Фома Аквинский
Сумма теологии. Том XII

Часть 16 Часть 17 Часть 18

Вопрос 76 О СПОСОБЕ НАХОЖДЕНИЯ ХРИСТА В ЭТОМ ТАИНСТВЕ

Далее нам надлежит рассмотреть способ нахождения в этом таинстве Христа, под каковым заглавием наличествует восемь пунктов: 1) находится ли в этом таинстве весь Христос; 2) в каждом ли виде таинства находится весь Христос; 3) находится ли весь Христос в каждой части вида; 4) находятся ли в этом таинстве все аспекты тела Христа; 5) находится ли в этом таинстве тело Христа по месту; 6) движется ли после освящения тело Христа вместе с гостией и потиром; 7) можно ли видеть тело Христа находящимся в этом таинстве; 8) сохраняется ли в этом таинстве истинное тело Христа, когда Он предстает в образе младенца или плоти.

Раздел 1. СОДЕРЖИТСЯ ЛИ В ЭТОМ ТАИНСТВЕ ВЕСЬ ХРИСТОС?

С первым [положением дело] обстоит следующим образом.

Возражение 1. Кажется, что в этом таинстве не содержится весь Христос. Действительно, Христос начинает присутствовать в этом таинстве вследствие преложения хлеба и вина. Но очевидно, что хлеб и вино не могут быть изменены ни в Божество, ни в душу Христа. Таким образом, коль скоро Христос, как было показано выше (2, 5; 5, 1, 3), находится в трех субстанциях, а именно Божестве, душе и теле, то дело представляется так, что в этом таинстве не находится весь Христос.

Возражение 2. Далее, Христос находится в этом таинстве постольку, поскольку оно определено к вкушению верующими, каковое, как уже было сказано (74, 1), состоит в пище и питье. Затем, Господь сказал: «Плоть Моя истинно есть пища, и кровь Моя истинно есть питие» (Ин. 6:55). Поэтому в этом таинстве содержатся только плоть и кровь Христовы. Но в теле Христа наличествует много других частей, например жилы, кости и тому подобное. Следовательно, в этом таинстве не содержится весь Христос.

Возражение 3. Далее, большее тело не может вмещаться в меньшую меру. Но мера хлеба и вина намного меньше меры тела Христа. Следовательно, это таинство не может вместить всего Христа.

Этому противоречат следующие слова Амвросия: «В этом таинстве пребывает Христос».

Отвечаю: абсолютно необходимо исповедать в соответствии с католической верой присутствие в этом таинстве всего Христа. Но при этом нам надлежит знать, что принадлежащее Христу находится в этом таинстве двояким способом: во-первых, так сказать, посредством силы таинства; во-вторых, по естественному сопутствованию. Посредством силы таинства в нем в видах этого таинства находится то, во что изменились прежде существовавшие субстанции хлеба и вина, что выражается словами формы, которые являются действенными как в этом, так и в других таинствах, такими как: «Сие есть тело Мое» и «сие есть кровь Моя». А по естественному сопутствованию в этом таинстве наличествует также и то, что действительно соединено с тем, в чем завершается вышеуказанное преложение. В самом деле, если какие-либо две вещи действительно соединены, то там, где действительна первая, действительна и вторая, поскольку действительно соединенные вместе вещи различаются только в деятельности ума.

Ответ на возражение 1. Поскольку изменение хлеба и вина не завершается в Божестве или душе Христа, из этого следует, что Божество и душа Христа находятся в этом таинстве не посредством силы таинства, а по действительному сопутствованию. Ведь коль скоро Божество никогда не оставляет принятого тела, то везде, где есть тело Христа, необходимо должно быть и Божество, и потому Божество необходимо присутствует в этом таинстве вместе с Его телом сопроводительным образом. Поэтому в исповедании веры Эфесского [собора] сказано: «Мы причащаемся телу и крови Христовым не так, как принимающие обычную плоть, и не так, как в силу достоинства соединяется со Словом святой, но – истинной животворящей плоти Самого Слова».

С другой стороны, как мы уже показали (50, 5), Его душа была поистине отделена от Его тела. Поэтому если бы мы отмечали это таинство в течение тех трех дней, когда Он был мертв, то тогда бы душа Христа не присутствовала в нем ни посредством силы таинства, ни по действительному сопутствованию. Но коль скоро «Христос, воскреснув из мертвых, уже не умирает» (Рим. 6:9), Его душа всегда действительно соединена с Его телом. Отсюда понятно, что в этом таинстве тело Христа присутствует посредством силы таинства, а Его душа – по действительному сопутствованию.

Ответ на возражение 2. Посредством силы таинства в нем в виде хлеба содержится не только плоть, но и все тело Христа, а именно кости, жилы и тому подобное, что явствует из самой формы этого таинства, в которой говорится не «сие есть плоть Моя», а «сие есть тело Мое». Что же касается слов Господа: «Плоть Моя истинно есть пища», то в них все тело названо плотью постольку, поскольку согласно человеческому обычаю она является наиболее пригодной в пищу (ведь люди обыкновенно питаются плотью животных, а не костями и тому подобным).

Ответ на возражение 3. Как уже было сказано (75, 5), после освящения хлеба и вина в тело и кровь Христа их акциденции сохраняются, из чего явствует, что размеры хлеба и вина не изменяются в размеры тела Христа, но [изменяются] только субстанции. К тому же субстанции тела и крови Христа присутствуют в этом таинстве посредством силы таинства, а не размеров тела и крови Христа. Отсюда понятно, что тело Христа находится в этом таинстве посредством субстанции, а не посредством количества. Но надлежащая полнота субстанции может содержаться в любом количестве (например, все природа воздуха – в любом количестве воздуха и вся природа человека – в индивиде любых размеров). Поэтому после освящения в этом таинстве содержится вся субстанция тела и [вся субстанция] крови Христа подобно тому, как до освящения в нем содержалась вся субстанция хлеба и [вся субстанция] вина.

Раздел 2. В КАЖДОМ ЛИ ВИДЕ ЭТОГО ТАИНСТВА СОДЕРЖИТСЯ ВЕСЬ ХРИСТОС?

Со вторым [положением дело] обстоит следующим образом.

Возражение 1. Кажется, что весь Христос не содержится в каждом из двух видов этого таинства. В самом деле, это таинство определено к спасению верующих не благодаря видам, а благодаря тому, что содержится в видах, поскольку виды присутствуют в нем и до освящения, которое сообщает силу этому таинству. Следовательно, если в одном виде содержится только то, что содержится и в другом, и если в обоих содержится весь Христос, то дело представляется так, что один из них является в этом таинстве лишним.

Возражение 2. Далее, нами уже было сказано (1) о том, что под именем плоти подразумеваются все части тела, такие как кости, жилы и тому подобное. Но Аристотель доказал, что кровь является одной из частей человеческого тела. Следовательно, если кровь Христа подобно другим частям тела содержится в виде хлеба, и при этом другие части тела не освящаются отдельно, то не должно освящать отдельно и кровь.

Возражение 3. Далее, то, что уже «стало быть», не может более «становиться быть». Но после освящения хлеба в этом таинстве тело Христа уже «стало быть». Поэтому оно не может вновь «становиться быть» в нем после освящения вина; выходит, что тело Христа не будет содержаться в виде вина, а, значит, не будет и весь Христос. Следовательно, в каждом из видов не содержится весь Христос.

Этому противоречит следующее: глосса на слова Писания (1 Кор. 11:25), комментируя слово «чаша», говорит, что «в каждом виде», а именно хлеба и вина, «получается то же»; таким образом, похоже, что в каждом из видов находится весь Христос.

Отвечаю: после всего вышесказанного (1) нам надлежит со всей определенность утверждать, что в каждом из священных видов, хотя и по-разному, находится весь Христос. Так, тело Христа фактически присутствует посредством силы таинства в виде хлеба, в то время как кровь находится там по действительному сопутствованию подобно тому, как находятся там душа и Божество Христа, о чем было сказано выше (1). А в виде вина посредством силы таинства присутствует кровь, в то время как тело Его – по действительному сопутствованию, равно как и Его душа и Божество, поскольку кровь Христа ныне не отделена от Его тела, как это имело место во время Его страстей и смерти. Поэтому если бы это таинство совершалось тогда, то тело Христа наличествовало бы в виде хлеба без крови, а в виде вина была бы представлена кровь без тела, как это и было тогда в действительности.

Ответ на возражение 1. Хотя в каждом из видов находится весь Христос, тем не менее, в этом нет ничего излишнего. Во-первых, это символизирует страсти Христа, во время которых кровь была отделена от тела; таким образом, в форме освящения крови упоминается о ее пролитии. Во-вторых, то, что тело Христа отдельно предъявляется верующим в качестве пищи, а кровь – в качестве питья, сообразуется с употреблением этого таинства. В-третьих, это сообразуется со следствием, в каковом смысле ранее мы уже говорили (74, 1), что «тело предлагается для спасения тела, а кровь – для спасения души».

Ответ на возражение 2. Во время страстей Христовых, воспоминанием о которых является это [таинство], другие части тела, в отличие от крови, не были отделены друг от друга, так что тело осталось цельным, согласно сказанному в [книге] «Исход»: «Костей ее не сокрушайте» (Исх. 12:46). Поэтому в этом таинстве кровь освящается отдельно от тела и при этом никакая другая часть не освящается отдельно от остальных.

Ответ на возражение 3. Как уже было сказано, тело Христа находится в виде вина не посредством силы таинства, а по действительному сопутствованию, и потому после освящения вина тело Христа присутствует там не само по себе, а сопутствующим образом.

Раздел 3. НАХОДИТСЯ ЛИ ВЕСЬ ХРИСТОС В КАЖДОЙ ЧАСТИ ВИДА ХЛЕБА ИЛИ ВИНА?

С третьим [положением дело] обстоит следующим образом.

Возражение 1. Кажется, что весь Христос не находится в каждой части вида хлеба или вина. В самом деле, эти виды могут делиться бесконечно. Таким образом, если бы весь Христос находился в каждой части означенных видов, то из этого бы следовало, что Он находится в этом таинстве бесконечное множество раз, каковое мнение представляется неразумным, поскольку бесконечность противна не только природе, но и благодати.

Возражение 2. Далее, тело Христа является естественным, и потому его части определенным образом взаимно удалены. В самом деле, отдельные части естественного тела по природе отделены друг от друга некоторыми промежутками, например глаз от глаза и глаз от уха. Но этого бы не было, если бы весь Христос находился в каждой части вида, поскольку каждая часть входила бы в каждую другую часть, и потому там, где была бы одна часть, непременно была бы и другая. Следовательно, весь Христос никак не может находиться в каждой части гостии или вина в потире.

Возражение 3. Далее, тело Христа всегда сохраняет истинную природу тела и никогда не изменяется в дух. Затем, тело по природе является количеством, обладающим определенным положением. Но природе этого количества свойственно то, что его различные части занимают различные части места. Следовательно, очевидно, что присутствие всего Христа в каждой части вида невозможно.

Этому противоречит следующее: Августин в своей проповеди говорит: «Каждый получает Господа Христа, Который весь находится в каждом кусочке, не присутствуя меньше ни одной из частей, но в каждой даруя всего Себя».

Отвечаю: мы уже говорили (1) о том, что субстанция тела Христа находится в этом таинстве посредством силы таинства, в то время как измеряемое количество – по действительному сопутствованию, и потому тело Христа находится в этом таинстве субстанциально, то есть так, как субстанция подпадает под размерность, а не так, как существуют сами размеры, что означает: не так, как измеряемое количество тела сообразуется с измеряемым количеством места.

Затем, очевидно, что вся природа субстанции находится в каждой измеряемой части, в которой она содержится; так, например, вся природа воздуха находится в каждой части воздуха и вся природа хлеба – в каждой части хлеба; и при этом неважно, делимы ли эти размеры актуально (как разделяется воздух или режется хлеб), или же они делимы не актуально, а только потенциально. Отсюда понятно, что в каждой части вида хлеба находится весь Христос, причем даже тогда, когда гостия цела, а не только когда она разделена, как говорят некоторые, приводя в пример отражение в зеркале, которое в целом зеркале одно, тогда как в разбитом зеркале – по одному отражению в каждом его осколке, каковая аналогия несовершенна, поскольку умножение таких отражений в разбитом зеркале связано с тем, что в разных частях зеркала возникают разные отражения, а здесь есть только одно освящение, благодаря которому в этом таинстве находится тело Христа.

Ответ на возражение 1. Множество последует разделению, и потому до тех пор, пока количество остается актуально неразделенным, субстанция вещи в пределах собственных размеров не присутствует несколько раз. Таким образом, тело Христа [не присутствует] несколько раз в размерах [неразделенного] хлеба и, следовательно, не [присутствует] бесконечное множество раз [в хлебе вообще], но – столько раз, на сколько он делится частей.

Ответ на возражение 2. Определенные расстояния между частями естественного тела связаны с измеряемым количеством, однако природа субстанции предшествует измеряемому количеству. И коль скоро преложение субстанции хлеба завершается в субстанции тела Христа, а тело Христа непосредственно и в строгом смысле слова находится в этом таинстве посредством субстанции, то это расстояние между частями, имеющее, конечно же, место в истинном теле Христа, присутствует в этом таинстве, как было показано выше (1), не посредством количества, а посредством субстанции.

Ответ на возражение 3. В этом аргументе природа тела рассматривается как измеряемое количество. Но мы уже показали, что тело Христа присутствует в этом таинстве посредством субстанции, а не измеряемого количества.

Раздел 4. НАХОДИТСЯ ЛИ В ЭТОМ ТАИНСТВЕ ВСЕ ИЗМЕРЯЕМОЕ КОЛИЧЕСТВО ТЕЛА ХРИСТА?

С четвертым [положением дело] обстоит следующим образом.

Возражение 1. Кажется, что в этом таинстве не находится все измеряемое количество тела Христа. Ведь мы уже показали (3), что в каждой части освященной гостии содержится все тело Христа. Но никакое измеряемое количество не содержится полностью и одновременно в целом и в каждой из его частей. Следовательно, невозможно, чтобы там находилось все измеряемое количество тела Христа.

Возражение 2. Далее, как явствует из сказанного Философом, два измеряемых количества не могут быть вместе, даже если одно из них отделено от субъекта, а второе находится в естественном теле151. Но измеряемое количество хлеба, по свидетельству наших чувств, в этом таинстве сохраняется. Следовательно, измеряемого количества тела Христа в нем нет.

Возражение 3. Далее, если рядом находятся два неравных измеряемых количества, то большее перекрывает меньшее. Но измеряемое количество тела Христа в каждом своем измерении значительно больше измеряемого количества освященной гостии. Поэтому если бы измеряемое количество тела Христа находилось в этом таинстве вместе с измеряемым количеством гостии, то измеряемое количество тела Христа вышло бы за пределы количества гостии, притом что она не лишена субстанции тела Христа. Таким образом, субстанция тела Христа наличествовала бы в этом таинстве даже вне вида хлеба, каковое мнение представляется неразумным, поскольку, как было показано выше (2), субстанция тела Христа находится в этом таинстве исключительно благодаря освящению хлеба. Следовательно, нахождение в этом таинстве всего измеряемого количества тела Христа невозможно.

Этому противоречит следующее: измеряемое количество любого тела не может существовать отдельно от субстанции. Но в этом таинстве, как мы уже показали (1), находится вся субстанция тела Христа. Следовательно, в этом таинстве находится все измеряемое количество тела Христа.

Отвечаю: как уже было сказано (1), части Христа могут присутствовать в этом таинстве двояко: во-первых, посредством силы таинства, во-вторых, по действительному сопутствованию. Измеряемое количество тела Христа не находится в этом таинстве посредством силы таинства, поскольку присутствующее в этом таинстве посредством силы таинства суть то, в чем завершается преложение. Но преложение, которое имеет место в этом таинстве, завершается непосредственно в субстанции тела Христа, а не в размерах, что явствует из того, что измеряемое количество хлеба после освящения сохраняется и только субстанция хлеба исчезает.

Однако поскольку субстанция тела Христа в действительности не лишена измеряемого количества и других акциденций, то, следовательно, остается признать, что все измеряемое количество тела Христа и все прочие его акциденции находятся в этом таинстве по действительному сопутствованию.

Ответ на возражение 1. Способ пребывания каждой вещи определяется тем, что свойственно ей само по себе, а не тем, что соединено с ней акцидентно; так, объект присутствует в зрении постольку, поскольку он бел, а не поскольку он сладок, хотя этот объект может быть одновременно и сладок, и бел; следовательно, сладость находится в зрении по способу белизны, а не по способу сладости. Таким образом, коль скоро субстанция тела Христа присутствует на алтаре посредством силы этого таинства, в то время как измеряемое количество – по сопутствованию и, так сказать, акцидентно, то измеряемое количество тела Христа находится в этом таинстве не надлежащим ему способом (а именно так, что целое находится в целом, а отдельные части – в отдельных частях), а по способу субстанции, природа которой находится вся как в целом, так и в каждой из частей.

Ответ на возражение 2. Два измеряемых количества не могут естественным образом одновременно присутствовать в одном и том же субъекте так, чтобы каждое из них находилось в нем согласно надлежащему способу измеряемого количества. Но в этом таинстве измеряемое количество хлеба находится согласно надлежащему способу, а именно соразмерно, тогда как измеряемое количество тела Христа, как мы уже показали, находится там по способу субстанции.

Ответ на возражение 3. Измеряемое количество тела Христа находится в этом таинстве не соразмерно, как это приличествует количеству и в каковом случае большее выходит за пределы меньшего, но способом, о котором было говорено выше.

Раздел 5. НАХОДИТСЯ ЛИ ТЕЛО ХРИСТА В ЭТОМ ТАИНСТВЕ КАК В МЕСТЕ?

С пятым [положением дело] обстоит следующим образом.

Возражение 1. Кажется, что тело Христа находится в этом таинстве как в месте. В самом деле, быть в месте – значит находиться в нем окончательно и ограничительно. Но тело Христа, похоже, находится в этом таинстве окончательно, поскольку оно так представлено там, где наличествуют виды хлеба и вина, что на алтаре нет ничего другого. И точно так же оно, похоже, находится в нем ограничительно, поскольку оно так содержится в виде освященной гостии, что ни само не больше ее, ни она не больше его. Следовательно, тело Христа находится в этом таинстве как в месте.

Возражение 2. Далее, место хлеба и вина не является пустым, поскольку природа не терпит пустоты, и при этом там, как мы уже показали (75, 2), не находится субстанция хлеба, но – только тело Христа. Поэтому это место занято телом Христа. Но то, что занимает место, находится в нем по месту. Следовательно, тело Христа находится в этом таинстве по месту.

