Опыт со­зда­ния но­вых пе­ре­во­дов ли­тур­ги­че­ских тек­стов на со­вре­мен­ный язык в све­те сла­вя­но рус­ской пе­ре­вод­че­ской традиции

До­клад иеро­мо­на­ха Ам­вро­сия (Тим­ро­та),
про­чи­тан­но­го на Ки­рил­ло-Ме­фо­ди­ев­ских чтениях
17 июня 2008 г. в Ин­сти­ту­те рус­ско­го язы­ка им. В.В. Ви­но­гра­до­ва РАН

В рам­ках мо­е­го до­кла­да хо­те­лось бы по­де­лить­ся те­ми мыс­ля­ми, ко­то­рые ро­ди­лись как обоб­ще­ние ра­бо­ты по пе­ре­во­ду бо­го­слу­жеб­ных тек­стов, ве­ду­щей­ся мною уже до­ста­точ­но дав­но и с це­ля­ми не столь­ко на­уч­ны­ми и ли­те­ра­тур­ны­ми, сколь­ко пас­тыр­ски­ми и мис­си­о­нер­ски­ми. Несо­вер­шен­ство са­мих этих опы­тов, ду­маю, не мо­жет быть пре­пят­стви­ем для раз­мыш­ле­ний о том, чем для нас яв­ля­ет­ся ду­хов­ное на­сле­дие свв. Со­лун­ских бра­тьев и про­дол­жа­те­лей их де­ла, и в чем долж­на быть за­да­ча тех, кто дер­за­ет ка­сать­ся се­го де­ла, вы­зы­ва­ю­ще­го и по сей день боль­шие пререкания.

Итак, ну­жен или не ну­жен со­вре­мен­ным пра­во­слав­ным пе­ре­вод бо­го­слу­же­ния на рус­ский язык?

Здесь взгля­ды рас­хо­дят­ся под­час диа­мет­раль­но. Для боль­шин­ства, на­ив­но по­ла­га­ю­ще­го, что, как вы­ра­зил­ся недав­но при­об­рет­ший в по­след­нее вре­мя боль­шую из­вест­ность епи­скоп Чу­кот­ский Ди­о­мид, «ес­ли че­ло­век хоть в ка­кой-то ме­ре рус­ским язы­ком вла­де­ет, он пой­мет и цер­ков­но­сла­вян­ский», про­бле­мы во­об­ще нет. Дру­гие при­зна­ют, что при от­сут­ствии бо­го­слов­ских и ка­но­ни­че­ских пре­пят­ствий для пе­ре­во­да, не ро­дил­ся еще тот ге­ний, ко­то­рый смог бы это сде­лать. Тре­тьи опа­са­ют­ся сме­ше­ния свя­щен­но­го язы­ка мо­лит­вы с язы­ком ули­цы. Чет­вер­тые – то­го, что раз­го­во­ры о пе­ре­во­де – толь­ко симп­том при­бли­жа­ю­щей­ся ре­фор­мы РПЦ по об­раз­цу Вто­ро­го Ва­ти­кан­ско­го со­бо­ра. Дру­гие осто­рож­но, с ого­вор­ка­ми вы­ска­зы­ва­ют­ся «за». И вот, на­ко­нец недав­но но­вый пер­во­и­е­рарх Рус­ской За­ру­беж­ной Церк­ви мит­ро­по­лит Ила­ри­он без вся­ких ого­во­рок за­явил о том, что «на­зре­ла необ­хо­ди­мость в пе­ре­во­де мо­литв со ста­ро­сла­вян­ско­го на рус­ский язык».

Пред­ва­ряя во­про­сы ска­жу, что сам я, как и боль­шин­ство здра­во­мыс­ля­щих лю­дей не яв­ля­юсь сто­рон­ни­ком пол­ной и тем бо­лее по­все­мест­ной за­ме­ны цер­ков­но­сла­вян­ско­го язы­ка рус­ским, что впро­чем, и невоз­мож­но вви­ду то­го, что аб­со­лют­ное боль­шин­ство бо­го­слу­жеб­ных тек­стов про­сто еще не пе­ре­ве­де­ны на рус­ский язык.

По мо­е­му мне­нию бо­лее важ­но осо­знать смысл раз­ных под­хо­дов к ре­ше­нию дан­ной про­бле­мы и те ре­аль­ные труд­но­сти, с ко­то­ры­ми стал­ки­ва­ет­ся здесь переводчик.

Пер­вая воз­мож­ность: про­дол­же­ние прав­ки и«поновлений» цер­ков­но­сла­вян­ских тек­стов, в ду­хе той де­я­тель­но­сти, ко­то­рая шла в РПЦ на про­тя­же­нии ве­ков, спер­ва сти­хий­но, а по­том осо­знан­но, вплоть до ра­бо­ты в на­ча­ле 20 ве­ка ко­мис­сии во гла­ве с ар­хи­епи­ско­пом Сер­ги­ем (Стра­го­род­ским). Ду­ма­ет­ся, что этот путь уже се­бя ис­чер­пал: в на­ше вре­мя ис­прав­ле­ние от­дель­ных слов вряд ли мо­жет сде­лать текст бо­лее по­нят­ным. Кро­ме то­го это есть при­знак неува­же­ния к са­мим сла­вян­ским тек­стам, ко­то­рые невоз­мож­но по­сто­ян­но и до бес­ко­неч­но­сти из­ме­нять и пе­ре­кра­и­вать (по­ра­зи­тель­на из­мен­чи­вость цер­ков­но­сла­вян­ских бо­го­слу­жеб­ных тек­стов на фоне неиз­мен­но­сти тек­стов греческих!)

До­ве­ден­ный до ло­ги­че­ско­го за­вер­ше­ния про­цесс прав­ки тек­стов яв­ля­ет со­бой их т. наз. «ру­си­фи­ка­ция». По су­ти это со­зда­ние неко­е­го « сред­не­го» язы­ка – то ли рус­ско­го со сла­вян­ски­ми вкрап­ле­ни­я­ми (наи­бо­лее ча­сто встре­ча­ю­щи­ми­ся сло­ва­ми и обо­ро­та­ми), то ли сла­вян­ско­го, «осо­вре­ме­нен­но­го» мно­же­ством ру­сиз­мов. На по­доб­ном язы­ке (в сущ­но­сти, ис­пор­чен­ном сла­вян­ском), по сей день со­став­ля­ют­ся но­вые мо­лит­вы, служ­бы, ака­фи­сты. Ино­гда же «ру­си­фи­ци­ро­ван­ны­ми» эв­фе­ми­сти­че­ски на­зы­ва­ют тек­сты по су­ти на рус­ском языке.

И на­ко­нец, тре­тья воз­мож­ность: пе­ре­вод на рус­ский язык, ко­то­рый бы мог со­су­ще­ствуя с тра­ди­ци­он­ны­ми и всем из­вест­ны­ми бо­го­слу­жеб­ны­ми тек­ста­ми вос­пол­нять у со­вре­мен­ных пра­во­слав­ных недо­ста­ток по­ни­ма­ния цер­ков­ной служ­бы и как след­ствие это­го – от­сут­ствие жи­во­го ин­те­ре­са к бо­го­слу­же­нию. По­нят­но, что здесь де­ло не толь­ко в язы­ке, но все же, как по­ка­зы­ва­ет опыт, это да­ет очень мно­го ре­аль­ной поль­зы и зна­чи­тель­но про­ще, чем пы­тать­ся сде­лать, как пред­ла­га­ют неко­то­рые, всех на­ших при­хо­жан филологами-славистами.

Но для то­го что­бы опы­ты пе­ре­во­да бы­ли по­ис­ти­не цер­ков­ны­ми, глуб­же при­об­ща­ли лю­дей к апо­столь­ско­му и свя­то­оте­че­ско­му Пра­во­сла­вию, а не бы­ли по­пыт­кам «мо­дер­ни­за­ции» бо­го­слу­же­ния, его при­спо­соб­ле­ния к ду­ху « ве­ка се­го» (по это­му пу­ти по­шел хри­сти­ан­ский За­пад и эта тен­ден­ция все бо­лее и бо­лее ощу­ща­ет­ся в РПЦ), сле­ду­ет от­тал­ки­вать­ся от пред­ше­ству­ю­щей тра­ди­ции, ве­ка­ми освя­щен­ной и со­здан­ной тру­да­ми мно­гих по­движ­ни­ков и святых.

Вся слож­ность в том, что Рус­ская Цер­ковь уже жи­вет в усло­ви­ях фак­ти­че­ско­го « дву­язы­чия». Есть язык на ко­то­ром мы, пра­во­слав­ные, об­ща­ем­ся, про­по­ве­ду­ем, бо­го­слов­ству­ем, от­ча­сти мо­лим­ся, чи­та­ем до­ма св. Пи­са­ние, ся­тых от­цов, жи­тия свя­тых – рус­ский. Как язык бо­го­слу­же­ния и, от­ча­сти, до­маш­ней мо­лит­вы, у нас без­раз­дель­но гос­под­ству­ет церковнославянский.

Так что нам сле­ду­ет опи­рать­ся од­но­вре­мен­но на две тра­ди­ции, бес­спор­но свя­зан­ные пре­ем­ствен­но­стью, од­на­ко во мно­гом раз­лич­ные. Сла­вян­ская тра­ди­ция на­счи­ты­ва­ет уже бо­лее ты­ся­чи лет и об­ла­да­ет без­услов­ным пер­вен­ством и непре­ре­ка­е­мым ав­то­ри­те­том. Сла­вян­ские тек­сты иде­аль­но при­спо­соб­ле­ны к пе­ре­да­че гре­че­ских «пер­во­об­ра­зов», к бо­го­слу­жеб­но­му чте­нию и пе­нию. Од­на­ко, удель­ный вес этой тра­ди­ции в ре­аль­ной жиз­ни пра­во­слав­ных ста­но­вит­ся все мень­ше. За ис­клю­че­ни­ем ее важ­ней­шей ча­сти – кор­пу­са бо­го­слу­жеб­ных тек­стов, ос­но­вой ко­то­ро­го яв­ля­ют­ся пе­ре­во­ды, вы­пол­нен­ные неко­гда свя­ты­ми Ки­рил­лом и Ме­фо­ди­ем, и, в мень­шей сте­пе­ни, цер­ков­но­сла­вян­ская Биб­лия, она ста­но­вит­ся прак­ти­че­ски недо­ступ­ной ря­до­вым чле­нам церк­ви. Осме­люсь утвер­ждать, что да­же к жи­ти­ям свя­тых и свя­то­оте­че­ским тек­стам на цер­ков­но­сла­вян­ском язы­ке ныне об­ра­ща­ют­ся единицы.

Вто­рая же, «рус­ская» тра­ди­ция, на­счи­ты­ва­ю­щая немно­гим бо­лее двух сто­ле­тий, за­во­е­вы­ва­ет все бо­лее проч­ные по­зи­ции. В кон­тек­сте на­ше­го до­кла­да мы бу­дем го­во­рить преж­де все­го о той со­во­куп­но­сти тек­стов, ко­то­рая со­от­вет­ству­ет обо­зна­чен­но­му на­ми вы­ше «яд­ру» тек­стов цер­ков­но­сла­вян­ских. Это преж­де все­го рус­ская, т. наз. «Си­но­даль­ная» Биб­лия. Дан­ный пе­ре­вод, хо­тя и был вы­пу­щен « для до­маш­не­го чте­ния» (вполне в ду­хе про­те­стант­ско­го бла­го­че­стия), ныне без­услов­но при­зна­ет­ся все­ми рус­ски­ми (не толь­ко пра­во­слав­ны­ми) хри­сти­а­на­ми за ос­нов­ной и, в из­вест­ном смыс­ле, об­раз­цо­вый. Кро­ме Си­но­даль­ной Биб­лии мы име­ем ве­ли­кое мно­же­ство опы­тов пе­ре­во­да бо­го­слу­жеб­ных тек­стов с 18 ве­ка до на­ших дней. Все они со­зда­ва­лись с на­уч­ны­ми, учеб­ны­ми, ка­те­хи­зи­че­ски­ми и от­ча­сти ли­те­ра­тур­ны­ми це­ля­ми. Для них еще в боль­шей сте­пе­ни, чем к рус­ской Биб­лии ха­рак­тер­на под­черк­ну­тая «не-ли­тур­гич­ность». И это, ко­неч­но, не мог­ло не ска­зать­ся на их ли­те­ра­тур­ной фор­ме, ма­ло при­спо­соб­лен­ной для мо­лит­вен­но­го, тем бо­лее бо­го­слу­жеб­но­го употребления.

Та­ким об­ра­зом, да­же столь, ка­за­лось бы про­стое де­ло, как вве­де­ние в бо­го­слу­же­ние чте­ний из св. Пи­са­ния на рус­ском язы­ке, т.е. за­ме­на цер­ков­но­сла­вян­ско­го Лек­ци­о­на­рия на рус­ский на­тал­ки­ва­ет­ся на боль­шие пре­пят­ствия. Ес­ли в от­но­ше­нии Но­во­за­вет­ных чте­ний осо­бых про­блем нет, то об­ра­ща­ясь к Вет­хо­му За­ве­ту (а имен­но он, по пре­иму­ще­ству Псал­мы), об­ра­зу­ет неиз­ме­ня­е­мую ос­но­ву Бо­го­слу­же­ния, мы ви­дим, что Си­но­даль­ная Биб­лия да­ет по су­ти со­вер­шен­но но­вую вер­сию Вет­хо­за­вет­ных книг. При этом ча­сто речь идет о ме­стах, важ­ных дог­ма­ти­че­ски и ли­тур­ги­че­ски. Все это объ­яс­ня­ет тот факт, что и по­сле вы­хо­да в свет Си­но­даль­ной Биб­лии в учеб­ных и на­уч­ных из­да­ни­ях св. Пи­са­ние про­дол­жа­ли (и от­ча­сти про­дол­жа­ют) ци­ти­ро­вать по цер­ков­но­сла­вян­ски. Еще в боль­шей сте­пе­ни это ка­са­ет­ся и мно­же­ства пря­мых и скры­тых ци­тат из св. Пи­са­ния, ко­то­ры­ми пре­ис­пол­не­ны Бо­го­слу­жеб­ные тек­сты. Рус­ская Биб­лия да­ет для мно­гих мест дру­гой, ино­гда про­ти­во­по­лож­ный смысл. Вот немно­гие примеры:

Числ. 24, 7 (2 па­ри­мия на ве­черне Рож­де­ства Хри­сто­ва) Слав: Изы­дет че­ло­век из се­ме­ни его. Рус: По­льет­ся во­да из ведр его.

Ис. 8, 9 (Чин ве­ли­ко­го по­ве­че­рие) Слав: Ра­зу­мей­те язы­цы и по­ка­ряй­те­ся. Рус: Враж­дуй­те на­ро­ды, но трепещите.

Ис. 26, 18 (Из т.наз. «пес­ни про­ро­ка Ис­а­ии» – об­раз­ца пя­той пес­ни всех канонов)

Слав: И ро­ди­хом Дух спа­се­ния Твоего.

Рус: И рож­да­ли как бы ве­тер, спа­се­ния не до­ста­ви­ли земле…

Пс. 23, 7 (Из служ­бы Воз­не­се­ния Гос­под­ня – сти­хи­ры 1‑я на «Гос­по­ди воз­звах», 6‑я на ли­тии и мн. др.)

Сл: Воз­ми­те вра­та кня­зи ваша.

Рус: Под­ни­ми­те, вра­та, вер­хи ваши.

Пс. 44, 10 (Чин Про­ско­ми­дии и мн. др.)

Слав: Пред­ста Ца­ри­ца одес­ную Те­бе в ри­зах по­зла­щен­ных оде­я­на, преиспещрена.

Рус: Ста­ла ца­ри­ца одес­ную Те­бя в Офир­ском золоте.

Пс. 67, 36 (Про­ки­мен на ли­тур­гии в дни па­мя­ти неко­то­рых святых)

Слав: Ди­вен Бог во свя­тых Своих.

Рус: Стра­шен Ты, Бо­же, во свя­ти­ли­ще Твоем.

Спи­сок этот мож­но умно­жить мно­го­крат­но. При­чи­ны этих раз­но­чте­ний из­вест­ны лю­дям об­ра­зо­ван­ным, но у «про­сте­цов» они до сих пор вы­зы­ва­ют сму­ще­ние, недо­уме­ние и да­же по­до­зре­ния в со­зна­тель­ной пор­че тек­ста Пи­са­ния. Это ко­неч­но, не так, но факт раз­ры­ва с тра­ди­ци­ей, иду­щей от апо­столь­ско­го ве­ка – от­да­вать пред­по­чте­ние Сеп­ту­а­гин­те – налицо.

С точ­ки зре­ния фор­мы – на­пев­но­сти, рит­мич­но­сти, тек­сты псал­мов в си­но­даль­ном пе­ре­во­де бес­спор­но про­иг­ры­ва­ют сла­вян­ской версии.

До­ста­точ­но срав­нить два ва­ри­ан­та на­ча­ла Пс.103:1–3 :

Слав: 1 Бла­го­сло­ви, ду­ше моя, Гос­по­да. Гос­по­ди, Бо­же мой, воз­ве­ли­чил­ся еси зе­ло. Во ис­по­ве­да­ние и в ве­ле­ле­по­ту об­лекл­ся еси. 2 Оде­яй­ся све­том, яко ри­зою, про­сти­ра­яй небо, яко ко­жу. 3 По­кры­ва­яй во­да­ми пре­вы­спрен­няя Своя, по­ла­га­яй об­ла­ки на вос­хож­де­ние Свое, хо­дяй на кри­лу ветреню.

Рус: 1 Бла­го­сло­ви, ду­ша моя, Гос­по­да! Гос­по­ди, Бо­же мой! Ты див­но ве­лик, Ты об­ле­чен сла­вою и ве­ли­чи­ем; 2 Ты оде­ва­ешь­ся све­том, как ри­зою, про­сти­ра­ешь небе­са, как ша­тер; 3 устро­я­ешь над во­да­ми гор­ние чер­то­ги Твои, де­ла­ешь об­ла­ка Тво­ею ко­лес­ни­цею, ше­ству­ешь на кры­льях ветра.

Но ви­но­ват ли здесь рус­ский язык? Или уста­нов­ка на со­зда­ние тек­ста лишь для до­маш­не­го чте­ния? Ведь до­ста­точ­но незна­чи­тель­ные из­ме­не­ния в тек­сте да­ют ва­ри­ант зна­чи­тель­но при­бли­жен­ный к цер­ков­но­сла­вян­ско­му, при­чем без вся­ко­го от­ка­за от «до­слов­но­го» перевода:

Наш ва­ри­ант: 1 Бла­го­слов­ляй, ду­ша моя, Гос­по­да! Гос­по­ди Бо­же мой, воз­ве­ли­чен Ты весь­ма, сла­во­сло­ви­ем и бла­го­ле­пи­ем об­лек­ся Ты, 2 оде­ва­ясь све­том, как одеж­дою, про­сти­рая небо, как по­кров из ко­жи. 3 Ты скры­ва­ешь в во­дах гор­ние чер­то­ги Свои, на­зна­ча­ешь об­ла­ка для вос­хож­де­ния Сво­е­го, ше­ству­ешь на кры­льях ветров.

Как мы ви­дим, лек­си­че­ски от­ры­вок по­чти не от­ли­ча­ет­ся от си­но­даль­но­го тек­ста. И по на­ше­му мне­нию для пе­ре­вод­чи­ка бо­го­слу­жеб­ных тек­стов имен­но язык Си­но­даль­ной Биб­лии (за ис­клю­че­ни­ем, мо­жет быть наи­бо­лее ар­ха­ич­ных слов и обо­ро­тов), как раз в си­лу сво­ей «ней­траль­но­сти» и об­ще­при­знан­но­сти дол­жен быть фун­да­мен­том, ко­то­рый не сле­ду­ет ни на­ро­чи­то осо­вре­ме­ни­вать, ни пы­тать­ся сде­лать бо­лее яр­ким и вы­ра­зи­тель­ным, так ска­зать «ху­до­же­ственн­ным». Ведь в цер­ков­но чте­нии, пе­нии и во­об­ще ли­тур­ги­че­ском ис­кус­стве не долж­но быть ни­че­го су­гу­бо лич­но­го, эмо­ци­о­наль­но­го. Лич­ность ав­то­ра как бы рас­тво­ря­ет­ся в том цер­ков­ном де­ла­нии, где он лишь «со­ра­бот­ник у Бо­га» (ср. 1 Кор. 3,9)

На­про­тив, от­каз от бук­валь­но­сти пе­ре­во­да, тен­ден­ция к бо­лее со­вре­мен­но­му « смыс­ло­во­му» пе­ре­во­ду, в осо­бен­но­сти сле­ду­ю­щим за со­вре­мен­ны­ми (а не свя­то­оте­че­ски­ми) тол­ко­ва­ни­я­ми, все­гда ве­дет к раз­ры­ву тра­ди­ции. В осо­бен­но­сти недо­пу­сти­мы по­пыт­ки «при­бли­зить свой пе­ре­вод к «по­ни­ма­нию» со­вре­мен­но­го че­ло­ве­ка. Пе­ре­вод сло­ва «раб» как «слу­жи­тель», вме­сто: «Пре­свя­тая Бо­го­ро­ди­це, спа­си нас» – «по­мо­гай нам» и т. п.

Та­ким об­ра­зом мож­но сде­лать пер­вые вы­во­ды: Пе­ре­во­дам, ко­то­рые мы обо­зна­чим как «ли­тур­ги­че­ские» (это не зна­чит, что их сра­зу же сле­ду­ет вво­дить в бо­го­слу­жеб­ную прак­ти­ку) необ­хо­ди­ма как боль­шая точ­ность пе­ре­да­чи смыс­ла, так и эс­те­ти­че­ская при­ем­ле­мость, не пе­ре­хо­дя­щая, од­на­ко, в са­мо­до­вле­ю­щий эс­те­тизм. Кра­со­та Сло­ва Бо­жия, тек­стов мо­литв и пес­но­пе­ний не нуж­да­ет­ся ни в ка­ком до­пол­ни­тель­ном при­укра­ши­ва­нии, од­на­ко тре­бу­ет по­до­ба­ю­щих, воз­вы­шен­ных слов и интонаций.

Ес­ли мы от рус­ской Биб­лии пе­рей­дем к рус­ским ли­тур­ги­че­ским тек­стам, то здесь кар­ти­на бу­дет еще слож­нее. Во-пер­вых мы не име­ем здесь тек­стов об­ще­цер­ков­но при­знан­ных. Со­су­ще­ству­ют мно­го­чис­лен­ные ва­ри­ан­ты пе­ре­да­чи тех или иных гре­че­ских или (ре­же) сла­вян­ских мо­литв и пес­но­пе­ний. На­ре­ка­ний на эти тек­сты еще боль­ше, и под­час они спра­вед­ли­вы. Что же в них от­тал­ки­ва­ет? Как пра­ви­ло это про­за­и­че­ский, ли­шен­ный рит­мич­но­сти, уг­ло­ва­тый под­строч­ник. Ча­сто при­чи­на это­го – из­ме­не­ние по­ряд­ка слов, сде­лан­ное ра­ди боль­шей «по­нят­но­сти». Вот как зву­чит из­вест­ный тро­парь Богородице:

Слав: Не умол­чим ни­ко­гда, Бо­го­ро­ди­це, / си­лы Твоя гла­го­ла­ти, недо­стой­нии: / аще бо Ты не бы пред­сто­я­ла мо­ля­щи, / кто бы нас из­ба­вил от то­ли­ких бед, / кто же бы со­хра­нил до ныне сво­бод­ны? / Не от­сту­пим, Вла­ды­чи­це, от Те­бе: / Твоя бо ра­бы спа­са­е­ши прис­но от вся­ких лютых.

В пе­ре­во­де Ник. На­хи­мо­ва (1912): Мы, недо­стой­ные, ни­ко­гда не пе­ре­ста­нем го­во­рить о мо­гу­ще­стве Тво­ем, Бо­го­ро­ди­ца. Ибо, ес­ли бы Ты не ста­но­ви­лась нам на за­щи­ту Сво­и­ми мо­лит­ва­ми, кто бы нас из­ба­вил от столь­ких бед, кто со­хра­нил бы нас до­ныне сво­бод­ны­ми? Мы не от­сту­пим от Те­бя, Вла­ды­чи­ца! Ибо Ты все­гда спа­са­ешь ра­бов Тво­их от вся­ких бедствий.

Да­ем свой ва­ри­ант пе­ре­во­да, где ча­стич­но воз­вра­ща­ем по­ря­док слов сла­вян­ско­го (и гре­че­ско­го) текста:

Наш ва­ри­ант: Не пре­кра­тим ни­ко­гда, мы, недо­стой­ные, / воз­ве­щать о мо­гу­ще­стве Тво­ем, Бо­го­ро­ди­ца, / ибо ес­ли бы Ты не за­щи­ща­ла нас Сво­и­ми мо­лит­ва­ми, / кто бы нас из­ба­вил от столь­ких бед, / кто бы со­хра­нил нас до­ныне сво­бод­ны­ми? / Не от­сту­пим, Вла­ды­чи­ца, от Те­бя, / ибо Ты все­гда спа­са­ешь ра­бов Тво­их от вся­ких бедствий.

В ря­де слу­ча­ев вы­зы­ва­ет во­про­сы лек­си­ка, не со­от­вет­ству­ю­щая свя­щен­но­му зна­че­нию тек­ста. При­ве­дем при­ме­ры из то­го же сбор­ни­ка (Мо­лит­вы и пес­но­пе­ния пра­во­слав­но­го мо­лит­во­сло­ва: (СПб, 1912, репр.М, 1993)

Хо­тя ка­мень был при­пе­ча­тан Иуде­я­ми…( тро­парь вос­крес­ный 1 гла­са, с.166)

Хри­стос, Спа­си­тель наш, при­гвоз­див ко Кре­сту за­пись гре­хов на нас, тем ее за­черк­нул… (сти­хи­ра вос­крес­ная 2 гла­са, с.168)

Все вы­ше по­ни­ма­ния, все пре­слав­ны тай­ны Твои… (на сти­ховне Бо­го­ро­ди­чен, глас 2, с. 169)

…осво­бо­див­шись от на­след­ствен­но­го осуж­де­ния (тро­парь вос­крес­ный 4 гл., с.175)

…Цер­ковь, очи­щен­ная от бе­сов­ской сквер­ны ис­тек­шею из бо­ка Твоего…(ирмос 6 пес­ни вос­крес­но­го ка­но­на 4 гл., с.176

Все это, вку­пе со мно­же­ством сла­вя­низ­мов про­из­во­дит весь­ма дис­гар­мо­нич­ное впе­чат­ле­ние. Еще один при­мер — ир­мос 1 пес­ни ка­но­на Богородице:

Слав: От­вер­зу уста моя, / и на­пол­нят­ся Ду­ха, / и сло­во от­рыг­ну Ца­ри­це Ма­те­ри, / и яв­лю­ся, свет­ло тор­же­ствуя, / и вос­пою, ра­ду­я­ся, Тоя чудеса.

Пер. Н. На­хи­мо­ва: От­крою уста мои, и они ис­пол­нят­ся Ду­ха: и я из­ре­ку хва­леб­ное сло­во Ца­ри­це-Ма­те­ри, яв­люсь ве­се­ло тор­же­ству­ю­щим и ра­дост­но бу­ду вос­пе­вать чу­де­са Ея. (там же, стр. 151–152)

Наш ва­ри­ант: От­вер­зу уста мои, / и они ис­пол­нят­ся Ду­ха; / и сло­во из­ре­ку Ца­ри­це Ма­те­ри, / и яв­люсь свет­ло тор­же­ству­ю­щим, / и вос­пою ра­дост­но Ее чудеса.

Все из­ло­жен­ное по­ка­зы­ва­ет, на­сколь­ко вни­ма­тель­но сле­ду­ет от­но­сить­ся к сла­вян­ско­му (ча­ще все­го до­слов­но ко­пи­ру­ю­ще­му гре­че­ский) тек­сту, от­сту­пая от по­ряд­ка слов лишь в необ­хо­ди­мых слу­ча­ях — ра­ди яс­но­сти смыс­ла и со­хра­не­ния рит­ма оригинала.

Что ка­са­ет­ся лек­си­ки, то мы, при­няв за ос­но­ву нор­мы со­вре­мен­но­го ли­те­ра­тур­но­го язы­ка, со­зна­тель­но остав­ля­ем срав­ни­тель­но немно­гие сло­ва и обо­ро­ты, ха­рак­тер­ные для на­шей Бо­го­слу­жеб­ной традиции.

прис­но (…все­гда, ныне и присно…)

сло­ва несу­щие осо­бую бо­го­слов­скую на­груз­ку (Ипо­стась, Еди­ни­ца, сверх-су­ще­ствен­ный, со-веч­ный, Приснодева)

при­выч­ные и по­нят­ные всем, цер­ков­ным лю­дям гре­че­ские сло­ва, (ала­вастр, тра­пе­за, елей (а не мас­ло!) фи­ми­ам и т.п.;

«Рог» в зна­че­нии «си­ла», «се­мя» в зна­че­нии «потом­ство»

Обо­ро­ты ти­па «Бла­го­слов­ле­ни­ем бла­го­слов­лю», ха­рак­тер­ные для древне-ев­рей­ско­го языка.

Син­так­си­че­ские кон­струк­ции, ха­рак­тер­ные для гре­че­ско­го (и вслед за ним церковнославянского)

Остав­ля­ем зва­тель­ный па­деж в сло­вах: «Бо­же, «Гос­по­ди», «Иису­се Хри­сте» «Отче»:(может быть есть смысл ра­ди бла­го­зву­чия оста­вить его в неко­то­рых из имен соб­ствен­ных — напр. в служ­бах свя­тым: «от­че наш Сер­гие» и т. п.)

Остав­ля­ем и сло­ва, ха­рак­тер­ные для «вы­со­ко­го сти­ля»: очи, уста, воз­звать, воз­гла­шать т.п., под­час на­ря­ду с рус­ски­ми эк­ви­ва­лен­та­ми: гла­ва — го­ло­ва, сы­ны — сы­но­вья, кры­ла — кры­лья, град — го­род, сей — этот

Под­час ра­ди точ­но­сти пе­ре­во­да от­кло­ня­ем­ся от сла­вян­ско­го, пе­ре­да­вая сла­вян­ское «очи­сти» (гр. ιλάσθητι) как «будь ми­ло­стив», «щед­рый» (гр. οικτίρμων) как «ми­ло­серд­ный», «мо­лить­ся» (гр. πρεσβεύω) как «хо­да­тай­ство­вать», «хо­да­тай» (гр. μεσίτης) как «по­сред­ник», «уми­ле­ние» (гр. κατάνυξις) как «со­кру­ше­ние» и др.

В то же вре­мя мы от­ка­зы­ва­ем­ся и от неко­то­рых при­выч­ных сла­вя­низ­мов, неко­то­рые из ко­то­рых остав­ле­ны да­же в Си­но­даль­ной Биб­лии, вви­ду то­го, что неис­ку­шен­но­го чи­та­те­ля они по­сто­ян­но ста­вят в ту­пик (а пе­ре­во­ды на­ше­го ти­па де­ла­ют­ся имен­но для лю­дей неис­ку­шен­ных): ку­пи­на, Черм­ное мо­ре, гла­гол в знач. «сло­во» и др.

Все это, на­де­ем­ся, не на­ру­ша­ет обо­зна­чен­ной на­ми как нечто же­ла­тель­ное «ней­траль­но­сти» язы­ка и сти­ля, не «сни­жа­ет» его уро­вень и не де­ла­ет тек­ста слиш­ком ли­те­ра­тур­ным, что под­хо­дит для тех слу­ча­ев, ко­гда речь идет о по­э­ти­че­ской пе­ре­да­че тек­ста, но при­во­дит к дис­со­нан­су с об­щим сти­лем бо­го­слу­жеб­ной по­э­зии а так­же ве­дет к от­ка­зу от точ­но­сти пе­ре­да­чи текста,

что мы счи­та­ем для се­бя обя­за­тель­ным усло­ви­ем. Для на­гляд­но­сти при­ве­дем три ва­ри­ан­та пе­ре­во­да 1 ир­мо­са 2‑го (ям­би­че­ско­го) ка­но­на св. Иоан­на Да­мас­ки­на на Рож­де­ство Христово:

Слав: Спа­се лю­ди чу­до­дей­ству­яй Вла­ды­ка, / мок­рую мо­ря вол­ну озем­ле­нив древ­ле; / во­лею же рожд­ся от Де­вы, / сте­зю про­ход­ну Небе­се по­ла­га­ет нам. / Его­же, по Су­ще­ству рав­на же От­цу и че­ло­ве­ком, славим.

Пер. М Ска­бал­ла­но­ви­ча (1916г.): Спас на­род чу­дес­но Вла­ды­ка, осу­шив в древ­но­сти влаж­ные мор­ские во­ды. Доб­ро­воль­но же ро­див­шись от Де­вы, Он про­ло­жил нам про­хо­ди­мую сте­зю на небо. Его, рав­но­го по су­ще­ству и От­цу и лю­дям, мы прославляем.

По­э­ти­че­ский пе­ре­вод С.С. Аве­рин­це­ва (1970‑е гг. От бе­ре­гов Босфора…с286):

Ты Свой на­род из­ба­вил древ­ле, Гос­по­ди Ру­кою чу­до­твор­ною сми­ряя хлябь, И Ты же ныне к Раю путь спа­си­тель­ный Нам от­кры­ва­ешь, Де­вой в мир рож­да­е­мый, Хоть че­ло­век все­це­ло, но все­це­ло Бог.

Наш ва­ри­ант: Спас на­род тво­ря­щий чу­де­са Вла­ды­ка, / осу­шив неко­гда влаж­ные мор­ские вол­ны, / а ро­див­шись по Сво­ей во­ле от Де­вы, / Он про­ла­га­ет нам удо­бо­про­хо­ди­мый путь на небо: / Его, по есте­ству и От­цу рав­но­го и смерт­ным, / мы прославляем.

Бес­спор­но, пре­вос­ход­ный пе­ре­вод С.С. Аве­рин­це­ва имен­но в си­лу сво­их по­э­ти­че­ских до­сто­инств труд­но пред­ста­вить се­бе зву­ча­щим за богослужением.

Та­ким об­ра­зом, про­во­дя пла­но­мер­ную ра­бо­ту по пе­ре­во­ду бо­го­слу­жеб­ных тек­стов мы долж­ны де­лать свои уси­лия по­доб­ны­ми уси­ли­ям ре­став­ра­то­ра, ко­то­рый осто­рож­но про­мы­вая и рас­чи­щая древ­ний об­раз пы­та­ет­ся вы­явить его пер­во­здан­ную кра­со­ту и ни в чем не по­вре­дить ав­тор­ской жи­во­пи­си. Да­же де­лая то­ни­ров­ки он дол­жен все­це­ло под­чи­нить свой стиль сти­лю древ­не­го мастера.

На­сколь­ко пред­ло­жен­ный на­ми под­ход к пе­ре­во­ду адек­ва­тен ве­ли­кой и от­вет­ствен­ной за­да­че сде­лать бо­лее до­ступ­ным дра­го­цен­ное ли­тур­ги­че­ское на­сле­дие Пра­во­сла­вия на­шим со­вре­мен­ни­кам су­дить не нам. Од­на­ко опыт по­ка­зы­ва­ет, что мно­гие лю­ди раз­но­го куль­тур­но­го уров­ня и сте­пе­ни во­цер­ко­в­лен­но­сти поль­зу­ясь по­доб­ны­ми пе­ре­во­да­ми (осо­бен­но бо­го­слу­жеб­ной Псал­ти­рью) по­лу­чи­ли поль­зу. В ря­де из­да­ний с па­рал­лель­ным тек­стом бы­ли по­ме­ще­ны на­ши пе­ре­во­ды из Мо­лит­во­сло­ва ( к со­жа­ле­нию, под­час с из­ме­не­ни­я­ми не в луч­шую сто­ро­ну – напр. с пол­ным от­ка­зом от зва­тель­но­го па­де­жа, что сра­зу же при­да­ло мо­лит­вам «про­те­стант­ский» ха­рак­тер). Бы­ли по­пыт­ки и бо­го­слу­жеб­но­го ис­поль­зо­ва­ния пе­ре­во­дов (вме­сте со сла­вян­ски­ми), в том чис­ле и ис­пол­не­ния пе­ре­ве­ден­ных пес­но­пе­ний, вполне опро­вер­га­ю­щие рас­про­стра­нен­ный те­зис о том, что рус­ские пе­ре­во­ды петь нельзя.

Все это, ко­неч­но, толь­ко на­ча­ло. Без­услов­но сей­час в первую оче­редь ну­жен пол­ный пе­ре­вод Вет­хо­го За­ве­та с Сеп­ту­а­гин­ты, нуж­ны до­ступ­ные неболь­шие дву­языч­ные из­да­ния бо­го­слу­жеб­ных тек­стов, что, кста­ти, долж­но по­мочь цер­ков­ным лю­дям и луч­ше по­ни­мать сла­вян­ские тек­сты, и со­хра­нять чи­сто­ту рус­ско­го языка.

На­де­юсь, что все о чем мы го­во­ри­ли о ра­бо­те над рус­ски­ми пе­ре­во­да­ми бу­дет вос­при­ня­то не как от­ри­ца­ние де­ла, ко­то­ро­му по­ло­жи­ли ос­но­ва­ние ве­ли­кие про­све­ти­те­ли сла­вян, но на­про­тив, как сви­де­тель­ство то­го, что де­ло их – не толь­ко знак на­шей свя­зи с про­шлым, но и за­лог не ис­ся­ка­ю­ще­го дей­ствия бла­го­да­ти Свя­то­го Ду­ха, Ко­то­рый все освя­ща­ет и жи­во­тво­рит, и на­прав­ля­ет к бла­го­му за­вер­ше­нию вся­кое доб­рое де­ло, пред­при­ня­тое во сла­ву Гос­по­да и ко бла­гу свя­той Церк­ви Его.

 

иеро­мо­нах Ам­вро­сий (Тим­рот)

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки