, сдержав свой гнев в одной ситуации, мы выплескиваем его в другой – замещаем: в другой ситуации человек разряжает таким образом свое внутреннее напряжение, накопленный или сдержанный гнев. Такое замещение мы часто видим в жизни, когда человек срывает свое раздражение, гнев, досаду, вызванные одним лицом, на другом лице или на первом попавшемся предмете [см.: 4, с. 195].

Таким образом, это одна из причин того, что многие люди с удивительным постоянством попадают в конфликтные ситуации.

«Гневливый человек, по временам произвольно увлекаясь этой страстью, потом уже от навыка и невольно побеждается, и сокрушается ею», – говорит преподобный Иоанн Лествичник [10, с. 99].

Поэтому необходимо четко усвоить: «…не всегда от вины других происходит в нас возмущение, а больше от нашей порочности, потому что мы имеем в себе скрытые причины оскорблений и семена пороков, которые, как только прольется на нашу душу дождь искушений, тотчас производят ростки и плоды», – пишет преподобный Иоанн Кассиан Римлянин [8, с. 115].

Никто никогда не может быть принужден впасть в грех по поводу чужого порока, если в своем сердце не будет расположен к грехам.

Еще Иоанн Кассиан Римлянин писал, что «главную причину нашего исправления и спокойствия надобно поставлять не в произволе другого, который не подлежит нашей власти, а заключается она в нашем состоянии. Итак, чтобы нам не гневаться, это должно происходить не от совершенства другого, а от нашей добродетели, которая приобретается не чужим терпением, а нашим великодушием» [8, с. 110].

Итак, мы далеко не всегда бываем правы в проявлении своей злобы. Но, прежде чем продолжать говорить о причинах гнева, необходимо напомнить о взаимосвязи страстей. У человека все страсти живут в сердце, поэтому они зависят друг от друга и постоянно сменяют одна другую. И гнев, в свою очередь, появляется чаще всего вследствие неудовлетворенности какой-либо страсти. Преподобный Иоанн Лествичник говорит как бы от лица этой страсти следующее: «Матерей у меня много, и отец не один. Матери мои суть: тщеславие, сребролюбие, объядение, а иногда и блудная страсть. А отец мой называется надмением. Дщери мои суть: памятозлобие, ненависть, вражда, самооправдание» [10, с. 103]. Поэтому святые отцы корень гнева часто видят в той или иной страсти, укоренившейся в сердце человека.

Так, святитель Феофан Затворник указывает, что «самое широкое поле для расположения сего змия (гнева) представляет любоимание. “Не тронь, это мое” – таков закон любостяжания. Тронет кто – и пошли неудовольствие, серчание, гнев, вражда, ненависть» [18, с. 106].

«…Худые дела зависят одно от другого: ненависть от раздражительности, раздражительность от гордости, гордость от тщеславия, тщеславие от неверия, неверие от жестокосердия, жестокосердие от нерадения, нерадение от разленения, разленение от уныния, уныние от нетерпеливости, нетерпеливость от сластолюбия» – о такой последовательности в развитии страсти гнева говорил преподобный Макарий Египетский [12, с. 264–265].

Это означает, что гнев возбуждается разными причинами в зависимости от ситуаций, в чем может убедиться каждый из нас, так как наше сердце кишит «страстными змеями», которые постоянно, сменяя одна другую, высовывают свои головы, а мы, увлекаясь ими, постоянно пребываем в возмущении.

Из вышесказанного достаточно ясно, что причиной проявления нашей злобы и гнева являемся мы сами, а именно – наши страсти. Рассмотрим конкретные примеры исхождения гнева из той или иной страсти. Эти примеры помогут нам понять, что наш «праведный гнев», совсем не так уж и праведен, как мы считаем, а скорее поставлен на службу нашим порокам.

Гнев от страсти чревоугодия. У каждого человека есть пищевой инстинкт, который защищает телесные интересы. Но порой этот инстинкт проявляется уж слишком рьяно. Многие из нас были в ситуации, когда они раздражались или гневались на другого человека из-за еды. Причем гнев из-за еды может быть при непосредственном приготовлении или вкушении пищи. Также мы можем гневаться на близких, если они не едят то, что мы приготовили (но в данном случае, может быть, проявляется не наша страсть чревоугодия, а чрезмерно развитый родительский инстинкт, наше тщеславие и гордость, задетые тем, что «не оценили» наш труд и кулинарные способности). Или, наоборот, мы можем гневаться потому, что другие люди (например, гости) много съели, хотя возможно, человек сам виноват, пригласив в гости больше людей, чем мог накормить.

Гнев от страсти блуда. Многие из нас знают, что когда человек охвачен желанием плотских отношений, то, если он встречает отказ в их удовлетворении, может начать гневаться или печалиться. Такие ситуации встречаются и при семейных отношениях, и при блуде и разврате. Отсюда становится понятно, что если человек не осуждает никого, не гневается ни на кого, то тем исполняет заповедь любви к человеку и его раздражительная сила всегда находится в покое.

Гнев от страсти сребролюбия. Очень часто гнев происходит от страсти сребролюбия или от желания мирских благ. Ни для кого не секрет, что в настоящее время все человечество охвачено любостяжанием, воровством, стремлением к роскоши, жадностью и т. п., а также то, что наша деятельность в основном направлена на приобретение, сохранение и пользование земными благами. Все эти устремления страсти сребролюбия будут сопровождаться гневом. Например, гнев возникает тогда, когда наш бизнес терпит убыток в результате конкуренции, когда возникают и другие субъективные или объективные обстоятельства, препятствующие прибыли, развитию производства, или какие-либо материальные потери.

Приведем несколько примеров, из которых видны различные современные причины гнева, происходящие от сребролюбия и проявляющие себя через гнев.

Первая ситуация, в которой нет явного греховного поступка со злым умыслом, заключается в том, что человек желает что-либо приобрести, но ближний не соглашается с этим. Например, муж желает купить машину, а жена не одобряет его устремлений, потому что ей жалко собранных денег, так как они дают ей уверенность в будущей стабильности или потому, что она боится аварий.

Или, например, кто-либо из домашних желает купить вещь (скажем, дорогой мобильный телефон), а ему из семейного бюджета не дают на это денег. Из-за того, что один желает, а другой – нет, происходят раздражения, гнев, споры, ненависть и т. п.

Также люди гневаются, если кто-либо законно или незаконно забирает у них деньги или имущество или просто пользуется им.

Не тронь, это мое. Таков закон любостяжания.

Часто бывает и так, что кто-то из ближних неправильно пользуется домашними вещами, что приводит к их порче или поломке. Когда мы это видим, у нас сжимается сердце и мы или готовы закричать, или кричим на человека за такие его действия. При этом мы испытываем чувство сожаления об этой вещи и чувство неприязни к ближнему. Это чувство может быть несильным, а может быть уже и ненавистью. Но в любом случае это означает, что сила нашей любви направлена на материальную вещь, а на ближнего – противоположная сила: нелюбовь. Причем в эти секунды мы этого не осознаем, а подчиняемся порыву, защищающему вещи, которые представляют для нас ценность.

Следующая причина гнева, происходящего от сребролюбия, видна, когда мы не хотим отдавать долг или нам его не возвращают.

Гнев и раздражение отражаются и на нашем телесном здоровье. Многим людям известно состояние, когда каждый день они чувствуют сильную усталость от напряженного темпа жизни. Эта усталость выражается упадком сил и частым раздражением на окружающих нас людей, что говорит о действии в нас двух страстей раздражительной силы: перевозбуждение (аффекты, гнев) и ослабление сил (печаль и уныние). Причиною же такого состояния раздражительной силы является многопопечительность о земном, или страсть сребролюбия. Это может проявляться в заботах о многих различных делах.

И как пороки связаны один с другим (так, сребролюбию последуют зависть, обман, клятвопреступление, ярость, памятозлобие), так и добродетели, такие как кротость, долготерпение, незлобие и нестяжательность, связаны с любовью и друг с другом.

1.2. Агрессия и агрессивность

В современной психологии огромное количество публикаций посвящено описанию, диагностике и коррекции состояний агрессии и агрессивности. Если в большинстве работ агрессия рассматривается как негативное явление, то в психологической литературе встречается и понимание агрессии как положительного состояния возбужденности мозга, как биологически целесообразной формы поведения, способствующей выживанию и адаптации, как характеристики активности и адаптивности человека. Так, есть мнение, что агрессия – это сильная активность, стремление к самоутверждению, внутренняя сила, дающая возможность человеку противостоять внешним силам. (Это то, что святые отцы определяли как «тимос» – энергию души, рвение – «горю, пламенею».) В свете таких определений отсутствие агрессивности приводит к податливости, неспособности занять активную жизненную позицию.

До начала XX века агрессивным считалось любое активное поведение, как доброжелательное, так и враждебное. Позднее этот термин стали употреблять в более узком значении – как враждебное поведение или действия в отношении окружающих людей.

Агрессивное действие – это проявление агрессивности как ситуативной реакции. Если же агрессивные действия периодически повторяются, то в этом случае следует говорить об агрессивном поведении как свойстве личности.

«Агрессивность – свойство личности, заключающееся в готовности и предпочтении использования насильственных средств для реализации своих целей. Чрезмерное развитие агрессивности по типу акцентуации начинает определять весь облик личности, превращает ее в конфликтную, неспособную к социализации. В этом случае агрессия утрачивает рационально-избирательную направленность и становится привычным способом поведения, проявляясь в неоправданной враждебности, злобности, жестокости, негативизме. Агрессивность как относительно стабильную готовность к агрессивным действиям в самых разных ситуациях не следует смешивать с понятием “враждебности”» [11, с. 167].

Людям, которым свойственна агрессивность, которым часто видятся угрозы и вызовы со стороны других людей и для которых характерна готовность атаковать тех, кто им не нравится, присуща враждебная установка к другим людям; но не все враждебно предрасположенные к другим люди обязательно агрессивны. Таким образом, если целесообразнее рассматривать агрессивность как предрасположенность к агрессивному поведению, то враждебность можно определить как негативную установку к другому человеку или группе людей, которая находит свое выражение в крайне неблагоприятной оценке своего объекта-жертвы.

Агрессивность может быть скрытой и хорошо маскируемой. Мы выражаем свою враждебность, когда говорим, что нам не нравится данный человек, особенно когда мы желаем ему зла. Враждебный человек – тот, который обычно проявляет большую готовность выражать словесно или каким-либо иным образом негативные оценки других людей, демонстрируя в общем недружелюбие по отношению к ним.

В результате анализа понятия «агрессия» в психологии Т.Н. Курбатова и А. Реан выделили три уровня в структуре агрессии [см.: 11, с. 92; 14, с. 107].

Первый уровень агрессии характеризует человека как природное существо и проявляется в таких характеристиках темперамента, как возбудимость, раздражительность. На этом уровне агрессия проявляется скорее как активное состояние мобилизации, эмоциональное напряжение, как активация мозга, которая может быть адекватной или несколько превосходящей ситуацию. В биологии хорошо известно, что эти состояния определяются в основном уровнем в крови конкретных гормонов (адреналин, норадреналин, тироксин и др.). Природная основа этой агрессии – необходимость защиты себя, своего потомства, своей среды обитания. Такое активное состояние рассматривают как необходимое условие адаптации к жизненной среде, которая во многом зависит от таких черт жизненной позиции, как настойчивость, инициатива, упорство в достижении цели, преодолении препятствий. Эти качества часто присущи лидерам.

С нашей точки зрения, такой уровень «агрессии» можно рассматривать как биологически целесообразную форму поведения, способствующую выживанию и адаптации (то, что у святых отцов называется «тимос»).

На втором уровне агрессия проявляется как стремление к успеху, цели, угроза. Обеспечивая также в этом случае деятельность необходимым уровнем активации, агрессия здесь проявляется в определенных способах и стилях поведения, связанных с непровоцируемым нападением, нарушением норм общества.

Третий уровень агрессии сопряжен с мотивацией, ценностями и установкой личности на готовность и предпочтительное использование насильственных средств для достижения своих целей.

Довольно долго агрессивность и хамство с одной стороны и неуверенность и пассивность – с другой пытались представить и анализировать как некоторые полярные качества, неприемлемые с этической, медицинской и даже экономической точек зрения. Множество раз было доказано, что агрессивность и неуверенность негативно сказываются на здоровье как физическом, так и социальном, на экономических показателях, на уровне дохода семьи и т. д.

Развитие этой линии исследований привело еще к одному важному результату: неуверенность и агрессивность стали понимать как две разные формы проявления отсутствия уверенности в себе. Понимание правильного соотношения уверенности в себе и агрессивности может стать основой решения человеком его внутренней проблемы самоутверждения (разумеется, при наличии социальной компетентности и соблюдении этики).

Итак, в психологии выделяется агрессивность как личностное свойство, обуславливающее деструктивный, разрушительный тип поведения, и агрессия – как состояние возбужденности нервной системы, связанное в том числе и с особенностями темперамента и проявляющееся в эмоциях гнева, нетерпения, раздражительности, злости.

Корни гнева и агрессии могут находиться в различных психологических проблемах человека, в частности – в неуверенности. При работе с агрессивными личностями следует прежде всего выявить причину такого поведения.

1.3. Отличие гнева от агрессии

Интересно выяснить, есть ли что-то общее в представлениях о гневе у святых отцов и представлениях об агрессии у психологов.

Общее. И в святоотеческой литературе состояние гнева, и в психологической литературе агрессия как насильственные действия с нравственной позиции оцениваются негативно.

Встречается и нейтральная (вне этики) оценка этого состояния. В святоотеческой литературе это страстная сила рвения (усердия) – «тимос», а в психологии это представления о так называемом первом уровне агрессии. Вероятно, то, что в православной аскетике понимается под страстной силой рвения – «тимосом», в психологии ближе всего к понятию «активации», биологически целесообразному уровню возбужденности нервной системы.

То, что святые отцы говорят о «неразумной страсти гнева», проявляющейся в поведения человека, вероятно, соответствует второму уровню агрессии – характеристикам насилия и нападения в поведении человека.

Недостаток любви к Богу и ближнему, выражающийся в отсутствии терпимости, кротости, милосердия, соответствует третьему уровню – личностной агрессивности – предпочтению использования насильственных средств для достижения своих целей.

Есть ли различия понятий «гнева» и «агрессии»?

Все-таки наиболее традиционно термин агрессия означает некоторый вид поведения , физического либо символического, которое мотивировано намерением причинить вред кому-то другому, то есть имеется цель: причинить ущерб другому лицу.

Напротив, гнев вовсе не обязательно имеет какую-то конкретную цель, но означает определенное эмоциональное состояние. Это состояние в значительной степени сопровождается внутренними физиологическими реакциями и непроизвольной эмоциональной экспрессией в неблагоприятных ситуациях: моторными реакциями (сжатые зубы и губы, кулаки), выражениями лица (расширенные ноздри и нахмуренные брови) и т. д. Определенную роль, вероятно, играют также возникающие при этом мысли и воспоминания. Все эти сенсорные потоки комбинируются в сознании личности, по представлениям Л. Берковица, в переживание «гнева» [см.: 1, с. 43].

Но из каких бы составляющих ни складывалось это эмоциональное состояние, оно не направлено на достижение цели и не служит реализацией конкретного намерения в той или иной конкретной ситуации. Важно отметить, что гнев как эмоциональное состояние «не запускает» непосредственно и обязательно агрессию как стремление причинить вред другому, но обычно только сопровождает или побуждает к нападению на жертву Однако эмоциональное переживание и агрессивное поведение не всегда выступают вместе. Иногда люди стремятся причинить ущерб другим людям более или менее импульсивно, не отдавая себе сознательного отчета в собственном состоянии гнева.

Глава 2. Преодоление гнева и агрессии

Как правило, и в педагогике, и в психологии, и в православной аскетике гнев, агрессия и агрессивность оцениваются негативно, и каждое из этих направлений работы с человеком имеет свой арсенал средств нейтрализации или борьбы с этим нежелательным состоянием, свойством человека.

2.1. Педагогические методы

Педагогическое воздействие с целью коррекции агрессии осуществляется в двух направлениях:

– воспитание личности с отсутствием установок на насильственное достижение своих целей, формирование у ребенка нравственных ценностей, дружелюбия и доброжелательности;

– воспитание у ребенка таких черт характера, как самообладание и выдержка (профилактика и формирование умений управлять своими эмоциями).

Для решения этих задач педагогика предлагает систему методов внешнего воздействия на человека (создание определенных условий, формирующих ситуаций, группового воздействия, убеждения, примера, наказаний и поощрений). Не следует при этом забывать о принципах благоразумия и справедливости, предлагаемых православной аскетикой, дабы у педагога не было рвения не в меру.

Таким образом, можно сказать, что педагогика – это стратегия изменения другого человека.

2.2. Аскетическая практика

Эти же задачи на языке духовной аскетической практики формулируются таким образом: приобретение добродетелей кротости, смирения, смиренномудрия; владение своими страстями, в частности брань со страстным состоянием гнева.

Если педагогика предлагает систему внешних воздействий или в лучшем случае мотивирует личность на «самовоспитание», то православная аскетика ориентирована прежде всего на внутреннее делание , на активность самого человека по изменению самого себя.

В аскетическом делании выделяют два основных направления: первое – брань со страстями , второе – стяжание добродетелей.

Для оказания помощи человеку, ведущему внутреннюю брань, в аскетической литературе, как уже говорилось, описаны стадии развития страстного состояния и, соответственно, способы борьбы с ним.

1-я стадия: прилог – когда греховный помысл приходит из внешнего мира и входит во внутренний мир;

2-я стадия: сочетание – принятие помысла, добровольное размышление о нем;

3-я стадия: сложение – услаждения помыслом, уступка ему;

4-я стадия: пленение – погруженность в страстное состояние, потеря покоя, рабство греху.

Для преодоления страсти гнева тоже можно воспользоваться этим алгоритмом.

Попробуем по этим стадиям рассмотреть, как происходит пленение гневом и что человек в какие моменты может сделать для того, чтобы как можно раньше купировать это состояние.

Святые отцы говорят, что гнев – это разрушение внутреннего мира. С чего начинается это разрушение внутреннего мира и чем оно может закончиться?

На 1-й стадии первыми сигналами появления прилога могут стать изменение настроения, появление неприятного чувства, ощущений (пересыхание в горле, учащение сердцебиения). В этом случае лучше сразу же помолиться , и помысл должен уйти – в результате человек сохраняет в себе покой.

Если этого не произошло, то человек может оказаться на 2-й стадии сочетания с прилогом – признаком этого будет появление раздражительности в мимике, интонации, жестах, словах.

Остановиться на этой стадии, не переходя на следующую, можно, если противопоставить наступающей раздражительности мысль: «надо потерпеть немощь ближнего своего». Либо посмотреть на себя со стороны с юмором: «Какое у меня сердитое, смешное лицо, какие “петушиные” нотки появляются в моем голосе».

Результатом усилий на этой стадии должно стать переложение помысла на благое (например, улыбнемся нашему собеседнику, доброжелательной шуткой разрядим нарастающее напряжение, или можно «погневаться» на себя, что уже «беседуешь» с прилогом).

Если же человек не смог этого сделать, если не смог сосредоточиться и помолиться и гнев продолжает нарастать, то он может оказаться на 3-й стадии принятия – сложения с грехом.

При этом можно увидеть нарастание возмущения, гнева, что сопровождается побледнением или покраснением щек, появлением потливости, сжиманием губ и кулаков, дрожанием рук и голоса, прерыванием речи, изменением скорости речи и тембра голоса. Наблюдается также потеря концентрации внимания, рассеивание внимания, провалы в памяти – человек забывает, что хотел сказать, прерывается цепь его размышлений.

Человек «склонился» к гневу: глаза застилает туман, ничего не слышит, что говорят ему, понять не может, хочет поскорее выплеснуть свою обиду – «отомстить другому».

Но… смолчал, сжав зубы и сцепив кулаки.

«Корень ума» – в глубине сердца – твердо стоит в том, чтобы делом не согрешить и беззакония не совершить. Это результат борьбы на 3-й стадии.

Если же человек «не смолчал», то оказался в плену греховного помысла. 4-я стадия – пленения, совокупления с гневом. Происходит разрядка гнева вовне – оскорбление словом, словесная агрессия либо действие – рукоприкладство. В состоянии аффекта может произойти и убийство.

Очевидно, что легче справиться с гневным помыслом на 1-й стадии, не приняв его, если же произошло принятие помысла, то на каждой последующей стадии справиться с ним оказывается труднее.

Признаками победы над гневом, которые можно использовать как средства самоконтроля, во внешнем плане являются отсутствие злой гримасы, улыбка, разжатие кулаков, вербальная сдержанность; во внутреннем – самообладание, волевая собранность, сосредоточенность, возвращение спокойного состояния, хотя бы частично.

Разные люди обладают разными уровнями умения управлять своим гневным, агрессивным состоянием. Преподобный Иоанн Лествичник описал трех иноков, терпящих бесчестие. Один из них оскорбился, но смолчал, другой порадовался ради себя, но опечалился об укорявшем его; третий, воображая вред ближнего, пролил теплые слезы. В них преподобный Иоанн Лествичник увидел делателей страха, мздовоздаяния, любви [см.: 10, с. 103]. Для нас эта притча может служить своеобразным тестом, диагностирующим наше умение справиться с гневом. Признаками полной победы над гневом преподобный Иоанн называл такие: начало безгневия – молчание уст при смущении сердца, конец – непоколебимая тишина при дыхании нечистых ветров.

А еще он говорил, что венцы за победу над гневом стяжают те, кто имел к нему природную склонность (на психологическом языке – холерики), те же, кто от природы не имел такой склонности к гневу (флегматики), венцов при этом не стяжают.

Второе направление внутреннего делания – стяжание добродетелей. Мало справиться с гневом в одной-двух ситуациях, гораздо важнее и надежнее приобрести безгневие – добродетель кротости (короткий гнев, стремящийся исчезнуть). Как советует святитель Феофан Затворник, надо потрудиться для этого во внутреннем плане одухотворения души – стяжать добродетели смирения и кротости. Святитель Феофан выделяет пять стадий этой внутренней работы [см.: 16, с. 264].

Чтобы желать и мочь было одно и то же, надо появившийся помысл о необходимости преодоления страсти принять (совершить выбор, решиться), облечь в желание (придать ему силу, энергию, телесное подкрепление), желание затем перевести в стремление, стремление – в действие (целенаправленная регуляция), действие облечь волевым усилием и перевести во внешний план телесного исполнения.

Подробный алгоритм стяжания добродетели кротости.

На 1-й стадии надо представить преимущество победы над страстью – решиться (подумайте, как хорошо будет вам и вашим близким, если вы перестанете проявлять свой гнев и агрессивность).

На 2-й стадии надо снять защиты и оправдания страсти: придайте своему желанию силу, сняв с него путы оправдания (подумайте, может быть, гнев вам дает что-то хорошее, преимущество в чем-то и тем самым вы оправдываете его для себя?).

На 3-й стадии проанализируйте последствия развития постоянства страстного гневного состояния (если вы представите, что будет происходить с вашими близкими или окружающими вас людьми, когда вы будете часто позволять себе гневаться и проявлять по отношению к ним агрессию, то не превратится ли ваше желание преодолеть гнев в стремление это сделать ?!).

На 4-й стадии необходимо мобилизовать свою волю-стремление преодолеть свой гнев, облечь, подкрепить волевым усилием (спросите себя, действительно ли, сильно ли вы хотите избавиться от своей агрессивности, твердо ли вы решаетесь не обрушивать больше ваш гнев на ваших близких?).

На 5-й стадии надо принять решение и взять на себя ответственность за это решение – перевести во внешний план телесного исполнения. Если вы утвердились в мысли побороть ваш гнев, мобилизовали свою волю, то не забудьте еще при этом и попросить помощи у Бога.

Если человек предпринимает усилия внутреннего плана, выходит на «невидимую брань», то на этом пути встречается с помощью Божией, без которой усилия его могут оказаться напрасными. Без Меня не можете делать ничего (Ин. 15, 5), – сказал Спаситель. Все могу в укрепляющем меня Иисусе Христе (Флп. 4, 13), – утверждает апостол Павел.

Таким образом, аскетика предлагает метод, алгоритм внутренней работы по изменению себя, своего поведения, то есть стратегию коррекции себя – своего состояния и своей личности.

2.3. Психологические приемы

Как же психология может помочь человеку справиться с агрессией?

Во-первых, психология может предложить помощь педагогам (в форме описания закономерностей развития агрессивности личности, стадий и причин ее формирования, а также показа ресурсов преодоления агрессии ребенком).

Во-вторых, если психологию рассматривать в аспекте сотериологии, она может предложить помощь людям, ведущим духовную брань с гневной страстью: дать детальное описание состояния гнева, душевных движений и признаков усиления гнева, экспрессии гнева, поведенческих признаков гнева других людей, сопутствующих гневу чувств и динамики других психических процессов – памяти, внимания, мышления.

Кроме этого, практическая психология имеет и свои методы снятия агрессивных состояний самим человеком как у самого себя (работа внутреннего плана), так и внешних агрессивных воздействий (регуляция состояния другого человека), а также изменения поведения и ценностей личности в ситуациях взаимодействия людей друг с другом. Для коррекции агрессивности личности широко используются различные психологические практикумы.

Для снятия своего агрессивного состояния психология рекомендует человеку ряд приемов:

– переключить внимание со стимула, вызывающего агрессию, на что-нибудь нейтральное или приятное;

– спеть припев любимой песни;

– мысленно сосчитать от 1 до 10;

– глубоко подышать;

– выпить холодной воды;

– сделать двигательную разрядку;

– разжать кулаки и зубы;

– выразить словами свое состояние – рассказать партнеру о том, что вы чувствуете.

В отличие от педагогики и аскетики психология наиболее пристальное внимание уделила внешнему процессу партнерского взаимодействия . Как правильно вести себя, если на тебя направлена агрессия со стороны партнера?

Первое правило гласит: не отвечать агрессией на агрессию партнера, проявить дружелюбие.

Второе правило: не заразиться эмоциональной агрессией партнера.

Третье правило: снизить агрессию партнера. Для этого следует:

– дать партнеру выговориться;

– найти что-то общее, что может вас объединить;

– подчеркнуть то, в чем вы с партнером согласны;

– показать понимание состояния и озабоченности партнера;

– проявить выдержку и терпение;

– проявить интерес к партнеру и его проблеме;

– подчеркнуть значимость его и его мнения в ваших глазах;

– предложить конкретный выход из сложившейся ситуации;

– обратиться к фактам;

– использовать юмор для разрядки напряжения;

– придумать какую-нибудь хитрость или неожиданность (заговорить на чужом, может быть, даже выдуманном языке, громко крикнуть что-нибудь);

– если вы неправы – немедленно признать свою неправоту;

– не быть категоричным и не употреблять слов «всегда», «никогда», «ни за что», «вечно», «ни одного раза» и т. д.;

– оказать внимание партнеру, если беседа происходит в вашем кабинете или в вашем доме, выйти к нему навстречу, усадить его за стол. Сидящему человеку труднее сохранять свой гнев.

Итак, в борьбе с гневом и агрессивностью личности педагогика, психология и православная аскетика предлагают свои методы, которые дополняют друг друга и все вместе помогают человеку достичь более совершенного поведения и состояния. Педагогика через создание условий внешнего воздействия приводит человека к пониманию необходимости развития у себя добродетелей смирения, кротости, послушания, выдержки, самообладания.

Психология развивает у человека умение регулировать как свое состояние, так и состояние другого человека, описывает правильное поведение, приводящее к снижению или исчезновению агрессивности в конфликтных ситуациях. Психотерапевтическая работа в экзистенциальном направлении может подвести человека к осознанию необходимости переосмысления своих ценностей и стиля жизни, к решимости изменения своего поведения.

Православная аскетика предлагает человеку средства внутренней работы с состоянием гнева или агрессии и помощь на пути стяжания добродетелей кротости и смирения.

Плод такой внутренней работы по преодолению гнева и агрессии: уклонение от гневливых помыслов и от возмущения сердца яростью, терпение и терпимость к другому человеку, мир сердечный, тишина ума, твердость в сохранении спокойствия и незлобия, когда тебя оскорбляют.

Если педагогика «стратегически» изменяет другого человека, психология – «тактически» другого и себя , то аскетика – это прежде всего изменение себя и «тактически», и «стратегически».

Глава 3. Преодоление гнева и агрессии при реабилитации наркозависимых (некоторые практические рекомендации)

В процессе реабилитации наркозависимых по авторской программе «Обитель исцеления» в православных реабилитационных центрах Санкт-Петербургской епархии немаловажное значение придается научению преодоления воспитанниками такой страсти, как гнев.

Святоотеческое учение говорит нам о восьми главных страстях, где четвертой страстью является гнев. В настоящее время, наверное, трудно найти более распространенный грех, чем гнев и его разновидности. Это может засвидетельствовать каждый священник-духовник. Конечно, гнев не есть особенность только лиц, страдающих химическими зависимостями, он скорее является последствием того, о чем говорит Спаситель: и, по причине умножения беззакония, во многих охладеет любовь (Мф. 24, 12).

Другими словами, страсть гнева испытывают по преимуществу не только те, кто не имеет любви к Богу и людям, но и те, кто эту любовь не получает, то есть ощущает недостаток любви от окружающих.

Известный христианский ученый в области психологии и психиатрии Росс Кэмпбелл, а также ряд других специалистов утверждают (и мы разделяем этот взгляд), что уход в наркотики и алкоголизм – это часто пассивно-агрессивная форма проявления гнева на отсутствие любви в семье и обществе.

Три вида гнева, выделенные преподобным Иоанном Дамаскиным: «вспыльчивость, злопамятство, мстительность» [ср.: 7, с. 88],– или преподобным Иоанном Кассианом Римлянином: «первый тот, который пылает внутри, что по-гречески называется 0оцб(; (ярость); второй тот, который прорывается в слово и дело и называется rj opyrj (гнев), о котором апостол говорит: ныне отложите и вы все: гнев, ярость… (ср.: Кол. 3,8); третий тот, который вспыхивает не на короткое время, но сохраняется чрез несколько дней, долгое время, что называется [prjvK;] (злопамятность)» [8, с. 249],– все они характерны для наших воспитанников-реабилитантов.

Сложность преодоления такой страсти, как гнев, заключается в том, что сам этот грех имеет много разновидностей, например ярость, злопамятство, ненависть и даже зависть и ревность. Все эти страстные проявления могут послужить причиной нанесения вреда или уничтожения как своего, так и чужого имущества, а в худшем случае оскорбления или причинения телесных повреждений «объекту» гнева и даже самоубийства или убийства человека.

Гнев в сочетании с другими страстями является еще более опасным, так как в результате сочетания гнева, например, со скупостью или печалью происходит феномен синергии в медицинском понимании этого слова, когда одно лекарство усиливает воздействие на организм другого за счет их соединения. Так и здесь: одна страсть в сочетании с другой усиливают друг друга или, по крайней мере, усиливается одна из страстей.

При обучении наших воспитанников преодолению страсти гнева мы применяем приемы и методы как педагогического воздействия, так и некоторые приемы практической психологии. И конечно, эта задача решается в рамках духовной аскетической практики, которая, как нам кажется, включает в себя и педагогику, и психологию. Учитывая это, мы не подразделяем строго наш опыт борьбы со страстью гнева собственно на педагогический, психологический и аскетический, ибо это разделение в большей степени необходимо для теории, чем для практического делания.

Итак, как победить страсть гнева? Мы предлагаем к рассмотрению несколько причин возникновения гнева, а также приемов и методов, помогающих эффективно преодолеть гнев, возникающий в нас, остановить гнев, направленный на нас, и ряд советов, которые могут помочь нам при различных проявлениях гнева или некоторых его разновидностей.

Чтобы преодолеть гнев в себе, мы с воспитанниками в душепопечительских беседах обсуждаем такие мысли и примеры:

• Каждый подверженный этой страсти должен понимать, что грех гнева мы совершаем по попущению своей воли, а значит, виноваты не внешние обстоятельства, а мы сами.

• Часто причиной гнева является разрыв между желанием и возможностью. Поэтому нужно посмотреть на то, правильно ли наше желание, а может, исполнение его принесет нам вред, а не пользу.

• Чтобы избежать страсти гнева, человеку необходимо иметь адекватное представление о своей личности в плане самооценки. Часто завышенная или заниженная самооценка может как провоцировать гнев, так и удерживать от него. Однако заниженная самооценка может привести к унынию, а завышенная – к гордыне. В связи с этим можно привести один пример. В одном из монастырей был молодой послушник, который никак не реагировал на оскорбления, клевету, осуждение и другие подобные искушения. В скором времени он прослыл человеком, имеющим смирение святых. Один из старцев монастыря решил испытать его. В беседе с этим послушником он спросил его, что помогает ему стойко переносить поношения. Послушник ответил, что он не считает нужным обращать внимание на этих «вонючих бешеных псов», которыми являются братия монастыря. Вот пример диавольской гордыни.

• При возникновении у нас гнева от клеветы или несправедливого обвинения в чем-либо нужно привести себе мысль о том, что люди не знают всех наших тяжких грехов. Поэтому пусть худая слава о нас будет искуплением тех наших неведомых им грехов, и это усмирит наше сердце.

• Если мы испытываем гнев к какому-либо человеку по различным причинам, но в силу обстоятельств нам необходимо частое общение с ним, нужно просить Бога, чтобы Он дал терпение переносить немощи брата.

• Действенной помощью в преодолении гнева является церковная молитва. Необходимо молиться о тех, к кому мы испытываем гнев, причем их имена поминать до своего или сразу после своего имени.

• Когда гнев овладевает нами, его действие можно остановить воспоминаниями чувства стыда и раскаяния, которые, как правило, возникают после вспышки гнева.

• Если разум и сердце охватывает гнев, то можно читать много раз Иисусову молитву или «Богородице Дево, радуйся…», пока не утишится гнев, а потом ответить человеку или принять взвешенное решение.

• Еще одной эффективной помощью в борьбе с этой страстью может служить откровение гневных помыслов духовнику или просто духовному человеку, которому доверяешь.

• Когда вами начинает овладевать гнев, то можно выйти из помещения под любым благовидным предлогом (позвонить, в туалетную комнату и т. п.) и, только успокоившись, продолжить разговор.

• Гнев могут провоцировать различные фантазии и мечтания. Они, как правило, никогда не исполняются, являясь плодом нашего падшего воображения, но когда мы их не достигаем, то часто впадаем в гнев.

• Иногда причиной возникновения гнева могут служить не вполне понимаемые нами обстоятельства. Гнев такого рода можно устранить путем логического мышления. Например: нам непонятно или мы не согласны с заданием, поставленным руководителем. И это вызывает у нас гнев. При рассуждении мы можем прийти к выводу, что изначально негативно воспринятое нами указание вполне профессионально или продиктовано особыми обстоятельствами.

• В преодолении страсти гнева нам оказывают особую помощь церковные Таинства, чтение духовной литературы, особенно той, где приводятся примеры борьбы со страстью гнева.

• Важно своевременно отсечь помысл раздражения, закипающего гнева, переключив внимание на что-нибудь другое.

• Во время гневного припадка можно посмотреть на себя в зеркало или представить свое обезображенное лицо со стороны.

• Преодолеть страсть гнева можно и путем развития в себе чувства любви к людям, а особенно к объекту гнева, через добрые отзывы о нем и понуждения дел любви в отношении его, хотя любви к нему пока не имеешь. Святитель Иоанн Златоуст советует, что если у тебя нет любви к человеку, то поступай так, как будто ты любишь его, и Господь за труды даст тебе любовь.

• Начинать учиться любви можно с тех, кто находится рядом с нами, кто любит нас, например друзья, семья, родственники, и постепенно расширять этот круг.

• С особой мимической силой выражаются некоторые страсти, в том числе и гнев. Поэтому необходимо научиться следить не только за своими словами, но и движениями своего лица и тела. Если, например, человек в состоянии гнева сохранит внешнее спокойствие, не будет сжимать кулаки и стискивать зубы, хмурить брови, нервно шагать по комнате, размахивать руками, вытаращивать или, наоборот, сужать глаза или как-то по-иному проявлять свою страсть, то она не получит поддержку со стороны тела и человек быстрее успокоится.

• При особенно сильном восстании гнева можно громко произносить, как бы кричать молитву, чтобы заглушить звериный вой этой страсти.

• В духовной борьбе существует прием гневаться на гнев. Это подобно тому, как огнем тушится огонь: напротив бушующего пламени на ограниченной территории, контролируемой пожарными, устраивается встречный пожар. Два пламени устремляются навстречу одно другому Когда два пожара встретятся, то оба прекратятся, так как в обе стороны остается выжженная территория и гореть уже нечему. Человек, овладевший искусством гневаться на гнев, может подавлять вспышки этой страсти в самом зародыше.

• Гнев можно и нужно выражать позитивным способом, например: вежливо или хотя бы сдержанно выразить претензии, объясняющие, что вызвало неудовольствие, при этом обязательно должно быть стремление найти взаимовыгодное решение или даже совершить уступку.

• Гнев побеждается покаянием и самоукорением, а также через ограничение своих желаний.

Как помочь преодолеть гнев другому, снизить агрессию другого, направленную на тебя, – это мы тоже обсуждаем с нашими воспитанниками, так как для них, живущих в общине, где они постоянно тесно общаются друг с другом, это очень важно.

Служение братиям – необходимый период в духовной жизни и не только в монастыре, но и на приходе. Камень шлифуют о камень, чтобы он стал гладким. Без служения братиям, проживая в общежитии, нельзя победить гнев, поэтому у нас кто-то готовит всем завтрак, кто-то стирает братии белье и т. п. Для того чтобы реабилитанты справлялись с проявлениями гнева, мы воспитываем в них выдержку, терпение, приводим примеры других людей, которые научились управлять своим гневом. Кроме этого, поведение особо закоснелых в этом грехе воспитанников разбираем на собрании коллектива, а также применяем епитимии.

Необходимо учитывать, что некоторый тип людей, когда их не замечают, просто старается гневом привлечь к себе внимание.

Так как проблема сегодняшней молодежи – всякое отсутствие ответственности, то это также часто становится причиной гнева. При чьей-либо попытке возложить ответственность на человека, избегающего ее, это всегда вызывает гнев и даже агрессию, поэтому формирование чувства ответственности, чтобы решить вместе с тем и проблему гнева, является одной из наших задач.

Нередко люди (в том числе и наши воспитанники) могут испытывать раздражение, переходящее в гнев, если их не хвалят за добросовестный труд и примерное поведение. Мы приучаем их к тому, что такое поведение должно быть естественным, и только тогда, когда воспитанник впадает в уныние, необходимо его похвалить. Однако на первой стадии реабилитации хвалить можно чаще.

• Очень помогает, когда во время гнева, направленного на нас, мы читаем молитву: «Боже, милостив буди мне грешному» или «Помяни, Господи, Давида и всю кротость его, и смягчи, Господи, сердца злых людей». Если кто еще не навык молитве, то можно разговаривать с собой. Например: «Я не должен отвечать раздражением на его гнев», «Я заслужил это», «Видимо, я что-то сделал не так, и поэтому он гневается», «Он гневается по своей немощи» и т. п. Это поможет вам сохранить самообладание.

• При разговоре с лицом, гневающимся на вас, необходимо сохранить зрительный контакт. Если вы отведете глаза, то это усилит гнев: «Нет, ты сюда смотри!..», поэтому молитва или разговор с собой поможет поддержать дружеский или хотя бы нейтральный зрительный контакт. Это нелегко, если мы и сами разгневаны, но это верный способ, с помощью которого вы сумеете контролировать свой гнев.

• Если мы чувствуем, что раздражение собеседника может перейти в гнев, возможны легкие дружественные прикосновения к его плечу или руке, искренние слова, зрительный контакт, когда вы с доброжелательностью смотрите на человека.

• Старайтесь не показывать своего негативного отношения к гневу, направленному на вас, а продолжайте разговор так, как будто он проходит в конструктивном русле.

• Нужно молча переносить гнев другого человека, по словам отцов: «Гнев препобеждается молчанием». Когда гнев уже выплеснут, то в человеке остается некая опустошенность, а в сознании будет крутиться вопрос: «Ну и что дальше?» – вот это и есть подходящий момент для воспитания или изложения своего мнения.

• Когда в гневе человек кричит, то нам необходимо говорить тихо; если человек говорит тихо, как бы задыхаясь от гнева, приостановить его иногда можно, повысив голос.

• Всегда необходимо первым примириться с человеком, на которого был направлен гнев, это удерживает нас от новой вспышки, так как будет стыдно постоянно гневаться и просить прощения.

• При возникновении спора, когда стороны или одна из сторон готовы прогневаться, необходимо прекратить разговор по принципу «да-да или нет-нет» – это не дает возможности, места гневу.

• Мы не должны, особенно равным себе, говорить приказным тоном, это провоцирует гнев.

• Нам необходимо знать, что придирки – это скрытый способ излияния гнева.

• Нужно, чтобы окружающие нас люди видели, как прощают тех, кто причинил зло. Это дает понимание, что это тоже выход, чтобы не поддаться гневу, то есть нужно уметь прощать.

• Если гневливого не успокаивают слова, то его может остановить только молитва.

• Кроткое слово умягчает злое сердце, а гневное возбуждает гнев и в мирном сердце. Прежде чем сделать выговор кому-либо, молчи до тех пор, пока твое сердце не успокоится и оскорбивший тебя не придет в состояние слушать, – тогда вразуми его с любовью.

В нашем Центре проводится работа не только с наркозависимыми, но и с их семьями, с близкими, которые проявляют созависимость от них.

В процессе работы часто выясняется, что многие дети гневаются на родителей, так как не чувствуют себя любимыми. Исходя из этого, в работе с семьей мы пытаемся дать родителям понимание, чтобы они не только заботились о материальном достатке, но чаще улыбались своим детям, интересовались их жизнью, вместе проводили часть досуга, отдыха и т. п.

Мы никогда не рекомендуем перенос агрессии как следствия гнева на боксерские мешки, боксерские стенки, борцовские чучела, удары по воображаемому объекту гнева, сжимание и разжимание кулаков и зубов, а также другие аналогичные психологические приемы, которые с православной точки зрения можно отнести к негативным способам выражения гнева.

Несколько десятилетий тому назад многие физиотерапевты выступали за открытое и свободное выражение агрессивных чувств, представляя этот подход как средство от многих социальных и физических болезней. Сторонники этого подхода утверждали, что сдерживание эмоций является нежелательным и вредным для здоровья, и считали, что если кто-то начинает нас раздражать, то нам следует открыто выразить свои отрицательные эмоции, высказав этому человеку все, что мы думаем о нем и о его поведении. Сторонники этой гипотезы катарсиса уверены в целесообразности ответных агрессивных действий даже при отсутствии реально произошедшего нападения. Они считают, что воображаемая агрессия все равно окажет свой положительный эффект, и убеждены в том, что их пациенты должны «разряжать» или «освобождать» свою сдерживаемую эмоциональную энергию за счет осуществления воображаемой агрессии.

В соответствии с такой теорией и рекомендациями одна фирма, например, стала изготавливать и продавать игрушечные автоматы для взрослых автолюбителей, чтобы они могли имитировать стрельбу в других водителей, мешающих их движению, и таким образом снимать свое раздражение, вызванное дорожными инцидентами. Подобным образом происходила популяризация игр с мнимым применением насилия в качестве безопасного психологического средства реализации сдерживаемых агрессивных желаний.

Замещающая деятельность может отличаться от исходной переводом активности в иной план, например из практического осуществления в мир фантазии. Так, в Японии работают балаганчики «Отведи душу». Посетитель входит в темное помещение, отгороженное от улицы занавеской, получает несколько простых тарелок, бьет их по одной и удаляется, разрядив таким образом свое внутреннее напряжение.

Однако исследования, выполненные в последние годы и обобщенно представленные Л. Берковицем, показали иное: «В эксперименте мальчики, время от времени вознаграждавшиеся за нанесение ударов пластиковой кукле, через несколько дней начинали вести себя более агрессивно по отношению к конкурировавшим с ними сверстникам. Таким образом, моделирование агрессивного поведения не сделало их более дружелюбными. Подобным образом и в эксперименте, проведенном с югославскими детьми Миомиром Зузулом, мальчики, часто игравшие с детским оружием, проявляли затем больше агрессивности в поведении по отношению к своим одноклассникам. Другие исследования в этом направлении принесли во многом сходные результаты» [1,с. 398].

Подобные доказательства достаточно убедительны и позволяют полностью отвергнуть представление о том, что дети, а также взрослые могут избавиться от своих агрессивных побуждений за счет осуществления воображаемой агрессии. Поэтому водители не снизят свою склонность к проявлению агрессии, если будут выпускать очереди из игрушечных автоматов. Такое «выплескивание» непреобразованного гнева или агрессии никак не снижает ее общий уровень, не говоря уже о том, что такие добродетели, как кротость и смирение, в этом случае никак не приобретаются.

Причиной гнева зачастую становится неисполнение желаний, чувство оскорбленного самолюбия, поэтому невозможно победить гнев, не обуздав их. По слову апостола: солнце да не зайдет во гневе вашем (Еф. 4, 26), в конце дня на вечернем правиле у нас установлен чин прощения. Он организован таким образом, что каждый брат имеет возможность попросить прощение у всех и все у каждого. Это также способствует преодолению гнева.

Привычка побеждать гнев, а не выплескивать его, пусть даже в воображаемой агрессии, формирует такие добродетели, как кротость и терпение. Непрестанная борьба со страстью гнева привлекает к человеку, по учению отцов, великое благоволение Божие.

Выводы

Страсть гнева тесно связана с другими страстями: причиной гнева часто становится неисполнение желаний – как плотских, так и душевных, чувство оскорбленного самолюбия. Поэтому невозможно победить гнев, не обуздав чревоугодие, сребролюбие, тщеславие и гордыню.

Господство в человеке гнева свидетельствует о недостатке в нем любви к Богу и ближнему, отсутствии добродетелей терпения, кротости, смиренномудрия и милосердия.

Итак, можно сделать вывод, что борьбу с гневом надо начинать с исправления мысленной силы – ума, затем желательной силы (воли, области эмоций), а потом раздражительной силы (реактивной силы души), что непременно приведет далее к изменению нравственных ориентиров человека и в результате – к победе над гневом благодаря поставленным высшим жизненным целям.

Литература

1. Берковиц Л. Агрессия: причины, последствия и контроль. СПб.; М., 2001.

2. Варнава (Беляев), епископ. Основы искусства святости. Опыт изложения православной аскетики. Т. 2. Нижний Новгород, 1996.

3. Григорий Нисский, святой. Творения. Ч. 2. М., 1861.

4. Грановская Р.М. Элементы практической психологии. Л., 1988.

5. Зарин С.М. Аскетизм по православно-христианскому учению. Т. 1. Кн. 2. СПб., 1907.

6. Иерофей (Влахос), митрополит. Православная психотерапия. Святоотеческий курс врачевания души. ТСЛ, 2004.

7. Иоанн Дамаскин, преподобный. Точное изложение православной веры. М.; Ростов-на-Дону, 1992. (Репр. с изд.: СПб., 1894).

8. Иоанн Кассиан Римлянин, преподобный. Писания / Пер. с лат. ей. Петра. ТСЛ, 1993. (Репр. с изд.: М., 1892).

9.  Иоанн Кронштадтский, святой. Моя жизнь во Христе. Б.м., 1991. (Репр. с изд.: СПб., 1893). Т. 1.

10. Иоанн Лествичник, преподобный. Лествица. М., 1995.

11. Курбатова Г. И. Структурный анализ агрессии // Б. Г. Ананьев и ленинградская школа в развитии современной психологии. СПб., 1995.

12. Макарий Египетский, преподобный. Духовные беседы: пер. с греч. Клин, 2001.

13. Попов Е., протоиерей. Нравственное богословие для мирян. Пермь, 1901.

14. Реан А.А. Агрессия в структуре поведения возбудимой и демонстративной личности // Ананьевские чтения – 97. СПб., 1997.

15. Святоотеческое учение о душе / Сост. протоиерей С. Кашменский. Пермь, 2002.

16. Феофан Затворник, святитель. Путь ко спасению // Начертание христианского нравоучения. Ч. II. М., 1994. (Репр. изд.).

17. Феофан Затворник, святитель. Советы православному христианину и комментарии. М., 1994.

18. Феофан Затворник, святитель. Страсти и борьба с ними: Выдержки из творений и писем / Сост. игумен Феофан (Крюков). М., 2003.



Источник: Преодоление страсти аскетическими и психологическими методами [Текст] / [Л. Ф. Шеховцова и др.] ; под ред. Л. Ф. Шеховцовой ; О-во православных психологов Санкт-Петербурга памяти свт. Феофана Затворника. – Москва : Изд-во Московского подворья Свято-Троицкой Сергиевой лавры, 2014. – 351 с.; 22 см.; ISBN 978–5-7789–0284–8

Комментарии для сайта Cackle