Возражение 3. Далее, как уже было сказано (4), тело Христа находится в этом таинстве посредством измеряемого количества и со всеми своими акциденциями. Но нахождение в месте является акциденцией тела, по каковой причине «где» числится среди девяти видов акциденций. Следовательно, тело Христа находится в этом таинстве по месту.

Этому противоречит следующее: как явствует из сказанного Философом, место и находящийся в месте объект должны быть равны [друг другу]152. Но место, где находится это таинство, намного меньше тела Христа. Следовательно, тело Христа не находится в этом таинстве как в месте.

Отвечаю: как уже было сказано (3), тело Христа находится в этом таинстве не надлежащим измеряемому количеству способом, а, пожалуй, по способу субстанции. Но каждое занимающее место тело находится в месте по способу измеряемого количества, а именно так, что соизмеряется с местом согласно измеряемому количеству. Таким образом, выходит, что тело Христа находится в этом таинстве не как в месте, а по способу субстанции, то есть так, как субстанция содержится в размерах; в самом деле, субстанция тела Христа в этом таинстве сменяет субстанцию хлеба, и потому как субстанция хлеба находилась в своих размерах не по месту, а по способу субстанции, точно так же и субстанция тела Христа. Однако субстанция тела Христа, в отличие от субстанции хлеба, не является субъектом этих размеров, и потому субстанция хлеба там находилась по месту в силу своих размеров, поскольку была сопоставима с этим местом через посредство своих размеров, а субстанция тела Христа сопоставима с этим местом через посредство сторонних размеров, так что, напротив, надлежащие размеры тела Христа сопоставимы с этим местом через посредство субстанции, что противно понятию находящегося в месте тела. Следовательно, тело Христа никоим образом не находится в этом таинстве по месту.

Ответ на возражение 1. Тело Христа не находится в этом таинстве окончательно, поскольку в противном случае оно находилось бы только на том частном алтаре, на котором осуществилось таинство, тогда как оно находится и на небесах в своем собственном виде, и на многих других алтарях в виде таинства. И точно так же очевидно, что оно не находится в этом таинстве ограничительно, поскольку, как мы уже показали, оно не находится в нем согласно сопоставимости своего количества. То же, что оно не выходит за пределы поверхности таинства или какой-либо другой части алтаря, связано не с его нахождением там окончательно и ограничительно, а с тем, что, как уже было сказано (1), оно там есть вследствие освящения и преложения хлеба и вина.

Ответ на возражение 2. Место, в котором находится тело Христа, не пустует не потому, что оно в строгом смысле этого слова занято субстанцией тела Христа, которое, как мы уже показали, не находится там по месту, а потому, что оно занято видами таинства, которые занимают место либо в силу природы размеров, либо, быть может, чудесно, поскольку и само состояние их бытия по способу субстанции чудесно.

Ответ на возражение 3. Как уже было сказано (4), акциденции тела Христа находятся в этом таинстве по действительному сопутствованию. Поэтому в этом таинстве находятся те акциденции тела Христа, которые присущи ему внутренне. Но нахождение в месте – это акциденция сопоставимости с внешним вместилищем. Следовательно, Христу вовсе не необходимо быть в этом таинстве как в месте.

Раздел 6. ДВИЖИМО ЛИ В ЭТОМ ТАИНСТВЕ ТЕЛО ХРИСТА?

С шестым [положением дело] обстоит следующим образом.

Возражение 1. Кажется, что тело Христа в этом таинстве движимо. Ведь сказал же Философ, что «когда мы движемся, то необходимо движется вместе с нами и все, что находится в нас»153, и это справедливо даже в отношении духовной субстанции души. Но мы уже показали (74, 3), что «в этом таинстве содержится Христос». Следовательно, Он движется вместе с ним.

Возражение 2. Далее, истина должна быть сообразована с образом. Но в отношении образа этого таинства, пасхального агнца, предписано: «Не оставляйте от него до утра» (Исх. 12:10). Следовательно, если это таинство будет оставлено до утра, то в нем уже не будет тела Христа, и потому оно в этом таинстве не является недвижимым.

Возражение 3. Далее, если бы тело Христа оставалось в этом таинстве до утра, то по той же самой причине оно оставалось бы там и на все последующее время. В самом деле, нельзя утверждать, что оно прекращает там быть вместе с прекращением вида, поскольку существование тела Христа не зависит от этого вида. Однако Христос не остается в этом таинстве на все последующее время. Таким образом, дело представляется так, что сразу же после наступления утра или немного позже Он прекращает присутствовать в этом таинстве. Следовательно, похоже, что Христос находится в этом таинстве движимо.

Этому противоречит следующее: одна и та же вещь не может одновременно двигаться и покоиться, в противном случае в одном и том же субъекте наличествовали бы противоположности. Но тело Христа покоится на небесах. Следовательно, оно в этом таинстве недвижимо.

Отвечаю: когда что-либо является одним в том, что касается субъекта, и множественным в бытии, ничто не препятствует тому, чтобы оно двигалось в одном отношении и при этом покоилось в другом; так, тело может быть одним как белое и еще одним – как большое, и потому оно может двигаться в том, что касается белизны, и при этом оставаться недвижимым в том, что касается величины. Но Христос как Он есть и как находящийся в таинстве – это не одно и то же, поскольку когда мы говорим, что Он находится в этом таинстве, то этим выражаем своего рода связь с этим таинством. Таким образом, согласно этому бытию Христос не движется в пространстве Сам по себе, но – только лишь акцидентно, поскольку, как мы уже показали (5), Христос не находится в этом таинстве как в месте. А то, что не находится в месте, не движется в пространстве само по себе, но – только посредством движения субъекта, в котором оно находится.

И точно так же оно [(то есть тело Христа)] не движется само по себе согласно тому бытию, которое у него есть в этом таинстве, посредством какого бы то ни было другого изменения, например, прекращая быть в этом таинстве. Ведь то, что само по себе обладает неизменным бытием, не может являться началом изменения, однако если изменяется то, в чем оно есть, тогда оно прекращает в нем быть (так, Бог, бытие Которого неизменно и бессмертно, прекращает быть в той или иной тленной твари постольку, поскольку прекращает быть тленная тварь). Таким образом, коль скоро бытие Христа неизменно и нетленно, Он прекращает быть в этом таинстве не потому, что Он прекращает быть, и не вследствие Своего собственного пространственного движения, как явствует из вышесказанного, но – только лишь потому, что прекращают быть виды этого таинства.

Отсюда понятно, что в строгом смысле слова Христос в этом таинстве недвижим.

Ответ на возражение 1. В этом аргументе речь идет об акцидентном движении, посредством которого вместе с нами движется то, что находится в нас. Однако с тем, что как таковое может находиться в месте, каковы тела, дело обстоит иначе, чем с тем, что как таковое не может находиться в месте, каковы формы и духовные субстанции. И когда мы говорим о Христе как акцидентно движимом согласно тому бытию, которым Он обладает в этом таинстве, в котором Он не содержится как в месте, то должны иметь в виду [именно] этот [последний] модус.

Ответ на возражение 2. Этот аргумент, похоже, принадлежит настаивающим на том, что в этом таинстве, если оно сберегается до утра, не остается тела Христа. В их осуждение Кирилл говорит так: «Иные столь глупы, что заявляют, будто бы благословение таинства оставляет таинство, если какой-либо из его кусочков остается до следующего дня; но освященное тело Христово не изменяется, и сила благословения, и животворящая благодать – навеки в нем». И точно так же все остальные освящения неизменны дотоле, доколе сохраняется освященное, по каковой причине их не совершают повторно. Образ же, притом что он сообразуется с истиной, нельзя приравнивать истине.

Ответ на возражение 3. Тело Христа в этом таинстве остается не только до утра, но и вообще до тех пор, пока сохраняются виды таинства. Когда же их бытие прекращается, прекращает быть в них и тело Христа, но не потому, что это зависит от них, а потому, что устраняется отношение к ним тела Христа подобно тому, как Бог прекращает быть Господом лишающейся бытия твари.

Раздел 7 МОЖНО ЛИ ВИДЕТЬ ТЕЛО ХРИСТА НАХОДЯЩИМСЯ В ЭТОМ ТАИНСТВЕ ВСЯКИМ ЗРЕНИЕМ ИЛИ, ПО КРАЙНЕЙ МЕРЕ, ПРОСЛАВЛЕННЫМ?

С седьмым [положением дело] обстоит следующим образом.

Возражение 1. Кажется, что тело Христа как находящееся в этом таинстве может быть видимо всяким зрением или, по крайней мере, прославленным. В самом деле, созерцать тело Христа в этом таинстве нашему взору препятствуют скрывающие его виды таинства. Но прославленному взору ничто не может воспрепятствовать созерцать тела так, как они есть. Следовательно, прославленным зрением можно видеть тело Христа находящимся в этом таинстве.

Возражение 2. Далее, [в Писании] сказано, что прославленные тела святых будут сообразны «славному телу» Христа (Филип. 3:21). Но Христос посредством Своего зрения может созерцать Себя находящимся в этом таинстве. Следовательно, по той же причине Его может видеть и любой другой прославленный взор.

Возражение 3. Далее, [в Писании] сказано, что святые по воскресении будут равны ангелам (Лк. 20:36). Но ангелы видят тело Христа находящимся в этом таинстве, поскольку даже бесы почитают его и трепещут. Следовательно, по той же причине и прославленным взором можно видеть Христа находящимся в этом таинстве.

Этому противоречит следующее: все, что остается неизменным, не может быть видимо одновременно посредством одного и того же зрения в различных видах. Но Христос всегда видим прославленным взором находящимся в Своем собственном виде, согласно сказанному [в Писании]: «[Глаза твои] увидят Царя в красоте Его» (Ис. 33:17). Следовательно, похоже, что Христос не видим им находящимся в видах этого таинства.

Отвечаю: существует два вида зрения, а именно телесное зрение, которое является таковым в строгом смысле этого слова, и зрение ума, именуемое так аллегорически. Затем, тело Христа как находящееся в этом таинстве не может быть видимо никаким телесным зрением. Во-первых, потому, что видимое тело причиняет изменение в среде благодаря своим акциденциям. Но акциденции тела Христа присутствуют в этом таинстве посредством субстанции. Поэтому акциденции тела Христа не имеют непосредственного отношения ни к этому таинству, ни к сопредельным телам и, следовательно, не воздействуют на среду так, чтобы быть явленными какому-либо телесному взору. Во-вторых, потому, что, как уже было сказано (3), тело Христа представлено в этом таинстве субстанциально. Но субстанция как таковая не может видеться телесным зрением, и при этом она не доступна ни какому-либо из чувств, ни воображению, но – только уму, объектом которого является «сущность вещи»154. Поэтому в строгом смысле слова тело Христа согласно модусу своего бытия в этом таинстве доступно восприятию не чувства или воображения, а только ума, каковое [восприятие] мы называем духовным зрением.

Кроме того, оно воспринимается разными умами по-разному. Ведь коль скоро способ нахождения Христа в этом таинстве полностью сверхъестественен, то и видимо оно само по себе сверхъестественно, то есть божественным умом и, следовательно, блаженным умом ангела или человека, который, будучи причастным славе божественного ума, видит все сверхъестественное в созерцании божественной Сущности. Однако оно, как и другие сверхъестественные вещи, может быть видимо и странствующим [в нынешней жизни] через посредство веры. Но так как даже ангельский ум не способен посредством своей естественной силы к этому созерцанию, то и бесы могут воспринимать Христа в этом таинстве своим умом не иначе, как только через посредство веры, исповедать которую они не желают, однако удостоверены в ней очевидностью знамений, согласно сказанному [в Писании]: «И бесы веруют – и трепещут» (Иак. 2:19).

Ответ на возражение 1. Виды таинства препятствуют нашему телесному зрению созерцать скрываемое ими тело Христа не только потому, что являются своего рода завесами (как какая-либо телесная завеса, которая скрывает покрытое ею от нашего взора), но еще и потому, что тело Христа воздействует на окружающую это таинство среду посредством не собственных акциденций, а [акциденций] видов таинств.

Ответ на возражение 2. Христос видит Себя находящимся в этом таинстве посредством Своего телесного зрения, которое, однако, не может видеть тот способ, каким Он находится в этом таинстве, поскольку последнее подобает уму. Но ни о каком другом прославленном зрении этого сказать нельзя, поскольку зрение Христа сообразуется с этим таинством, тогда как любое другое прославленное зрение – нет.

Ответ на возражение 3. Всякий ангел, добрый или злой, может видеть что-либо посредством не телесного, а только лишь умственного зрения. Поэтому, как явствует из вышесказанного, никакой аналогичной причины не существует.

Раздел 8. ЯВЛЯЕТСЯ ЛИ ИСТИННЫМ ТЕЛО ХРИСТА В ЧУДЕСНО ПРЕДСТАВЛЯЕМОМ В ЭТОМ ТАИНСТВЕ ОБРАЗЕ МЛАДЕНЦА ИЛИ ПЛОТИ?

С восьмым [положением дело] обстоит следующим образом.

Возражение 1. Кажется, что тело Христа в чудесно представляемом в этом таинстве образе младенца или плоти не является истинным. В самом деле, мы уже показали (6), что с прекращением видов этого таинства прекращает быть в этом таинстве и Христос. Но при явлении младенца или плоти виды таинства прекращаются. Следовательно, тело Христа в них не является истинным.

Возражение 2. Далее, где бы ни было тело Христа, оно находится там или в собственном виде, или же в видах таинства. Но очевидно, что в подобного рода явлениях Христос не представлен в Своем собственном виде, поскольку в этом таинстве находится весь Христос, оставаясь всем и в той форме, в которой Он вознесся на небеса, а между тем то, что бывает чудесно явлено в этом таинстве, подчас видится как небольшая частичка плоти, а подчас – как совсем малое дитя. Также понятно, что Он не находится там в священных видах, а именно хлеба и вина. Следовательно, похоже, что тело Христа никоим образом там находиться не может.

Возражение 3. Далее, как мы уже показали (75, 3, 4), тело Христа начинает быть в этом таинстве после освящения и превращения. Но чудесно являемые плоть и кровь не освящаются и не превращаются в истинные тело и кровь Христа. Следовательно, в этих видах не находятся тело и кровь Христа.

Этому противоречит следующее: когда происходит такое явление, ему оказывают такое же почтение, какое оказывалось до этого, чего бы не было, если бы Христос, Которого мы почитаем поклонением «latria», не находился там поистине. Следовательно, когда имеет место такое явление, Христос находится в таинстве.

Отвечаю: когда в этом таинстве созерцают плоть, кровь или младенца, то это может происходить двояко. Иногда это имеет место со стороны созерцающих, глаза которых испытывают такое воздействие, что они внешне как бы видят плоть, кровь или младенца, тогда как в самом таинстве не происходит никаких изменений. Это, похоже, случается тогда, когда один человек видит плоть или младенца, в то время как другие по-прежнему видят хлеб, или когда один и тот же индивид какое-то время видит плоть или младенца, а потом снова хлеб. Однако в этом, в отличие от магического искусства, нет никакого обмана, поскольку такие виды в зрении формируются божественно с целью обозначения некоторой истины, а именно той, что тело Христа поистине находится в этом таинстве (как безо всякого обмана Христос предстал перед учениками, шедшими в Еммаус). Поэтому Августин говорит, что «если притворство обозначает нечто, то тогда оно не ложь, а образ истины». И поскольку в таком случае в таинстве не происходит никаких изменений, то очевидно, что когда имеет место такое явление, Христос в этом таинстве остается.

Иногда же такое явление связано не только с производимым изменением в тех, кто его видит, но и с действительно существующим внешним явлением. Это, как правило, имеет место тогда, когда явление созерцается всеми и не кратковременно, а достаточно долго. Некоторые полагают, что в этом случае речь идет о собственном виде тела Христа, причем неважно, что иногда наблюдается не все тело Христа, а только часть Его плоти, или что оно не предстает в обличье юноши, но – только младенца, поскольку, как будет показано нами ниже, прославленное тело может быть видимо не прославленным взором полностью или частично, в собственном виде или чужом.

Но это кажется неправдоподобным. Во-первых, потому, что тело Христа в приличествующем ему виде может созерцаться только в том месте, в котором оно содержится полностью. Таким образом, коль скоро его созерцают в приличествующем виде и поклоняются ему на небесах, оно не может созерцаться в приличествующем ему виде в этом таинстве. Во-вторых, потому, что прославленное тело, являясь произвольно, произвольно и исчезает; так, мы читаем, что Господь «стал невидим для» учеников (Лк. 24:31). Но то, что в этом таинстве является в подобии плоти, сохраняется достаточно долго; действительно, мы знаем, что подчас его ограждают и по указанию многих епископов сохраняют в дарохранительнице, само помышление о чем, находись там Христос в приличествующем Ему подобии, было бы нечестивым.

Следовательно, нам остается признать, что в то время как размеры сохраняются такими же, как и прежде, происходит чудесное изменение, производимое в других акциденциях, а именно форме, цвете и прочем, в результате чего созерцается плоть, кровь или младенец. И, как уже было сказано, здесь нет никакого обмана, поскольку это делается «с целью обозначения истины», а именно чтобы посредством этого чудесного явления показать, что в этом таинстве поистине присутствуют тело и кровь Христа. Отсюда очевидно, что коль скоро размеры, на которых, как будет разъяснено ниже (77, 2), основываются другие акциденции, сохраняются, поистине сохраняется в этом таинстве и тело Христа.

Ответ на возражение 1. Когда имеет место такое явление, виды таинства иногда остаются во всей полноте как таковые, а иногда – только со стороны того, что в них является главным, о чем уже было сказано.

Ответ на возражение 2. Мы уже говорили о том, что во время подобных явлений видится не собственный образ Христа, а виды, чудесно сформированные или в зрении созерцающих, или, как было показано выше, в самих священных размерах.

Ответ на возражение 3. Размеры освященных вина и хлеба остаются, а чудесное изменение производится в других акциденциях, о чем уже было сказано.


151

Metaph. III.

152

Phys. IV.

153

Topic. II, 7.

154

De Anima III, 6.


Часть 16 Часть 17 Часть 18


Источник: Сумма теологии. Часть III-III. Вопросы 60-90. / Фома Аквинский. - К.: Ника-Центр, 2015. - 504 с. С.И.Еремеев: перевод, редакция и примечания. ISBN: 978-966-521-662-9 978-966-521-475-5

Помощь в распознавании текстов