Я почувствовал «одухотворенность» материи » Сайт иконописца Владимира Фронтинского
Азбука веры » иконописец Владимир Фронтинский » Статьи
  виньетка  
Распечатать

Я почувствовал «одухотворенность» материи

Зрительные образы, несомненно, сильно воздействуют на психику. Художники, рождая внутри себя болезненные образы, выплёскивают их на зрителя. Сам испытал разрушающее действие авангарда, упаднической музыки, в юности увлекался сюрреализмом, ложной мистикой. Философское отношение пробудил в 80-х годах фильм «Андрей Рублёв», о назначении художника, искусства, глубинными вопросами, мистическими, символическими кадрами (некоторые только сейчас удалось расшифровать), высоким художественным мастерством. Я и сейчас считаю его сверх-фильмом. Единственная ошибка – садизм, дань Западу. Современному художнику необходимо всячески «выпендриваться», изобретать новые «формы», самобытность и т.д. чтобы пробудить к себе интерес падшего, пресыщенного мира.

Учась архитектуре в Академии художеств, я никак не мог «влезть» в современную эстетику. Изощрённые формы действовали как-то холодно, отстранённо. Удавались только рисунки церквей, старинных зданий. В Пскове, на практике, рисуя храмы, испытал сильный душевный подъём, благодать. (81г), в первый раз почувствовал «одухотворенность» материи. Хотя о вере серьёзно не думал, всё равно скоро бросил учебу, служил в армии, где удалось бросить дурные привычки, ощутить силу молитвы, Евангелия. Технику живописи в основном наработал активным копированием. Делал удачные копии и подражания китайской живописи на шёлке «Горы и воды», животные, рыбки, как лекарство, очищающее сознание, от современных, агрессивных образов.

Темперой расписывал доски на сюжеты Ю. Васнецова, любимого художника, писал зимние пейзажи «под голландцев», то есть масляные картины темперой. Эта каждодневная наработка (семью-то надо кормить) помогла в дальнейшем при изучении яичной темперы в классе С.И. Голубева, глубокого человека и замечательного преподавателя.

На иконопись подвигнул А. Стальнов, в конце 90-ых. Я не ожидал, что в наше время можно так писать. Мне понравился его трезвый подход (фотографирование фрагментов, изучении формы рисунка) никакой экзальтации, манерности, хотя в иконе, будь это копия или нет, удивительным образом читается личность мастера. Создание иконы – это очень личностный, творческий, волевой акт, требующий особого вдохновения.

Современную иконопись конца ХХ начала ХХ I вв.от иконописи середины ХХ в. отличает более глубокое погружение в саму технику, оптическую систему, цветовую гамму, сложные лессировки, сочетание прозрачных и плотных слоёв краски, изощрённая лепка формы. Появились мастера, рядом с которыми иконопись сер. ХХ в. кажется пройденным этапом, способные создавать новые композиции. Очень помогают фотографии фрагментов.

В современной иконописи недостаточный профессионализм, отсутствие вкуса, чувства цвета меня удручает. За это дело берутся многие несостоявшиеся художники, хотя встречаются и аккуратно выписанные, но какие-то застывшие, излишне правильные, холодные лики. В общем, писание икон сочетает в себе и ремесло и художественно-эстетический момент, и молитвенный, и «вкусовой».

Создание Образов это тоже сложный, тонкий, глубокий психологический акт.

С.И. Голубев преподносит саму технику яичной темперы, выработанную веками, как наиболее отвечающую сложной, многоплановой, многодревней задаче. Видимо сам Бог открыл ему многие тайны. Он разработал некоторые специальные упражнения для наработки навыков владения этой уникальной, не похожей на другие, краской (в иконе присутствует и форма и пластика но они выявляют «преображённую материю, где свет распространяется по отличным от физического мира законам (белильные пластины, чётко отдаленные друг от друга, движки и т.д.) лики иногда как бы «светятся изнутри» как апостол Павел Андрея Рублёва.

С 1992 года занимаюсь профессиональной иконописью (2 года учился). Писал много повторов – «Троицы» Владимирской», «Спас поясной». Иногда компилировал, восстанавливал утраты, некоторые иконы рисовал без образцов (мученица Вера, святой Пантелеймон)

Большое внимание уделяю пластике, лепке формы (хоть и не «академической»), созданию гармоничных цветовых рядов (в иконах праздников).

Нужно подобрать цвет по яркости, тону, интенсивности, плотности (например горки пишутся более тонким слоем, чем одежды) некоторые цвета пишутся плотно (мафорий на Богородице). Важно сочетание «грязных, сложных, и открытых, чистых цветов (а в иконе бывают и «закрытые, «таинственные» цвета»).

Точно скопировать образ не возможно. В работе проявится и вкус и внутренняя культура и характер мастера. Мне хочется всё-таки, чтобы икона походила на старинную. Я стараюсь отойти от засушенности, робости, механичности, часто присущую современным иконам.

Эта задача мне кажется, удалась с Божьей помощью в написании клейм иконы «Успение Пресвятой Богородицы с житием св. Иоакима, св.Анны и пресвятой Богородицы». Расскажу подробнее.

Удалось удовлетворить запросы заказчика, не делая точной копии с подлинника (Псково-Печерского «Успения»). Но сам подлинник был по-видимому записан в 18-19 вв. темными красками, грубовато, и за образец были взяты клейма с «Владимирской» 16 в. что в Псковском музее, полностью повторяющее сюжет и композицию подлинника, но написанные более мастерски, цветно, без «итальянизмов», и по-псковски, с глубоким синим, темно-зеленным. Мне хотелось, чтобы вещь казалась старинной – псковской, ретро, но в то же время сохранить качество прорисовки, отделки, живописи. Были сделаны некоторые дополнения, в отделке деталей, прорисовке складах, архитектуры ликов. В отдельных клеймах есть налёт народного фольклорного начала, некоторая грубоватость.

Некоторые композиции были особенно трудоёмки по количеству фигур, миниатюрности письма. (Рождество Иисуса Христа, Введение в храм, Рождество Пресвятой Богородицы).

Начинал я, кстати, работу в глухой деревне Псковской области под городом Островом, пользуясь некоторыми местными породами, (все краски, конечно, натуральные). Цветовая гамма сложная (В «Благовещении 6 разных зелёных цветов) золочение к тому времени уже было выполнено в мастерской церкви «Владимир ской Богоматери». Затем привёз икону в Петербург, где заканчивал её на хорах храма. Средник написала Валя Тихоновна Жданова, мастерски сообразуясь с колоритом клейм. Певцы думали, что я реставрирую старинную вещь.

 

Р. S. С.И.Голубев не только преподавал технику и материалы, он глубоко проникал в суть иконы и первый открыл многие интересные, богословские моменты, закрытые от светских искусствоведов. Современное искусство – это в основном осколки древних архетипов, форм, по-разному, как мозаика складываемые художниками. Получается что-то «новое».

В наше время легче изучать иконопись, т.к. нет давления «академического стиля». Икона собирает, дисциплинирует, очищает сознание, возносит от мира земного к миру горнему.

  виньетка  
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru