Александр Кейт

Глава X. Ниневея

К краткому рассказу о сотворении допотопного мира, о рассеянии и различных переселениях человеческого рода после потопа, Св. Писание Ветхого Завета присоединяет полную и подробную историю о евреях, обнимающую пятнадцать столетий, от дней Аврамовых до последнего из пророков. Между тем как историческая часть Св. Писания таким образом изображает с самого своего начала историю мира, пророчества представляют в перспективе судьбы времен грядущих. И достойно замечания, что светская история, возникая из басни, становится ясной и достоверной около того самого периода, когда священная история оканчивается и когда начинают приходить в исполнение и те пророчества, которые относятся не к одним иудеям, но и к другим нациям.

Ниневия, столица Ассирии, была долгое время обширным и многолюдным городом. Ея стены имели, как сказано у языческих историков, сто футов в вышину и шестьдесят миль в окружности и были защищены тысячью пятьюстами башнями, каждая в двести футов вышиной.612 Она была предметом некоторых из самых ранних пророчеств, и притом первая, которая испытала свою предсказанную судьбу, и один языческий историк, описывая её взятие и разрушение, неоднократно ссылается на относящееся к ней древнее предсказание. Диодор Сицилийский рассказывает, что царь ассирийский, по совершенном поражении его армии, верил в древнее пророчество, что Ниневия не будет взята, если только река не окажет содействие его врагам613, что после двухгодичной осады, река, поднявшись от продолжительных дождей, наводнила часть города и низвергла стену на пространстве двадцати стадий, и что царь, считая предсказание исполненным, отчаялся в своем спасении и воздвиг огромный погребальный костер, на который он сложил свое богатство и вместе с ним предал себя, свое семейство и дворец сожжению614. Книга Наума открыто признавалась пророческой относительно разрушения Ниневии, и в ней предсказано, что «врата городские отверзнутся, и дворец будет разрушен». Ниневия была как водоем, полный водой, и сильным разливом вод он произведет разрушение на месте её615. Историк описывает факты, подтверждающие и другие предсказания пророка. Он рассказывает, что царь ассирийский, гордясь своими прежними победами и не имея сведений о возмущении бактрийцев, предался постыдному бездействию, назначил время для пиршеств и предавался пьянству со своими воинами, и что неприятельский полководец, узнав от дезертиров об их оплошности, напал на ассирийскую армию в то время, когда она вовсе того не ожидала, истребил большую часть её и принудил остаток армии отступить в город616. Этим самым подтвердилась истина слов пророка: «они сплелись как терновый плетень, и от упоения сделались влажны как вино их; но пожраны будут как сухая содома дочиста»617. Пророк обещал большую добычу неприятелю: «Грабьте серебро; грабьте золото; и нет меры богатству; множеству всяких драгоценных вещей»618. А историк подтверждает, что много талантов золота и серебра было спасено от огня и вывезено в Экбатану619. Согласно с Наумом, город не только должен был быть разрушен сильным наводнением, но и сделаться добычей пожирающего огня620, и он был, как Диодор рассказывает, разрушен отчасти водой, отчасти огнем621.

Совершенное разрушение и запустение Ниневии были предсказаны: «Иегова произведет разрушение на месте её. Не дважды восстанет беда. Опустошение и разорение. Иегова прострет руку свою на север, и погубит Ассура, и Ниневию сделает степью дикой, как пустыню. Увы! какой она сделается пустыней, логовищем для зверей»622. Во втором столетии, Лукиан, уроженец города на берегах Евфрата, свидетельствовал о том, что Ниневия совсем исчезла, что от остатков её не сохранилось и следа, и что никто не мог сказать, где она некогда находилась623. Это свидетельство Лукиана и то обстоятельство, что прошло много веков, в продолжение коих не знали места, где она стояла, заставляло сомневаться, действительно ли остатки древнего города против Мосула принадлежат древней Ниневии, как полагали описавшие их путешественники. Самое место, однако ж, носило это имя у жителей страны в начале седьмого столетия. Битва при Ниневии решила судьбу Хозроя. Её местность так описана у Гиббона: «Римляне смело шли вперед от Аракса к Тигру, а Разат, по своей осторожности, был рад, что мог следовать за ними форсированным маршем через опустошенную страну, пока не получил строжайшее приказание, рискуя судьбой Персии, вступить в решительное сражение. На восточной стороне Тигра, в конце моста Мосула, стояла некогда «великая Ниневия»; город и даже развалины города давно с тех пор исчезли: свободное (опустошенное и разорённое) место представляло обширное поле для действий обеих армий»624. Великий город сделался «полем» Ниневии. Он внезапно был обращен в совершенную развалину; «не дважды восстанет беда». «Одно обстоятельство вполне ясно для самого поверхностного наблюдателя, – говорит Рич, – а именно, одновременность всех этих признаков. Принадлежали ли они Ниневии, или какому-либо иному городу, это другой вопрос, который решить не так легко; но то, что они все одного века и характера не подлежат никакому сомнению»625. Посуда и другие вавилонские обломки, клинообразные надписи на камне, сходные во всех отношениях с находимыми в Вавилоне626, находятся в валах, образовавшихся из развалин. Сравнивая тогда уже многочисленное и все еще возраставшее народонаселение и накоплявшееся богатство гордых жителей могущественной Ниневии с совершенным ей предстоявшим разрушением, глагол Господень (пред коим все обитатели земли ничто иное, как кузнечики), изреченный устами Наума, гласил так: «Умножайся как саранча; умножайся как гусеница. Купцов у тебя более, нежели звезд на небе, но саранча сия рассеется и улетит. Князья твои как саранча и воеводы твои как многоплодная, которая во время стужи в стенах гнездится, и как, скоро взойдет солнце, улетает, и не узнаешь места её, где она была»627. Выражают ли эти слова, что место Ниневии в последующие века будет под сомнением или неизвестно, или в них заключается намек, что исчезнет совершенно всякий след дворцов её монархов, величие её вельмож и богатства многочисленных её купцов, истина этого предсказания не может быть оспорена ни в том, ни в другом случае. Долго не знали места, где стояла, Ниневия, и если единственный пункт на земле, носящий её имя, или о котором может быть сказано, что она там находилась, есть действительно место одного из самых обширных городов, какой когда-либо освещался солнцем и который в течение многих столетий не переставал быть столицей ассирийского царства, то главные валы, покрытые во многих местах травой, похожи на валы, оставшиеся от окопов и укреплений древнего римского стана, а вид других валов и развалин, сохранивших еще менее верных признаков, простирающихся на десять миль, широко растянутых и составляющих, по-видимому, остатки прежних строений628, свидетельствует о том, что в Ниневии не осталось ни одного царского памятника, и все остатки её древнего блеска и великолепия исчезли, а во многих местах самые следы города изгладились до такой степени, что в отношении к обширному пространству, по которому проходил плуг целые столетия, было сказано, «что ныне почти невозможно определить, какая именно часть была занята древней Ниневией»629. «Эта страна», «эта неровная страна», вот описательные эпитеты её предполагаемого места. В такой стране трудно определить, где развалины, где искусство, принявшее в продолжение веков вид природы, и где природа, принявшая в течение времени вид развалин»630. О купцах, которые размножились паче звезд небесных, о венценосцах и полководцах великой Ниневии может быть сказано, что они были как большие кузнечики, которые расположившись в оградах в прохладный день, улетают с восходом солнца, а место, где они были, неизвестно. Как нет возможности узнать, где некогда жили вельможи Ниневии, так и нельзя определить, судя по земле, покрытой кустарником тамариска631, а в местах возвышенных усеянной кремнями, где она была возделана632, «Имени Ниневии, – сказал Вольней, – кажется, угрожает такое же забвение, какое постигло её величие»633. «А о тебе, – изрек Иегова, – не будет уже отраслей твоего имени обращу его в гроб твой, ибо ты проклят. Врагов его постигнет тьма»634. Великой Ниневии более нет, и даже имя её не, сохранилось, так как город, лежащий вблизи неё, называется другим именем. Но её имя, вписанное в глагол Господень, не придет в забвение, пока не замолкнут языки и не погрешат пророчества.

Иегова готовил «гроб» Ниневии. Наконец она, будучи недавно отчасти открыта из-под земли, предъявила свету свою древнюю, доселе ему только малоизвестную славу. Теперь представилось уже доказательство, состоящее не в одной лишь обширности того кургана, на котором стоял дворец. И верность описания, – каким образом она подверглась разрушению, подтвердилась ныне как бы раздавшимся из могилы её голосом. Французское правительство собрало для нас доказательства, и Париж мог бы извлечь для себя весьма поучительный урок из привезенного в него на корабле груза ниневийских остатков. По ним можно познакомиться не с одними только ассирийскими искусствами.

«Над городом Ниневией возвышались тысяча пятьсот башен; стены его возносились на сто фут в вышину с достаточным на вершине их пространством для трех рядом едущих колесниц; но хотя он и был, как казалось, доведен до более крайнего разорения, чем даже Вавилон, однако, из-под праха его извлечены столь долго погребённые в нем произведения искусств ассириян. Очищены пятнадцать передних комнат обширного дворца с соответственными им эспланадами. Остальная часть этого здания разрушена, так как камни его увозились для других построек. Счастливый случай, – который бы в другое время показался нам несчастьем– сохранил для нас то, что уцелело. Эта часть дворца была разорена огнем, который истребил совершенно только стропила кровли, но так как другие кальцинированные материалы сделались негодными для новых построек, то они и были оставлены на своих местах и, таким образом, одна треть здания сохранилась, чтобы свидетельствовать об остальных»635.

«Они сплелись как терновый плетень, и от упоения сделались влажны как вино их; но пожраны будут как сухая солома дочиста. Огнь пожрет затворы твои. Пожрет тебя огнь»636.

«Пятнадцать комнат, из коих некоторые имеют свыше ста фут в длину и составляют, как очевидно, часть великолепного дворца, были очищены. Стены их совершенно покрыты надписями и скульптурными украшениями. Последние почти без исключения исторические, и представляют события величайшего интереса, осады, морские маневры, триумфы, поединки и проч. Надписи клинообразной формы и такие длинные, что если бы соединили все дотоле известные стрелообразные надписи воедино, то они не сравнялись бы с ними. Хотя украшения, одежды и оружие исполнены с необыкновенной точностью, однако, они не вредят общему эффекту и не отвлекают внимание от изображенных фигур. Затем нельзя не удивляться чрезвычайной красоте и изящности различных предметов, изображенных между группами. Формы ваз, чаш, ножны для мечей, украшенные львами, и щиты, украшенные животными и цветами; стулья, столы и другие предметы домашнего употребления; украшения для головы, браслеты и серьги, все изображены с самым совершенным вкусом и соперничают с произведениями самого образованного периода греческого искусства»637. Ниневия казалось доведенной до более крайнего разорения, чем даже Вавилон, однако, из-под праха извлечены обратно столь долго погребённые произведения искусств ассириян. «Готовлю тебе гроб. Забросаю тебя мерзостями, и обесславлю тебя, и выставлю тебя на позор»638.

Погребённые произведения искусств ассириян извлечены обратно из-под праха Ниневии. И видимые еще на кальцинированных стенах выкопанного из могилы дворца изображения суть изображений тех же самых предметов, о которых говорит пророк, изрекая свое повеление врагам Ниневии, которое надлежало исполнить прежде, чем этот город скроется в своей могиле: «Грабьте серебро; грабьте золото; и нет меры богатству; множеству всяких драгоценных вещей».

Вот какова была и вот какова теперь столица ассирийского царства, которая отвела в плен Израиль – и вот доказательства тому, что она, восстав из могилы, провозглашает, что Бог Израиля есть Иегова воинств и что вся суетная слава и самая высокомерная гордость смертных преклоняются в прах пред Его словом и погибают.

Всем спорным вопросам относительно холмов или разоренных курганов близ Моссула, принадлежащих древней Ниневии, наступил теперь конец. Кирпичи, извлеченные из холма Коюнжика (Kouyunjik), имеют надпись Ниневии639. Об открытиях в разоренном дворце Сеннахерима, Лайярд, готовясь к отъезду в Европу, говорит: «В этом великолепном здании я открыл слишком семьдесят зал, комнат и коридоров, коих стены, все без исключения, были покрыты алебастровыми плитами со скульптурными на них изображениями войн, триумфов и великих подвигов ассирийского царя. В одной лишь той части строений, которая исследована в продолжение моих разысканий, по поверхностному исчислению было раскрыто около 9880 фут, или, приблизительно говоря, около двух миль барельефов, с двадцатью семью порталами, украшенными колоссальной величины крылатыми быками и львиными сфинксами. Наибольшая длина раскопок заключала в себе около 750 фут, а наибольшая ширина 600 фут. Настилка полов в комнатах была от 20 до 35 фут ниже поверхности земли. Одна только часть дворца открыта, а много еще от этого огромного строения остается под землей. Со времени моего возвращения в Европу, были открыты другие комнаты и скульптурные произведения. Раскопки не ограничивались одним только углом Куюнжика, содержащего дворец. Огромные стены и основания кирпичных домов, обломки покрытого и непокрытого скульптурной работой алебастра, кирпичи с надписями, множество маленьких вещей и различные другие остатки были открыты»640.

«Здесь есть овраги со всех сторон Куюнжика, кроме стороны, обращенной к Тигру. Если они и не были единственно вырыты зимними дождями, то они, без всякого сомнения, были ими углублены и увеличены. Они усеяны кусками глиняной посуды, кирпичами, а иногда камнями и обожженным алебастром, между тем как обваливающаяся земля часто открывает в своих недрах огромные массы крепкого строительного кирпича, который свалился, будучи подмываем дождями и проч.641. Скульптурные произведения Куюнжика, подверглись огню, который разрушил дворец»642.

* * *

612

Diod. Sic. lib. 2, р. 12, 13. See Bochart Phaleg, lib. 4, c. 252. Rollin’s Anc. Histor. vol. 2, p. 56, 57. Bishop. Newton, Gibbon, ect. Страбон, коего свидетельство было также часто повторяемо, утверждает, что она была обширнее Вавилюна. «Надо признаться, – говорит Кальмег, – что Ниневия была одним из древнейших, знаменитейших, сильнейших и величайших городов в мире.

613

Diodor Sic. lib. 2. рр. 82, 83, edit. Wessel, 1733. См: Univ. Hist. vol. 4, pp. 305, 308, 5, 37, ect Bishop Newton, p. 134,

614

Died. Sic. lib. 2, p. 84, Poole. Univ. Hist. ibid. Bishop Newton.

616

Diod. Sic. lib. 2, pp. 81, 84. Univ. Histor. ibid.

619

Diod р. 87 «Обе армии,– говорит Долин, приводя это пророчество, – обогатили себя добычей Ниневии». Vol. 2, р. 103. Bishop Newton.

621

Bishop Newton's Dissertation 9. Ниневия, которая первая отвела в плен израильтян, была также и первый город язычников, который подвергся своей предсказанной судьбе. Исполнение относящихся к ней пророчеств, которые все содержатся в краткой книге Наума и в трех стихах Софонии, было слишком замечательно, чтобы не возбудить внимания в первые века нашей эры. Иосиф, описав краткое царствование Гоафама, говорит, что в то время был пророк, по имени Наум, который предсказывал об этом происшествии или разрушении Ниневии таким образом: «Ниневия как водоем и пр.», Наум. 2:8–13, и он прибавляет, «что пророк предрёк многие другие вещи, которые повторять для него нет надобности, и которые все исполнились по прошествии ста пятидесяти лет». Ant. lib. 9, с. 11, § 3. Иероним в предисловии своём к книге Ионы, говорит, что еврейские и греческие историки рассказывают о падении Ниневии (Tom. 6, с. 299, 300), и в своём комментарии пророка Наума, он неоднократно ссылается на взятие и разграбление её халдейцами, или вавилонянами, для пояснения пророчества. Ibid. с. 534, 555, ect. Таким же образом Кирилл Александрийский (до Р. Хр. 412) в комментарии своём того же пророчества, приведенного Бокгартом, описывает не только разрушение Ниневии, но, словами сходными с употребленными Лукианом, и совершенное её запустение. К другим авторам, которые писали об этом же предмете, Бочарт (Bochart), Маршам (Marsham) и Пуль (Poole) в семнадцатом столетии приводили свидетельство Диодора Сицилийского, который долго был главным авторитетом по этому предмету, хотя его свидетельство относительно великолепия и последующего разрушения Ниневии и подтверждается свидетельствами Геродота, Страбона, Тацита, Иллиния др.

623

Bochart, Marsham, Calmet, Bishop Newton ect.

624

Hist. vol. 3, р. р. 250, 251, с. 46.

625

Rich᾿s Residence in Kooidstan and Nineveh vol. ii. p. 44.

626

Ibid. p. 38, 35.

627

Hayм 3:15–17.

628

Buckingham’s Travels in Mesopotamia, vol. ii. p. p. 49, 51, 62.

629

Ibid. p. 53.

630

Ibid. p. 57.

631

Ibid. p. 62

632

Ib;d. p. 59.

633

Ruins, с. 8.

635

Athenaeum, № 900, 901. января 25, 1845, р 99.

636

Наум. і. 10; ііі. 13, 15.

637

Athenaeum, № 901, р. р. 120, 122.

638

Наум. i. 14, іiі. 6

639

Layard᾿s Nineveh and Babylon, p 639

640

Layard᾿s Nineveh and Babylon, p, 589

641

Там же.

642

Layard’s Nineveh and Babylon, p 458.



Источник: Кейт, Александр. Доказательства истины христианской веры, основанные на буквальном исполнении пророчеств, истории евреев и открытиях новейших путешественников / [А. Кейт]; Пер. с 38-го изд. бар. Отто Эльснера. - Санкт-Петербург : тип. А. Моригеровского, 1870. - [6], II, 530 с.; 20.

Комментарии для сайта Cackle