O сладострастии, или Как услышал Господь голос невинной женщины

про­то­и­е­рей Алек­сандр Илья­шенко

Раз­мы­ва­ние нрав­ствен­ных границ, утра чув­ства доз­во­лен­ного и недоз­во­лен­ного — эта беда в боль­шей или мень­шей сте­пени харак­терна для всех времен и для всех наро­дов. Осо­бенно это каса­ется такой доб­ро­де­тели, как цело­муд­рие.

Всегда были, есть и будут люди, хра­ня­щие цело­муд­рие и счи­та­ю­щие его вели­кой доб­ро­де­те­лью. Цело­муд­рие — это «целост­ное муд­ро­ва­ние», цель­ность, непо­вре­жден­ность чело­ве­че­ской лич­но­сти. Все доб­ро­де­тели, так же как и грехи, свя­заны друг с другом.

Соде­лан­ный грех влечет за собой мало­ду­шие, кото­рое повер­гает чело­века в другие грехи; хра­не­ние доб­ро­де­тели, напро­тив, дарует чело­веку муже­ство и при­вле­кает к нему милость Божию, дает силы про­ти­во­сто­ять греху.

Ярким при­ме­ром подоб­ной мило­сти Божией может слу­жить исто­рия древ­не­ев­рей­ской жен­щины Сусанны, кото­рая попала в без­вы­ход­ное каза­лось бы, поло­же­ние.

В те вре­мена управ­лять изра­иль­ским наро­дом и вер­шить пра­во­су­дие были постав­лены два ста­рей­шины, кото­рых назы­вали судьями. Они часто бывали в доме Иоакима, жена­того на пре­крас­ной и доб­ро­де­тель­ной Сусанне. Хозяйка дома имела обык­но­ве­ние про­гу­ли­ваться после полу­дня в саду, закры­том от посто­рон­них.

И видели ее оба ста­рей­шины всякий день при- ходя­щую и про­гу­ли­ва­ю­щу­юся, и в них роди­лась похоть к ней, и извра­тили ум свой, и укло­нили глаза свои, чтобы не смот­реть на небо и не вспо­ми­нать о пра­вед­ных судах… и тогда вместе назна­чили время, когда могли бы найти ее одну (Дан. 13:8-9, 14).

Похот­ли­вые ста­рей­шины при­та­и­лись в саду. Дождав­шись момента, когда Сусанна, думая, что она одна, раз­де­лась, чтобы совер­шить омо­ве­ние, они вышли к ней и ска­зали: Вот, двери сада заперты и никто нас не видит, и мы имеем похо­те­ние к тебе, поэтому согла­сись с нами и побудь с нами. Если же не так, то мы будем сви­де­тель­ство­вать против тебя, что с тобою был юноша, и ты поэтому ото­слала от себя слу­жа­нок твоих. Тогда засто­нала Сусанна и ска­зала: тесно мне ото­всюду; ибо, если я сделаю это, смерть мне, а если не сделаю, то не избегну от рук ваших. Лучше для меня не сде­лать этого и впасть в руки ваши, нежели согре­шить пред Гос­по­дом. И закри­чала Сусанна гром­ким голо­сом; закри­чали также и оба ста­рей­шины против нее, и один побе­жал и отво­рил двери сада. Когда же нахо­див­ши­еся в доме услы­шали крик в саду, вско­чили боко­выми две­рями, чтобы видеть, что слу­чи­лось нею…

И было на другой день, когда собрался народ к Иоакиму, мужу ее, пришли и оба ста­рей­шины, полные без­за­кон­ного умысла против Сусанны, чтобы пре­дать ее смерти. И ска­зали они перед наро­дом: пошлите за Сусан­ною, доче­рью Хелкия, женою Иоакима. И послали. И пришла она, и роди­тели ее, и дети ее, и все род­ствен­ники ее Сусанна была очень нежна и кра­сива лицом, и эти без­за­кон­ники при­ка­зали открыть лицо ее, так как оно было закрыто, чтобы      кра­со­тою ее. Род­ствен­ники же и кото­рые смот­рели на        нее, пла­кали. А оба ста­рей­шины, встав посреди народа, поло­жили руки на голову ее. Она же в слезах смот­рела на небо, ибо сердце ее упо­вало на Гос­пода. И ска­зали ста­рей­шины: когда мы ходили по саду одни, вошла эта с двумя слу­жан­ками и затво­рила двери сада, и ото­слала слу­жа­нок; и пришел к ней юноша, кото­рый скры­вался там, и лег с нею. Мы нахо­дясь в углу сада и такое без­за­ко­ние, побе­жали на них, и уви­дели их сово­куп­ля­ю­щи­мися, и того не могли удер­жать, потому что он был силь­нее нас и, отво­рив двери, выско­чил. Но эту мы схва­тили и допра­ши­вали: кто был этот юноша? но она не хотела объ­явить нам. Об этом мы сви­де­тель­ствуем. И пове­рило им собра­ние, как ста­рей­ши­нам народа и судьям, и осу­дили ее на смерть.

Возо­пила Сусанна гром­ким голо­сом и ска­зала: Боже вечный, веда­ю­щий сокро­вен­ное и зна­ю­щий все прежде бытия его! Ты знаешь, что они ложно сви­де­тель­ство­вали против меня, и вот, я умираю, не сделав ничего, что эти люди злостно выду­мали на меня (Дан. 13:20-43).

