Чин ис­по­ве­ди

ЧИН ИС­ПО­ВЕ­ДИ

При­во­дит ду­хов­ный отец хо­тя­ща­го ис­по­ве­да­ти­ся еди­на­го, а не два, или мно­гия, пред ико­ну Гос­по­да на­ше­го Иису­са Хри­ста непо­кро­вен­на. И тво­рит стих началу: Под­во­дит ду­хов­ный отец же­ла­ю­ще­го ис­по­ве­дать­ся к иконе Гос­по­да на­ше­го Иису­са Хри­ста и тво­рит начало:
Свя­щен­ник: Бла­го­сло­вен Бог наш все­гда, ныне и прис­но, и во ве­ки веков. Свя­щен­ник: Бла­го­сло­вен Бог наш все­гда, ныне и прис­но, и во ве­ки ве­ков. Аминь.
Та­же: Три­свя­тое: По От­че наш: Яко Твое есть Царство: За­тем: Три­свя­тое. Сла­ва, и ныне: Пре­свя­тая Тро­и­ца: Гос­по­ди, по­ми­луй. (3) Сла­ва, и ныне: От­че наш: Свя­щен­ник: Ибо Твое есть Царство:
Гос­по­ди, по­ми­луй, 12. Сла­ва, и ныне: При­и­ди­те, по­кло­ним­ся: три­жды. Гос­по­ди, по­ми­луй. (12) Сла­ва, и ныне: При­ди­те, по­кло­ним­ся: (3)

Пса­лом 50

По­ми­луй мя, Бо­же, по ве­ли­цей ми­ло­сти Тво­ей, и по мно­же­ству щед­рот Тво­их очи­сти без­за­ко­ние мое. Наи­па­че омый мя от без­за­ко­ния мо­е­го, и от гре­ха мо­е­го очи­сти мя; яко без­за­ко­ние мое аз знаю, и грех мой пре­до мною есть вы­ну. Те­бе Еди­но­му со­гре­ших и лу­ка­вое пред То­бою со­тво­рих, яко да оправ­ди­ши­ся во сло­ве­сех Тво­их, и по­бе­ди­ши вне­гда су­ди­ти Ти. Се бо, в без­за­ко­ни­их за­чат есмь, и во гре­сех ро­ди мя ма­ти моя. Се бо, ис­ти­ну воз­лю­бил еси; без­вест­ная и тай­ная пре­муд­ро­сти Тво­ея явил ми еси. Окро­пи­ши мя ис­со­пом, и очи­щу­ся; омы­еши мя, и па­че сне­га убе­лю­ся. Слу­ху мо­е­му да­си ра­дость и ве­се­лие; воз­ра­ду­ют­ся ко­сти сми­рен­ныя. От­вра­ти ли­це Твое от грех мо­их и вся без­за­ко­ния моя очи­сти. Серд­це чи­сто со­зи­жди во мне, Бо­же, и дух прав об­но­ви во утро­бе мо­ей. Не от­вер­жи мене от ли­ца Тво­е­го и Ду­ха Тво­е­го Свя­та­го не оты­ми от мене. Воз­даждь ми ра­дость спа­се­ния Тво­е­го и Ду­хом Вла­дыч­ним утвер­ди мя. На­учу без­за­кон­ныя пу­тем Тво­им, и нече­сти­вии к Те­бе об­ра­тят­ся. Из­ба­ви мя от кро­вей, Бо­же, Бо­же спа­се­ния мо­е­го; воз­ра­ду­ет­ся язык мой прав­де Тво­ей. Гос­по­ди, устне мои от­вер­зе­ши, и уста моя воз­ве­стят хва­лу Твою. Яко аще бы вос­хо­тел еси жерт­вы, дал бых убо: все­со­жже­ния не бла­го­во­ли­ши. Жерт­ва Бо­гу дух со­кру­шен; серд­це со­кру­шен­но и сми­рен­но Бог не уни­чи­жит. Убла­жи, Гос­по­ди, бла­го­во­ле­ни­ем Тво­им Си­о­на, и да со­зи­ждут­ся сте­ны Иеру­са­лим­ския. То­гда бла­го­во­ли­ши жерт­ву прав­ды, воз­но­ше­ние и все­со­же­га­е­мая; то­гда воз­ло­жат на oл­тарь Твой тельцы. По­ми­луй ме­ня, Бо­же, по ве­ли­кой ми­ло­сти Тво­ей и по мно­же­ству щед­рот Тво­их из­гладь без­за­ко­ние моё; со­вер­шен­но омой ме­ня от без­за­ко­ния мо­е­го, и от гре­ха мо­е­го очи­сти ме­ня. Ибо без­за­ко­ние моё я знаю, и грех мой все­гда пре­до мною. Те­бе, Еди­но­му, я со­гре­шил и злое пред То­бою со­тво­рил, – да бу­дешь оправ­дан в сло­вах Тво­их и по­бе­дишь, ес­ли всту­пят с То­бою в суд. Ибо вот, я в без­за­ко­ни­ях за­чат, и во гре­хах ро­ди­ла ме­ня мать моя. Ибо вот, Ты ис­ти­ну воз­лю­бил, со­кры­тое и тай­ное пре­муд­ро­сти Тво­ей мне от­крыл. Ты окро­пишь ме­ня ис­со­пом – и бу­ду очи­щен; омо­ешь ме­ня – и сде­ла­юсь бе­лее сне­га, дашь мне услы­шать ра­дость и ве­се­лие – воз­ра­ду­ют­ся ко­сти уни­жен­ные. От­вра­ти ли­цо Твоё от гре­хов мо­их и все без­за­ко­ния мои из­гладь. Серд­це чи­стое со­тво­ри во мне, Бо­же, и Дух Пра­вый об­но­ви внут­ри ме­ня. Не от­ринь ме­ня от ли­ца Тво­е­го и Ду­ха Тво­е­го Свя­то­го не от­ни­ми от ме­ня. Воз­вра­ти мне ра­дость спа­се­ния Тво­е­го и Ду­хом Вла­ды­че­ствен­ным утвер­ди ме­ня. На­учу без­за­кон­ных пу­тям Тво­им, и нече­сти­вые к Те­бе об­ра­тят­ся. Из­бавь ме­ня от кро­вей, Бо­же, Бо­же спа­се­ния мо­е­го, воз­ра­ду­ет­ся язык мой прав­де Тво­ей. Гос­по­ди, Ты от­кро­ешь уста мои, и уста мои воз­ве­стят хва­лу Твою. Ибо ес­ли бы жерт­вы Ты вос­хо­тел, я дал бы её, – к все­со­жже­ни­ям не бу­дешь бла­го­во­лить. Жерт­ва Бо­гу – дух со­кру­шён­ный, серд­ца со­кру­шён­но­го и сми­рен­но­го Бог не пре­зрит. Обла­го­де­тель­ствуй, Гос­по­ди, во бла­го­во­ле­нии Тво­ём Си­он, и да бу­дут воз­двиг­ну­ты сте­ны Иеру­са­ли­ма, – то­гда при­мешь бла­го­склон­но жерт­ву прав­ды, воз­но­ше­ние и все­со­жже­ния, то­гда воз­ло­жат на ал­тарь Твой тельцов.

Тро­па­ри по­ка­ян­ные, глас 6

По­ми­луй нас, Гос­по­ди, по­ми­луй нас; / вся­ка­го бо от­ве­та недо­уме­ю­ще, / сию Ти мо­лит­ву яко Вла­ды­це, греш­нии при­но­сим: / по­ми­луй нас. По­ми­луй нас, Гос­по­ди, по­ми­луй нас, / ибо, не на­хо­дя се­бе ни­ка­ко­го оправ­да­ния, / мо­лит­ву эту мы, греш­ные, Те­бе при­но­сим, как Вла­ды­ке: / “По­ми­луй нас!”
Сла­ва: Гос­по­ди, по­ми­луй нас, / на Тя бо упо­ва­х­ом; / не про­гне­вай­ся на ны зе­ло, / ни­же по­мя­ни без­за­ко­ний на­ших, / но при­з­ри и ныне яко бла­го­у­тро­бен, и из­ба­ви ны от враг на­ших; / Ты бо еси Бог наш, и мы лю­дие Твои, / вси де­ла ру­ку Тво­ею, и имя Твое призываем. Сла­ва: Гос­по­ди, по­ми­луй нас, ибо на Те­бя мы упо­ва­ем, / не про­гне­вай­ся на нас силь­но / и не вспом­ни без­за­ко­ний на­ших, / но воз­зри и ныне, как Ми­ло­серд­ный / и из­бавь нас от вра­гов на­ших. / Ибо Ты – Бог наш, и мы – Твой на­род; / все мы – де­ло рук Тво­их / и имя Твоё призываем.
И ныне: Ми­ло­сер­дия две­ри от­вер­зи нам, / бла­го­сло­вен­ная Бо­го­ро­ди­це, / на­де­ю­щи­и­ся на Тя да не по­гиб­нем, / но да из­ба­вим­ся То­бою от бед: / Ты бо еси спа­се­ние ро­да христианскаго. И ныне: Ми­ло­сер­дия две­ри от­вер­зи нам, / бла­го­сло­вен­ная Бо­го­ро­ди­ца, / дабы мы, на­де­ясь на Те­бя, не по­сты­ди­лись, / но из­ба­ви­лись мо­лит­ва­ми Тво­и­ми от бед, / ибо Ты – спа­се­ние ро­да христианского.
Та­же: Гос­по­ди, по­ми­луй, 40. За­тем: Гос­по­ди, по­ми­луй. (40)
Свя­щен­ник гла­го­лет: Гос­по­ду помолимся. Свя­щен­ник: Гос­по­ду помолимся.

Мо­лит­ва первая

Бо­же, Спа­си­те­лю наш, Иже про­ро­ком Тво­им На­фа­ном по­ка­яв­ше­му­ся Да­ви­ду о сво­их со­гре­ше­ни­их остав­ле­ние да­ро­ва­вый, и Ма­нас­си­и­ну в по­ка­я­ние мо­лит­ву при­е­мый, Сам и ра­ба Тво­е­го [или и ра­бу Твою] имя­рек, ка­ю­ща­го­ся [или ка­ю­щу­ю­ся], о ни­х­же со­де­ла со­гре­ше­ни­их, при­и­ми обыч­ным Тво­им че­ло­ве­ко­лю­би­ем, пре­зи­ра­яй ему [или ей] вся со­де­ян­ная, остав­ля­яй неправ­ды, и пре­вос­хо­дяй без­за­ко­ния. Ты бо ре­кл еси, Гос­по­ди: хо­те­ни­ем не хо­щу смер­ти греш­ни­ка, но яко еже об­ра­ти­ти­ся, и жи­ву бы­ти ему: и яко сед­мь­де­сять сед­ме­ри­цею остав­ля­ти гре­хи. По­не­же яко ве­ли­че­ство Твое без­при­клад­ное, и ми­лость Твоя без­мер­ная: аще бо без­за­ко­ния на­зри­ши, кто постоит? Бо­же, Спа­си­тель наш, Ты, че­рез про­ро­ка Тво­е­го На­фа­на по­ка­яв­ше­му­ся в сво­их со­гре­ше­ни­ях Да­ви­ду про­ще­ние да­ро­вав­ший и по­ка­ян­ную мо­лит­ву Ма­нас­сии при­няв­ший! Сам и ра­ба Тво­е­го [или ра­бу Твою] (имя), ка­ю­ще­го­ся [или ка­ю­щу­ю­ся] в со­вер­шён­ных им [или ею] со­гре­ше­ни­ях, при­ми с обыч­ным Тво­им че­ло­ве­ко­лю­би­ем, не взи­рая на всё, им [или ей] со­де­лан­ное, от­пус­кая неправ­ды и по­крыв без­за­ко­ния. Ибо Ты ска­зал, Гос­по­ди: “Я со­всем не хо­чу смер­ти греш­ни­ка, но что­бы он об­ра­тил­ся и был жив”, и что до се­ми­жды се­ми­де­ся­ти раз долж­но про­щать гре­хи, по­то­му что ве­ли­чие Твоё бес­при­мер­но и ми­лость Твоя без­мер­на; ес­ли же Ты, Гос­по­ди, бу­дешь за­ме­чать без­за­ко­ния, то, Гос­по­ди, кто устоит?
Яко Ты еси Бог ка­ю­щих­ся и Те­бе сла­ву воз­сы­ла­ем, От­цу и Сы­ну и Свя­то­му Ду­ху, ныне и прис­но, и во ве­ки ве­ков, аминь. Ибо Ты – Бог ка­ю­щих­ся, и Те­бе сла­ву вос­сы­ла­ем, От­цу и Сы­ну и Свя­то­му Ду­ху, ныне и все­гда, и во ве­ки ве­ков. Аминь.
Свя­щен­ник гла­го­лет: Гос­по­ду помолимся. Свя­щен­ник: Гос­по­ду помолимся.

