преподобный Феодор Студит

Подвижнические монахам наставления

90. 1) Как на мне долг – всегда воодушевлять вас на брань: так на вас – всегда стоять во всеоружии духовном и бороться. – 2) Жаловаться, что борьба долго длится, не уместно; приводятся примеры борцов и советуется мужаться. – 3) Не страшитесь привидений: небоязненность и молитва – лучшие средства против них. [2, 13]

1. Неотложно необходимо мне всегда простирать слово утешения и увещания к вам, трудящимся до утомления в деле Божием, в вашем блаженном и многотрудном послушании. Если б ваш подвиг и ваше борение с обходами супостата пресекалось в какое-либо опредленное время; пресекалось бы и мое вам утешение и увещание. Но как те никогда не престают и ни днем ни ночью не дают покоя, то, по всей справедливости, и на мне лежит долг соразмерно с тем привносить в души и утешение, и воз6уждение, и обнадежение, придавая вам силы, бодренности и рвения к истреблению невидимых против вас ополчений. Воину, как знаете, всегда должно действовать по-воински, и строго держаться всего, что требуется сим званием. Почему и вам, истинным воинам Христовым, должно всегда смотреть, в порядке ли оружия ваши, имеет ли каждый из вас меч послушания, броню веры, шлем упования спасения, щит смирения, лук молитвы, и все другое, потребное в воинствовании нашем духовном. Не так прекрасно и изумления достойно видеть плотского воина в своем всеоружии, сколько воина Христова, имеющего все сказанное. Посему, чада мои, вооружайтесь, ограждайтесь, стройтесь, воюйте, и побеждайте борющего вас дьявола, и не дивитесь ничему случающемуся с вами, ни тому, что удары получаете и устреления, ни тому, что поскользаетесь и падаете; только скорее вставайте.

2. Иные досадуют, изумляются, или даже в отчаяние впадают, что их тиранит или срамная похоть, или серчание, или хула, или зависть, или переменчивость, или другое что подобное. Я же напротив удивляюсь им самим. Скажи мне, брате, или так без трудов и бедствований, без борений и побед ожидаешь ты получить себе венцы? – Но говорит: «Я имею уже столько и столько лет, сколько раз говел, исповедался и причащался, показал то и то, преизобиловал слезами и воздыханиями, был полезен и братиям, жившим со мной, в немощи их.» Увы какая мудрость?! Скажи-ка ты мне, сколько лет имеешь в брани? три, пять, десять? Но блаженная Амма Сарра сорок лет доблестно боролась с демоном блуда, и мужественно перенесла сие. Смею помянуть об Авве Пахоме, и о том, что сам себя обнажил в Церкви, и о другом, кого подкрепил Авва Аполлос. Да и зачем мне приводить бесчисленные примеры, с какими подвигами и борениями искренние борцы выходили победителями, один так, другой иначе, но нигде огорчения, нигде малодушие, нигде потери мужества, пока не возмогали в немощах своих, мановением свыше отрывая нападки вражеские. Мы же, малодушные малодушно, беспечно и необученно говорим и делаем. – Я напоминаю об этом для того, чтоб возникнуть нам от упадка духа и стать бодренно и неподвижно, в уповании на Бога, поя каждый в себе: «аще ополчится на мя полк, не убоится сердце мое: аще восстанет на мя брань, на Него аз уповаю» (Пс. 26, 3).

3. Не бойтесь страхований и страшилищ, какие иногда демон производит мечтательно ночью, показывая то или другое, преобразуясь и видоизменяясь, как вздумает; бывает, что он звук издает, и по имени зовет, вид льва принимает. Но ты смело уязви его небоязненностью, и увидишь, что он как прах разлетится. Если покажется он тебе высоким, равно с кровлею, и великим, обратись к молитве и, подобно великому Антонию, увидишь, как его не станет. Пусть покажется он идущим на тебя и нападающим, или жилище твое потрясающим и валящим на тебя, не страшись, и все пройдет, как самое мечтание. Случается же это с теми, кои подвергаются сему, от того что они боятся страха, где нет страха (Пс. 13, 5). Внимайте же и не устрашайтесь того, что совсем нестрашно. Пусть паче от вас устрашается наводящий страхи, силою вашей упования на Бога и молитвы к Нему.

91. 1) Весна настала: блюдитесь, советую воздерживаться от вина, не есть досыта, и в город ходя быть осторожными, и оттуда не заносить в обитель мiрских речей. – 2) Кстати замечается о ходящих в огород, и требующих овощей против правила. [2, 14]

4. Стойте твердо и неподвижно в уповании на Бога, и расторгши многосплетенные козни дьявольские, будьте выше страстей, попирая сласти и похотения плоти, девство же и чистоту ограждая и душевно и телесно. Видите, теперь время весеннее, в которое всякое одушевленное естество подвигается к живорождению. Сообразуясь с этим надо нам установлять сон свой и пищу. «Добро,» говорит Апостол, «не ясти мяс, ниже пити вина, ни о немже брат твой соблазняется» (Рим. 14, 21). Говорю и я, братия мои, советовательно, а не узаконительно, честных ради душ ваших, и притом не больным из вас, а здоровым: хорошо не пить вина, особенно вам юнейшие; потому что от него возгораются страсти. Мы и без того имеем в себе волнение свойственных естеству нашему сластей, для чего вводить нам в себя еще и винных возбудителей? Вкусите и увидите, как благо воздержание от вина. Воздерживающийся от него увидит себя не носимым помыслом, не возгораемым душевно, но всегда трезвенствующим в любви к Богу и ревностным ко всему лучшему и содействующему спасению. Воздерживающийся от вина Духа Святого носит в себе. пьющий воду облекается в одежду умиления. – И относительно пищи тоже советую вам, чада. Бегайте бессловесного пресыщения и всегдашнего насыщения вдоволь, от коих – семена блуда и содомства; но так употребляйте пищу и питие, – при всех других осторожностях, – чтоб начальствовать над сластями, а не быть у них под началом, чтоб властвовать над плотью, а не быть во власти ее. Наилучший порядок в отношениях души и тела и есть тот, чтоб низшее не насиловало высшего. Относительно выходов из обители, твердо держитесь правила – не вносить в обитель мiрских бесед могущих смущать братий.

5. Узнаю, что некие из вас, заходя в огород требуют от огородника овощей, и, не получая по правилу, воюют с ним. Это сатанинское дело и ему не следует быть. Таковые будут подвергаемы епитимиям. Разве недостаточно предлагаемого? Как же ты преодолеешь страстность, когда тебя побеждает овощ? Легче пера будешь, смиренный брат мой, если не укрепишь себя в помысле воздержанием. Уповаю, что как бывали и бывают из невоздержных воздержными, из страстных бесстрастными, так будем и мы если не поленимся строго держать себя во всем. Господь да укрепит вас и утвердит.

92. 1) Отсечение своей воли наша первейшая добродетель. – 2) Время течет; – вот-вот смерть, а там суд, на коем одобрены будут только добрые: будем же таковы, избегая всего худого. – 3) Неразумие ропота, что дети воспитываются в монастыре. [2,15]

6. В Царство Небесное путей много и один путь: один, потому что, одна сущи, добродетель исполняется и в дело приходит разными добрыми делами. Воспримем сию единую, всемощную: и один да течет путем Богоподражательного послушания, – путем беспрепятственным и непресекаемым; другой – путем Христоносного смирения, – путем гладким и кратчайшим; тот же и другой да лобызает отсечение своей воли, как жертву непорочную. «Кто есть человек, хотяй живот, любяй дни видети благи?» спрошу и я с Пророком, – и отвечу: тот, кто истинно отсекает волю свою. «Сей есть, иже поживет и не узрит смерти» (Пс. 88, 49) падения, избавляя душу свою из руки адовы. Сей есть сын Света, имеющий душу, очищенную от всякой страстности: ибо он с корнем исторгает всякую страсть. Откуда у нас огорчения, неприятности, брани, споры, завидования? Не от того ли, что домогаемся стоять на своем, и защищать свои решения и пожелания? Да, так есть воистину. И нет другого способа – избавить нас от козней дьявола, кроме этого отсечения своей воли.

7. Дни за днями текут, приходят и отходят; как поток речной спешит вперед жизнь наша и приближается к смерти. Блаженны вы, что ничтожным и временным стяжаете себе вечное и небесное. И придет день, когда воссядет Бог на престоле славы своей с предстоянием Ему Святых Ангелов, призовет вас и вчинит в селении праведных. – Но каких? послушливых, покорных, благоговейных, добротолюбивых, чистых сердцем, сокрушенных, плачелюбивых, трудолюбивых, отцелюбивых, братолюбивых, безмолвьелюбивых, молитволюбивых, – и всякое другое Божественное делание усердно проходящих. Есть между вами такие, которые не одной, а многими добродетелями преукрашены; и таковые красны добротою паче сынов человеческих, сияя многими благодатными дарами Духа. Не дадим же себе приближаться к безобразным и тлетворным срамотам греховным; но бегая да бежим прочь от пагубной дерзости, злого друг друга обозревания, разнузданных улыбаний, сатанинских роптаний, злобных огорчений, – принимая все добросердечно – пищу, питие, одежду, послушание – какие бы то ни было. Это и есть добрый для вас подвиг, это и есть свидетельство добросовестности вашей, это и есть ваше в воинствовании духовном преуспеяние, и это наконец ваше венценошение.

