Первый патриарх Всероссийский

Историч. очерк В. Пинчука

Опубликовано: Русский паломник. 1914. №4. С. 52

В 1586 г. в Москву прибыл антиохийский патриарх Иоаким для сбора пособий в пользу своей церкви. Царь Феодор Иоаннович объявил ему о своем желании почтить митрополита всея России саном патриарха. Иоаким обещал со своей стороны предложить дело на рассмотрение собору восточных патриархов. Через два года в Москву прибыл константинопольский патриарх Иеремия с соборным определением об открытии патриаршества в России. В это время в Москве митрополитом был Иов, раньше бывший епископом в Ростове. Иов пользовался особенной любовью царя, как человек доброй и святой жизни, и царю хотелось видеть его на патриаршем престоле, но среди окружающих царя нашлись такие, которые считали необходимым предложить патриарший всероссийский престол самому Иеремии. На это добросердечный государь Феодор Иоаннович ответил боярам:

– Велел нам Бог видеть к себе пришествие патриарха цареградского, и мы о том размыслили, чтобы в нашем государстве учинить патриарха, кого Господь Бог благословит; если захочет быть в нашем государстве цареградский патриарх Иеремия, то ему быть патриархом в начальном месте Владимире, а на Москве быть митрополиту по-прежнему; если же не захочет цареградский патриарх быть во Владимире, то на Москве поставить патриарха из московского собора.

Иеремия не прочь был остаться в России, но когда ему сообщили о решении государя, то он ответил:

– Будет на то воля великого государя, чтоб мне быть в его государстве, – я не отрекаюсь. Только мне во Владимире быть невозможно, потому что патриархи бывают всегда при государе: а то что за патриаршество, что жить не при государе?

Царь, выслушав от Годунова ответ патриарха, созвал бояр и объявил им:

– Патриарх Иеремия вселенский на Владимирском и всея Руси патриаршестве быть не хочет, а если мы позволим ему быть в своем государстве на Москве на патриаршестве, где теперь отец наш и богомолец Иов митрополит, то он согласен. Но это дело не статочное: как нам такого сопрестольника великих чудотворцев и достохвального жития мужа, святого и преподобного отца нашего и богомольца Иова, митрополита, от Пречистой Богородицы и от великих чудотворцев изгнать, а сделать греческого закона патриарха, а он здешнего обычая и русского языка не знает, и ни о каких делах духовных нам с ним говорить нельзя?

Доводы царя, конечно, показались справедливыми. Следствием всего этого было то, что на патриарший престол собором архиереев было представлено три кандидата: митрополит Иов, новгородский архиепископ Александр и ростовский Варлаам, а из них выбор предоставили царю. Феодор избрал Иова, который и был посвящен 26 января 1589 года. Царь передал ему посох первого митрополита всея Руси св. Петра и тем как бы поставил его выше по значению – митрополита Киевского.

Иов любил царя Феодора, как любил он, впрочем, и Бориса Годунова. Он оставил после себя их жизнеописания. Иов был святитель добрый, мягкий, сердечный. Некоторые упрекают его в слабости воли. Но это не верно. Иов, как говорит о нем один из митрополитов русской церкви, в дни первого самозванца спас церковь и отечество. В это, поистине «смутное время» патриарх показал и силу своей воли, и непоколебимую твердость, и великую любовь к отечеству. Иов смело обличал самозванца, посылал послов с собственными грамотами к польскому и литовскому духовенству, в которых уверял, что у них не Дмитрий царевич, а расстрига, бродяга Григорий Отрепьев. Когда самозванец появился в Москве, патриарх совершал в московском соборе литургию. В собор ворвались сторонники самозванца, извлекли архипастыря из алтаря и сорвали с него святительскую одежду.

Иов, став перед Владимирскою иконою Божией Матери, сняв с себя панагию, положил ее к иконе и громко, во всеуслышание, сказал:

– Здесь, перед сею иконою, я был удостоен сана архиерейского и много лет хранил целость веры. Ныне – вижу бедствия церкви и торжество обмана и ереси. Матерь Божия! Спаси православие!..

Эти слова сильно раздражили напавших на него; они надели на него простую монашескую одежду и потащили на площадь, а затем в телеге отправили в Старицкий монастырь.

На место Иова Лжедмитрий поставил патриархом грека, архиепископа рязанского Игнатия. Для приличия ему приказано было просить у Иова благословения. Но Иов такового не дал, а сказал:

– По ватаге атаман, по овцам пастух.

Когда воцарился Василий Шуйский, он, заключив Игнатия в Чудов монастырь, предложил Иову возвратиться на патриарший престол, но Иов отказался и его место занял Гермоген, просивший Иова, чтобы он прибыл в Москву для разрешения народа от присяги, данной самозванцу.

Иов, в скромной бедной рясе простого инока, явился в Успенский собор и стал у патриаршего места рядом с Гермогеном. Тут он велел прочитать народу свою грамоту, в которой изобразил величие России и затем свою скорбь, что народ русский, поддавшись увлечению, сделался изменником в отношении к своему государю, принеся тем много бед отечеству. Затем он объявил народу разрешение и прощение, в надежде, что он больше не станет изменять своему законному царю.

Народ радовался и плакал (20 февр. 1607 г.).

После того Иов возвратился в Старицу. Не прожив четырех месяцев после того, он мирно почил (19 июня 1607 года). В 1652 году тело святителя было перевезено из Старицкого Успенск. мон. в Москву.

 

Источник: Патриаршество на Руси... / Русский паломник. 1914. № 4. С. 50-61.

Комментарии для сайта Cackle