Л.Ф. Шеховцова

Раздел V. Страсть печали, состояние тревоги и их преодоление

Глава 1. Страсть печали, состояние тревоги и тревожность

Страсть печали, многопечалование, по описанию очень похожа на то, что в психологии называют состоянием тревоги.

Святые отцы говорили о многих видах печали, в нашей работе особенно хочется обратить внимание на такой вид печали, как многопечалование, беспокойство.

1.1. Святоотеческое понимание печали

В святоотеческом наследии печаль относится к восьми главным греховным страстям, ведущим к смерти души. Страсти потому являются греховными, что дают ложное, превратное направление жизнедеятельности человека, С.М. Зарин называет их болезнями души [см.: 5, с. 215, 306].

Казалось бы, что тут такого смертельно опасного, почему святые отцы говорят о смертном грехе, если человек немножко погрустит и попечалится?!

Но… «Печаль бывает болезнью души и тела, – говорит преподобный Нил Синайский, – душу берет она пленницею, а плоть иссушает, оставляя на месте». «Кто часто печалится и приписывает себе бесстрастие, тот подобен больному, притворяющемуся здоровым; ибо как больной виден по цвету лица, так страстного изобличает печаль» [13, с. 256, 255].

Святой Иоанн Кассиан Римлянин объясняет, почему надо бороться со страстью печали, ссылаясь на метафору, приведенную в Книге Притч: Ибо якоже молие в ризе и червие в древе, тако печаль мужу вредит сердце (Притч. 25, 21). Душа, изъеденная печалью, как одежда, изъеденная молью, не годится

к употреблению. «Есть еще и иной род печали – непотребнейший, когда она в душу согрешившую влагает не намерение исправить жизнь и очиститься от страстей, – пишет далее святой Иоанн Кассиан, – а пагубнейшее отчаяние. Она-то и Каину не дала покаяться после братоубийства, ни Иуде не попустила после предательства взыскивать средств удовлетворения, а увлекла его чрез внушенное ею отчаяние к удавлению» [9, с. 64, 65].

Все симптомы печали, выраженные в более резкой форме и интенсивности, захватывающие все душевные силы, называют унынием. Для уныния характерно изнеможение души, слабость, подавленное состояние, потеря разумом всякой власти над ходом душевной жизни, расслабленность. Такое малодушие сопровождается полной потерей надежды на Бога, ослаблением всякого подвижничества, леностью.

А святитель Игнатий (Брянчанинов) определяет печаль и уныние таким образом. Печаль – это огорчение, тоска, отсечение надежды на Бога, неблагодарение Богу, малодушие, нетерпеливость, несамоукорение, ропот, скорбь на ближнего, отречение от креста [см.: 7, с. 524].

Если человек, замкнувшись на себя, ставит себя в центре мира, то печаль может приобрести характер безысходной, мрачной, безнадежной тоски, приводящей человека к апатии, лени и бездеятельности, унынию.

Теперь становится понятным, почему печаль – смертный грех.

В своих аскетических писаниях святые отцы утверждают, что все страсти человека взаимосвязаны, удовлетворение одной страсти влечет за собой другую.

Святые отцы писали, что в естественном состоянии у Адама до грехопадения было единое внутреннее чувство, которое после грехопадения распалось на две части: на чувство удовольствия, наслаждения и чувство страдания. Первое чувство стало субстратом всех человеческих страстей и увлекло в своем падении другую силу души – волю, а второе, чувство страдания, стало субстратом гнева, печали, тоски, страха, отчаяния. Душевные чувства оказались наиболее уязвимыми в грехопадении и испытали наибольшие изменения.

1.1.1. Причины и виды печали

Почему же, по мнению святых отцов, возникает печаль?

Печаль возникает вследствие неудовлетворенности страстных желаний или их неполного удовлетворения.

После непроизводительных растрат душевных сил страстями также с неизбежностью наступают состояния печали и уныния.

Печаль сковывает пленника страстей.

Согласно преподобному Нилу Синайскому, печаль не может найти доступа к той душе, в которой ранее не свили себе прочного гнезда какие-нибудь другие страсти [см.: 5, с. 284]. Невозможность по какой-либо причине получать греховные удовольствия – вот что способствует развитию печали и уныния.

Печаль может возникнуть и от других причин: потери, утраты, клеветы, нанесенной обиды. Любостяжательный, понеся утрату, горько печалится, а презревший имущество – беспечален. Славолюбивый печалится, когда терпит бесчестие, а смиренномудрый принимает его как сотоварища.

Печаль может возникнуть и от бессилия отомстить опечалившим, и как отчаяние от неудовлетворенных обид [см.: 18, с. 44].

Преподобный Иоанн Дамаскин выделяет четыре вида печали: горе, грусть, зависть (печаль из-за чужих благ), сострадание [см.: 8, с. 86–87].

Есть и такой вид печали, как многопечалование, многозаботливость.

Вот что по этому поводу писал святитель Феофан Затворник в письме к одному из своих чад: «Вас тяготит забота житейская до того, что и молиться не дает. Это вражье наваждение. Как нам нужны кров, одежда, пища и другие вещи, то нужно и добывать их. И в этом нет ничего грешного. Так Бог благоволил устроить нашу жизнь. Но к этому безгрешному враг, подкравшись, прививает грешное – это непрестанную заботу, которая и голову тяготит, и сердце гложет. Против этой болезни направлены все наставления Спасителя о непопечении: не пецытеся убо на утрей, утрений бо собою печется… (Мф. 6, 34). Не то сие значит, чтоб ничего не делать, а то, чтобы, все делая, не томились излишнею заботою, которая ничего не придает, а только томит… Многозаботливость грешна тем, что все хочет сама устроить и добыть без Бога, тем, что после того научает опираться надеждою на добытое и на прочие способы свои исключительно без Божия Промышления, а чрез то и другое настраивает житейские блага почитать главною целью и настоящую жизнь – конечной, не простирая помышлений о будущей жизни. Видите, какой дух богоборный движется в этой многозаботливости!» [17, с. 125–126].

Обобщая святоотеческий опыт, выделим три вида печали:

Первый вид печали является следствием неудовлетворенных страстных желаний.

Второй вид печали вызывается упадком душевной энергии, обессиливанием вследствие предшествующего порабощения страстями.

Третий вид печали возникает от опасений, страхов за свою судьбу либо от неразумных забот – многопечалования, многозаботливости.

Николай Дмитриевич Гурьев подчеркивал, что печаль – это сожаление о том, что в прошлом было неправильным; а уныние – желание сожалеть о том, что в жизни не будет правильного [см.: 2, с. 133] («Я так и знал, что все будет плохо», «Все равно все будет плохо»).

«Скорбь есть грызение сердца и смущение; а забота – это кружение; высшая же степень – беспокойство» – так полагал святитель Григорий Богослов [цит. по: 16, с. 207].

Вероятно, печаль может быть недолго длящейся, если возникает вследствие потери (чего-то не очень ценного) или обиды (услышанного в свой адрес грубого слова, несправедливого о себе суждения), и длительной как довольно устойчивое состояние.

Но есть и еще один вид печали, которую святые отцы считают полезной.

1.1.2. Светлая печаль

«Полезною для нас должны мы почитать печаль только в таком случае, когда мы восприемлем ее, будучи подвигнуты или раскаянием во грехах, или горячим желанием совершенства, или созерцанием будущего блаженства. О ней и блаженный Павел говорит: Печаль, яже по Бозе, покаяние нераскаянно во спасение соделовает; а сего мира печаль смерть соделовает (2Кор. 7, 10).

Но та печаль, которая соделовает покаяние ко спасению несомненно верному, благопокорлива, приветлива, смиренна, кротка, приятна и терпелива, так как она, исходя из любви к Богу… имеет в себе все плоды Духа Святого» [9, с. 66].

«Печаль по Богу слезами обновляет душу, вселяет заботливое попечение о приближающейся смерти и суде и мало-помалу научает ожидать их с желанием» [13, с. 256].

Таким образом, для той печали, которая «не светлая», по представлениям святых отцов, характерен прогноз неудач в будущем как следствие неудовлетворенных страстных желаний в прошлом. Если один вид печали является следствием неудач в прошлом, то другой вид печали – это прогноз неудачи, неуспеха, всевозможные опасения и беспокойства. Такое многопечалование, чрезмерная многозаботливость очень похожи на то состояние, которое описывается сегодня психологами как тревога, тревожность.

1.2. Тревога и состояние тревожности

Современному человеку очень свойственны состояния тревоги, беспокойства, неуверенности.

В психологии различают тревожность как устойчивую черту характера человека, которая проявляется в склонности к частым и сильным переживаниям состояния тревоги; и тревогу как эмоциональное состояние беспредметного страха [см.: 14, с. 27].

1.2.1. Тревога как состояние

Среди наиболее актуальных проблем, возникающих в практической деятельности человека, особое место занимают проблемы, связанные с психическими состояниями. Из всех психических состояний, являющихся предметом научных исследований, наибольшее внимание уделяется тревоге. Тревога – распространенное и знакомое многим состояние ожидания чего-то ужасающего, страх чего-то неопределенного, ощущение тоски и беспокойства. Это состояние связано со страхом человека не справиться с опасностью, оказаться в катастрофической ситуации. Тревогу часто называют страхом страха, безымянным и бессрочным беспокойством, состоянием безобъектной угрозы [см.: 11, с. 74].

На психическом, душевном уровне состояние тревоги переживается часто в виде синдрома таких чувств, как напряжение, озабоченность, беспокойство, беспомощность, нервозность, страх, стыд, подавленность, чувство неопределенности, бесполезности, незащищенности при мнительности о грозящей неудаче и бессилия перед ней, неуверенность, невозможность принять решение и др.

Мы видим много сходства между таким описанием состояния тревоги и описанием одного из восьми смертных грехов – страсти печали. Каждый из нас переживал состояние стресса – повышенного нервно-эмоционального напряжения, которое возникает не только в опасной ситуации, но чаще всего в ситуации, которая кажется нам угрожающей. На физиологическом уровне реакции тревожности в ситуации стресса проявляются в усилении сердцебиения, учащении дыхания, увеличении минутного объема циркуляции крови, повышении артериального давления, возрастании общей возбудимости нервной системы. Вспомним фразу святителя Григория Богослова о том, что «печаль – грызение сердца и смятение».

Полвека многочисленных исследований физиологов, медиков, психологов в области стресса показали, что стресс – это не столько физиологическая реакция организма в ответ на неблагоприятное воздействие извне, сколько ответ, реакция человека на ожидаемую, воображаемую, а не реальную угрозу. Причем эта реакция на воображаемую угрозу организму обходится дороже, чем нервно-физиологическая реакция на настоящую опасность.

Таким образом, очевидно, что главный источник стресса находится не в физической, а в психической, душевной сфере, и даже более того – в духовной, так как именно в соответствии со своим смыслом человек расценивает ту или иную ситуацию как угрожающую или не угрожающую его бытию.

Святые отцы также прекрасно понимали, что мера печали определяется не столько свойством вещей, сколько «расположением печалящихся» и нашими помыслами.

Тревожное состояние, стресс человек часто испытывает в ситуации публичного ответственного выступления на совещаниях, конференциях, при выполнении какого-либо ответственного задания, поручения, а то и просто в повседневной работе, если ему кажется, что он хуже справляется с ней, чем его коллеги.

Вспомним всем хорошо известный пример сдачи экзамена учащимся или студентом (ситуация эта является типичным стрессом). Сдачу экзамена по одному и тому же предмету, у одного и того же преподавателя один студент прогнозирует как успешную (даже если знает предмет относительно), а другой – как будущий провал (даже если хорошо успевал в семестре). Прогноз успешности сдачи экзамена самим студентом в меньшей степени зависит от его знания предмета, значительно в большей степени – от его настроенности на успех или неудачу, от восприятия ситуации как угрожающей или неугрожающей. Соответственно, если студент воспринимает ситуацию как угрозу его благополучию (хотя это может быть только «4» вместо желаемой на экзамене «5»), то он испытывает большую гамму отрицательных эмоций: страх, уныние, тоску, робость, волнение. Эти отрицательные эмоции сопровождаются перевозбуждением нервной и других физиологических систем, что приводит к срыву, дезорганизации, блокированию умственной деятельности: снижаются внимание, память, мыслительная продуктивность. При сильном волнении студент с трудом вспоминает (или не вспоминает), что 2 × 2=4.

К неблагоприятному прогнозу развития ситуации и низкой успешности своей деятельности склонны люди определенного типа личности: тревожные, неуверенные в себе, с заниженной самооценкой.

1.2.2. Тревожность как личностное свойство

Тревожность как устойчивая черта характера человека проявляется в склонности к частым и сильным переживаниям состояния тревоги.

Для тревожной личности характерно, как правило, сверхответственное отношение к своим обязанностям, к своей деятельности, которые становятся у личности сверхценными и составляют, вероятно, смыслообразующую направленность жизни. Успешность деятельности становится часто средством самоутверждения для тревожного человека и, в силу этого, главным или одним из главных смыслов жизни, образуя «сверхценную идею». Завышенным уровнем притязания личность часто стремится компенсировать заниженную самооценку. В таком случае каждая ситуация экзамена, «проверки», публичного выступления воспринимается личностью, с одной стороны, как возможность самоутвердиться, а с другой – как возможность неудачи, угрожающая, потенциально дестабилизирующая глубинные основания существования. Корни мироощущения тревожной личности, такие как «угроза существованию», базовое «недоверие к миру», «неблагополучие», произрастают из самого раннего периода жизни. Как правило, подобное мироощущение формируется у ребенка, если в раннем детстве не удовлетворяются его потребности в надежной защищенности, безопасности, одобрении значимыми близкими. У взрослого человека это глубинное мироощущение модулирует состояние в каждой конкретной ситуации и образует фон устойчивых состояний.

Тревоге часто сопутствуют чувства вины, греховности, самоуничижения, тоски, безнадежности и отчаяния.

В психологической литературе принято выделять общую, генерализованную тревожность и специфическую, частную, парциальную, то есть устойчивую тревожность в каких-либо определенных ситуациях или определенной среде. В таких случаях частная тревожность является лишь формой выражения общей.

Немало исследований рассматривают роль тревожности в возникновении неврозов и психосоматических расстройств [см.: 14].

1.2.3. Экзистенциальная тревога

Философы и экзистенциальные психотерапевты пишут о наличии у человека еще и так называемой метафизической вины или общеродовой экзистенциальной тревоги.

Акт рождения экзистенциальной тревоги связывают с грехопадением прародителей – их актом избрания небытия.

Это – тревога, которая возникла вследствие отпадения человека от Бога, тревога потери человеком своей целостности. Омрачение чувств прародителей сказалось в том, что после грехопадения вместо сыновней любви к Богу они испытали перед Ним рабский страх.

Другое следствие грехопадения – конфликт борьбы «нового» и «ветхого» человека, противостояние между страстными желаниями плоти и совестью – наследницей Духа.

Такой тип тревоги Е. Ангафорова предлагает называть глубинной, общеродовой тревогой; ей представляется необходимым разделить понятия глубинной, общеродовой тревоги и тревоги экзистенциальной. Через присутствие первородного греха в природе каждого человека ему передается глубинная, общеродовая тревога, но эта тревога, как правило, не осознается человеком. И лишь когда в процессе осознания у человека происходит личная встреча с «угрозой небытия», можно говорить о появлении экзистенциальной тревоги. Таким образом, экзистенциальная тревога является лишь формой проявления глубинной, общеродовой тревоги [см.: 1].

Итак, экзистенциальная тревога – это стадия личностного осознания глубинной общеродовой тревоги.

Неосознанная вина за грех Адамов, порождающая общеродовую тревогу, у человека, обратившегося к Богу, снимается в Таинстве Крещения; у неверующего же может оставаться глубинным источником невротизирующей тенденции. К чувству «общечеловеческой вины» прибавляется чувство индивидуальной вины за совершаемые поступки. Если человек верующий, постоянно осознающий свои грехи, освобождается от чувства вины за свои многочисленные неблаговидные поступки в Таинстве Покаяния и исповеди («метанойя» – «изменение ума», то есть внутреннего мира), что уменьшает его тревогу, то человек неверующий избавляется от этого чувства, только заглушив его; хотя это и никак не сопровождается исчезновением глубинной тревоги.

Итак, неуверенность, недооценка своих возможностей и способностей, непринятие себя, заниженная самооценка, характерные для тревожной личности, сочетаются у нее со сверхответственным отношением к своим обязанностям, повышенной озабоченностью, обеспокоенностью сверх меры всем, что происходит с ней. На языке святоотеческого учения, как мы видели выше, это соответствует тому, что называется многозаботливостью или многопечалованием, и характеризует стиль жизни.

Состояния тревоги, проявляющиеся в чувстве беспокойства, страха, подавленности, тоски, к которым склонна тревожная личность, более соответствуют страстным состояниям печали.

В целом можно сказать, что основная причина состояния тревоги, тревожности или многопечалования заключается в недоверии себе, людям, а главное – Богу: неверии в Его помощь, милосердие и заступничество.

Глава 2. Преодоление печали и тревоги

Как современному человеку преодолеть свою тревожность или печаль, печалование? Святые отцы описали свой опыт борьбы со страстями. Современная психология, психофизиология и медицина тоже предлагают человеку много средств для регуляции своих негативных состояний. Педагогика вносит свой вклад в решение проблемы воспитания нетревожной личности.

Рассмотрим, какие средства психология, медицина и педагогика имеют для преодоления тревоги и тревожности, которые, вероятно, могут дополнить аскетический опыт борьбы с печалью и многопечалованием.

2.1. Психологические методы коррекции тревожного состояния

Опыт практической психологической работы с человеком показывает, что в какой-то мере человека можно научить управлять своим состоянием.

У практического психолога в арсенале есть много методов помощи тревожному человеку – методов коррекции тревожного состояния. Эти методы можно отнести к трем основным направлениям.

А -направление – физиологические средства регуляции.

Б -направление – эмоционально-волевая регуляция.

В -направление – ценностно-смысловой уровень регуляции.

2.1.1. Физиологические средства регуляции состояния тревоги (А-направление)

Физиологические средства регуляции адресованы к свойствам человека как биологического индивида – низшему, телесному уровню человека.

К таким средствам можно отнести:

– медикаментозное воздействие (прием успокаивающих средств);

– двигательную, мышечную разрядку: здесь могут быть использованы различные как тонизирующие упражнения (типа «встать, вытянуться, напрячь все мышцы сзади от пяток до шеи, поднять и твердо вытянуть руки ладонями вперед, твердо растопырить пальцы»), так и успокаивающие (расслабляющие, которые лежат в основе аутогенной тренировки);

– дыхательные упражнения – рекомендуется сделать несколько глубоких вдохов и немножко задержать дыхание, можно сделать несколько выдохов вдвое длиннее вдохов.

Следует отметить, что средства эти не обладают высокой эффективностью, они в ситуации стресса могут дать некоторую разрядку, если человек специально натренирован и владеет такими навыками. Применение же методов аутогенной тренировки для регуляции своего состояния с точки зрения православного мировоззрения не очень желательно.

Некоторые авторы разработали теорию адаптации к стрессу и на основе своих экспериментальных исследований рекомендуют для повышения устойчивости к стрессу использовать физическую нагрузку, которая должна быть строго дозирована, чтобы не вызвать переутомления, и в то же время повысить активно-приспособительные возможности организма к стрессу.

2.1.2. Эмоционально-волевая регуляция состояния тревоги (Б-направление)

Ко второму направлению регуляции состояния относятся средства эмоционально-волевой и поведенческой регуляции.

В этом направлении можно выделить средства повышения психической устойчивости, которые использует сам человек, – так называемая самокоррекция ; и средства, которые использует по отношению к нему «другой» – учитель, экзаменатор, воспитатель, психолог, тренер, родитель, то есть внешняя коррекция.

Б.1. Самокоррекция. Рассмотрим более подробно психологические приемы самокоррекции, то есть как человек сам может регулировать свое эмоциональное состояние. Эмоционально-волевая регуляция своего состояния на основе сознательного произвольно принятого решения – основа формирования психической устойчивости, толерантности к стрессу [см.: 3, с. 27].

1. Настройка на оптимальное эмоциональное состояние. Человеку предлагается мысленно связать взволнованное, тревожное эмоциональное состояние с одной мелодией, цветом, пейзажем, каким-либо характерным жестом; спокойное, расслабленное состояние связать с другой мелодией, цветом, пейзажем, каким-либо характерным жестом; а уверенное, побеждающее, активное состояние связать с третьей мелодией, цветом, пейзажем, жестом. В ситуации стресса вспомнить вначале первую мелодию, пейзаж или цвет, затем вторую, а затем третью мелодию, цвет, жест и повторить это воспоминание несколько раз.

2. Приятное воспоминание. В ситуации стресса, для того чтобы сбросить состояние тревоги и излишнего волнения, вспомнить и как можно ярче представить все детали и ощущения, ситуацию, в которой человек испытывал полный покой и расслабление (прогулку по полю, по лесной опушке, по берегу моря, морской закат или любую другую приятную ситуацию).

3. Контроль экспрессии. С тревожным человеком надо проговорить, в каких жестах, интонациях, улыбке выражается робость, страх, уверенность, спокойствие. Человеку самому полезно потренировать жесты, улыбку, контакт глаз при деловом, уверенном, спокойном состоянии перед зеркалом, а интонацию – с помощью магнитофонной записи.

Экзаменатор иногда, не вникая в содержание ответа, ориентируется на интонацию учащегося, вздохи, неуверенное покашливание, выражение лица, на котором написано «страдание», сигнал SOS, «тону», поиск сочувствия, заискивание, подхалимство, немой крик о помощи. Экзаменатору все это сигнализирует о якобы незнании предмета.

К направлению самокоррекции можно отнести и коррекцию состояния через изменение поведения в ситуации повышенного нервного напряжения. Изменение поведения можно начать:

А) с мысленной тренировки. Ситуация, вызывающая тревогу, представляется заранее во всех подробностях, трудных моментах, вызывающих негативное переживание, во всех деталях продумывается собственное поведение;

Б) затем можно попробовать репетицию.

Б.2. Внешняя коррекция. В ситуации репетиции уже нужна помощь другого человека, собственных усилий недостаточно. Другой человек – воспитатель, психолог, родитель, духовник – может помочь справиться с тревогой.

Репетиция: психолог проигрывает, например, с учащимся ситуацию, вызывающую у него тревогу, исполняя роль «строгого экзаменатора» или «насмешливого одноклассника». «Репетитор» может неожиданно изменить тон разговора, перейти на агрессию, выразить нетерпение, прервать учащегося, грубо его оборвать. Учащийся должен на все случаи отработать «способы действий».

Школьному психологу полезно провести с учащимися экзаменационный тренинг, где в игровом моделировании выработать умения:

– спокойно войти в аудиторию и взять бланк теста или билет;

– установить эмоциональный контакт с преподавателем;

– логично и образно излагать вопрос;

– вести диалог с преподавателем;

– быть устойчивым и выдержанным при действии сбивающего фактора (разговора соседей, переговоров преподавателей, шума и пр.).

Возможна помощь педагога тревожным учащимся в экзаменационной ситуации стресса – экзаменатор, преподаватель может:

1. Проводить с некоторыми экзаменуемыми тренировку экзамена в тестовой форме.

2. Снимать у тревожного экзаменуемого высокое эмоциональное напряжение перед экзаменом шуткой, юмором, переключить внимание в другом направлении.

3. Устный опрос таких учащихся вести в особенно доброжелательном, подбадривающем тоне (тревожные учащиеся признаются, что их совершенно парализует стремление некоторых преподавателей пристрастно выяснить не то, что они знают, а то, чего они не знают).

2.1.3. Ценностно-смысловой уровень регуляции тревоги и печали (В-направление)

Выше мы говорили о том, что склонность к состоянию тревоги рассматривается как устойчивая личностная черта.

Коррекция ценностно-смысловой сферы направлена на личностные изменения.

Личность человека – это его мировоззрение, система смыслов, ценностей и отношений. Ценности человека через структуру мотивов и стремлений регулирует его поведение.

Чтобы изменилось поведение человека в той или иной ситуации, надо этой ситуации придать другой смысл и значение. В частности, для развития эмоциональной устойчивости человека в стрессовой ситуации необходимо снизить значимость этой ситуации, переосмыслить ценность успеха в ней, провести своеобразную «переоценку ценностей».

Если учащийся, студент или докладчик будет озабочен не только оценкой, которую получит на экзамене, или тем, как он при этом выглядит, а, например, самим процессом передачи интересного факта, знания, рассказом о том, что для него самого представляет интерес, то отрицательные эмоции при этом отступают.

Это явление в психологии известно как децентрация. Если «я» человека – центр – является эгоцентрической осью его мира и весь остальной Большой Мир «вращается» вокруг его малого, тогда естественно для человека возникновение чувства, что весь Большой Мир смотрит на него, замечает и оценивает каждое движение его душевных порывов. Эгоцентрику кажется, что весь Мир наблюдает за ним и оценивает не что , а как он что-либо делает. Отсюда и сверхзначимость каждой публичной ситуации, где его якобы оценивают.

Если эгоцентрика убедить в том, что Большому Миру интересно не какой ценой приобретается результат, а именно то, что является результатом его деятельности, в этом случае происходит децентрация внимания тревожного человека с процесса прогноза негативного результата на сам процесс деятельности. Если деятельность, сам процесс ее увлекает человека, то уходит болезненная фиксация на его результате. Эгоцентризм – естественная стадия развития ребенка, но для взрослого естественно, необходимо его преодоление.

Децентрация возможна в результате переосмысления ценностей, придания иного смысла привычным явлениям.

В мироощущении тревожного человека недостает доверия Богу, людям, себе; возможно, с первых недель жизни в нем появилась тревога и недоверие к миру, – это то, что можно назвать экзистенциальными корнями тревоги.

Автор теории стресса Г. Селье в конце жизни написал книгу, где говорил: чтобы не страдать от стресса, надо изменить экзистенциальные установки, то есть переосмыслить ценности жизни. Человек страдает от тоски бесцельного существования так же, как от неизбежного утомления и стресса.

Поиски смысла жизни часто понимают как духовность человека. Смыслы находятся в духовном измерении.

Духовная помощь верующему человеку может состоять в том, чтобы напомнить ему слова Иисуса Христа, обращенные к человеку:

Не заботьтесь для души вашей, что вам есть и что пить, ни для тела вашего, во что одеться. Душа не больше ли пищи, и тело одежды? Взгляните на птиц небесных: оне ни сеют, ни жнут, ни собирают в житницу; и Отец ваш Небесный питает их. Вы не гораздо ль лучше их? (Мф. 6, 25–26)

В этих словах Спасителя отражена необходимость для нормального и благополучного существования человека доверия к миру и к Творцу – веры в то, что мир хорош, что мир создан для человека Творцом, что человеку в нем хорошо, что Отец Небесный заботится о нем.

В процессе экзистенциальной психотерапии, завершая работу с клиентом, психотерапевт может рекомендовать ему продолжение работы на духовном плане: знакомство с евангельскими высказываниями и их осмысление:

1. Не собирайте себе сокровищ на земле… но собирайте себе сокровища на небе (Мф. 6, 19–20).

2. Не можете служить Богу и маммоне (Мф. 6, 24).

3. Просите, и дано будет вам; ищите; и найдете; стучите, и отворят вам (Мф. 7, 7).

4. Итак во всем, как хотите; чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними (Мф. 7, 12).

5. Предоставь мертвым погребать своих мертвецов (Мф. 8,22).

6. Кто имеет уши слышать, да слышит! (Мф. 11, 15)

7. Какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? (Мф. 16, 26)

Итак, опыт показывает, что наиболее эффективными средствами коррекции состояния тревожности и многопечалования являются преодоление эгоцентризма через децентрацию, переосмысление значимости ситуаций и жизненных ценностей.

Представляется, что понимание человеком природы стресса и тревожных состояний, размышления о ценностях жизни и ее смысле помогут ему научиться справляться и со своими стрессами и тревожностью.

Тревожность взрослого человека, провоцирующая гиперответственность, с одной стороны, может приводить его к перенапряжению и нервным срывам, а с другой – не лучшим образом отражаться на окружающих, близких, собственных детях. Понимание механизмов развития тревожности в раннем детстве будет способствовать, как можно надеяться, ее профилактике в семейном и дошкольном воспитании.

Кроме психологии, методы регуляции состояния разработаны в духовных практиках: в христианской аскетике существует глубоко проработанная и в течение 2000 лет апробированная система борьбы с эмоциональными состояниями – страстями.

2.2. Духовно-аскетическая практика преодоления страстного состояния печали

В аскетике не ставится вопрос: может ли человек научиться управлять своим состоянием? Христианин не только может научиться управлять своим состоянием, но и должен уметь преодолевать свою страсть, – говорят святые отцы [см.: 15, с. 22].

Науку об аскетическом делании святитель Игнатий (Брянчанинов) называл «наукой из наук». Собирая по крупицам свой духовный опыт борьбы со страстями, святые отцы передали его нам.

Самокоррекцию своего состояния святые отцы называли невидимой бранью; с борьбы с помыслами, собственно, и начинается невидимая брань со страстями.

Как же аскетика предлагает бороться со страстью многопечалования?

Невидимая брань со страстью начинается с 1-й стадии – непринятия прилога. Прилог – это мысль, помысл, который ведет дальше за собой устойчивое чувство или действие.

Рассмотрим борьбу со своим тревожным состоянием на примере студента, учащегося, сдающего экзамен. Если пришли мысли-заботы («Как я буду выглядеть перед экзаменатором? Наверное, преподаватель скажет, какой я дурак… Что подумают мои друзья (одноклассники, сотрудники, окружающие), когда я буду говорить какие-нибудь глупости?..»), то помолись. «Не давай печали сердцу своему, но утешай себя о Господе», – говорит преподобный Ефрем Сирин [4, с. 407].

Если человек не смог этого сделать, то он оказывается на 2-й стадии – сочетания с этим печальным помыслом и начинает все больше и больше размышлять о том, что произойдет, если завтра (непременно) получит «2» на экзамене, как его будут все ругать… «Как посмотрит на меня директор (начальник)? Наверное, если мне поставят “2” (“3”), то исключат из школы (выгонят с работы). Как мне вообще дальше жить?.. Что я буду делать завтра?.. Если я плохо сделаю доклад, плохое сообщение на совещании, начальник (глава фирмы) уволит с работы (выгонит из фирмы)…»

Как только пришли эти «мыслезаботы», первое, что нужно сделать, – это их отсечь. Запретить себе так думать, прогнать их прочь, сосредоточить свои мысли на чем-нибудь другом.

Конечно, верующему человеку тут тоже следует помолиться и попросить у Бога избавления от этих печальных помыслов.

«Боритесь, – сказал епископ Игнатий (Брянчанинов), – против помыслов и ощущений печали короткими словами: “Господи! Буди воля Твоя! Благословен и Свят Бог во всех делах Своих! ”» [6, с. 467].

В скорби и тесноте ожидайте себе облегчение и помощь от Бога.

«Если приобретем миротворную в тяжелых обстоятельствах радость, то легко будем с благодарением отражать ею находящие прискорбности и не допускать в себя рыкающего демона печали, который, ища поглотить душу, наипаче нападает на нее в скорбях, уготовляя место и духу уныния, чтобы вдвоем сильнее омрачить душу и погубить труды ее» [13, с. 256].

«В скорбях наипаче будь благодарен; потому что чрез них яснее ощущается благодать заступления. Так, благодарением прогоняя печаль от постигающих тебя скорбей, не омрачишь ты блистательной красоты мужественного благодушия», – пишет преподобный Нил Синайский [13, с. 257].

Неверующему человеку остается надеяться на себя. Опять же нужно прервать в себе цепь печальных размышлений, для чего попробовать отнестись к ним критически:

• «Может быть, я все-таки что-нибудь вспомню, когда получу билет, и экзаменатор поставит мне “3” (“4”)».

• «Ведь иногда я из трусливого зайца превращался в храброго зайца и достигал заслуженного успеха».

• Очень хорошо вспомнить при этом те ситуации, когда вам удавалось уверенное поведение и вы справлялись с ситуацией.

• Полезно вспомнить и о том, что до сих пор вам как-то все-таки удавалось сдать предыдущие экзамены (и, кстати, не так уж плохо!).

• Вспомнить также о том, что до сих пор вы учитесь в этой школе (вузе), и вас уважают одноклассники (однокурсники, коллеги), и учителя (начальники, руководители) иногда хвалят!

• Наконец, вы можете рассердиться на себя, что до сих пор беседуете с этим «пессимистическим» помыслом! Доколе же!

• Переложите свой помысл на благой: в печалях проявив терпение, ожидайте приближения радости.

• Поиронизируйте над своими страхами!

Если и это человеку не удалось, то он оказывается уже на 3-й стадии сложения с помыслом – услаждения им. Здесь наступает «услаждение горечью» – нам становится так жалко себя, несчастного: «Обязательно сейчас провалюсь; ну и пусть все смеются надо мной; все меня бросили; все от меня отвернутся; никому я не нужен; никто меня не понимает».

В этом состоянии печали есть своеобразная сладость (ведь становится кто-то мазохистом!).

«Не думай, что ты один терпишь скорбей больше всякого. Как живущему на земле невозможно избегнуть этого воздуха, так человеку, живущему в этом мире, невозможно не быть искушенным скорбями и болезнями. Занятые земным от земного испытывают и скорби; а стремящиеся к духовному о духовном и болезнуют. Но последние будут блаженны; потому что плод их обилен о Господе» [4, с. 407].

«Любящий мир много имеет печалей, а презирающий все, что в мире, всегда весел» [13, с. 255].

Если мы и дальше продолжаем уступать себе, то оказываемся на 4-й стадии полного пленения помыслом многопечалования – мы окончательно теряем покой, нас терзают страхи, что уже «что-то произошло, что-то случилось», хотя мы не знаем что. В психологии показано, что самый большой страх и самые тягостные переживания вызывает неопределенность, неопредмеченность страха. Тревоги наши усиливаются до безграничного предела и переходят в устойчивое депрессивное состояние.

Верующему человеку помогут в храме, его спасает надежда на милосердие Бога, Его защиту и поддержку, а неверующему придется серьезно поработать с психотерапевтом.

Глава 3. Коррекция и профилактика личностной тревожности и многопечалования

Выше мы описали методы психокоррекции и духовной брани, с помощью которых человек сам может и должен научиться регулировать свое тревожное состояние.

3.1. Педагогическая коррекция

В чем может состоять педагогическая помощь тревожному ученику, каким может быть содержание воспитательных бесед для профилактики тревожности?

В таких коррекционных беседах педагогу необходимо переориентировать учащегося, показать ему достаточно относительное значение «победы» или «поражения», относительность ценности внешнего успеха, научить его умению снижать значимость ситуации. Оценка учащимися собственного успеха часто затруднена, поэтому важно сформировать у них представления о критериях успеха. Полезно в этих условиях обсудить вместе с учащимся критерии его субъективного успеха – как бы договориться с ним, какой результат будет успешным именно для него, развернуто записать эти критерии применительно к различным ситуациям, а в дальнейших беседах следует возвращаться к этим критериям, побуждать учащегося самого оценивать свои результаты, ведя дневник. Очень важно, чтобы тревожный учащийся «пережил» свой успех и закрепил это переживание.

Православному педагогу следует, вероятно, обратить внимание на укрепление веры учащегося в заботу о нем и милосердие Бога Отца, веры в благой Промысл Божий о нем, а также принятие воли Божией («Да будет воля Твоя, а не моя»).

Православный педагог-воспитатель в беседах с учащимися может использовать опыт святых отцов.

Утешать, напоминая воспитуемым, что природа человеческая не может переносить постоянного пребывания в скорбях – печаль сменяется веселием, радость – печалью. Радостное и приятное мы скорее забываем, а печаль помним дольше. Как невозможно человеку избежать смерти, так же невозможно прожить без скорбей, за которыми следует утешение.

Кроме печали как отрицательного чувства, святые отцы выделяли радостотворную печаль. Это печаль покаяния, печаль о грехах своих, растворенная надеждой. Эта печаль, говорили святые отцы, «не налегает на человека подавляющей тяготою, но говорит ему: не бойся, приди опять к Богу; ибо знает Он, что человек немощен, и подает ему силу» (Авва Исаия) [цит. по: 16, с. 229].

Напоминать воспитанникам, что Господь усыновляет человека Своей любовью, делает его богом по благодати, уподобляя Себе, то есть Своему совершенству; исцеляет до целостности. Любовь – это энергия Бога, действие ее направлено на нас, и нам надо не рассеивать, а собирать в себе этот луч любви.

3.2. Психотерапевтическая помощь

Взрослому тревожному человеку может помочь психолог, психотерапевт.

В процессе психотерапии пациенту надо помочь осознать причины своей тревожности, переосмыслить ценности, обрести смысл своей жизни.

Православный психотерапевт в процессе работы со страждущим человеком тоже может использовать опыт святых отцов.

Святые отцы прекрасно знали средства облегчения печали и тревоги:

«Душа облегчает свою горечь, описывая свои бедствия и рассказом о причинах печали истощая в себе неприятное ощущение. Горесть, пока о ней молчишь, обыкновенно мучит» (преподобный Нил Синайский) [цит. по: 16, с. 216].

• Поэтому православный психотерапевт просит человека рассказывать о своих чувствах.

Святые отцы также прекрасно понимали, что мера печали определяется не столько свойством вещей, сколько «расположением печалящихся» и их помыслами.

• Поэтому православный психотерапевт при разработке программы изменения помнит, что необходимо учитывать возможности клиента, что программа должна быть реалистичной; что важно показать клиенту его резервы – те качества и движущие силы развития человека, на которые он может опираться в процессе совершенствования себя, не забывая уповать на помощь Божию.

Каждый страдающий свое страдание считает самым мучительным; то горе, которое постигло его, называет самым тяжким.

«Род человеческий ничем не доволен, всегда жалуется и огорчается», – замечает святитель Иоанн Златоуст [цит. по: 16, с. 217]. Далее он говорил о том, как важно выразить свои чувства вовне, а не подавлять их: «Мы увещеваем, обличаем, плачем, скорбим, если не явно, то в сердце. Те – явные слезы – гораздо легче этих; те приносят сетующим некоторое утешение, а эти усиливают скорбь и стесняют сердце. Так, когда кто-нибудь страдает и не может обнаружить своей скорби, чтобы не показаться тщеславным, то он страдает гораздо больше, нежели когда бы обнаружил ее» [цит. по: 16, с. 223]. Не могут плакать пораженные великими бедствиями.

Слезами истощается внетренняя тяжесть. Если же человек насильно удерживает пролитие слез, то одних постигают неизлечимые болезни, у других нарушается мозговое кровообращение, а третьи и умирают (это знали и говорили святые отцы уже 1500 лет назад, хотя психосоматическая медицина возникла только в середине XX века).

• Поэтому православный психотерапевт позволяет человеку выражение, экспрессию своих чувств и переживаний.

Скорбь чувствуется сильнее, если ее не ожидал, говорят святые отцы.

• Поэтому православный психотерапевт говорит человеку о пользе смирения и за все благодарения Богу.

Если слышишь поношение от облагодетельствованных тобою, то, говорят святые отцы, вспомни молитву «Отче наш… остави нам долги наши, якоже и мы оставляем должником нашим».

• Поэтому православный психотерапевт напоминает человеку о необходимости прощения и о том, что не надо помнить свои благодеяния.

Если печалишься, когда никто не хочет помочь, тогда православный психотерапевт напоминает о помощи и Промысле Божием.

Если печалишься, когда другого видишь благоденствующим, тогда православный психотерапевт напоминает, что зависть – грех.

В процессе экзистенциальной терапии следует обратить внимание на тонкое замечание по поводу связи чувств вины и греховности литовского психотерапевта Р. Кочюнаса. Он призывает светских психологов к осторожной работе с чувством греховности, ибо не всегда надо стремиться освободить человека от чувства вины. Иногда, по его мнению, надо помочь клиенту пережить неизбежность этого чувства греховности, которая заложена в природе человека, и осторожно работать с этим чувством. Чувство греховности может помочь возрастанию в духовной жизни, которое совершается по законам нравственной жизни человечества, и психотерапия не должна находиться «вне» (или «выше») этих законов. Нарушая их, психотерапевты могут заложить мины замедленного действия [см.: 12, с. 151].

Осознание греховности через экзистенциальную вину ведет человека к покаянию, в Таинстве которого совершается преобразование человеческой природы и воскресение для жизни вечной.

Когда человек осознает свою проблему и грех и не останется к этому эмоционально нейтральным, а испытает чувство вины и раскаяния и покается в этом на исповеди, то Господь отпустит ему грех.

Очень важно, чтобы верующий пациент, уповая на милость Божию, не боялся видеть свой грех, глубину человеческой падшести, и не впадал от этого в отчаяние. Святой Иоанн Кронштадтский говорил, что Бог никому не открывает его худости, пока не обнаружит в этом человеке достаточно веры и надежды, чтобы он не пал духом [см.: 10].

Православный психотерапевт, понимая разницу между проблемой и грехом, подводя и клиента к пониманию проблемы и помогая ему увидеть грех, не бросает клиента на стадии осознания, а показывает ему перспективу преодоления греха (и проблемы) в Таинстве Покаяния.

3.3. Преодоление печали в духовной невидимой брани

Что предлагают святые отцы-аскеты для преодоления печали как устойчивого состояния?

«Эту пагубнейшую страсть можем мы изгонять из себя, если, занимая непрестанно душу свою духовным поучением, будем оживлять и восставлять ее надеждою и созерцанием будущего блаженства. Этим способом можем мы преодолеть все роды печалей, и те, которые исходят от предшествовавшего гнева, и те, которые приходят от потери прибыли и понесения убытка, и те, которые рождаются от нанесенной нам обиды, и те, которые происходят от неразумного расстройства душевного, и те, которые ввергают нас в смертное отчаяние: ибо, при сем всегда обрадываемы бывая созерцанием вечных будущих благ и пребывая неподвижно в таком настроении, мы не будем ни падать духом в обстоятельствах несчастных, ни возноситься в счастливых, смотря на те и другие как на ничтожные и скоро преходящие», – говорит святой Иоанн Кассиан [9, с. 66–67].

«Христианину, – пишет протоиерей Сергий Филимонов, – когда печаль охватывает его сердце, следует учиться распознавать, какой вид она имеет и каково ее свойство. Ибо одна губит, а другая очищает» [19, с. 18].

Эти советы ориентируют человека к осмыслению того, что ему важнее всего: земные блага или спасение себя для жизни вечной.

Главное средство преодоления печали – молитва.

Как бороться? «Начните прежде всего молитву очищать от сей заботы, а потом очистите и все дела свои, так что и дела будут у вас идти своим чередом, и заботы притом не будет», – советует святитель Феофан Затворник [17, с. 25].

Невидимая духовная брань заключается не только в преодолении страсти, но и в стяжании противоположной каждой страсти добродетели. Добродетелью, противостоящей страсти печали, будет благодарение Богу, радость о Боге, памятование о Его любви к нам и Его бесконечной заботе о нас, поэтому будем со смирением благодарить Господа: «Слава Богу за все!».

Стяжание добродетели, противоположной той или иной страсти, служит и профилактикой этой страсти.

Таким образом, наилучшей профилактикой печали, по мнению святых отцов, являются радость и благодарение.

В печалях прояви терпение и ожидай приближения радости.

«Если хочешь подавить печаль с мрачным расположением духа, то обыми благодушную любовь и облекись в радость незлобивую» [13, с. 257].

«Да будет для нас законом, в сердце написанным, радость мира, и печаль прогоняющая, и гнев погашающая, и ненависть отражающая, и мстительность уничтожающая, и уныние рассеивающая, и скорбь в радость претворяющая» [13, с. 256].

Верующему человеку помогут в храме, его спасает надежда на милосердие Бога, Его защиту, поддержку и любовь. Любовь исцеляет. Нет более сильного лекарства от ран, травм и душевных болей.

Итак, благодари Бога и радуйся, печалься не о земном, а о небесном и надейся на спасение!

Как мы видим, и психология, и педагогика имеют в своем арсенале средства помощи человеку в преодолении тревожных состояний и тревожности в характере. Наиболее успешной эта внутренняя работа будет в том случае, если верующий человек, помимо работы на душевном уровне, будет активно трудиться и на духовном уровне, приобщаясь к святоотеческому опыту преодоления состояний печали, многопечалования и многозаботливости. Мы видим, что святые отцы были не только прекрасными психологами, давая описания тончайших состояний человека, но и тонкими «психотерапевтами» – врачевателями души.

Выводы: в брани со страстью многопечалования и тревожностью личности аскетика, психология и педагогика предлагают свои методы, которые дополняют друг друга и все вместе помогают человеку достичь более совершенного поведения и состояния.

Выводы

Памятка для работы над собой:

• Не думайте, что начинать совершенствовать себя уже поздно.

• Не думайте, что будете неудачливы в этом, но не бойтесь падений и временных неудач. Причины, по которым мы можем плохо преуспевать: апатия, лень, слабоволие, пессимизм, маловерие.

• Постарайтесь помнить, что человек изначально создан по образу Божиему, уважайте свое человеческое достоинство, памятуя о жертве крестной – смерти Спасителя за вас.

• Любя себя, готовьте себя для жизни вечной: понимайте, что исполнять заповедь Возлюби ближнего своего, как самого себя (ср.: Лев. 19, 18; Мф. 19, 19) – значит возлюбить в ближнем и в самом себе образ Божий.

• Не оправдывайте себя, постарайтесь понять, увидеть причину своего греха.

• Внимательно наблюдайте за своим состоянием, отслеживайте свои помыслы, этапы развития страстного состояния.

• Без самооправдания различайте источник помыслов.

• Откажитесь от «объясняющих» штампов и стереотипов (не вешайте ярлыки, доверяйте своему внутреннему голосу).

• Сопротивляйтесь страстным помыслам молитвой, призывайте Бога и святых в помощь.

• Будьте терпеливым и терпимым к себе, прощайте себе неудачи.

• Не требуйте от себя слишком многого (рвение не по разуму), чтобы затем не разочароваться и не разувериться в своих силах.

• Принимайте помощь от ближнего и прислушивайтесь к его мнению.

• Пытайтесь понять Промысл Бога о себе, ищите смысл своего существования и свое призвание.

• Помните, что совершенствование себя, путь к Богу, уподобление Богу бесконечны.

Литература

1. Ангафорова Е.А. Феномен тревоги в свете онтологического понимания человеческой природы. Дипломная работа. СПб., 2010.

2.  Гурьев Н.Д. Страсти и их воплощение в болезнях. М., 2000.

3. Детский психолог. Вып. 1. Ростов, 1992.

4.  Ефрем Сирин, преподобный. Подвижнические наставления // Добротолюбие. Т. 2. ТСЛ, 1993. (Репр. изд.).

5.  Зарин С.М. Аскетизм по православно-христианскому учению. Т. 1. Кн. 2. СПб., 1907.

6. Игнатий (Брянчанинов), святитель. Собрание писем / Сост. иг. Марк (Лозинский). М.; СПб., 1995.

7. Игнатий (Брянчанинов), святитель. Творения. Т. 2. М., 1993. (Репр. с изд.: СПб., 1905).

8. Иоанн Дамаскин, преподобный. Точное изложение православной веры. М.; Ростов-на-Дону, 1992. (Репр. с изд.: СПб., 1894).

9.  Иоанн Кассиан Римлянин, святой. Обозрение духовной брани // Добротолюбие. Т. 2. ТСЛ, 1993. (Репр. изд.).

10.  Иоанн Кронштадтский, праведный. Цит. по: Антоний (Блюм), митрополит Сурожский. О некоторых категориях нашего тварного бытия // Электронная библиотека «Митрополит Антоний Сурожский». URL: http://webcache.googleusercontent.com/search?q=cache: http://www.mitras.ru/sretenie/sret_mda.ht (дата обращения: 01.05.2014).

11. Колпакова М.Ю. Корни тревоги // Московский психотерапевтический журнал. 2003. № 3.

12.  Кочюнас Р. Основы психологического консультирования. М., 1999.

13.  Нил Синайский, преподобный. Аскетические наставления // Добротолюбие. Т. 2. ТСЛ, 1993. (Репр. изд.).

14.  Прихожан А.М. Тревожность у детей и подростков: психологическая природа и возрастная динамика. М.; Воронеж, 2000.

15.  Простые беседы о страстях. Свято-Троицкий Ново-Голутвин монастырь, 2001.

16.  Святоотеческое учение о душе / Сост. протоиерей С. Кашменский. Пермь, 2002.

17.  Феофан Затворник, святитель. Наставления в духовной жизни М., 1998.

18.  Феофан Затворник, святитель. Путь ко спасению. М., 1908.

19.  Филимонов С., протоиерей. Борьба со страстью печали. СПб., 2008.



Источник: Преодоление страсти аскетическими и психологическими методами [Текст] / [Л. Ф. Шеховцова и др.] ; под ред. Л. Ф. Шеховцовой ; О-во православных психологов Санкт-Петербурга памяти свт. Феофана Затворника. – Москва : Изд-во Московского подворья Свято-Троицкой Сергиевой лавры, 2014. – 351 с.; 22 см.; ISBN 978–5-7789–0284–8

Комментарии для сайта Cackle