8. Слышу, что некие неразумные, видя детей, воспитывающихся у нас, говорят: «Вот отчего имеем мы погибнуть! вот отчего разорение монастырей!» – Какое безумие? Это не что иное, как осуждение самого Господа, Который говорит: «оставите детей приходити ко Мне: тацех бо есть царствие Божие» (Мр. 10, 14). Не был ли младенцем Христос? Не отдоен ли Он был млеком? Не был ли дитятем? Не был ли отроком «двоюнадесяти лет?» (Лк. 2, 42). Не был ли мужем совершенным «яко лет тридесяти, начиная» чудодействовать? (Лк. 3, 23). Зачем же бессловесствует сей, и почему на себя самого паче не жалуется, что пагуба его от него самого? – Такие – премудрее и разумнее игумена, текут путем, который деснее десного, и спорят, что любят Бога паче, а не сколько должно, блуждая между тем вне определенных правил. – Приложу впрочем: если никого нет, кто говорил так, пусть слово сие пройдет, как порыв ветра, и я никого не буду обличать; если же есть, пусть исправит себя, да не впадет в сеть дьявольскую. святой старец оный что сказал? «Что повелит мне дитя, то приму как бы Сын Господа моего повелел мне.» – Или вы не разумеете, что читаете?! –

93. 1) В добре подвизаетесь во всем; велик труд, но воздаяние больше; преуспевайте же паче и паче. – 2) Много вам искушений; но не малодушествуйте: Господь близь. Держите также в памяти будущее упокоение, и никогда не потеряете мужества. [2, 16]

9. По слову Господа: «в терпении вашем стяжите души ваша» (Лк. 21, 19); переносите вы труд и зной подвижнической жизни вашей без малодушия, и «в законе Господни поучаетесь день и нощь», да будете «яко древо насажденное при исходищах вод» (Пс. 1, 3). Много у вас трудов, но даров Божиих больше, много потов, но стяжание вечно. Знаю, что подвизаетесь, всячески нудите себя, мученически живете, копьем прободаемы бываете, распинаетесь отсечениями своих хотений; но радуйтесь, потому что вам готовится Царствие Небесное, – блаженное бессмертие, всыновление, сонаследие Христу, благоживотие, блаженство, радование, покой конца не имеющий. Когда такие и толикие блага предлежат, кто может унывать? Кто может останавливаться пред каким-либо трудом и подвигом, пока чрез смерть не перейдет к уповаемому? – Зная, что «недостойни страсти нынешнего времене к хотящей славе явиться нам» (Рим. 8, 18), не понесли ли и вы – и зной похотения, и тяготу уныния, и утомление от трудов, и гладь воздержания, и во всем другом тесноту и скудость; так что можете сказать с Апостолом: «Тебе ради умерщвляеми есмы весь день, вменихомся, яко овцы заколения?» (Рим. 8, 36). Вы не страшитесь демонских мечтаний и похотных восстаний, преуспевая и восходя на высоту добродетели. – Но слово о сем нужно не для одних разленяющихся, колеблющихся и развояющихся, а и для вас, к утверждению и намасчению вас, да добре совершите свое течение благочестия. Придите же все, страх к страху приложим, и будем друг к другу благи, тихи, любительны, покорны, радушны, не завистливы, не притязательны, не горды, не тщеславны, не смутительны, не ропотливы, имеющими основанием доброго вашего жития терпение.

10. Много каждодневно бывает у вас прискорбностей, – не отрицаю, но не для спасения ли это вашего, не для наследования ли вечных благ? Если же для этого труд и утомление, усилие и течение, пот и глад, теснота и стенание, смятение помыслов и волны искушений, невидимыми врагами нагоняемых на нас на море жизни сей; то отнюдь не попустим себе возмалодушествовать, или устрашиться, или впасть в безнадежие. Христос с нами; Он простирает руку, скажет морю сему: «молчи, престани» (Мр. 4, 39), и будет тишина велия. Только и мы понапряжемся еще и еще тещи, еще и еще спешить, еще и еще подвигаться вперед. И я уверен добре, что успешно совершим плавание, спасемся от бед и благополучно войдем в пристань Царствия Небесного. А там, – «отбеже болезнь, печаль и воздыхание» (Ис. 35, 10). – Что же блаженнее такого дела и толикого труда, из коего воссиявает свет, жизнь, радость, мир, утешение и упокоение безмерное? Кто с такой верою и таким упованием течет путем добродетели, тот никогда не изнемогает, не останавливается и обращается вспять, ни по причине подъемлемой уже тяготы и скорби, ни по причине предстоящей еще, хотя бы то была смерть, прободение ребер и пролитие крови. От сего мученики предавали себя на мучения, и претерпевали всякие виды терзаний; от сего преподобные взыскивали преподобие, и поднимали всякий труд подвижнический; от сего и я приглашаю вас и убеждаю вступить в подвиг, чтоб и увенчаться, за блаженное подчинение ваше и мученическое послушание. Ей, умоляю вас, не допустим себя лишенными быть неизреченных оных и недомыслимых благ, наименования сынами и наследниками Царствия Небесного, радостей невестника Христова, стояния одесную, где все Святые в безмерном веселии, ликуя ликуют, наслаждаясь наслаждаются неописанными оными божественными благами.

94. 1) Зачем пришли мы в обитель, знаете: не допускайте же ничего противного тому. Вы так и делаете; но не допустите, чтоб напрасно пропали труды ваши. – 2) Я пекусь о вас и указываю вам лучшее: зачем же вы самовольно придумываете себе подвиги, – вериги, пустынь? не на добро это. Наше общежитие самое есть пригодное для подвижничества. – 3) Кто хочет выше быть других, старайся всех превзойти в подвижнических добродетелях, и телесных и душевных, преуспеть в коих нигде так не удобно, как в общежитии. – 4) Перечисляется, в каких добродетелях есть преуспевающие в обители; и ревнители приглашаются подражать им. [2, 17]

11. Зачем пришли мы сюда, вышедши из мiра и отчуждившись от родителей, родственников и друзей по плоти, городов, родины, сел и домов? Не за тем ли, чтобы спасать души свои? Не за тем ли, чтоб сподобиться отпущения грехов, прежде содеянных? Не за тем ли, чтоб благоугодить Богу? Не за тем ли, чтоб стяжать вечные блага? Не за тем ли, чтоб пожить ангельски, соревнуя бесплотным умам, святым и треблаженным отцам нашим? – Как же после сего делать нам противное тому. Вместо плакания смеяться, вместо сокрушения веселиться, вместо благоговеинства нечествовать, вместо молитвы суетиться, вместо покоя кружиться, вместо безмолвия хлопотать, вместо очищения загрязняться, вместо тихости дерзкими бывать, вместо пощения предаваться невоздержности, вместо псалмопения пересуды творить, вместо послушания самовольничать, вместо смирения превозноситься? Так, противоборец наш обыкновенно увлекает забывающих обеты свои на несообразные с ними дела. Но вы добре ведаете, зачем собрались здесь и ревнуя ревнуете о достижении целей своих: и грехи свои очищаете, и освящаетесь. Прошу же вас, чада, и молю, не допустите, чтоб оказался тщетным труд ваш. – Как и сколько терпите вы? Сколько постились и поститесь? Сколько усердствовали и усердствуете к бдению? Сколько перенесли и переносите поношений, оскорблений и лишений? И вообще сколько уже совершили и совершаете в благоустроении жизни своей? – Не допустите же охлаждению и какому-нибудь минутному услаждению погубить эти многоплодные и многожеланные делания ваши; но к прежним трудам приложите новые, чтоб добре совершив течение сей жизни краткой, благонадежно вступить в тихую пристань жизни нескончаемой.

12. Весть Господь, как забочусь я об успокоении каждого из вас, и душу свою располагаю сообразно с тем, каково вам: с скорбящими скорблю, с изнемогающими изнемогаю, яко немощный душой, с малодушествующими малодушествую, с борющимися борюсь, с бедствующими бедствую, с искушаемыми разжизаюсь. Если так, то почему мешаете вы мне в этом и не сообразуетесь с тем, что вам приказывают, а противитесь и привводите свои желания, или лучше, свои зловредные похотения, и свои горделивые воли, в противность закону послушания и общежительному строю жизни, изобретаете, по своенравию какие-то свои новые правила, и доказываете, что они-то и суть самые святые и божественные, – тогда как это нечестивства и беззаконства? Одни по самовластью, или паче по повелению дьявола, скрытно, без моего ведома веригами облагаются и других к тому же располагают, при содействии им в этом грехе дьявола; другие восхваляют пустынную жизнь, покоряясь дьяволу, хотящему сделать их пустыми; иные то и то выдумывают и предлагают, по внушению конечно душегубительного супостата нашего, – чего и обнаруживать не хочу. Зачем это делается, не обращая внимания на свое настоящее жительство, целесообразное, богоугодное и спасительное? – Кто из преподобных делал так? Если же и делал кто, то решался на это вследствие какого-либо указания свыше, или по благословению духовного отца своего. Вы же, не очистившись еще от прежних грехов, или и очистившись, но не умиротворившись еще внутри и не вкусив сладости различения вещей, слепотствуя бессоветием и самоволием, несетесь на это, как шар по стремнине, толкнуты будучи туда прельщением змия. Не так, чада мои, отнюдь не так следует. Но верьте, что для вас мудрейшее из премудрых, святейшее из святейших и благотворнейшее из благотворных дел есть пребывать в том звании, в кое призвал вас Господь, в общежитии, под руководством отца, в сообществе с братиями, в сем богопасомом питомнике духовном. Исходящий из него уловляется зверем; а водворяющийся в нем приемлет отличительные его свойства – единодушие, единомыслие, споборничество, сотрудничество, спострадание, спрославление Бога. И не следует вам придумывать ничего, чем бы особиться от других.

13. Кто желает превзойти других в добродетели, да повергает себя таковой в помышлении своем ниже всех, никому да не противоречит, да не обретается лесть в устах его и ропотливость; да будет он «косен на гнев», скор же на послушание, и еще скорейш на то, чтоб говорить: «прости», при встрече упорства в слове; да будет светло радостен лицом, по причине внутреннего его благонастроения и молитвенного к Богу обращения, очи долу преклоняя, ум же к Богу устремляя; да воздерживается всегда от смеха, не простираясь далее кроткой улыбки; да будет воздержен и в слове, ни единого не допуская слова гнилого, и никакого, которое не служило бы к назиданию; да довольствуется тем, что предлагается на общей трапезе, и того не до сыта вкушая; да довольствуется определенным временем сна, на службе же трезвенно и бодренно да предстоит, стараясь ни одного стиха не пропустить без внимания; да полагает каждодневно начало, и даже до вечера да не простирает предела жизни своей, в готовности всегда состоя к исходу души из тела; реки слез да источает каждодневно, особенно вечером да орошает ланиты свои со стенанием, при помышлении о содеянных в нерадении делах, и разлучении души с телом в час смерти, как возьмут и поведут ее Ангелы, как пройдет она мытарства демонские, и как будет давать ответ о всем содеянном в жизни, словом, делом и помышлением, где потом определено будет быть бедной душе, одесную ли стоять, в недрах Авраама упокоеваться и в невестнике Христовом блаженствовать, или отойти к козлищам и вместе с ними услышать: «отыдите от Мене проклятии в огнь вечный уготованный дьяволу и аггелам его» (Мф. 25, 41). – Вот чем превосходить других да ревнует каждый из вас неленостно. Но успеть в этом нигде вы так не можете, как в общежитии, которое, по св. Василию Великому, есть детелище всяких добродетелей.

14. Хочу объявить добродетели некоторых из вас, не называя их, чтоб возбудить соревнование в тех, кои не живут надлежащим образом. Есть между вами такие, которые в некие дни, по искренней вере и пламенной любви к Богу, совсем не вкушают сна; есть такие делатели плача, у которых ни один день не проходит без горячих слез; есть такие, которые и не приступают к Св. причастию, если наперед не оросятся обильно водою слез; есть такие любители чистоты, что совсем не смотрят на лица, да не повредятся; есть такие, которые потребность сна исполняют сидя; есть такие, которые вне трапезы ничего не пьют и не едят; есть такие, которые никогда не обращались ко мне с прошением одежды, или обуви, или другого чего такого, а только того, чтоб назначить им меру поста, бдения или другого какого себя преутруждения во спасение. – Вот правые сердцем; вот искренно вышних взыскующие; вот с ревностью о собственном спасении пекущиеся и о том, чтоб безвредными быть для ближних, и не об этом только, но и о том, чтоб всячески пользовать их, самыми делами своими напоминая о достодолжном и тем возбуждая ленивых к прилежанию, а падших к восстанию. Таковым подражайте, кто желает. Если же нет такого желания, довольствуйтесь обще установленными добрыми деланиями: ибо мерность спасительна, и ее одной держащиеся добросовестно, несомненно получат венцы от милосердого и щедродаровитого Бога.

95. 1) Мы – воинство Христово: смотрите, наготове ли всеоружия ваши; ибо враг не дремлет, – и боритесь. – 2) Неси всякой послушание свое; жизнь наша – мгновение, но мы можем в сие мгновение стяжать блаженство вечное. Трудитесь же, не ленитесь. [2, 18]

15. Мы, – воинство Христово, от всего мiра избранная Господу дань, Богу посвященное приношение, – брань имеем не с кровяными и плотяными врагами, но с началами и властями и мiродержителями тьмы века сего, духами злобы (Еф. 6, 12). Почему дело, для нас необходимое, собираться во едино, совещаться и рассуждать не однажды, не дважды, не трижды в год, но непрестанно, потому что и брань у нас с врагами непрерывна и непрестанным подвергаемся мы искушениям. Смотрите же, воины Христовы, обведены ли окопами души ваши, имеете ли броню веры, есть ли у вас щит смирения, держите ли наготове копье послушания, покрывает ли вас шлем уповании спасения, в руках ли ваших меч мужества, и, прежде всего, благопокорно ли честное тело ваше и добротечно ли, обученно ли и удобоудержимо, чтоб иначе, закусив удила, не сбросило седока – ум пред лицом врагов? – Да, вы все это имеете, отвечу за вас я сам. Но еще и еще поимейте, потому что «много борющих» нас «с высоты» (Пс. 55, 3), потому что разжженны стрелы лукавого, который притом ни на одно мгновение не отстает, не ест, не пьет и не спит, а день и ночь борет, как сам негде сказал одному из Святых Отцов. В том и жизнь его безжизненная и действование пагубное, чтоб «низлагать нища и убога и закалать правых сердцем» (Пс. 36, 14). Но «меч» его «да внидет в сердце» его и «луцы» его «да сокрушатся» (Пс. 36, 15). Как? если указанными оружиями будем отражать его. Его, как сам сей всегубитель сознался, сокрушает смиренномудрие, побивает послушание, обращает в бегство молитва, морит гладом пост, низлагает братолюбие и всех прочих добродетелей делание.

16. Молю вас я, узник грехов, да шествуем достойно звания, в которое призваны. Держитесь терпения, подъемля всякий труд в делах рук ваших, в обрабатывании полей, во вскапывании гряд, в приготовлении одежд, в списывании книг, в плотничестве, в хлебопечении, и во всяком другом мастерстве и послушании. За все сие уготовляется вам на небесах великая награда. Се, как скороход, бежит жизнь наша, и летит, как парение птиц. Между тем однако же добрую куплю можем совершить мы, братие. В одно мгновение времени можем наследниками сделаться блаженства всех веков. Ибо воистину всей жизни нашей прожитие есть одно мгновение, в сравнении с бесконечной вечностью. Блаженны умудрившиеся в семь едином на потребу, треблаженны возненавидевшие мiр, всеблаженны Господа ради оставившие родителей, родных, друзей, братий, и все, что в мiре. – Как же и вам не быть прославленными, когда вы это сделали? Ибо Господь Сам сказал: «прославляющих Меня прославлю, и уничижающий Меня обесчестится.» – Вы воистину прославляете Бога в членах ваших, и члены Христовы есте освященные, приносите себя в жертву и непрестанно плоды приносите чрез послушание ваше. Никто убо да не пресекает добрейшего течения своего, никто да не поддается унынию, и не разленивается, никто да не дремлет и не предается сну. Будьте все сшественниками, все связаны союзом любви, все единовольны, все единосердечны, будьте добрыми по Богу течцами, благодвижными и приснодвижными.

96. 1) Будем поминать, что были мы прежде, как позваны и каковы теперь; – и благодарить Бога и словом, паче же исправностью жития. – 2) Исшедши из Египта мiра, будем терпеливо проходить пустыню жизни сей, под Божиим охранением и руководством, чая внити в обетованную землю. [2, 19]

17. Имея в себе светильником горящим чувство к Господу и вожделение вечных благ, должны мы непрестанно подливать елей помазания, чтоб светильник сей не погас и не оставил нас во тьме, и мы вследствие того, блуждая туда и сюда во тьме, не попали в пагубный ров страстей. Елей же сей что есть? Воспоминание, помышление и рассуждение о том, что прежде было, что есть теперь и что будет после. – Воспомянем же оные дни юности нашей, когда мы или ходили в неведении, как во тьме, или влаялись в течении дел суетных, как в волнах морских, или погружались в плотские удовольствия, как в бездну водную; затем помянем, как оттуда вызвал нас благой Бог, и, простерши руку исторг, и путь мирный показал, внушив нам притещи к сему светлому и святому образу жития; присовокупим и то, что между тем, как столько и толиких родных наших, знаемых, друзей и приятелей остались в том же горьком положении, мы одни, как от Египского рабства, избавлены от него, и возведены на высокую гору жительства сего, и отсюда взирая долу, видим, как люди, вращаясь как в глубочайшем некоем рве, всуе мятутся, друг друга толкают, друг друга сбивают с ног, в поте лица, как чего-то великого, земных благ непостоянных, скоро преходящих и тленных, и что еще сожалетельнее, имея в воздаяние за то попасть в ад на вечное мучение. За это одно толикое избавление, какое благодарение должны мы чувствовать и воздавать благодателю нашему Богу? – Будем же непрестанно благодарные к Богу воссылать хвалы, громче Израиля поя и воспевая: «поим Господеви, славно бо прославися: коня и всадника вверже в море» (Исх. 15, 1). Но такое благодарение будет неполно, если мы не будем надлежащим образом пользоваться благодеянием, т.е. строго держать себя в отвращении от мiра, в отчуждении от своих, во вменении ни во что благ земных и в блаженной покорности уставам нашей жизни.

18. Освободившись от мiра, прелестей и похотей его, надлежит добре проходить пустыню жизни сей, – быть благопокорливыми, послушливыми, терпеливыми, великодушными, любителями чистоты и заповедей Господних, но отнюдь не ропотливыми, как древний оный народ, не упорными, не плотолюбивыми, не сластолюбивыми, не продерзыми, не противоречивыми, против самого Законодателя восстающими, при воспоминании о котлах Египетских, от коих мы благодатью Божией отстали и отреклись. Да не будет так, умоляю вас. Но, как народ Божий святой, будем благопослушливы, охотно переноситься, куда и когда повелит мановение свыше, всегда шествовать по воле Божией, и благодушно переносить прискорбности путевые – недостаточность пищи, скудость питья и всего подобного. Если будем так благопокорливы, Ангел Божий будет предшествовать нам, и Господь за нас поборет страсти, как чуждые народы, и мы внидем не в землю Аммореев, Хананеов, Ферезеов и Еввеов, но в землю кротких и праведных, в землю, текущую медом и млеком святым и наследуем все обетованные блага, соцарствуя Владыки Христу. Видите, братия, предлежащие нам воздаяния, знаете уготованные нам утешения, равно как противоположные им казни и муки, ожидающие нерадиво живущих. Будем же тещи предлежащим нам путем, со всею радостью, со всем рвением и с непоколебимым терпением, ревностно исполняя каждый, лежащее на нем послушание, как дело священное, подобно как сыны Каафа и Мерария (Чис. 4, 15) воздвизали некогда священные сосуды. Никто не будь непослушен, никто ропотлив, никто продерз, никто лжесловесен, никто смехотворен, никто завистлив, никто клеветлив, никто нерадив, никто ленив, никто ни в чем не посрамляй нашего святого жительства, но все всеусильно старайтесь делать одно угодное Богу, да скончав добре добрый наш подвиг, примем, наконец, венец правды о Христе Иисусе Господе нашем.

97. Вы несомненно наследуете блаженство вечное за ваше от мiра отречение, мученическое послушание и борьбу со страстями и врагами невидимыми: стойте же. [2, 20] Буди вам, дверью смерти, всем воспарить в небесные и пренебесные области, – туда, откуда «отбеже болезнь, печаль и воздыхание» (Пс. 35, 10). Так чаю я, недостойный, что туда отойдете вы, и там обрететесь, где есть всех веселящихся жилище, где лики радующихся и глас празднующих, получив обетованное всем святым, от века Христу благоугодившим, за доброе течение ваше, за достохвальное и блаженное житие ваше, за убежание от мiра, за отчуждение от родства плотского, за отсечение своих хотений, за каждодневное в борьбе устояние и претерпение мученического послушания, в коем вы воистину исповедуете Господа и отрицаетесь началозлобного дьявола, принимая и отражая удары, наносимые вам непрестанно, мысленно и чувственно, то от плотских похотей, то от наветов демонских, то от столкновений с братиями, то от укоров и выговоров со стороны экономов, начальников над мастерскими, и распорядителей всякими другими послушаниями – и никогда ни в чем не нарушая обетов своих пред Господом, но дерзновенно и мужественно шествуя путем спасения, с посрамлением и обращеньем вспять выставляемых против вас, демонских полчищ. Таков подвиг ваш, – и вам можно со Апостолом взывать: «кто ны разлучит от любве Божия? скорбь ли, или теснота, или гонение, или глад, или нагота, или беда, или меч? якоже есть писано, яко Тебе ради умерщвляеми есмы весь день: вменихомся, яко овцы заколения» (Рим. 8, 35. 36). Блаженны убо вы и треблаженны, – не забывайте однако же, – если до конца будете держать толикий подвиг неизменно пред лицом Бога: так как каждодневно предлежит вам борение, хотя вместе с тем и каждодневные венцы.

98. 1) Мы бедны; но Бог питает нас; благодарение Ему; но и нам не следует лежать; но да работает каждый по своему послушанию: тогда и Бог умножит малое наше. – 2) У нас все обще; и труд одного переходит на всех и обратно; и всех ожидает от Бога воздаяние по труду и усердию; и работающие вне и телесно, не меньше получат работающих внутри и духовно. – Больные же получат за благодушную безропотность. [2, 21]

19. Первый предмет моих забот и молитв есть, да вы сохранены будете чистыми, делателями усердными и непреткновенными, в святом и добродетельном жительстве вашем, так чтоб никто не поскользнулся от наветов дьявольских, но все вы пребывали трезвенными и бодренными в делании достодолжных и досточтимых дел блаженного послушания. Ибо, когда это есть в надлежащем виде, о всем прочем нет мне печали, хотя и печалюсь обычно, – разумею тесноту телесной жизни, как она доселе ведется, почитая впрочем тесноту эту простором, бедность богатством, скудость довольством, при руководстве в сем надежды, дающей уверенность, что Господь не уморит голодом души праведных и не оставит преподобных Своих, каковыми вы есте благодатью Христовою, вышним промышлением питаемые, напояемые, покрываемые и согреваемые, не душевно только, но и телесно. И кто же может такое множество, состоящее большей частью из бедных, никакого человеческого пособия не имеющих, пропитывать, как следует, и все потребное ему доставлять, если перст Божий не пособствует? – Поднимите очи ваши и посмотрите, – сколько нас вошло в царственный град сей и между нами сколько старцев, немощных, больных, отроков и детей, – и всех удовляет Господь потребами: не дивно ли сие? He достойно ли ублажения? Ей, братия мои и чада. – Однако и нам с вами не должно лежать на боку, но и с своей стороны привносить труд и пот в удовлетворение потреб братства. Ибо тогда и Бог преклоняется на милость, когда видит заповеди Его исполняемыми всем взаимно братством, – и из невидимых источников посылает способы довольства. Посему умоляя молю и напоминая напоминаю, всякий, к какому делу ни приставлен, да тщится всеусильно поработать и мног плод принести, и духовно и чувственно; так как тут одно из другого познается, и заботливый о телесном таким же бывает и в отношении к душевному, как напротив бесплодный душевно нерадит и о внешнем.

20. У нас все обще, не только плотское и чувственное, но и духовное и мысленное, – и как добродетели и доброделания одних общи бывают всем другим, и обратно, так и труды, как можно сие видеть на примере тела, по указанию св. Апостола Павла: «тело едино есть, и уды имать мнози, вси же уди единого тела, мнози суще, едино суть тело: и аще страждет един уд, с ним страждут вси уди, аще ли же славится един уд, с ним радуются вси уди» (1Кор. 12, 12. 27). И как в теле от головы до ног, справа и слева чувствуется в каждом члене возбуждающаясь потребность и удовлетворение ее: так разумей и в отношении к душе. Отец мой и ваш – первый член, я – второй, – потом – поряду все до последнего, – все обще в день воздаяния будем иметь похвалу или укор. Ведая сие, чада мои, все будем тещи, все подвизаться будем, всякий привноси в общее дело свою часть туда, и никто да не будет умален в сем пред другими, в принадлежащем ему служении и мере силы. Но конечно вы ведаете, что не как мы впредь определяем здесь степени, так определит их и Бог в день оный: ибо ин есть суд Божий и ин – человеческий. Может быть, Он трехсотого поставит третьим или четвертым, десятого низведет в средину, а последнего возведет на первое место, – всякого, по его тщанию и добродетели. И хотя страшно сказать, но возможно, что иного Он, может быть, совсем исключит из нашего состава и пошлет в ад, конечно такого, который и здесь был иного духа, иного мудрования и настроения. Но дерзаю уверить вас, что никто из трудящихся у нас не трудится всуе, – ни пашущий не всуе пашет, ни копающий гряды не всуе копает, ни повар не всуе поварствует, ни хлебопек не всуе печет хлебы, ни келарь не всуе келарствует, и проч. и проч. И эти все, меньше других уединенно упражняющиеся в псалмопении и стихословии, не меньше сидящих в кельях за своим делом награждены будут, если не с меньшим усердием работают, и притом Господа ради. В какой мере кто отмеряет на братство своего труда и усердия, в такой и отмерится ему. Ведая сие, работающие внутри не уничижайте трудящихся вне, и трудящиеся вне не унывайте, будто умаленные. Мера каждому – труд и усердие. А у болящего какая мера? скажет кто: ибо он работать не может. Ему мера – благодарение, безропотность и терпение.

99. 1) Поучения не бесполезны: они пробуждают спящих, а бодрствующих укрепляют и руководят. Так мы все подвигаемся понемногу вперед. – 2) Исповедуем в сем милость Божию, худое среди нас умаляется, а доброе укрепляется. Есть, кои падают; но они восстают и исправляются. Блюдите же свое благое настроение и ревность. [2, 22]

21. Скажут иные, какая польза от поучений, когда мы не приводим в дело того, что в них говорится? Ибо часто слыша, что не должно смеяться, не исправляемся в этом; часто поучаемые, что не должно празднословить, все еще празднословим; часто получая внушения, что не должно завидовать ближнему, все еще одолеваемы бываем этою страстью; частые приемля напоминания, что не должно небрежно и сонливо стоять на денных и ночных псалмопениях и молитвах, все еще блуждаем мыслями и дремлем на них, – и словом: ни в чем почти не исправляемся. – Но говорящие так, говорят несправедливо. Во первых, быть не может, чтоб никто ни в чем не исправлялся, и невозможно, чтоб все во всем вдруг исправились, но ныне один, завтра другой начинает и продолжает свой труд над собою; во вторых, как при восходе на лестницу, нельзя вдруг шагнуть с первой ступени на последнюю, но переступая по порядку с одной на другую восходим наверх: так и в деле добродетели, мало-помалу преуспевая достигаем высоты ее. В том же и другом катихизическое напоминание много полезно, возбуждая и поддерживая рвение к успешности и предлагая способы и приемы к тому, и тем способствуя честным душам вашим мало-помалу восходить от силы в силу и от земли к небесам. И вот еще что можно сказать: если когда так часто говорится и слышится о том, чему быть должно и что должно быть исправлено, во славу Божию, не видится обуздание страстей; то что должно бы случиться и как были бы мы хуже, если б у нас царствовало молчание, и не было указываемо и изъясняемо достодолжное? Я же научен от отцов, что слова суть путь к делам, благие к благим, худые к худым. И я добре ведаю, что так есть, – что говорить о лучшем образе жизни всегда располагает к лучшему, я свидетельствую вам о вас же, чада мои, что от чтения Богодухновенных Писаний, мало же несколько и от слушания моих смиренных поучений вы все поднимаетесь и все простираетесь вперед: страстные пробуждаются от усыпления и приступают к исправлению себя, а текущие добре воодушевляются к большему и большему преуспеянию.

22. Исповедуем в сем благодать Божию и не скрываем милости Его. Ибо посмотрите, у нас почти не бывает ссор, равно оклеветаний, осуждений, поношений, ослушаний, тайноедений; если же и случается что такое, – так как носим, поползновенную на худое, плоть, то погрешающие тотчас сознаются, каются и исправляются положенными эпитимиями; отлучением от трапезы, сухоедением, стоянием и поклонами, смотря потому, что пригожее к уврачеванию допущенной немощи. Почему никто не говори, что нет пользы от поучений. И пользу получаем, и преуспеваем чрез них, благодатью Христовою и содействием молитв отца моего и вашего, и восходя восходим добрыми восхождениями на гору добродетелей, будучи просвещаемы, освящаемы и обожаемы, что впрочем достигается с большим трудом и потом. Прошу же вас и молю, пребудем в добром нашем произволении и благонастроении, всякое двоедушие отсечем, малодушие навсегда изгоним, воодушевить же себя благими надеждами и чаянием будущих воздаяний и вечных благ, – и это пока есть дыхание в ноздрях наших, дабы после настоящих прискорбностей и притрудностей, сподобиться по смерти быть наследниками Царствия Небесного во Христе Иисусе Господе нашем.


Источник: Добротолюбие : в русском переводе : [в 5 т.]. - Изд. 4-е. - Москва : Изд-во Сретенского моностыря, 2010. / Т. 4. – 608 с. ISBN 978-5-7533-0414-8

Комментарии для сайта Cackle