Отчет Якутского Епархиального Комитета Православного Миссионерского Общества за 1892 год

По §51 устава в состав Миссионерского Комитета, под председательством епархиального архиерея, местным общим собранием избираются из среды членов на два года от 4–8 человек, и в товарищи к себе по председательствованию епархиальные преосвященные приглашают своих викариев, или кого-либо из почётных светских лиц; посему чрез каждые два года и меняется личный состав комитетов. Настоящий состав Якутского миссионерского Комитета, организованный ещё в 1890 году, в течение этих лет, успел уже значительно измениться частию за смертью входивших в его состав лиц, частию за выбытием их на службу в другие города. Состав этот был следующий: под председательством Преосвященнейшего Мелетия, состояли: товарищем председателя г. Якутский губернатор В. З. Коленко, выбывший на службу в Россию, членами: его превосходительство, г. Якутский вице-губернатор П. П. Осташкин, г. медицинский инспектор М. М. Смирнов, коллежский советник В. В. Добржинский, сотник А. И. Попов, стат. Советн. К. Е. Финистов, скончавшийся три года тому назад и протоиерей В. Охлопков, он же казначей, скончавшийся два года назад, священники: Доримедонт Протопопов и Феодосий Охлопков, последний принял обязанность казначея вместо умершего протоиерея В. Охлопкова. В минувшем январе месяце, по приглашению его преосвященства, Г. Якутский губернатор, ст. сов. Владимир Николаевич Скрипицын изъявил согласие принять звание товарища председателя. Таким образом настоящий Комитет состоит из председателя, его товарища и 6-ти членов. Всех же членов Общества по Якутскому Миссионерскому Отделению состояло в минувшем году 89 членов, из них 26 пожизненных.

Деятельность Комитета в минувшем году шла своим обычным уже установившимся порядком. 1892-й год был уже 22-м годом существования Комитета, в течение которого он постоянно преследовал главную цель ― содействовал упрочению и расширению миссионерского дела среди язычников в пределах епархии и утверждению истин православной веры между крещёными инородцами, сплошь населяющими Якутскую область. Комитет в минувшем году употреблял необходимые меры к возбуждению и поддержанию усердия к пожертвованиям на миссионерское дело. Так было разослано членам Общества, преимущественно духовенству епархии, несколько экземпляров печатных подписных листов, присланных из Москвы Советом Миссионерского Общества. Немногочисленно число членов по Якутскому Миссионерскому Комитету и невелики ежегодные пожертвования, сравнительно с миссионерскими комитетами других епархий, но самое двадцатидвухлетнее его существование и поступление хотя незначительных пожертвований, не служит ли ясным доказательством того, что и у нас, в Якутской области, на её громадной территории, при материальной сравнительно бедности жителей, находятся лица, которые, сочувствуя великому делу миссионерства, жертвуют по мере своих средств и других располагают к тому? С миру по нитке ― бедному рубашка, говорит народная мудрость, следовательно, всякое пожертвование, как бы ни было мало, в общем принесёт некоторую долю пользы. Комитет надеется, что духовенство как городское, так и сельское, не оставит его своим содействием. Это содействие будет наилучше оказано со стороны священнослужителей, как преемников первых миссионеров-апостолов, если он и в проповедях, в особенности в неделю Православия, и в частных беседах будут знакомить народ с многотрудной миссионерской деятельностью вообще и в нашем крае в особенности. Деятельность миссионерская трудная сама по себе, ещё более затрудняется скудостию материальных средств, особенно если при этом принять ещё во внимание исключительные местные условия края: суровый климат, отсутствие путей сообщения на громадном пространстве, редкость и разбросанность народонаселения. В таких-то именно условиях и находится миссия нашего края ― чукотская. Она имеет своею целью, главным образом, обращение язычников-чукч, кочующих по северо-восточным окраинам Якутской области. Чукотская миссия отстоит на 3½ тысячи вёрст от центра управления ― Якутска ― и занимает северо-восточное побережье Азии, простираясь на громадное пространство: от Берингова пролива до р. Индигирки и на юг почти до границ Верхоянского округа.

Состав чукотской миссии в минувшем году был следующий: начальник миссии иеромонах Виктор, который проживает в Нижне-Колымске; здесь же проживает другой миссионер, священник Иоанн Петелин и диакон. Третий миссионер, иеромонах Венедикт, с псаломщиком проживает в стане «Сен-Кёль», в 200 верстах к северо-западу от Нижне-Колымска, на тудре. Из путевого журнала иеромонаха Венедикта видно, что им совершена поездка с 25 марта по 14 апреля минувшего года к Чукчам, кочующим по западной тундре, по направлению к рекам Алазее и Индигирке. В эту поездку совершено им, при самой неблагоприятной погоде, при вперёд и обратно около 1,200 вёрст; окрещено чукотских детей 10 (6 м. и 4 ж.) и обращено в православие двое взрослых (м. И ж.). Посетил всего 6-ть стойбищ чукотских. Миссионер-священник Иоанн Петелин св. Пасху, по обыкновению, провёл в Анюйской крепости и всё время ярмарки, куда являются и носовые Чукчи для торговли с русскими купцами. Священник здесь исполняет все христианские требы, а проезд по Эламбалу и обоим Анюям (притори р. Колымы) даёт ему случай постоянно обозревать свою паству, назидать её, просвещать и утверждать в православии. Деятельность иеромонаха Виктора сосредотачивалась в окрестностях Нижне-Колымска.

На таком громадном пространстве, как Якутская область, конечно, недостаточно трёх или четырёх миссионеров и притом специально предназначенных для обращения Чукч, так как, кроме Чукч, есть ещё в области другие инородцы ― якуты, тунгусы, ламуты, юкагиры и др., которые хотя и обращены в христианство, но ещё недостаточно окрепли в правилах православной веры и нравственности; а чтобы и их не оставить без руководителей, правительство, по ходатайству местного епархиального начальства, сочло необходимым, для усиления миссионерства, учредить в Якутской епархии обязанность особых походных священников на правах миссионеров. Таковых в епархии четыре. Один из походных ― священник Василий Романов, проживая в Вилюйском округе, посещает отдалённых якутов и тунгусов Вилюйского округа; третий священник Александр Бережнов, проживавший в Средне-Колымске и заведовавший отдалёнными якутами, тунгусами и юкагирами, в минувшем году скончался и на место его уже назначен из Якутска священник Александр Попов. Четвёртый походный, иеромонах Парфений, проживает при р. Сеемчан, притоке Колымы, за 1,000 вёрст от Оймяконской церкви и за 2,000 вёрст от Якутска, в сторону Охотского моря, от последнего вёрст за 700. В своих разъездах он достигает до Гижиги и р. Колымы. В 1891 году последнее его пристанище было в 25 верстах от Гижиги. Путь от Сеемчана до Гижиги, как он описывает, удобный и лучший, сравнительно с путём из Якутска до Оймякона и от Оймяк на до Сеемчана. Так, между прочим, описывает о. Парфений свою жизнь на Сеемчане в первую зиму по приезде его туда:

«Мне пришлось жить одному, так как псаломщик отправлен был на Оймякон за скотом. Живя в тесной тёмной юрте, с двумя небольшими окнами, заделанными вместо стёкол льдинами, я, обречённый на горькое одиночество, и не мог думать о какой-либо сносной обстановке или удобствах. Суровая, самая неприглядная картина моей монотонной изо дня в день жизни напоминала собою если не судьбу узника, то жизнь совершенного отшельника. Единственным живым существом являлся бывший со мною якут, человек от природы полудикий, вялый и неподвижный. Обставленный исключительными условиями, я не прибегал к услугам своего умственно неразвитого собеседника, а сам в себе совмещал обязанности повара, прачки и работника».

Другой походный священник Василий Романов в 1891 году совершил поездку к бродячим Тунгусам Вилюйского округа, сделав всего пути 1,300 вёрст, окрестил 121 младенца, повенчал 39 браков, отпел 86 человек.

Третий походный священник Иоанн Попов, в минувшем году, в конце мая месяца, получил известие, что бродячие тунгусы съедутся к июню в разных пунктах по р. Амге и будут ждать его для исправления христианских треб. Вследствие чего О. Иоанн с 20 июня и предпринял поездку из Якутска по направлению к названной речке. На расстоянии 310 вёрст, которые совершил верхом на конях, встретил в двух пунктах несколько семейств тунгусов, где исправил христианские требы. Далее, на верховьях Амги, тоже встретил несколько семейств и, исправив христианские требы, спустился вниз по течению Амги на берестяных лодках и плыл на расстоянии 450 вёрст до Амгинского селения, посетив на пути два стойбища тунгусов. Вторую большую поездку предпринял о. Иоанн с 16 ноября по 14 декабря к оседлым тунгусам Якутского и частию Вилюйского округов. Эту поездку приходилось совершать большею частию на оленях, а частию и на быках. В течение минувшего года о. Иоанн всего пути совершил, в разное время года, вперёд и обратно, как значится в его маршруте, 3,210 вёрст, приобщил св. Таин 297 тунгусов и 58 якутов, окрестил 118 младенцев, повенчал 24 брака, отпел умерших 54 человека, напутствовал 42-х больных. В летнюю поездку к тунгусам о. Иоанн, кроме исправления христианских треб, прививал оспу: привил только у 10 тунгусов, так как на большее число лиц не хватило оспенного материала. Привитая оспа, как сообщил впоследствии Тунгусский голова, принялась у всех отлично. Тунгусы сначала отнеслись с недоверием к производимой операции, но когда им было объяснено о пользе привития оспы, то они уже сами, без вызова священника, стали подходить и подставлять обнажённые руки.

С миссионерскою целью о. Иоанн был командирован с 1891 года в Мархинское селение к сектантам-скопцам для собеседований с ними. Молодые скопцы, как замечает о. Иоанн, с охотою слушают беседы и, во многом соглашаясь, почти близки к раскаянию, но, как видно, боятся стариков-скопцов. Между прочим, о. Иоанн отмечает такой случай, бывший в начале февраля минувшего года в Мархинском селении. В один из домов, в бытность его, является старец-скопец лет 80-ти и начинает свою речь словами Евангелия: «в начале было слово» и т. д. И, вместо выражения «еже бысть» употребляет «яже бысть». На вопрос, почему он начинает этими словами Священного Писания, скопец отвечает: «ты священник и должен всё знать, а я сам разумею». Скопец этот, по дошедшим слухам, считается скопческим христом. Посещал о. Иоанн и скопцов Кельдемского селения и вёл с ними беседы.

В заключение отчёта Якутский Миссионерский Комитет, в лице своего председателя, Преосвященнейшего Мелетия, приносит искреннюю благодарность всем членам Общества за их сочувствие миссионерскому делу, выражаемое единовременными пожертвованиями и ежегодными членскими взносами.



Источник: Выпуск второй. Москва. Типография А. И. Снегирёвой. Остоженка, Савёловский переулок, собственный дом. 1894. От Московского Духовно-Цензурного Комитета печатать дозволяется. Москва, Февраля 10 дня, 1894 года. Цензор Священник Александр Гиляревский. Оттиск из 11-ти №№ Журнала «Православный Благовестник» за 1893 год.

Комментарии для сайта Cackle