Фома Аквинский (католический святой)

Вопрос 101. О БЛАГОЧЕСТИИ

Вслед за религией нам надлежит рассмотреть благочестие, каковое рассмотрение прольет свет и на противоположные [ему] пороки. Итак, в отношении благочестия мы исследуем четыре пункта: 1) на кого простирается благочестие; 2) что благочестие побуждает предлагать другому лицу; 3) является ли благочестие особой добродетелью; 4) должно ли опускать обязательства благочестия ради религии.

Раздел 1. ПРОСТИРАЕТСЯ ЛИ БЛАГОЧЕСТИЕ НА ОТДЕЛЬНЫХ ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ ИНДИВИДОВ?

С первым [положением дело] обстоит следующим образом.

Возражение 1. Кажется, что благочестие не простирается на отдельных человеческих индивидов. Так, Августин говорит, что «в собственном смысле обыкновенно благочестие означает богопочитание, которое греки называют «eusebeia""614. Но богопочитание указывает на отношение не к человеку, а к одному только Богу. Следовательно, благочестие очевидным образом не простирается на тех или иных человеческих индивидов.

Возражение 2. Далее, Григорий говорит, что «благочестие в надлежащий день приуготовит праздник, поскольку заполнит сокровенные глубины сердца делами милосердия»615. Но дела милосердия, по мнению Августина, должны распространяться на всех616. Следовательно, благочестие никак не может простираться на некоторых особых людей.

Возражение 3. Далее, человеческие дела, как говорит Философ617, предполагают наличие множества других взаимоотношений помимо родственных и гражданских, и на каждом из них основана своего рода дружба, которая, похоже, является добродетелью благочестия, согласно глоссе на слова [Писания]: «Имеющие вид благочестия...» (2Тим. 3, 5). Следовательно, благочестие простирается не только на родственников и сограждан.

Этому противоречит сказанное Туллием о том, что «благодаря благочестию мы исполняем свои обязанности по отношению к родне и доброжелателям отечества нашего, воздавая им преданной службой».

Отвечаю: человек может задолжать другим по-разному, в зависимости от различия их превосходства и тех выгод, которые он от них получил. В обоих отношениях на первом месте находится Бог, поскольку Он превосходит все и является для нас первым началом бытия и руководства. Вторыми началами нашего бытия и руководства являются наши родители и наша страна, которые породили нас и пропитали. Следовательно, после Бога человек в первую очередь является должником своих родителей и своей страны. Поэтому как религии свойственно почитать Бога, точно так же это свойственно и благочестию; вторичным же образом ему свойственно почитать родителей и страну.

[При этом] почитание родителей включает в себя почитание всего своего рода, поскольку, как говорит Философ, нашими родственниками являются те, которые происходят от общих родителей618. Почитание своей страны включает в себя почтение ко всем своим согражданам и всем друзьям страны. Поэтому благочестие в первую очередь простирается именно на них.

Ответ на возражение 1. Большее содержит в себе меньшее, и потому почитание Бога содержит в себе как частный случай и почитание наших родителей. Об этом [в Писании] сказано так: «Если Я – Отец, то где почтение ко Мне» (Мал. 1, 6). Поэтому термин благочестие означает также и богопочитание.

Ответ на возражение 2. Как говорит Августин, «по народному словоупотреблению имя благочестия применяется и к делам милосердия; произошло это, по моему мнению, потому, что творить дела милосердия заповедует Бог и говорит, что они угодны Ему больше, чем жертвоприношения. В силу такого словоупотребления благочестивым называется и сам Бог»619.

Ответ на возражение 3. Отношения человека с родственниками и согражданами в большей степени, чем любые другие отношения, связаны с началами его бытия, и потому термин благочестие правильней всего прилагать именно к ним.

Раздел 2. ПРЕДУСМАТРИВАЕТ ЛИ БЛАГОЧЕСТИЕ ПОМОЩЬ НАШИМ РОДИТЕЛЯМ?

Со вторым [положением дело] обстоит следующим образом.

Возражение 1. Кажется, что благочестие не предусматривает помощи нашим родителям. В самом деле, похоже, что предписание Десятисловия; «Почитай отца твоего и мать твою» (Исх. 20, 12) принадлежит благочестию. Но оно предписывает только почитание. Следовательно, благочестие не предусматривает помощи родителям.

Возражение 2. Далее, человек должен собирать имение для тех, кому он обязан помогать. Но, по словам апостола, «не дети должны собирать имение для родителей» (2Кор. 12, 14). Следовательно, благочестие не обязывает их помогать своим родителям.

Возражение 3. Далее, благочестие, как уже было сказано (1), простирается не только на родителей, но и на других родственников, а также на сограждан. Но никто не обязан помогать всем родственникам и согражданам. Следовательно, никто не обязан помогать и родителям.

Этому противоречит следующее: Господь осуждал фарисеев за то, что те препятствовали детям помогать своим родителям (Мф. 15, 3–6).

Отвечаю: мы являемся должниками наших родителей двояко, а именно сущностно и акцидентно. Сущностно мы должны то, что мы должны отцу как таковому, и коль скоро он превосходит своего сына постольку, поскольку является началом его бытия, то последний должен почитать его и служить ему. Акцидентно же отцу надлежит воздавать приличествующее ему со стороны того, что ему акцидентно. Так, например, если он болен, то детям надлежит посещать его и заботиться о его лечении, если он беден, то им надлежит его поддерживать, и ещё много другое, что так или иначе связано с приличествующим служением. Поэтому Туллий говорит, что «благочестие предусматривает как долг, так и почтение», причем «долг» относится к служению, а «почтение» – к уважению или оказанию почестей, поскольку, по словам Августина, «говорится, что мы почитаем тех людей, которых с почтением вспоминаем или которым оказываем почести в их присутствии»620.

Ответ на возражение 1. Согласно разъяснению Господа (Мф. 15, 3–6), почитание родителей предполагает любую помощь, которую мы должны им оказывать, причину чего надлежит усматривать в той поддержке, которую должно предоставлять отцу как приличествующую ему в связи с его превосходством.

Ответ на возражение 2. Поскольку отец является началом, а его сын – тем, кто происходит от этого начала, то поддерживать своего сына сущностно приличествует отцу и, следовательно, он обязан помогать ему не тогда-то и тогда-то, а всю свою жизнь, на что и указывают слова «собирать имение». С другой стороны, помощь сына отцу акцидентно соотносится с некоторой сиюминутной потребностью, в связи с которой он должен поддержать отца, и не накапливается в течение долгого предшествующего периода времени, поскольку по природе не родители являются преемниками своих детей, но дети – своих родителей.

Ответ на возражение 3. Как говорит Туллий, «мы выражаем готовность оказывать почтение и служить всем нашим близким и доброжелателям нашей страны», но не всем в равной степени, а так, что в первую очередь – своим родителям, а всем остальным – в меру своих возможностей и сообразно их личной нужде.

Раздел 3. ЯВЛЯЕТСЯ ЛИ БЛАГОЧЕСТИЕ ОСОБОЙ И ОТЛИЧНОЙ ОТ ДРУГИХ ДОБРОДЕТЕЛЬЮ?

С третьим [положением дело] обстоит следующим образом.

Возражение 1. Кажется, что благочестие не является особой и отличной от других добродетелью. В самом деле, предоставление служения и уважения кому бы то ни было проистекает из любви. Но это свойственно и благочестию. Следовательно, благочестие как добродетель не отличается от любви.

Возражение 2. Далее, почитать Бога приличествует религии. Но благочестие, по словам Августина, тоже означает богопочитание621. Следовательно, благочестие не отличается от религии.

Возражение 3. Далее, благочестие, посредством которого мы служим своей стране и исполняем свой [гражданский] долг, похоже, суть то же, что и законная правосудность, которая заботится об общественном благе. Но законная правосудность, как говорит Философ, является общей добродетелью622. Следовательно, благочестие не является особой добродетелью.

Этому противоречит мнение Туллия, считавшего благочестие частью правосудности.

Отвечаю: особой [или частной] добродетелью является та, которая относится к объекту под особым аспектом. И коль скоро природа правосудности состоит в воздании другому лицу того, что должно, то там, где имеется особый аспект долженствования, имеется и особая добродетель. Затем, долженствование в отношении того, кто является врожденным началом бытия и руководства, является особым долженствованием. Но благочестие относится именно к этому началу, поскольку предоставляет служение и уважение родителям, стране и всем тем, кто с ними связан. Следовательно, благочестие является особой добродетелью.

Ответ на возражение 1. Как религия является выражением веры, надежды и любви, посредством которых человек по преимуществу и определяется к Богу, точно так же и благочестие является выражением любви, которую мы питаем к своим родителям и стране.

