Я почувствовал «одухотворенность» материи

Зри­тель­ные обра­зы, несо­мнен­но, силь­но воз­дей­ству­ют на пси­хи­ку. Худож­ни­ки, рож­дая внут­ри себя болез­нен­ные обра­зы, выплёс­ки­ва­ют их на зри­те­ля. Сам испы­тал раз­ру­ша­ю­щее дей­ствие аван­гар­да, упад­ни­че­ской музы­ки, в юно­сти увле­кал­ся сюр­ре­а­лиз­мом, лож­ной мисти­кой. Фило­соф­ское отно­ше­ние про­бу­дил в 80‑х годах фильм «Андрей Руб­лёв», о назна­че­нии худож­ни­ка, искус­ства, глу­бин­ны­ми вопро­са­ми, мисти­че­ски­ми, сим­во­ли­че­ски­ми кад­ра­ми (неко­то­рые толь­ко сей­час уда­лось рас­шиф­ро­вать), высо­ким худо­же­ствен­ным мастер­ством. Я и сей­час счи­таю его сверх-филь­мом. Един­ствен­ная ошиб­ка – садизм, дань Запа­ду. Совре­мен­но­му худож­ни­ку необ­хо­ди­мо вся­че­ски «выпенд­ри­вать­ся», изоб­ре­тать новые «фор­мы», само­быт­ность и т.д. что­бы про­бу­дить к себе инте­рес пад­ше­го, пре­сы­щен­но­го мира.

Учась архи­тек­ту­ре в Ака­де­мии худо­жеств, я никак не мог «влезть» в совре­мен­ную эсте­ти­ку. Изощ­рён­ные фор­мы дей­ство­ва­ли как-то холод­но, отстра­нён­но. Уда­ва­лись толь­ко рисун­ки церк­вей, ста­рин­ных зда­ний. В Пско­ве, на прак­ти­ке, рисуя хра­мы, испы­тал силь­ный душев­ный подъ­ём, бла­го­дать. (81г), в пер­вый раз почув­ство­вал «оду­хо­тво­рен­ность» мате­рии. Хотя о вере серьёз­но не думал, всё рав­но ско­ро бро­сил уче­бу, слу­жил в армии, где уда­лось бро­сить дур­ные при­выч­ки, ощу­тить силу молит­вы, Еван­ге­лия. Тех­ни­ку живо­пи­си в основ­ном нара­бо­тал актив­ным копи­ро­ва­ни­ем. Делал удач­ные копии и под­ра­жа­ния китай­ской живо­пи­си на шёл­ке «Горы и воды», живот­ные, рыб­ки, как лекар­ство, очи­ща­ю­щее созна­ние, от совре­мен­ных, агрес­сив­ных образов.

Тем­пе­рой рас­пи­сы­вал дос­ки на сюже­ты Ю. Вас­не­цо­ва, люби­мо­го худож­ни­ка, писал зим­ние пей­за­жи «под гол­ланд­цев», то есть мас­ля­ные кар­ти­ны тем­пе­рой. Эта каж­до­днев­ная нара­бот­ка (семью-то надо кор­мить) помог­ла в даль­ней­шем при изу­че­нии яич­ной тем­пе­ры в клас­се С.И. Голу­бе­ва, глу­бо­ко­го чело­ве­ка и заме­ча­тель­но­го преподавателя.

На ико­но­пись подвиг­нул А. Сталь­нов, в кон­це 90-ых. Я не ожи­дал, что в наше вре­мя мож­но так писать. Мне понра­вил­ся его трез­вый под­ход (фото­гра­фи­ро­ва­ние фраг­мен­тов, изу­че­нии фор­мы рисун­ка) ника­кой экзаль­та­ции, манер­но­сти, хотя в иконе, будь это копия или нет, уди­ви­тель­ным обра­зом чита­ет­ся лич­ность масте­ра. Созда­ние ико­ны – это очень лич­ност­ный, твор­че­ский, воле­вой акт, тре­бу­ю­щий осо­бо­го вдохновения.

Совре­мен­ную ико­но­пись кон­ца ХХ нача­ла ХХ I вв.от ико­но­пи­си сере­ди­ны ХХ в. отли­ча­ет более глу­бо­кое погру­же­ние в саму тех­ни­ку, опти­че­скую систе­му, цве­то­вую гам­му, слож­ные лес­си­ров­ки, соче­та­ние про­зрач­ных и плот­ных сло­ёв крас­ки, изощ­рён­ная леп­ка фор­мы. Появи­лись масте­ра, рядом с кото­ры­ми ико­но­пись сер. ХХ в. кажет­ся прой­ден­ным эта­пом, спо­соб­ные созда­вать новые ком­по­зи­ции. Очень помо­га­ют фото­гра­фии фрагментов.

В совре­мен­ной ико­но­пи­си недо­ста­точ­ный про­фес­си­о­на­лизм, отсут­ствие вку­са, чув­ства цве­та меня удру­ча­ет. За это дело берут­ся мно­гие несо­сто­яв­ши­е­ся худож­ни­ки, хотя встре­ча­ют­ся и акку­рат­но выпи­сан­ные, но какие-то застыв­шие, излишне пра­виль­ные, холод­ные лики. В общем, писа­ние икон соче­та­ет в себе и ремес­ло и худо­же­ствен­но-эсте­ти­че­ский момент, и молит­вен­ный, и «вку­со­вой».

Созда­ние Обра­зов это тоже слож­ный, тон­кий, глу­бо­кий пси­хо­ло­ги­че­ский акт.

С.И. Голу­бев пре­под­но­сит саму тех­ни­ку яич­ной тем­пе­ры, выра­бо­тан­ную века­ми, как наи­бо­лее отве­ча­ю­щую слож­ной, мно­го­пла­но­вой, мно­год­рев­ней зада­че. Види­мо сам Бог открыл ему мно­гие тай­ны. Он раз­ра­бо­тал неко­то­рые спе­ци­аль­ные упраж­не­ния для нара­бот­ки навы­ков вла­де­ния этой уни­каль­ной, не похо­жей на дру­гие, крас­кой (в иконе при­сут­ству­ет и фор­ма и пла­сти­ка но они выяв­ля­ют «пре­об­ра­жён­ную мате­рию, где свет рас­про­стра­ня­ет­ся по отлич­ным от физи­че­ско­го мира зако­нам (белиль­ные пла­сти­ны, чёт­ко отда­лен­ные друг от дру­га, движ­ки и т.д.) лики ино­гда как бы «све­тят­ся изнут­ри» как апо­стол Павел Андрея Рублёва.

С 1992 года зани­ма­юсь про­фес­си­о­наль­ной ико­но­пи­сью (2 года учил­ся). Писал мно­го повто­ров – «Тро­и­цы» Вла­ди­мир­ской», «Спас пояс­ной». Ино­гда ком­пи­ли­ро­вал, вос­ста­нав­ли­вал утра­ты, неко­то­рые ико­ны рисо­вал без образ­цов (муче­ни­ца Вера, свя­той Пантелеймон)

Боль­шое вни­ма­ние уде­ляю пла­сти­ке, леп­ке фор­мы (хоть и не «ака­де­ми­че­ской»), созда­нию гар­мо­нич­ных цве­то­вых рядов (в ико­нах праздников).

Нуж­но подо­брать цвет по ярко­сти, тону, интен­сив­но­сти, плот­но­сти (напри­мер гор­ки пишут­ся более тон­ким сло­ем, чем одеж­ды) неко­то­рые цве­та пишут­ся плот­но (мафо­рий на Бого­ро­ди­це). Важ­но соче­та­ние «гряз­ных, слож­ных, и откры­тых, чистых цве­тов (а в иконе быва­ют и «закры­тые, «таин­ствен­ные» цвета»).

Точ­но ско­пи­ро­вать образ не воз­мож­но. В рабо­те про­явит­ся и вкус и внут­рен­няя куль­ту­ра и харак­тер масте­ра. Мне хочет­ся всё-таки, что­бы ико­на похо­ди­ла на ста­рин­ную. Я ста­ра­юсь отой­ти от засу­шен­но­сти, робо­сти, меха­нич­но­сти, часто при­су­щую совре­мен­ным иконам.

Эта зада­ча мне кажет­ся, уда­лась с Божьей помо­щью в напи­са­нии клейм ико­ны «Успе­ние Пре­свя­той Бого­ро­ди­цы с жити­ем св. Иоаки­ма, св.Анны и пре­свя­той Бого­ро­ди­цы». Рас­ска­жу подробнее.

Уда­лось удо­вле­тво­рить запро­сы заказ­чи­ка, не делая точ­ной копии с под­лин­ни­ка (Пско­во-Печер­ско­го «Успе­ния»). Но сам под­лин­ник был по-види­мо­му запи­сан в 18–19 вв. тем­ны­ми крас­ка­ми, гру­бо­ва­то, и за обра­зец были взя­ты клей­ма с «Вла­ди­мир­ской» 16 в. что в Псков­ском музее, пол­но­стью повто­ря­ю­щее сюжет и ком­по­зи­цию под­лин­ни­ка, но напи­сан­ные более мастер­ски, цвет­но, без «ита­лья­низ­мов», и по-псков­ски, с глу­бо­ким синим, тем­но-зелен­ным. Мне хоте­лось, что­бы вещь каза­лась ста­рин­ной – псков­ской, ретро, но в то же вре­мя сохра­нить каче­ство про­ри­сов­ки, отдел­ки, живо­пи­си. Были сде­ла­ны неко­то­рые допол­не­ния, в отдел­ке дета­лей, про­ри­сов­ке скла­дах, архи­тек­ту­ры ликов. В отдель­ных клей­мах есть налёт народ­но­го фольк­лор­но­го нача­ла, неко­то­рая грубоватость.

Неко­то­рые ком­по­зи­ции были осо­бен­но тру­до­ём­ки по коли­че­ству фигур, мини­а­тюр­но­сти пись­ма. (Рож­де­ство Иису­са Хри­ста, Вве­де­ние в храм, Рож­де­ство Пре­свя­той Богородицы).

Начи­нал я, кста­ти, рабо­ту в глу­хой деревне Псков­ской обла­сти под горо­дом Ост­ро­вом, поль­зу­ясь неко­то­ры­ми мест­ны­ми поро­да­ми, (все крас­ки, конеч­но, нату­раль­ные). Цве­то­вая гам­ма слож­ная (В «Бла­го­ве­ще­нии 6 раз­ных зелё­ных цве­тов) золо­че­ние к тому вре­ме­ни уже было выпол­не­но в мастер­ской церк­ви «Вла­ди­мир ской Бого­ма­те­ри». Затем при­вёз ико­ну в Петер­бург, где закан­чи­вал её на хорах хра­ма. Сред­ник напи­са­ла Валя Тихо­нов­на Жда­но­ва, мастер­ски сооб­ра­зу­ясь с коло­ри­том клейм. Пев­цы дума­ли, что я реста­ври­рую ста­рин­ную вещь.

 

Р. S. С.И.Голубев не толь­ко пре­по­да­вал тех­ни­ку и мате­ри­а­лы, он глу­бо­ко про­ни­кал в суть ико­ны и пер­вый открыл мно­гие инте­рес­ные, бого­слов­ские момен­ты, закры­тые от свет­ских искус­ство­ве­дов. Совре­мен­ное искус­ство – это в основ­ном оскол­ки древ­них архе­ти­пов, форм, по-раз­но­му, как моза­и­ка скла­ды­ва­е­мые худож­ни­ка­ми. Полу­ча­ет­ся что-то «новое».

В наше вре­мя лег­че изу­чать ико­но­пись, т.к. нет дав­ле­ния «ака­де­ми­че­ско­го сти­ля». Ико­на соби­ра­ет, дис­ци­пли­ни­ру­ет, очи­ща­ет созна­ние, воз­но­сит от мира зем­но­го к миру горнему.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки