Азбука веры Православная библиотека Богословие Догмат искупления в Православном богословии



А.М. Леонов

Догмат искупления в Православном богословии

Содержание

Введение

Часть первая Сотворение человека. Его место в мире. Жизнь в раю. Грехопадение. Способ(ы) передачи первородного греха Несколько дополнительных слов о последствиях грехопадения. Причины пришествия Спасителя Значение термина «спасение» и значение термина «сотериология» Раскрытие понятия «Христос – Новый Адам» Жертвоприношения в ветхозаветный исторический период. Прообразы Искупительной Жертвы Христа в иудейском обрядовом законодательстве Часть вторая Филологическое значение слова «искупление» Искупление как выкуп диаволу Спасение как победа над диаволом Что из себя представляет так называемая «юридическая» теория искупления Концепция спасения в догматической системе митрополита Макария Булгакова. Куда смотрел ученый Гнедич и чего недосмотрел? Нужен ли Макарию поддельный ярлык? Искупление как проявление, а не как удовлетворение правды Божией и благости Божией, согласно учению святого Афанасия Александрийского. Размышления на тему: «что может быть общего у критика-богослова с историком-марксистом и воинствующим атеистом?» Искупление как замещение ответственности или вины Несколько слов о том, как себе представляет искупление святитель Илия Минятий Некоторые дополнительные соображения, поясняющие образ взаимодействия правды Божией и благости Божией Рассуждения на темы: «Были ли осуждены прародители?», «О целесообразности смерти Спасителя и о том, как подобает понимать слова тропаря Воскресению Христову: “смертию смерть поправ”», а также несколько замечаний о том, в чем ошибались без пяти минут магистры: Василий Мышцин и Петр Гнедич; и ответ на вопрос: куда клонит проповедник Александр Каломирос? Искупление как очищение, уврачевание, освящение человека. Некоторые варианты перевода слова «искупление», а также и других слов, имеющих непосредственное отношение к правильному пониманию догмата искупления. Об опасности филолого-лингвистической методы толкования Священного Писания в отрыве от учения отцов Разъяснение отличия понятия «обожение человеческого естества» от понятия «обожение человеческих ипостасей» и о том, как непонимание этого различия может привести к обеспокоенности Некоторые размышления на тему роли Церкви, роли благодати и роли человека в деле спасения, и о том, к чему приводит отрицание роли благодати в этом деле. Как блаженный Августин пелагиан изобличил Служение Господа как идеальный нравственный пример «Нравственная» теория искупления и ересь «бедняков»: одного сукна епанча? Справедливо ли обвинили православных учёных? В чём был не прав Эрнест Ренан? Некоторые мысли, направленные против учения эвионитов и их единомышленников и касающиеся: прямо – догмата Искупления, а косвенно – удивления, вызванного критической оценкой иерея Давыденкова «нравственной» теории искупления Сотериологические воззрения профессора Петрова Некоторые черты учения о спасении профессора Тареева Искупление по учению митрополита Антония Храповицкого. В чём оказался непоследовательным священник Давыденков? Взгляд на Искупление архимандрита Софрония Сахарова Искупление как примирение Бога и человека. С чем не желает соглашаться митрополит Иерофей Влахос? Что не устраивает отца Петра Гнедича? Послушание Христа как реализация воли Божией об истинном предназначении человека Некоторые соображения на тему Крестных страданий, смерти, Воскресения и Вознесения Христа как на утверждение веры, дарование надежды и пробуждение любви Что желал знать митрополит Константин? Некоторые размышления о том, Кому же все-таки была принесена Голгофская Жертва Заключение Список использованной литературы  

 
Введение

Тема спасения – освобождения человека от рабства диаволу, греху, избавления его от тления и смерти; примирения людей с Богом и дарования им возможности стать по благодати тем, чем Творец является по естеству – центральная тема, ядро Православного вероучения. По большому счёту, вся Библейская История во всём её охвате есть ничто иное, как предыстория и история нашего спасения. Одним из наиважнейших догматов учения о Домостроительстве нашего спасения является догмат искупления. Следовательно, от правильного понимания данного догмата зависит и правильное понимание сущности всего Домостроительства. Вместе с тем, предлагаемый к рассмотрению вопрос есть один из самых загадочных и один из самых труднопостигаемых теологических вопросов; и для того чтобы раскрыть хотя бы его суть (раскрыть же всю полноту его содержания человеку просто не по силам), необходимо разобраться в содержании не только ряда отделов православной догматики, но и ряда других богословских дисциплин, прочих наук, богослужебных текстов, проповедей, и иных поучительных источников. Собственно, рамками учения об искуплении охватывается едва ли не большая часть всего Православного вероучения. И уж конечно же, границы такого многокомпонентного христианского понятия, как «искупление», суть куда более обширные, нежели границы его формального филолого-лингвистического истолкования. Выполнение такого исследования и будет являться основной задачей настоящего сочинения.

Предлагаемый к рассмотрению догмат (искупления) изучается в Догматическом богословии в разделе «О Боге Спасителе». В том же разделе разбирается и другой, тесно сопряженный с означенным, догмат – «Воплощения». Данный раздел будет исследован в нашей работе с наибольшею тщательностью и раскрыт максимально (насколько позволяет формат сочинения) детально. Также, в предлагаемом трактате будет проанализировано учение о «первородном», или «прародительском», грехе и будет уделено некоторое внимание учению «О Боге Освятителе».

Приоритетное значение во время изъяснения Тайны Искупления будет придаваться толкованиям святоотеческим. Но и постулаты современной богословской науки будут проанализированы тщательно, предметно. Для полноты ясности в настоящем сочинении будут рассмотрены самые разнообразные трактовки исследуемого догмата, – от устоявшихся общепризнанных, до оригинальных, спорных и даже еретических. Будут разобраны небольшие проповеди и статьи, а также капитальные труды, и в том числе, критические. В силу этого, тоном сочинения избран не строго положительный, а положительно-критический.

Сверх того, в рамках настоящей работы будут охарактеризованы и некоторые сотериологические концепции, считающиеся самодостаточными, как то: «юридическая» и «нравственная» теории искупления, а также и другие концепции. Стоит отметить, что задачей настоящего исследования не является подробное анатомирование творчества тех или иных отдельных богословов, а является сбор и оценка наиболее распространённых и наиболее оригинальных изъяснений Таинства Искупления. Посему, не всегда сотериологические воззрения отдельных учёных будут рассматриваться целиком; в этом случае ударение будет акцентироваться только на тех суждениях, которые наиболее оптимально соответствуют целям и характеру сочинения. Помимо сказанного, необходимо подчеркнуть, что согласие или несогласие с какими-либо отдельными взглядами какого-либо отдельного автора не является автоматическим согласием или несогласием с богословием оного автора в целом, как и не является автоматическим признаком уважения или неуважения автора, а является согласием или несогласием с конкретной богословской позицией.

При исследовании современного опыта постижения Таинства Спасения основное внимание будет уделено богословию русскому. И здесь мы не можем не обмолвиться по следующему поводу. Одна из особенностей трактования искупления в современной русской теологии заключается в том, что за несколько последних веков (а именно: начиная с 17-го столетия) богословская наука (в целом и вышеупомянутый догмат в частности) не раз и не два подвергалась влиянию богословских школ запада. Некоторые современные критики называют такое влияние едва ли не катастрофическим. Иные же не склонны к подобному преувеличению, считают оную – весьма категоричную – оценку надуманной. К числу богословов, занимающих первую из означенных позиций, можно относить таких известных деятелей Церкви, как митрополит Антоний (Храповицкий), архиепископ Василий (Кривошеин), протоиерей Петр Гнедич, а также и других. Богослов Алексей Зайцев, написавший предисловие к брошюре «Символические тексты Православной Церкви» (её автором является вышеупомянутый Василий Кривошеин), излагает данную позицию следующим образом: «В наше время уже почти ни для кого из серьёзно интересующихся историей православного богословия не секрет, что наша богословская наука с момента своего зарождения находилась в очень серьёзной зависимости от западной, по преимуществу католической, схоластики. Русская научно-богословская школа, берущая своё начало в основанной в 1631 году архимандритом Петром Могилой (впоследствии Киевский митрополит) Киевской Духовной академии, вооружилась “западным схоластическим богословским оружием и… это, в свою очередь, повело к новому и опасному влиянию на православное богословие не только не свойственных ему богословских терминов, но и богословских и духовных идей”» [68, с. 4 – 5].

К числу учёных, отстаивающих вторую точку зрения уместно, например, отнести автора критической брошюры «Свет истины. Како веруеши?», который полагает, что если русское богословие и подверглось некоему худому влиянию, то это есть не столько влияние «уз римо-католической схоластики», сколько наоборот, влияние «широкого богословского либерализма», способствующего раздуванию вышеотмеченной проблемы. Вот его мысль: «Истоки такого богословского либерализма, который в конечном итоге, как мы видим, приводит к тонкой подмене истины, запутыванию человека и, в конечном итоге, попранию догматов Церкви, искажению Православной веры, её Священного Предания, на самом деле необходимо искать в движении “богословского освобождения от уз римо-католической схоластики”. Её представители стали заявлять о себе в России в начале 20-го столетия, в период подъёма революционных настроений в российском обществе. В богословии это выразилось в бесконечной, слишком страстной критике “школьного богословия”» [39, с. 25 – 26].

Отметим, что только что приведённая дилемма послужила катализатором толчка к образованию множества самостоятельных направлений в сотериологии, о которых мы уже упомянули выше, и о которых будем детально разговаривать ниже. К сожалению, чрезмерное увлечение такой самостоятельностью нередко приводило да и продолжает приводить отдельных богословов к состоянию отмежёвывания от целокупности общецерковного учения. Об этом мы тоже скажем несколько фраз в свой черед.

Заранее приносим извинения за повторы некоторых богословских постулатов, замечаний и цитат, с которыми предстоит столкнуться на страницах сочинения. Дело в том, что все аспекты Домостроительства нашего спасения имеют между собою тесную органическую связь. Следовательно, при разборе какой-либо одной из сторон искупления могут быть (и неизбежно будут) затронуты и другие его стороны, в том числе, из уже рассмотренных ранее. Отсюда и повторы.

Таковы некоторые особенности предлагаемой к рассмотрению работы. А теперь, самое время приступить к нему (рассмотрению).

Комментарии для сайта Cackle