Мо­лит­ва вторая

Гос­по­ди Иису­се Хри­сте, Сыне Бо­га жи­ва­го, Пас­ты­рю и Агн­че, взем­ляй грех мi­ра, Иже за­и­мо­ва­ния да­ро­ва­вый две­ма долж­ни­ко­ма, и греш­ни­це да­вый остав­ле­ние гре­хов ея: Сам, Вла­ды­ко, осла­би, оста­ви, про­сти гре­хи, без­за­ко­ния, со­гре­ше­ния воль­ная и неволь­ная, яже в ве­де­нии и не в ве­де­нии, яже в пре­ступ­ле­нии и пре­слу­ша­нии быв­шая от ра­бов Тво­их сих. И аще что яко че­ло­ве­цы плоть но­ся­ще, и в мi­ре жи­ву­ще, от диа­во­ла пре­льсти­ша­ся. Аще же в сло­ве, или в де­ле, или в ве­де­нии, или в неве­де­нии, или сло­во свя­щен­ни­че­ское по­пра­ша, или под клят­вою свя­щен­ни­че­скою бы­ша, или под свою ана­фе­му па­до­ша, или под клят­ву ве­до­ша­ся: Сам яко благ, и незло­би­вый Вла­ды­ко, сия ра­бы Твоя сло­вом раз­ре­ши­ти­ся бла­го­во­ли, про­ща­яй им и свою их ана­фе­му и клят­ву, по ве­ли­цей Тво­ей ми­ло­сти. Ей, Вла­ды­ко Че­ло­ве­ко­люб­че Гос­по­ди, услы­ши нас, мо­ля­щих­ся Тво­ей бла­го­сти о ра­бех Тво­их сих, и пре­зри яко мно­го­мило­стив пре­гре­ше­ния их вся, из­ме­ни их веч­ныя му­ки. Ты бо ре­кл еси, Вла­ды­ко: ели­ка аще свя­же­те на зем­ли, бу­дут свя­за­на на небе­си: и ели­ка аще раз­ре­ши­те на зем­ли, бу­дут раз­ре­ше­на на небеси. Гос­по­ди Иису­се Хри­сте, Сын Бо­га жи­во­го, Пас­тырь и Аг­нец, подъ­ем­лю­щий грех мi­ра, долг про­стив­ший двум долж­ни­кам и греш­ни­це да­ро­вав­ший от­пу­ще­ние гре­хов её! Сам, Вла­ды­ка, ослабь, от­пу­сти, про­сти гре­хи, без­за­ко­ния, со­гре­ше­ния воль­ные и неволь­ные, со­вер­шен­ные со­зна­тель­но и по неве­де­нию, че­рез пре­ступ­ле­ние и ослу­ша­ние эти­ми ра­ба­ми Тво­и­ми. И ес­ли они, как лю­ди, в плоть об­ле­чён­ные и в мi­ре жи­ву­щие, обо­льще­ны бы­ли диа­во­лом в сло­ве ли или в де­ле, со­зна­тель­но или по неве­де­нию; или сло­во свя­щен­ни­ка на­ру­ши­ли, или ока­за­лись под свя­щен­ни­че­ским от­лу­че­ни­ем, или под соб­ствен­ное от­лу­че­ние под­па­ли, или под клят­ву бы­ли под­ве­де­ны, Ты Сам, как Бла­гой и Незло­би­вый Вла­ды­ка, этих ра­бов Тво­их сло­вом раз­ре­шить бла­го­во­ли, про­щая им и их соб­ствен­ное от­лу­че­ние, и клят­ву по ве­ли­кой Тво­ей ми­ло­сти. Так, Вла­ды­ка, че­ло­ве­ко­лю­би­вый Гос­по­ди, услышь нас, мо­ля­щих­ся Тво­ей бла­го­сти об этих ра­бах Тво­их, и пре­зри, как мно­го­мило­сти­вый, все со­гре­ше­ния их, из­бавь их от веч­ной му­ки. Ибо Ты ска­зал, Вла­ды­ка: “Что бы вы ни свя­за­ли на зем­ле, бу­дет свя­за­но на небе­сах, и что бы вы ни раз­ре­ши­ли на зем­ле, бу­дет раз­ре­ше­но на небесах”.
Яко Ты еси един без­гре­шен, и Те­бе сла­ву воз­сы­ла­ем, От­цу и Сы­ну и Свя­то­му Ду­ху, ныне и прис­но, и во ве­ки ве­ков, аминь. Ибо Ты – один без­греш­ный, и Те­бе сла­ву вос­сы­ла­ем со Без­на­чаль­ным Тво­им От­цом, и все­свя­тым и бла­гим и жи­во­тво­ря­щим Тво­им Ду­хом, ныне и все­гда, и во ве­ки ве­ков. Аминь.
По­сем гла­го­лет к нему: За­тем об­ра­ща­ет­ся к нему:

На­став­ле­ние

Се ча­до, Хри­стос неви­ди­мо сто­ит, при­ем­ля ис­по­ве­да­ние твое, не усра­ми­ся, ни­же убой­ся, и да не скры­еши что от мене, но не оби­ну­я­ся рцы вся, ели­ка со­де­лал еси, да при­и­ме­ши остав­ле­ние от Гос­по­да на­ше­го Иису­са Хри­ста. Се и ико­на Его пред на­ми: аз же то­чию сви­де­тель есмь, да сви­де­тель­ствую пред Ним вся, ели­ка ре­че­ши мне: аще ли что скры­еши от мене, су­губ грех има­ши. Внем­ли убо: по­не­же бо при­шел еси во вра­чеб­ни­цу, да не неис­це­лен отыдеши. Вот, ча­до, Хри­стос здесь неви­ди­мо сто­ит, при­ни­мая ис­по­ведь твою; не сты­дись и не бой­ся, и ни­че­го не скрой от ме­ня, но, не укло­ня­ясь, от­крой всё, что со­де­лал ты, – и по­лу­чишь про­ще­ние от Гос­по­да на­ше­го Иису­са Хри­ста. Вот и ико­на Его пе­ред на­ми, я же толь­ко сви­де­тель, что­бы за­сви­де­тель­ство­вать пе­ред Ним всё, что ты ска­жешь мне; ес­ли же что скро­ешь от ме­ня, то впа­дёшь в двой­ной грех. Итак, будь вни­ма­те­лен, – ибо ты при­шёл в ле­чеб­ни­цу – что­бы не уй­ти те­бе не исцелённым.
И та­ко во­про­ша­ет его [или ю] при­леж­но еди­но по еди­но­му, и ожи­да­ет его [или ю], до­не­ле­же от­ве­ща­ет про­ти­ву ко­е­го­ждо вопрошения. И за­тем со вни­ма­ни­ем за­да­ет ему [или ей] во­про­сы один за дру­гим и ждет, по­ка он [или она] не от­ве­тит на каж­дый вопрос.
Преж­де всех во­про­ша­ет его о ве­ре, глаголя: Преж­де все­го спра­ши­ва­ет его о вере:
Рцы ми, ча­до: аще ве­ру­е­ши, яко цер­ковь ка­фо­ли­че­ская апо­столь­ская, на Во­сто­це на­саж­де­ная и воз­ра­ще­ная, и от Во­сто­ка по всей все­лен­ней раз­се­я­ная, и на Во­сто­це и до­се­ле недви­жи­мо и непре­мен­но пре­бы­ва­ю­щая, пре­да­де и на­учи? И аще не сум­ни­ши­ся в ко­ем предании? Ска­жи мне, ча­до: ве­ру­ешь ли так, как Цер­ковь Ка­фо­ли­че­ская, апо­столь­ская, на Во­сто­ке на­саж­ден­ная и воз­ра­щен­ная, и от Во­сто­ка по всей все­лен­ной рас­про­стра­нив­ша­я­ся, и на Во­сто­ке и до­ныне непо­ко­ле­би­мо и неиз­мен­но пре­бы­ва­ю­щая, пе­ре­да­ла нам и на­учи­ла? И ес­ли со­мне­ва­ешь­ся, то в ка­ком предании?
И аще ве­рит пра­во­слав­но и несум­нен­но, да чтет Сим­вол веры: И, ес­ли ве­рит пра­во­слав­но и без со­мне­ний, да чи­та­ет Сим­вол Веры:

Сим­вол веры

Ве­рую во еди­на­го Бо­га От­ца Все­дер­жи­те­ля, Твор­ца небу и зем­ли, ви­ди­мым же всем и неви­ди­мым. И во еди­на­го Гос­по­да Иису­са Хри­ста, Сы­на Бо­жия, Еди­но­род­на­го, Иже от От­ца рож­ден­на­го преж­де всех век. Све­та от Све­та, Бо­га ис­тин­на от Бо­га ис­тин­на, рож­ден­на, несо­тво­рен­на, еди­но­сущ­на От­цу, Им­же вся бы­ша. Нас ра­ди че­ло­век и на­ше­го ра­ди спа­се­ния сшед­ша­го с небес и во­пло­тив­ша­го­ся от Ду­ха Свя­та и Ма­рии Де­вы и во­че­ло­веч­ша­ся. Рас­пя­та­го же за ны при Пон­тий­стем Пи­ла­те, и стра­дав­ша, и по­гре­бен­на. И вос­крес­ша­го в тре­тий день по Пи­са­ни­ем. И воз­шед­ша­го на небе­са, и се­дя­ща одес­ную От­ца. И па­ки гря­ду­ща­го со сла­вою су­ди­ти жи­вым и мерт­вым, Его­же Цар­ствию не бу­дет кон­ца. И в Ду­ха Свя­та­го, Гос­по­да, Жи­во­тво­ря­ща­го, Иже от От­ца ис­хо­дя­ща­го, Иже со От­цем и Сы­ном спо­кла­ня­е­ма и ссла­ви­ма, гла­го­лав­ша­го про­ро­ки. Во еди­ну Свя­тую, Со­бор­ную и Апо­столь­скую Цер­ковь. Ис­по­ве­дую еди­но кре­ще­ние во остав­ле­ние гре­хов. Чаю вос­кре­се­ния мерт­вых, и жиз­ни бу­ду­ща­го ве­ка. Аминь. 1 Ве­рую во еди­но­го Бо­га, От­ца, Все­дер­жи­те­ля, Твор­ца неба и зем­ли, все­го и ви­ди­мо­го и неви­ди­мо­го. 2 И во еди­но­го Гос­по­да Иису­са Хри­ста, Сы­на Бо­жия, Еди­но­род­но­го, от От­ца рож­ден­но­го преж­де всех ве­ков, Све­та от Све­та, Бо­га ис­тин­но­го от Бо­га ис­тин­но­го, рож­ден­но­го, несо­тво­рен­но­го, еди­но­сущ­но­го От­цу, че­рез Ко­то­ро­го всё про­изо­шло. 3 Ра­ди нас, лю­дей, и на­ше­го ра­ди спа­се­ния со­шед­ше­го с небес, и во­пло­тив­ше­го­ся от Ду­ха Свя­то­го и Ма­рии Де­вы, и во­че­ло­ве­чив­ше­го­ся. 4 Рас­пя­то­го же за нас при Пон­тии Пи­ла­те, и стра­дав­ше­го, и по­гре­бен­но­го. 5 И вос­крес­ше­го в тре­тий день, по Пи­са­ни­ям. 6 И вос­шед­ше­го на небе­са, и си­дя­ще­го спра­ва от От­ца. 7 И сно­ва гря­ду­ще­го со сла­вою, су­дить жи­вых и мёрт­вых, и Цар­ству Его не бу­дет кон­ца. 8 И в Ду­ха Свя­то­го, Гос­по­да, Жи­во­тво­ря­ще­го, от От­ца ис­хо­дя­ще­го, со От­цом и Сы­ном рав­но по­кло­ня­е­мо­го и сла­ви­мо­го, го­во­рив­ше­го чрез про­ро­ков. 9 Во еди­ную, свя­тую, со­бор­ную и апо­столь­скую Цер­ковь. 10 При­знаю од­но Кре­ще­ние, для про­ще­ния гре­хов. 11 Ожи­даю вос­кре­се­ния мёрт­вых, 12 и жиз­ни бу­ду­ще­го ве­ка. Аминь.
И сие скон­чав, во­про­ша­ет его: Рцы ми, ча­до: не был ли еси ере­тик или от­ступ­ник? Не дер­жал­ся ли еси с ни­ми, их ка­пи­ща по­се­щая, по­уче­ния слу­шая или кни­ги их про­чи­то­вая? Не лю­би­ши ли че­со­го мiр­ских па­че Твор­ца тво­е­го? Не лже­сви­де­тель­ство­вал ли еси? Не пре­сту­пил ли еси ко­е­го обе­та Бо­гу обе­щан­на­го? Пи­са­ния Бо­же­ствен­ная на ко­щу­ны не при­и­мо­вал ли еси. И окон­чив это, спра­ши­ва­ет его: Ска­жи мне, ча­до: не был ли ты ере­ти­ком или ве­ро­от­ступ­ни­ком? Не дер­жал­ся ли вме­сте с ни­ми, их мо­лит­вен­ные до­ма по­се­щая, по­уче­ния слу­шая, или кни­ги их чи­тая? Не лю­бишь ли че­го-ни­будь из мiр­ско­го боль­ше Твор­ца сво­е­го? Не лже­сви­де­тель­ство­вал ли ты? Не на­ру­шил ли ка­ко­го обе­та, Бо­гу дан­но­го? Не не ко­щун­ство­вал ли над Бо­же­ствен­ны­ми Писаниями?
И па­ки во­про­ша­ет его о кро­во­сме­ше­нии. Оно бо за­пре­ща­ет­ся тяж­чай­ше блуда. И сно­ва спра­ши­ва­ет его о кро­во­сме­ше­нии. Ибо оно вле­чет за со­бою бо­лее тяж­кое за­пре­ще­ние, чем блуд.
Рцы ми, ча­до: не убил ли еси че­ло­ве­ка во­лею или неволею? Ска­жи мне, ча­до: не убил ли ты че­ло­ве­ка на­ме­рен­но или невольно?
Рцы ми, ча­до: не украл ли еси что, и со­тво­рял клят­ву за то? Или укра­де ин, а ты при­ял еси то? Ска­жи мне, ча­до: не украл ли ты че­го, и клял­ся, что не де­лал это­го? Или дру­гой украл, а ты взял у него украденное?
И аще укра­де что, да воз­вра­тит, а егда то воз­вра­тит, да те­чет ко ар­хи­ерею при­я­ти про­ще­ние, и со­тво­ри­ти ка­нон свой. Аще же не со­тво­ря­ше клят­ву, то­чию да ис­пол­нит, аще воз­мож­но, ка­нон татя. И ес­ли что украл, пусть воз­вра­тит, а по­сле это­го пусть идет к ар­хи­ерею с тем, что­бы по­лу­чить раз­ре­ше­ние от дан­ной им клят­вы, и за­тем да ис­пол­нит ка­нон свой [епи­ти­мию]. Ес­ли же не клял­ся, пусть ис­пол­нит, ес­ли воз­мож­но, ка­нон, по­ло­жен­ный вору.
Рцы ми ча­до: не ро­тил­ся ли еси, и ка­ко ро­тил­ся, во­лею или нево­лею, и по нуж­де? Не пре­дал ли еси немощ­на­го в ру­це силь­на­го? Не оби­ди­ши ли ко­го? Или оби­дел еси в куп­лях или во ином чесом? Ска­жи мне, ча­до: не клял­ся ли ты, и как клял­ся – по сво­ей во­ле или неволь­но и вы­нуж­ден­но? Не пре­дал ли немощ­но­го в ру­ки силь­но­го? Не оби­жа­ешь ли ко­го? Или оби­дел – в тор­го­вых де­лах или в чем ином?
И аще оби­дел есть или оби­дит, да пла­тит е. И ес­ли на­нес или на­но­сит оби­ду, пусть воз­ме­стит ущерб.
И па­ки гла­го­ли: Рцы ми, ча­до: не уко­рил ли еси ро­ди­те­ли твоя, или свя­щен­ни­ка, или мо­на­ха, или ко­е­го­ли­бо от че­ло­век? Не има­ши ли с неки­им враж­ды? То да со­тво­ри­ши лю­бовь. Ибо аще има­ши на ко­го враж­ду или за­висть, да­ры твоя и мо­лит­вы не суть при­ят­ны Бо­гу: ни­же, аще что тво­ри­ши Бо­га ра­ди, при­ят­но есть. И про­дол­жай спра­ши­вать: Ска­жи мне, ча­до: не уко­рил ли ты ро­ди­те­лей сво­их, или свя­щен­ни­ка, или мо­на­ха, или ка­ко­го-ли­бо че­ло­ве­ка? Не име­ешь ли с кем враж­ды? Ес­ли так, вос­ста­но­ви вза­им­ную лю­бовь. Ведь ес­ли ты пи­та­ешь про­тив ко­го-ни­будь враж­ду или за­висть, то да­ры твои и мо­лит­вы не при­ни­ма­ет Бог; и то, что ты тво­ришь для Бо­га, не при­ни­ма­ет­ся Им.
Рцы ми, ча­до: не ял ли еси во свя­тую Че­ты­ре­де­сят­ни­цу или в сре­ду, или в пя­ток от мя­са или сы­ра? Не пре­дал ли еси неко­е­го че­ло­ве­ка диа­во­лу или по­ху­лил еси, или уко­рил еси ве­ру, или за­кон, или некую ху­лу ре­кл еси, или клял еси че­ло­ве­ка? Не гла­го­лал ли еси лжу или кле­не­ши­ся ложне? Или тще­сла­ву­е­ши или упи­ва­е­ши­ся, их­же ра­ди ду­шу и те­ло погубляеши? Ска­жи мне, ча­до: не ел ли ты в дни Свя­той Че­ты­ре­де­сят­ни­цы или в сре­ду и пят­ни­цу мя­са или сы­ра? Не пре­дал ли ка­ко­го-ни­будь че­ло­ве­ка диа­во­лу, или по­ху­лил его, или уко­рил ве­ру, или за­кон, или иную ху­лу про­из­нес, или про­клял че­ло­ве­ка? Не го­во­рил ли лжи, и не кля­нешь­ся ли лож­но? Или тще­сла­вишь­ся, или на­пи­ва­ешь­ся, и тем гу­бишь ду­шу свою и тело?
И про­чия вос­по­ми­на­ет гре­хи смерт­ныя: Гор­дость, ли­хо­име­ние, блуд, за­висть, чре­во­бе­сие, гнев, ле­ни­вство, и вся гре­хи сед­ми ма­те­рей рож­да­ю­щи­я­ся, со вся­ким раз­суд­ным ис­пы­та­ни­ем смат­ряя раз­ли­чие лиц, и по­то­му ис­пы­та­ние тво­ря: ина­ко бо ду­хов­на, ина­ко лю­ди­на, ина­ко мо­на­ха, ина­ко мiр­ска, ина­ко юна, ина­ко старца. И на­по­ми­на­ет про­чие смерт­ные гре­хи: Гор­дость, ли­хо­им­ство, блуд, за­висть, чре­во­уго­ди­ие, гнев, лень, и все гре­хи, от этих се­ми ма­те­рей рож­да­ю­щи­е­ся, со вся­ким рас­су­ди­тель­ным ис­пы­та­ни­ем, при­ни­мая во вни­ма­ние раз­ли­чие лиц, и со­от­вет­ствен­ным об­ра­зом со­вер­шая ис­пы­та­ние: иным об­ра­зом ду­хов­ное ли­цо, иным – про­сто­лю­ди­на, иным – мо­на­ха, иным – мiря­ни­на, иным – юно­го, иным – старца.

За­ве­ща­ние

От сих всех от­ныне дол­жен еси блю­сти­ся, по­не­же вто­рым кре­ще­ни­ем кре­ща­е­ши­ся, по та­ин­ству хри­сти­ан­ско­му, и да по­ло­жи­ши на­ча­ло бла­гое, по­мо­га­ю­щу те­бе Бо­гу: па­че же не по­глу­ми­ся на то­еж­де об­ра­ща­я­ся, да не тво­ри­ши че­ло­ве­ком сме­ха, сия бо хри­сти­а­ном не суть при­лич­на, но чест­но, и пра­во, и бла­го­го­вей­но по­жи­ти да по­мо­жет те­бе Бог сво­ею благодатию. От все­го это­го от­ныне ты дол­жен блю­стись, ибо кре­стишь­ся вто­рым кре­ще­ни­ем в этом та­ин­стве хри­сти­ан­ском, и да по­ло­жишь с Бо­жи­ей по­мо­щью доб­рое на­ча­ло. И да­же не по­мыш­ляй о воз­вра­ще­нии к преж­не­му, что­бы не стать по­сме­ши­щем для лю­дей: ведь по­сту­пать так не по­до­ба­ет хри­сти­а­нам. Но чест­но, и пра­во, и бла­го­го­вей­но по­жить да по­мо­жет те­бе Бог Сво­ею благодатию.
И егда сия вся к нему из­ре­че­ши, и опас­но ис­пы­та­е­ши, и он па­ки вся яже о се­бе без сту­да от­кры­ет. И ре­че­ши ему: Поклонися. И ко­гда все это ска­жешь ему, и тще­тель­но ис­пы­та­ешь, и он так­же все о се­бе без сты­да от­кро­ет, то­гда ска­жешь ему: Поклонись.
То­гда пре­кло­ня­ет гла­ву ис­по­ве­ду­е­мый. Ду­хов­ный же гла­го­лет мо­лит­ву сию: Гос­по­ду помолимся. И пре­кло­ня­ет го­ло­ву ис­по­ве­да­ю­щий­ся, ду­хов­ный же отец про­из­но­сит сле­ду­ю­щую мо­лит­ву: Гос­по­ду помолимся.

Мо­лит­ва по­сле исповедания

Гос­по­ди Бо­же спа­се­ния ра­бов Тво­их, ми­ло­сти­ве и щед­ре и дол­го­тер­пе­ли­ве, ка­яй­ся о на­ших зло­бах, не хо­тяй смер­ти греш­ни­ка, но еже об­ра­ти­ти­ся и жи­ву бы­ти ему. Сам и ныне уми­ло­сти­ви­ся о ра­бе Тво­ем [или ра­бе Тво­ей] имя­рек, и по­даждь ему об­раз по­ка­я­ния, про­ще­ние гре­хов и от­пу­ще­ние, про­щая ему вся­кое со­гре­ше­ние, воль­ное же и неволь­ное. При­ми­ри и со­еди­ни его свя­тей Тво­ей Церк­ви, о Хри­сте Иису­се Гос­по­де на­шем, с ним­же Те­бе по­до­ба­ет дер­жа­ва и ве­ли­ко­ле­пие, ныне и прис­но, и во ве­ки ве­ков, аминь. Гос­по­ди, Бо­же спа­се­ния ра­бов Тво­их, ми­ло­сти­вый, и щед­рый, и дол­го­тер­пе­ли­вый, со­жа­ле­ю­щий о на­ших без­за­ко­ни­ях, не же­ла­ю­щий смер­ти греш­ни­ка, но что­бы он об­ра­тил­ся и жил; Сам и ныне уми­ло­сер­дись над ра­бом Тво­им (имя), и дай ему об­раз по­ка­я­ния, про­ще­ние и от­пу­ще­ние гре­хов, про­щая ему вся­кое со­гре­ше­ние, как воль­ное, так и неволь­ное, при­ми­ри и со­еди­ни его со Свя­той Тво­ей Цер­ко­вью во Хри­сте Иису­се, Гос­по­де на­шем, с Ко­то­рым при­над­ле­жит Те­бе мощь и ве­ли­ко­ле­пие ныне, и все­гда, и во ве­ки ве­ков. Аминь.
По мо­лит­ве же раз­ре­ша­ет иерей ка­ю­ща­го­ся ни­зу ле­жа­ща­го, си­це гла­го­ля. Со­вер­ше­ние тай­ны свя­та­го покаяния. По­сле же мо­лит­вы иерей раз­ре­ша­ет ка­ю­ще­го­ся, ле­жа­ще­го ниц, про­из­но­ся сле­ду­ю­щие сло­ва – со­вер­ше­ние свя­то­го Та­ин­ства Покаяния.

Мо­лит­ва разрешительная

Гос­подь и Бог наш Иисус Хри­стос бла­го­да­тию и щед­ро­та­ми Сво­е­го че­ло­ве­ко­лю­бия да про­стит ти, ча­до имя­рек, вся со­гре­ше­ния твоя. И аз, недо­стой­ный иерей, вла­стию Его мне дан­ною, про­щаю и раз­ре­шаю тя от всех гре­хов тво­их, во имя От­ца, и Сы­на, и Свя­та­го Ду­ха, аминь. Гос­подь и Бог наш, Иисус Хри­стос, по бла­го­да­ти и щед­ро­там Сво­е­го че­ло­ве­ко­лю­бия, да про­стит те­бе, ча­до (имя), все со­гре­ше­ния твои, и я, недо­стой­ный иерей, вла­стью Его, мне дан­ною, про­щаю и раз­ре­шаю те­бя от всех гре­хов тво­их во имя От­ца и Сы­на и Свя­то­го Ду­ха. Аминь.
Ко­нец же раз­ре­ше­ния его гла­го­ля, иерей зна­ме­ну­ет кре­сто­об­раз­но дес­ни­цею кающагося. В кон­це же раз­ре­ши­тель­ной мо­лит­вы иерей за­пе­чет­ле­ва­ет гла­ву ка­ю­ще­го­ся крест­ным знамением.
Та­же, До­стой­но есть. Сла­ва, и ныне: И от­пуст. За­тем: До­стой­но есть: Сла­ва, и ныне: и от­пуст.
То­гда ка­нон даст ему про­ти­ву со­гре­ше­ния его. Аще убо имать мно­гия гре­хи, даст ему ка­нон вя­щ­ший, си­речь, иже имать мно­жай­шая ле­та, и иная с си­ми разрешаются. То­гда на­зна­ча­ет ему ка­нон [епи­ти­мию] со­от­вет­ствен­но со­гре­ше­ни­ям его. И ес­ли он со­вер­шил мно­гие гре­хи, на­зна­ча­ет ему ка­нон ни­боль­ший, то есть [по­ло­жен­ный за грех, вле­ку­щий за со­бою от­лу­че­ние от при­ча­стия] на са­мое боль­шое чис­ло лет, и по ис­те­че­нии их и все дру­гие [его гре­хи] разрешаются.
И гла­го­лет к нему: Ча­до, то­ли­ка ле­та по­ве­ле­ва­ют Бо­же­ствен­нии и свя­щен­нии за­ко­ни, да не при­ча­сти­ши­ся Бо­же­ствен­ных Та­ин, то­чию да пи­е­ши Аги­асму (Свя­тых Бо­го­яв­ле­ний во­ду) ве­ли­кую, и аще удер­жи­ши­ся от Бо­же­ствен­на­го При­ча­стия, раз­ре­шат­ся гре­си твои: аще же пре­сту­пи­ши, и при­об­щи­ши­ся, вто­рый Иуда бу­де­ши. Аще же из­не­мо­же­ши к смер­ти, да при­ча­сти­ши­ся. Аще ли во­ста­не­ши, па­ки ста­ни во уре­чен­ных ле­тех, и при­ло­жи в ме­ру, еже со­дер­жа­ти па­ки, и ин ка­нон за при­ча­стие, да на­вер­ши­ши меру. И го­во­рит ему: Ча­до, бо­же­ствен­ные и свя­щен­ные за­ко­ны по­ве­ле­ва­ют те­бе столь­ко-то лет не при­ча­щать­ся Свя­тых Та­ин, а толь­ко пить Ве­ли­кую Аги­асму (во­ду, освя­щен­ную в празд­ник Бо­го­яв­ле­ния). И ес­ли ты воз­дер­жишь­ся от Бо­же­ствен­но­го При­ча­стия, раз­ре­шат­ся гре­хи твои. Ес­ли же при­сту­пишь и при­об­щишь­ся, то бу­дешь вто­рым Иудой. Ес­ли же впа­дешь в смер­тель­ный недуг, то при­ча­стишь­ся. Но ес­ли вы­здо­ро­ве­ешь, сно­ва про­дол­жи на­зна­чен­ные те­бе го­ды [по­ка­я­ния] и при­бавь со­раз­мер­но и иной ка­нон [епи­ти­мию] за [преж­де­вре­мен­ное] при­ча­ще­ние, что­бы и ее ис­пол­нить, и так за­вер­шить свою меру.

Мо­лит­ва над раз­ре­ша­е­мым от запрещения

Бла­го­у­тробне Гос­по­ди, Бла­же и Че­ло­ве­ко­люб­че, иже Тво­их ра­ди щед­рот низ­по­сла­вый Еди­но­род­на­го Тво­е­го Сы­на в мiр, да рас­торг­нет еже на ны ру­ко­пи­са­ние со­гре­ше­ний, и раз­ре­шит узы, иже от гре­ха свя­зу­е­мых, и про­по­весть пле­нен­ным остав­ле­ние. Ты, Вла­ды­ко, и ра­ба Тво­е­го, [или ра­бу Твою] имя­рек, Тво­ею бла­го­стию сво­бо­ди на­ле­жа­ща­го ему [или ей] уза, и да­руй ему [или ей] без­греш­но на вся­ко вре­мя и ме­сто при­сту­па­ти к Тво­е­му ве­ли­че­ству со дерз­но­ве­ни­ем, и чи­стою со­ве­стию про­си­ти, еже от Те­бе бо­га­тыя милости. Ми­ло­серд­ный Гос­по­ди, бла­гой и че­ло­ве­ко­лю­би­вый, по со­стра­да­нию Сво­е­му по­слав­ший в мiр Еди­но­род­но­го Тво­е­го Сы­на, да рас­торг­нет быв­шее про­тив нас ру­ко­пи­са­ние со­гре­ше­ний, и раз­ре­шит узы свя­зан­ных гре­хом и про­воз­гла­сит плен­ным от­пу­ще­ние. Ты, Вла­ды­ка, и ра­ба Тво­е­го [или ра­бу Твою] (имя) по Сво­ей бла­го­сти осво­бо­ди от ле­жа­щих на нем [или на ней] уз и дай ему [или ей] во вся­кое вре­мя и на вся­ком ме­сте без гре­ха при­сту­пать к Тво­е­му Ве­ли­чию и с дерз­но­ве­ни­ем и чи­стою со­ве­стью про­сить у Те­бя обиль­ной милости.
Яко ми­ло­стив и че­ло­ве­ко­лю­бец Бог еси, и Те­бе сла­ву воз­сы­ла­ем, От­цу, и Сы­ну, и Свя­то­му Ду­ху, ныне и прис­но, и во ве­ки ве­ков, аминь. Ибо Ты – ми­ло­сти­вый и че­ло­ве­ко­лю­би­вый Бог, и Те­бе сла­ву вос­сы­ла­ем, От­цу и Сы­ну и Свя­то­му Ду­ху, ныне и все­гда, и во ве­ки веков.
Внем­ли и се­му: От­не­ле­же оста­вит че­ло­век грех, то­гда ка­нон при­ем­лет, по 39-му пра­ви­лу Ва­си­лия Ве­ли­ка­го: ели­ко же тво­рит грех, аще и не при­ча­ща­ет­ся, не вме­ня­ет­ся ему то. Егда же па­ки удер­жит­ся на вре­мя от при­ча­ще­ния, и па­ки низ­па­да­ет в грех, па­ки на­ча­ло по­ла­га­ет в канон. Имей в ви­ду и сле­ду­ю­щее: С то­го вре­ме­ни, ко­гда оста­вит че­ло­век грех, он и при­ни­ма­ет епи­ти­мию, по 39-му пра­ви­лу Ва­си­лия Ве­ли­ко­го. А по­ка тво­рит грех, то хо­тя он и не при­ча­ща­ет­ся, не вме­ня­ет­ся ему. Так­же, ес­ли он на вре­мя удер­жит­ся от при­ча­ще­ния, и вновь впа­дет в грех, опять несет епи­ти­мию с начала.
Аще ли слу­чит­ся ему па­сти во ин грех, преж­де со­вер­ше­ния ка­но­на, по­до­ба­ет смат­ря­ти мно­жай­шая ле­та от несо­вер­шен­ных ка­но­на, и сек­ра­тых, си­речь, но­во­при­луч­ших­ся, и кая суть мно­жай­шия, тыя да дер­жит. Аще ли па­ки по оша­я­нии гре­ха, удер­жа вре­мя от при­ча­стия или сам о се­бе, или от ина­го ду­хов­ни­ка, чис­лят­ся и тая ле­та в канон. Ес­ли же слу­чит­ся ему впасть в дру­гой грех до за­вер­ше­ния епи­ти­мии, сле­ду­ет из­брать боль­шее чис­ло лет из тех, что оста­лись от преж­ней, неза­вер­шен­ной епи­ти­мии, и тех, что по­ло­же­ны за но­вый грех. И ту епи­ти­мию, ко­то­рая про­дол­жи­тель­нее, пусть он и дер­жит. Ес­ли же по­сле остав­ле­ния гре­ха он удер­жал­ся от при­ча­стия или сам, или по ука­за­нию дру­го­го ду­хов­ни­ка, то эти го­ды за­щи­ты­ва­ют­ся в епитимию.
Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки