О себе

dsc03963 - О себе

Ико­но­пи­сец Вла­ди­мир Фронтинский

Член Сою­за худож­ни­ков России.

Фрон­тин­ский Вла­ди­мир Оле­го­вич 1960 г.р. с дет­ства зани­мал­ся живо­пи­сью, изу­чал миро­вое искус­ство, закон­чил архи­тек­тур­ный факуль­тет инсти­ту­та им. И. Е. Репи­на в 1983 году, но совре­мен­ная эсте­ти­ка все­гда тяго­ти­ла и была не близ­ка, в юно­сти силь­ный духов­ный подъ­ём ощу­тил, делая зари­сов­ки церк­вей и фре­сок в древ­нем Пскове.

Вся­кое искус­ство свя­за­но с эмо­ци­о­наль­ной, пси­хи­че­ской и духов­ной сфе­рой чело­ве­ка и ока­зы­ва­ет актив­ное воз­дей­ствие на душу, очень часто нега­тив­ное, чем осо­бен­но гре­шит совре­мен­ное искус­ство, аван­гард, сюр­ре­а­лизм, модер­низм и т.д. Твор­че­ская энер­гия, талант худож­ни­ка зача­стую ухо­дит в созда­ние без­душ­ных, холод­ных, изящ­но-пустых, агрес­сив­ных, часто тош­но­твор­ных объ­ек­тов совре­мен­ной куль­ту­ры. Изоб­ра­зи­тель­ное искус­ство в основ­ном ушло в тех­ни­цизм, дизайн, кине­ма­то­граф. Древ­нее, дохри­сти­ан­ское искус­ство так­же не все­гда без­обид­но и неред­ко свя­за­но с маги­ей и оккуль­тиз­мом. Ощу­тив болез­нен­ное вля­ние совре­мен­ной живо­пи­си в 90-ых годах стал зани­мать­ся копи­ро­ва­ни­ем ста­рых масте­ров – в основ­ном дере­вен­ских пей­за­жей, пас­то­раль­ных видов.

Воцер­ко­вив­шись, окон­чив ико­но­пис­ный класс при духов­ной ака­де­мии Санкт-Петер­бур­га, с 1992 года зани­ма­юсь толь­ко ико­но­пи­сью, изу­чая воз­мож­но­сти тех­ни­ки яич­ной тем­пе­ры, кото­рая поз­во­ля­ет исполь­зо­вать огром­ное коли­че­ство живо­пис­ных при­ё­мов для созда­ния Обра­за. Совре­мен­но­му ико­но­пис­цу дана огром­ная сте­пень сво­бо­ды в выбо­ре сти­ля, пони­ма­нии живо­пис­ной фор­мы, выбо­ре и изу­че­нии огром­но­го коли­че­ства исто­ри­че­ско­го мате­ри­а­ла. По это­му пово­ду пишут­ся ста­тьи, про­во­дят­ся фору­мы. Часто за «канон» выда­ёт­ся систе­ма догм, запре­тов или стро­гая после­до­ва­тель­ность живо­пис­ных при­ё­мов, руга­ют всё совре­мен­ное и пре­воз­но­сят ста­рин­ное, но вели­кое вдох­но­вен­ное искус­ство не может быть при­ми­тив­ным. Ино­гда ико­но­пис­цы отли­ча­ют­ся излиш­ней кон­сер­ва­тив­но­стью и не допус­ка­ют даже неболь­шо­го откло­не­ния от образ­ца, хотя эти образ­цы зача­стую допи­сы­ва­лись, реста­ври­ро­ва­лись или име­ли утра­ты, кото­рые ико­но­пи­сец обя­зан вос­ста­но­вить. Конеч­но, каж­дый чело­век обла­да­ет сво­им вку­сом, пред­по­чте­ни­ем, эсте­ти­че­ски­ми склон­но­стя­ми. Мы видим, что даже древ­ние ико­ны одной эпо­хи отли­ча­ют­ся друг от дру­га и по мастер­ству испол­не­ния и по харак­те­ру живо­пис­ных при­ё­мов, хотя ощу­ще­ние еди­но­го, объ­еди­ня­ю­ще­го стерж­ня, несо­мнен­но присутствует.

В созда­нии ико­ны я – за золо­тую сере­ди­ну, необ­хо­ди­мо «балан­си­ро­вать» меж­ду мерой сво­бо­ды, дис­ци­пли­ны, выбо­ром сти­ля, увле­че­ния эффект­ны­ми при­ё­ма­ми, демон­стра­ци­ей мастер­ства. Не люб­лю излиш­ний пафос, экзаль­та­цию, наро­чи­то гру­бое, топор­ное испол­не­ние, с дру­гой сто­ро­ны – елей­ность, вялость, манер­ность. Часто всё это выда­ёт­ся за «духов­ность.

Ико­на схо­жа с чело­ве­ком, име­ет и «телес­ную» сто­ро­ну – мате­ри­а­лы, дере­во, грунт, крас­ки, и «душев­ную» – мастер­ство испол­не­ния, совер­шен­ную по воз­мож­но­сти фор­му, эсте­ти­ку соче­та­ний цве­то­вых пятен, силу­эта и т.д. Она долж­на адек­ват­но вос­при­ни­мать­ся совре­мен­ным чело­ве­ком, быть доступ­ной, побуж­дать или хотя бы не мешать молит­ве, быть вдох­но­вен­ным твор­че­ством, Худо­же­ством. Она долж­на слу­жить апо­ло­ги­ей Пра­во­сла­вия. Для ико­но­пис­ца очень важ­ны и ремес­лен­ные навы­ки, пони­ма­ние ико­но­пис­ной фор­мы, сти­ля, худо­же­ствен­но­го вкуса.

Ана­ли­зи­руя, изу­чая, став­шим доступ­ным в наше вре­мя не без уча­стия тех­ни­че­ско­го про­грес­са, мате­ри­а­лы по пра­во­слав­ной ико­но­пи­си, ста­ра­юсь выбрать то, что мне близ­ко. Нра­вят­ся тон­кие, неж­ные соче­та­ния цве­тов, изощ­рён­ные постро­е­ния про­бе­лов, точ­но выстро­ен­ные объ­ё­мы ликов. Ста­ра­юсь, конеч­но, ори­ен­ти­ро­вать­ся на луч­шие миро­вые образ­цы, пред­по­чи­тая мяг­кие, лирич­ные обра­зы. Ико­ны нахо­дят­ся во мно­гих хра­мах Санкт-Петер­бур­га: Успен­ском /блокадном/ хра­ме, в хра­мах под­во­рий Вала­ам­ско­го, Зеле­нец­ко­го и Конев­ско­го мона­сты­рей, в Софий­ском собо­ре г. Пуш­ки­на, в часовне Санкт-Петер­бург­ских и Ладож­ских свя­тых, в Скор­бя­щен­ском хра­ме на Шпа­лер­ной ул., в Тих­вин­ском Бого­ро­дич­ном Успен­ском мона­сты­ре, часовне прп. Евге­нии в Кол­ту­шах, а так­же в част­ных собра­ни­ях. В целом раду­ет воз­рас­та­ние каче­ства совре­мен­ной ико­но­пи­си, есть отлич­ные масте­ра, про­фес­си­о­на­лы сво­е­го дела.. Жена Сте­нинг Оль­га Арка­дьев­на – мастер цер­ков­ной вышив­ки, созда­ла хоруг­ви для подво­рья Вала­ам­ско­го мона­сты­ря, помо­гаю ей в рисун­ке и выбо­ре концепции.

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки