иеромонах Мефодий (Зинковский)

Богословие личности в XIX-XX вв. Том 1

Содержание

О книге

Введение Глава 1. Понятие «личности» в русском богословии XIX – начала XX веков «Личность» в Триадологии XIX – начала XX века: три Личности в Боге Личное бытие, самосознание и личные свойства Лиц Троицы Осмысление противоречия между кажущейся ограниченностью личности и неограниченностью Бога Смысловые неточности применения понятия «личности» в Триадологии «Личность» в Христологии XIX – начала XX веков Воплощение Личности Сына Во-ипостазирование человеческой природы Христа в Его Божественную Личность Ипостасное или личное единство природ Личность Христа и Его сознание Неточности в христологическом употреблении термина «личность» Личность в антропологии XIX века Различие личности и природы в антропологии Неустранимость и самостоятельность личности человека как в грехе и смерти, так и в обожении Общение человеческой личности с Богом и себе подобными и уникальность Динамическое развитие человеческой личности Личность человека и самосознание, свобода самоопределения Нравственность, религиозность и творчество человеческой личности Целостность личности человека Неточности и ошибки в представлениях о человеческой личности в богословии XIX – начале XX века «Образование личности» Смешение понятий личности и души или духа в человеке Опасность экзистенциального «уклона» Заключение Глава 2. Богословское понятие человеческой личности согласно В. Н. Лосскому Лосский как ученый-богослов и религиозный философ Богословское определение понятия человеческой личности Терминология антропологии и догматы веры Личность в Триадологии Лосского Гносеология Лосского и понятие личности Христология Лосского и понятие личности Личность в антропологии Лосского Свойства личности согласно Лосскому Личностная любовь Свобода и личность Кенотичность личности Кафоличность Уникальность личности Заключение Глава 3. Неопатристика прот. Г. Флоровского и богословский персонализм Протоиерей Георгий Васильевич Флоровский как богослов, патролог и философ Понятие личности и Триадология Флоровского Христология Флоровского и личность Христа Личность в антропологии Флоровского Экклезиология прот. Флоровского и спор с позицией В. Н. Лосского Несводимость человеческой личности к природному аспекту Откровение, отношения и личность Кафоличность, кафолическое сознание и личность Целостность и личность Познание и уникальность личности и исторического синергизма Динамика, творчество и свобода личности Подвиг аскезы, существование личности для других и этическое напряжение выбора Критический взгляд на некоторые положения мысли прот. Георгия Флоровского «Двойная» онтология и свобода личности Эпигенез личности Сущность грехопадения и искупления Заключение Глава 4. Каппадокийский дух персоналистического богословия архим. Софрония (Сахарова) Архимандрит Софроний – духовник и богослов-практик Богословский вклад о. Софрония Персона как принцип бытия «Ипостасная соизмеримость» и образ Божий в человеке согласно о. Софронию Синергия и обожение в свете понятия персоны Персона как основание единства Динамичность персоны у о. Софрония Заключение Глава 5. Богословский персонализм протопресвитера Иоанна Мейендорфа Мейендорф как историк, богослов и патролог Системный персонализм Мейендорфа Триадология и личность у Мейендорфа Опытная первичность личности Христология Мейендорфа и понятие личности Ипостасное единство Гномическая воля и личность Пневматология и личность у Мейендорфа Паламизм глазами Мейендорфа «Экзистенциализм» Мейендорфа Сообразность человека Богу в личном бытии Заключение Глава 6. Богословие личности согласно прот. Думитру Станилоэ Протоиерей Думитру Станилоэ как представитель неопатристического синтеза Понятие личности в Боге у о. Станилоэ Личность в Христологии и Пневматологии Личность в антропологии Философские проекции и терминологическая несистематичность О критике В. Н. Лосского Заключение Глава 7. Понятие человеческой личности в сербской богословской мысли XX века Апофатичность или таинственность личности Троица и Богочеловек – Первообразы личностного бытия Логосность человеческой личности – сообразность Христу Соотношение личности и природы Целостность Познавательная способность Свобода Уникальность, творчество и синергичность личности Динамизм Общение, кафоличность и перихоретичность личности Нравственность и любовь Заключение Глава 8. Соотношение понятий личность, сущность и общение в богословии митр. И. Зизиуласа Зизиулас как один из известнейших богословов современности Богословие личности у Зизиуласа Тринитарные основы мышления Зизиуласа Первичность личности по отношению к сущности в богословии Зизиуласа Прочтение митр. Зизиуласом свт. Григория Паламы Общение личностей у Зизиуласа Критика взглядов митр. Зизиуласа на общение Понятие экстаза у Зизиуласа Неудачность апологии позиции митр. Зизиуласа его единомышленниками Некоторые аспекты личностной антропологии Зизиуласа Заключение Глава 9. Богословие человеческой персоны митрополита Каллиста (Уэра) Понятие личности-персоны в богословии Личностная природа богословия Бог – Личность Христология, Пневматология и Личность Антропология и личность Свойства человеческой личности Таинственность понятия человеческой личности и ее несводимость к природному аспекту Свобода личности Уникальность личности Общение и кафоличность личности Развитие личности Благодарение, священство, царство, логосность и творчество как свойства личности Целостность личности Личность и нравственность Заключение Глава 10. Анализ представлений о личности у Х. Яннараса Яннарас – философ и богослов Онтология личности у Яннараса и патристика Бог – Троица Личностей и Откровение Христология Яннараса Антропология Яннараса Свобода, личность и любовь Общение и личность Динамика и личность Обладание природой и энергией, несводимость личности к природе и иррациональность Целостность, кафоличность и личность Сознание, инаковость, уникальность личности Словесность или логосность личности Критические соображения Становление ипостасью Ошибки в трактовании способа (тропоса) существования Приоритет личности над сущностью Пантеистическая угроза Взаимосвязь ошибочной интерпретации способа бытия, пренебрежения сущностью с пантеистической угрозой Некоторые особенности понимания «ипостазирования» и «ипостаси» у Яннараса Заключение Глава 11. Синергия и личность в антропологии академика С. С. Хоружего Богословие личности: патристические истоки и необходимость развития Динамика личности и энергийные структуры в антропологии Хоружего Синергийная антропология и категория общения Другие свойства личности по Хоружему Свобода Уникальность личности Несводимость личностного плана бытия Сознание личности Критические замечания: «конституирование в личность» и «субъектная перспектива» Понятия «воипостазирование» и связь «по энергии» или «по ипостаси» Онтотрансцензус и онтологическая динамика Свобода и примат энергии Заключение Значение приставки «ἐν» Возможные значения термина «ἐνυπόστατον» и употребление его богословами II–IV вв. Термин «ἐνυπόστατον» в эпоху христологических споров Универсальное употребление термина «ἐνυπόστατον» преп. Иоанном Дамаскиным Термин «ἐνυπόστατον» у свв. Григория Паламы и Филофея Коккина Термин «ἐνυπόστατον» в русском богословии конца ΧΙΧ–ΧΧ вв. Универсальность термина и возможность его применения в разных сферах богословия Определение образа Божия как ипостасно-природного единства человека Евхаристическое применение термина «ἐνυπόστατον» Заключение Заключительные соображения Библиография Источники  

 
О книге

Одной из наиболее важных тем европейской культуры, особенно актуализировавшихся в ХХ столетии, является тема личностного бытия человека. Известная нам из различных экзистенциальных и персоналистских направлений современной европейской философии, она была не чужда и православному богословию. Более того, автор настоящей монографии демонстрирует, что она являлась одним из важнейших проблемных блоков православного дискурса, и ее рассмотрение мы встречаем у всех ведущих православных богословов XX столетия.

Автор подробно и ясно излагает основные положения богословия личности таких выдающихся мыслителей, как В. Н. Лосский, Г. Флоровский, архимандрит Софроний (Сахаров), Думитру Станилоэ, И. Зизиулас, Х. Яннарас, С. С. Хоружий и ряда других. Его анализ богословия личности показывает, что современные поиски светских исследователей опираются на длительную христианскую традицию рассмотрения личностного бытия человека, а православное богословие демонстрирует в данном вопросе не только глубокие духовные интуиции, но и умение быть современным и своевременным с точки зрения ответов на вопросы, волнующие общественное сознание ХХ столетия.

Книга иером. Мефодия (Зинковского) демонстрирует нам тонкого и знающего ученого. Она будет интересна не только академической аудитории, но и полезна учащимся духовных школ России, а также гуманитарных факультетов светских вузов. Книга «Ретроспектива богословия личности в IX–XX вв.», безусловно, заслуживает самого внимательного изучения.

Доктор философских наук,

профессор Р. В.Светлов

Само название представленной работы, содержащее в себе словосочетание «богословие личности», может насторожить и даже ввести в недоумение человека нашего времени, и это не случайно. Секуляризм и атеистический гуманизм, ставшие духом нашего времени, сформировавшие у современного человека некий наследственный предрассудок в отношении истинности религии, казалось бы, не оставляют никакой возможности для данного словосочетания в разговоре о личности человека, которая поставляется в центр бытия и абсолютизируется. В рамках такой жизненной платформы не предполагается даже никакого упоминания о богословии, о религиозном решении проблемы человеческой личности, заключающейся в определении цели и смысла бытия человека. И эта атмосфера безрелигиозности, усвоенное на уровне слепой веры рационалистическо-атеистическое мировоззрение заранее являют для автора данной монографии безличного, но могущественного и в высшей степени реального противника. В этой связи, тем более ценной и значимой предстает работа иером. Мефодия, который, прикасаясь, наверное, к самой существенной и серьезной проблеме, проблеме бытия человека, предлагает читателю познакомиться с лучшими образцами христианской мысли XX столетия.

Автором проделан колоссальный объем работы по систематизации и анализу учений виднейших православных богословов ХХ века в самой насущной и практически значимой области христианского богословия – учении о человеке. Именно человек и его судьба – вот действительный предмет и существо всего христианского богословия, всей суммы осмысления Божественного Откровения человеком.

В этой книге читатель может обнаружить как весьма тонкие и меткие замечания, способные во многом прояснить существо исследуемой проблемы, так и места, которые могут показаться спорными, способными вызвать дискуссию. Но и последнее также можно отнести к достоинствам работы, так как это вполне соответствует изначальному плану автора, обозначенной им главной задаче: «стимулировать интерес к данной теме».

Работа о. Мефодия еще и еще раз подтверждает и утверждает, как он сам выражается, принцип «антропологического христианского максимализма». Каждый человек, приходящий в этот мир, сотворенный Богом, вызванный из небытия в бытие, имеет в себе прирожденное стремление к обретению действительного настоящего основания своего бытия. Человек ясно осознает, что то бытие, которым он обладает, есть бытие изменчивое и случайное и, по сути, не является существованием в подлинном смысле этого слова, так как заключает в себе, по словам св. Афанасия Александрийского, «твердую меоническую предрасположенность, некую ненадежность».1 Но уже само это стремление человека к вечному и неизменному бытию может свидетельствовать о существовании такого необходимого бытия, которое не может не существовать. И вся сущность жизни Церкви Христовой есть свидетельство того, что такое требуемое всем человеческим сознанием бытие достижимо.

Церковь утверждает, что для человека возможно стать богом, так как Бог стал человеком. Но воспринять истину богочеловечества с точки зрения чистого рационалистического сознания не представляется возможным. С одной стороны, невозможно понять философствующим, строго логическим умом – как Абсолютное стало условным, с тем, чтобы условное могло стать Абсолютным, так как нельзя помыслить какое-либо становление для Абсолютного. С другой стороны, не представляется возможным понять – как соединяются в Одном два совершенных начала: Божественное и человеческое, ведь не могут находиться в одной и той же точке и в одно и то же время два разных предмета, две разных сущности. И, тем не менее, прикасаясь к глубинному содержанию христианской жизни, познавая ее на онтологическом уровне, Святые отцы Церкви находили возможным изъяснить тайну Богочеловечества при помощи различия понятий ипостаси и природы.

В Иисусе Христе две различные природы соединяются в одной ипостаси. Возможность единства обеих природ в личности Бога Слова обеспечивается тем, что речь идет о природе Божественной и природе человеческой, которые обе имеют один и тот же ипостасный образ бытия, и обе воипостазируются вторым Лицом Святой Троицы. Не подчиненный никакой необходимости, Бог может ипостазировать в Своем Лице не только собственное бытие, собственную сущность, или природу, но и бытие человеческое. Личностный же модус бытия, присущий и человеку как образу Божьему, открывает пред ним требуемый его сознанием путь жизненной свободы, который свойственен лишь Самому Богу, путь вечной жизни, не ограниченной естеством. Поэтому, как богословие отцов, так и персоналистическое богословие Нового времени имеют первостепенное практическое значение для утверждения подлинных основ христианской жизни и человеческого существования в целом, а «антропологический христианский максимализм» есть не что иное, как утверждение идеи возможности достижения человеком цели и смысла своего бытия, заключающихся в обожении и в «причастности Божескому естеству» (2Пет. 1:4), или, что то же, в достижении подлинных основ своего существования, то есть жизни и бытия как таковых.

Ценность этой книги обусловливается, прежде всего, тем, что она способна вызвать живой интерес к подлинной религиозной жизни, обратить внимание на действительное содержание христианства как в самой церковной среде, часто ограничивающей свое бытие тщательным исполнением обрядовых предписаний, так и в обществе нецерковном, зачастую растрачивающем себя в достижении мнимых и иллюзорных целей.

В заключение хотелось бы выразить надежду, что автор не остановится на проделанной работе и, в конечном итоге, сумеет предложить собственную концепцию богословия личности, неразрывно связанную с традицией православного персонализма.

12. 03. 2013. свящ. Дмитрий Лушников,

кандидат богословия, преподаватель Основного богословия

и Истории русской философии

СПбПДА.

* * *

1

См.: Флоровский Г., прот. Понятие творения у святителя Афанасия // Флоровский Г., прот. Догмат и история. М.: изд. Свято-Владимирского братства, 1998. С. 80–109, здесь: с. 92.


Источник: Богословие личности в XIX-XX вв. Том 1 / Иеромонах Мефодий (Зинковский). Диссертация на соискание ученой степени доктора богословия. Москва – Санкт-Петербург –– 2014

Комментарии для сайта Cackle