В.П. Быков

Тихие приюты для отдыха страдающей души. Лекции-беседы

Содержание

Предисловие

I. Чем и как лечится простой русский народ II. Исповедь спирита III. Красоты Калужской губернии и Тихонова пустынь IV. Сергиев скит и старец Гераcим V. Оптина Пустынь. Скит. Старцы. Последнее пребывание в Оптиной пустыни. Л. Н. Толстого VI. Шамординская Казанско-Амвросиевская пустынь VII. Свято-Троицкая женская община VIII. Женская обитель «Отрада и Утешение» Заключение  

 
Предисловие

В виду того, что за последнее время все чаще и чаще приходится получать письма с просьбою о выпуске лекций, читанных мною в 1907–1913 годах в Петербурге, Мо­скве, Курске, Шуе, Новочеркасске, Таганроге, в рудниках Донецкого бассейна, – я решил приступить к изданию таковых и первый выпуск отвожу для своей, пользовавшейся особым успехом, лекции «Тихие приюты для отды­ха страдающей души».

Но, так как я, обыкновенно, веду свои лекции-беседы по конспектам или даже без таковых, – я был бы лишен возможности выполнить эту задачу, если бы мне любезно не предоставила стенограмму этой лекции, читанной мною в аудитории «Соляного городка», в Петербурге, стенографиро­вавшая ее для себя княгиня М. М. У. Имея в руках эту стенограмму и желая освежить в памяти все то, о чем я говорил в этой лекции, в текущем (1913) году я снова объехал те обители, которые послужили главным материалом для этой лекции.

И теперь, благодаря особенному вниманию многих высокоуважаемых молитвенников-иноков этих обителей, я имею возможность внести в настоящую лекцию несколько таких подробностей, о которых я в то время говорить не мог.

Считаю святой обязанностью и нравственным долгом выразить здесь глубокую признательность Его Преосвя­щенству Епископу Дмитровскому и викарию Московскому, Владыке Трифону, неоднократно предоставлявшему мне свою в высокой степени художествен­ную библиотеку световых снимков для проекции, с помощью волшебного фонаря, видов Оптиной пустыни, затем Шамординской Казанско-Амвросьевской женской обители. Точно также приношу благодарность А. Е. Сунгурову, подбиравшему мне эти снимки; затем – княгине М. М. У., любезно предо­ставившей мне стенограмму этой лекции; потом Его Высокопреподобию Архимандриту Боровского Св. Пафнутия мона­стыря о. Венедикту, давшему мне очень много интересных сведений из жизни праведного старца Амвросия, у которого он был ближайшим учеником и в течение многих лет письмоводителем; и, наконец, я не могу не выразить своей сердечной признательности гостинику Оптиной пустыни, о. Пахомию, и старшей монахине при гостинице женского Шамордина монастыря, матушке Наталии Самбикиной, сообщившим мне: первый – о посещении Оптиной пустыни графом Л. Н. Толстым, а последняя – об этих же посещениях Л. Н. Толстого Шамординой обители и о Марии Николаевне Толстой, в течение многих лет подвизавшейся в этой обители; М. М. Долинино-Иванской, сообщившей мне много интересных сведений о первой игуменье, схимонахине Софии Болотовой, которая была ее родной теткой, и об о. Данииле Болотове, бывшем профессоре Петербургской Академии Художеств Д. М. Болотове, а равно и многим другим из иноков и инокинь обителей Калужской губернии, которые любезно обо­гатили меня сведениями о своих святынях и духовных сокровищах, а главное – повествованиями о величайших подвижниках духа этих высоких духовных оазисов на­шей центральной России.

В заключение считаю нравственным долгом заявить, что, так как все изложенное здесь, – результат личных переживаний, тревожных дум, мучительных страданий и душевных терзаний, которые не чужды многим из заблудив­шихся в бурных волнах современной жизни, я буду чрез­вычайно осчастливлен Всемогущим Господом, выведшим меня из бездны страшного падения, из бесконечных нравственных мук на путь спокойной светлой правды, – если эти строки проникнут в глубину хотя одной такой же заблудшейся и скорбной души, какою была и моя, откроют ей гори­зонты вечной истины, правды и добра, и давно желанного счастья, спокойствия и умиротворения, – я этим хотя немного облегчил бы то мучительное бремя, которое тяготит мою душу, как душу соблазнителя; как душу увлекавшего в бездну падения многие другие души; как ревностного вербов­щика в армию духа тьмы. Правда, я делал это по слепому неведению, по искреннему увлечению, в глубокой уверенно­сти, что это и есть тот истинный путь, которого так бесконечно-настойчиво, так жадно ищут многие в наш век; обманывал, быв обманут; но это меня не оправдывает, так как те, которые шли по моему указанию в тенеты лжи: в тенеты спиритизма, оккультизма, теософии, – тонули и гибли там так же, как и те, которые самостоятельно падали в эту мертвой хваткой поглощающую бездну.

«Смерть от руки постоянного разбойника большой до­роги и от руки случайного разбойника – все та же смерть», – говорит, старая ирландская поговорка.

Но... я верю, неистощимое милосердие искупившего нас Своею кровью Господа – безгранично, и молитвы церкви – чу­додейственно плодотворны; и им, и только лишь им теперь я вверяю и себя, и тех, которые, благодаря моим заблуждениям, стали на скользкий путь пагубного увлечения.

Господь выправит и их, и мои пути!

Москва. 1913 г.       В. П. Быков

Комментарии для сайта Cackle