Ответ на возражение 2. Бог является началом нашего бытия и руководства в гораздо превосходящей степени, чем отец или страна. Поэтому религия, которая воздает почитание Богу, является добродетелью, отличной от благочестия, которое воздает почитание нашим родителям и стране. Но все то, что относится к сотворенному, по словам Дионисия, принадлежит Богу как пределу превосходства и причинности623, и потому ввиду этого превосходства благочестие определено к почитанию Бога, равно как и ввиду [этого же] превосходства к Богу обращаются «Отче наш».

Ответ на возражение 3. Благочестие относится к нашей стране постольку, поскольку она является для нас началом бытия, тогда как законная правосудность рассматривает благо нашей страны как общественное благо. Поэтому законной правосудности в гораздо большей степени присущи черты общей добродетели, чем благочестию.

Раздел 4. ДОЛЖНО ЛИ ОПУСКАТЬ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА БЛАГОЧЕСТИЯ ПО ОТНОШЕНИЮ К РОДИТЕЛЯМ РАДИ РЕЛИГИИ?

С четвёртым [положением дело] обстоит следующим образом.

Возражение 1. Кажется, что обязательства благочестия по отношению к родителям ради религии должно опускать. Ведь сказал же Господь: «Если кто приходит ко Мне и не возненавидит отца своего и матери, и жены и детей, и братьев и сестер, а притом и самой жизни своей, тот не может быть Моим учеником» (Лк. 14, 26). На то же указывает и похвала Иакова и Иоанна за то, что они оставили «лодку и отца своего» и последовали за Христом (Мф. 4, 22). А ещё хвалят левита, «который говорит об отце своем и матери своей: «Я на них не смотрю!», и братьев своих не признает, и сыновей своих не знает... ибо они, левиты, слова Твои хранят» (Вт. 33, 9). Но человек, не желающий знать своих родных и близких и даже ненавидящий их, необходимо опускает обязательства благочестия. Следовательно, ради религии обязательства благочестия должно опускать.

Возражение 2. Далее, [в Писании] читаем о том, что тому, кто сказал: «Позволь мне прежде пойти и похоронить отца моего», Господь ответил: «Предоставь мертвым погребать своих мертвецов, а ты иди, благовествуй царство Божие!» (Лк. 9, 59, 60). Но последнее принадлежит религии, в то время как погребение отца является обязательством благочестия. Следовательно, ради религии обязательства благочестия должно опускать.

Возражение 3. Далее, Бога называют «Отче наш» ввиду Его превосходства. Но подобно тому, как мы, следуя обязательствам благочестия, почитаем своих родителей, точно также мы почитаем Бога посредством религии. Следовательно, ради религиозного поклонения обязательства благочестия должно опускать.

Возражение 4. Кроме того, монахи клятвенно обязуются исполнять монастырский устав, и эту клятву они нарушить не могут. Но этот устав препятствует им помогать родителям как по причине их бедности, поскольку у них нет никакой собственности, так и по причине повиновения, поскольку они не могут покинуть монастырь без разрешения своего настоятеля. Следовательно, ради религии обязательства благочестия по отношению к родителям должно опускать.

Этому противоречит следующее: Господь осуждал фарисеев, учивших, что ради религии должно воздерживаться от того, что мы должны воздавать родителям (Мф. 15, 3–6).

Отвечаю: религия и благочестие являются добродетелями. Но никакая добродетель не противоположна другой добродетели, поскольку, как говорит Философ в своей книге о категориях, «благо не противоположно благу». Поэтому невозможно, чтобы религия и благочестие препятствовали друг другу таким образом, что акт одной исключался бы актом другой. Однако нами уже было сказано (II-I, 7, 2; II-I, 18, 3) о том, что акт каждой добродетели ограничен связанными с ним обстоятельствами, и если он эти границы преступает, то из акта добродетели превращается в порочный акт. Следовательно, благочестие должно воздавать надлежащее почитание родителям сообразно надлежащему модусу. Но если человек склонен почитать своего отца больше, чем Бога, то в таком случае налицо ненадлежащий модус, поскольку, как говорит Амвросий, комментируя слова из [евангелия от Луки], «благочестие божественной религии важнее родственных обязательств».

Таким образом, если почитание родителей препятствует почитанию Бога, то оно уже более не является актом благочестия, поскольку становится почитанием родителей в ущерб Богу. Поэтому Иероним говорит: «Хотя бы ты попрал отца твоего, хотя бы ты отверг мать твою, но если ты, не уклоняясь в сторону и не проливая слез, спешишь встать под знамена креста, то что такое эта твоя жестокость, как не наивысшая степень благочестия». Следовательно, в подобных случаях обязательства благочестия по отношению к родителям должно опускать ради религиозного почитания Бога. Но если почитание родителей не препятствует нам почитать Бога, то тогда оно является актом благочестия, и потому нет никакой необходимости отказываться от благочестия ради религии.

Ответ на возражение 1. Григорий, разъясняя эти слова Господа, говорит, что «когда мы видим, что наши родители являются помехой на нашем пути к Богу, мы должны пренебречь ими, ненавидя и оставляя их»624. В самом деле, если родители побуждают нас к греху и не позволяют служить Богу, то за это мы должны оставлять их и ненавидеть. В таком же смысле и о левитах сказано, что они не признают своих родственников, а именно постольку, поскольку они, повинуясь заповедям Господним, не впали в идолопоклонство (Исх. 32). Иакова и Иоанна хвалят за то, что они оставили родителей и последовали за Господом, не потому, что их отец побуждал их к злу, а потому, что они были уверены в том, что их отец сможет позаботиться о себе, если они [оставят его и] последуют за Христом.

Ответ на возражение 2. Господь запретил ученику хоронить отца потому, что, как говорит Златоуст, «этим Господь уберег его от множества зол, а именно горя, печали и всего остального, с чем при таких обстоятельствах сталкивается каждый. К тому же после похорон должно быть зачитано завещание, имущество поделено и так далее. Но в первую очередь [так произошло] потому, что были другие, которые могли бы позаботиться о похоронах»625. Или же, согласно комментарию Кирилла на эти слова из [евангелия от Луки], «просьба этого ученика состояла не в том, чтобы он мог похоронить умершего отца, а в том, чтобы он мог позаботиться о ещё живущем старике отце до тех пор, пока не придет время его схоронить. Такой возможности Господь ему не предоставил, поскольку были другие, которые в силу родственных обязательств должны были заботиться о нем».

Ответ на возражение 3. Все, что мы благочестиво воздаем нашим родителям, мы воздаем Богу, что подобно тому, как и дела милосердия, которые мы исполняем в отношении любого из наших ближних, мы предлагаем Богу, согласно сказанному [в Писании]: «Так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших – то сделали Мне» (Мф. 25, 40). Поэтому если наши плотские родители нуждаются в нашей помощи, не имея при этом возможности получить её от кого-то другого, и если они не побуждают нас к чему-либо такому, что было бы противно Богу, то мы не вправе отказывать им ради религии. Но если мы не можем посвятить себя им без того, чтобы при этом не согрешить, или если они могут обойтись без нашей помощи, то воздерживаться от этой помощи ради того, чтобы посвятить все свое время религии, законно.

Ответ на возражение 4. Относительно тех, кто ведет мирскую жизнь, и тех, кто избрал монашество, должно рассуждать по-разному. Ведь если у живущего в миру есть родители, которые могут рассчитывать только на него, то он не вправе оставлять их и уходить в монахи, поскольку это было бы нарушением заповеди, предписывающей нам почитать родителей. Впрочем, некоторые говорят, что и в таком случае он мог бы оставить их, предоставив их попечению Божию. Но это в строгом смысле слова означало бы искушать Бога, поскольку, располагая человеческими возможностями, он, уповая на помощь Божию, подвергал бы своих родителей опасности. С другой стороны, если родители могут обойтись без него, то он вправе оставить их и уйти в монахи, поскольку дети, как уже было сказано, обязаны помогать родителям только в случае необходимости. Тот же, кто уже стал монахом, считается умершим для мира, и потому он не должен ради поддержания родителей оставлять монастырь, в котором он погребен с Христом, и вновь погрязать в мирской суете. Однако он должен, оставаясь в [полном] повиновении своему настоятелю и требованиям монашеского состояния, стараться, насколько может, помочь своим родителям.

* * *

614

De Civ. Dei X, 1.

615

Moral. I.

616

De Doctr. Christ. I.

617

Ethic. VIII, 13, 14.

618

Ethic. VIII, 14.

619

De Civ. Dei X, 1.

620

Ibid.

621

Ibid.

622

Ethic. V, 3, 5.

623

De Div. Nom. I, 7.

624

Hom. XXXVII in Evang.

625

Hom. XXVIII in Matt.



Источник: Сумма теологии. Часть II-II. Вопросы 47-122. - 2013 С.И.Еремеев: перевод, редакция и примечания.

Комментарии для сайта Cackle

Открыта запись на православный интернет-курс