Пре­рвем биб­лей­ское повест­во­ва­ние и пред­ста­вим себе на минуту, что среди народа, собрав­ше­гося для суда над Сусан­ной, при­сут­ствуем и мы. Вот мы видим, как два ува­жа­е­мых ста­рей­шины народа, два судьи в знак тор­же­ствен­ного и прав­ди­вого сви­де­тель­ства воз­ло­жили на голову ей руки и гово­рят, что были оче­вид­цами попра­ния супру­же­ской вер­но­сти. Разве мы станем сомне­ваться в без­услов­ной прав­ди­во­сти их обви­не­ния? Также мы видим, как Сусанна плачет и молится — ну а что ей оста­ется делать перед заслу­жен­ной казнью? Каза­лось бы, суро­вый, но спра­вед­ли­вый при­го­вор неиз­бе­жен и вскоре будет при­ве­ден в испол­не­ние.

К сча­стью, Гос­подь, Кото­рый взирал на сердце и ведал чистоту, цело­муд­рие и муже­ство Сусанны, рас­су­дил иначе.

И услы­шал Гос­подь  голос ее. И когда она ведена была на смерть, воз­бу­дил Бог дух моло­дого юноши, по имени Дани­ила, и он закри­чал гром­ким голо­сом: чист я от крови ее! Тогда обра­тился к нему весь народ и сказал: что это за слово, кото­рое ты сказал? Тогда он, став посреди них, сказал: так ли вы нера­зумны, сыны Изра­иля, что, не иссле­до­вав и не узнав истины, осу­дили дочь Изра­иля? Воз­вра­ти­тесь в суд, ибо эти ложно против нее засви­де­тель­ство­вали. И тотчас весь народ воз­вра­тился, и ска­зали ему шины: садись посреди нас и объяви нам, потому что Бог дал тебе ста­рей­шин­ство. И Даниил: отде­лите их друг от друга подальше, и я допрошу их. Когда же они отде­лены были один от дру­гого, при­звал одного из них и сказал соста­рив­шийся в злых днях! ныне обна­ру­жи­лись грехи твои, кото­рые ты делал прежде, про­из­водя суды непра­вед­ные, осуж­дая невин­ных и оправ­ды­вая винов­ных, тогда как Гос­подь гово­рит: «невин­ного и пра­вого не умерщ­вляй». Итак, если ты сию видел, скажи, под каким дере­вом видел ты их раз­го­ва­ри­ва­ю­щими друг с другом? Он сказал: под масти­ко­вым. Даниил сказал: точно, солгал ты на твою голову; ибо вот, Ангел Божий, приняв реше­ние от Бога, рас­се­чет тебя попо­лам. Удалив его, он при­ка­зал при­ве­сти дру­гого и сказал ему: племя Хона­ана, а не Иуды! кра­сота пре­льстила тебя, и похоть раз­вра­тила сердце твое. Так посту­пали вы с доче­рями Изра­иля, и они из страха имели обще­ние с вами; но дочь Иуды не потер­пела без­за­ко­ния вашего. Итак, скажи мне: под каким дере­вом ты застал их раз­го­ва­ри­ва­ю­щими между собою? Он сказал: под зеле­ным дубом. Даниил сказал ему: точно, солгал ты на твою голову; ибо Ангел Божий с мечом ждет, чтобы рас­сечь тебя попо­лам, чтобы истре­бить вас (Дан. 13:44-59).

Вновь поз­во­лим себе пре­рвать биб­лей­ское повест­во­ва­ние и отме­тим, что древ­ние люди вос­при­ни­мали мир целостно и не могли ска­зать, напри­мер: «Я не помню, я не обра­тил вни­ма­ния». Оче­видно, что масти­ко­вое дерево и зеле­ный дуб нахо­ди­лись в разных местах сада, поэтому явной для всех стала ложь похот­ли­вых клят­во­пре­ступ­ни­ков.

Тогда все собра­ние закри­чало гром­ким голо­сом, и бла­го­сло­вили Бога, спа­са­ю­щего наде­ю­щихся на Него, и вос­стали на обоих ста­рей­шин, потому что Даниил их устами обли­чил их, что они ложно сви­де­тель­ство­вали; и посту­пили с ними так, как они зло умыс­лили против закону Мои­се­еву, и умерт­вили их; и спа­сена была в день кровь невин­ная (Дан. 13:60-62).

Под­черк­нем, что суд про­рока Дани­ила был скорым и правым и совер­шался гласно, в при­сут­ствии всех людей, поэтому никто не усо­мнился в пре­ступ­но­сти без­за­кон­ных стар­цев. Отме­тим также, что юный тогда Даниил про­явил несо­мнен­ное муже­ство, ведь если бы он не смог защи­тить Сусанну, то раз­де­лил бы ее участь.

Необ­хо­димо ска­зать еще об одной важной осо­бен­но­сти: закон был общим для всех, хотя судьи зани­мали весьма и весьма высо­кое поло­же­ние в народе. Старцы, кото­рые пыта­лись осу­дить невин­ную Сусанну, конечно, знали закон Божий, но не испол­няли. Как все гра­мот­ные иудеи, эти судьи читали неод­но­кратно и псалмы царя Давида и навер­няка многие из них знали наизусть. Вот, напри­мер, отры­вок из 108-го псалма, в кото­ром гово­рится о тех, кто воз­дает за добро злом, за любовь — нена­ви­стью:

Поставь над ним нече­сти­вого, и диавол да станет одес­ную его. Когда будет судиться, да выйдет винов­ным, и молитва его да будет в да будут дни его кратки, и досто­ин­ство его да возь­мет другой; дети его да будут сиро­тами, и жена его — вдовою; да ски­та­ются дети его и нищен­ствуют, и просят хлеба из раз­ва­лин своих; да захва­тит заи­мо­да­вец все, что есть у него, и чужие да рас­хи­тят труд его; да не будет состра­да­ю­щего ему, да не будет милу­ю­щего сирот его; да будет потом­ство его на поги­бель, и да изгла­дится имя их в сле­ду­ю­щем роде… воз­лю­бил про­кля­тие, оно и придет на него; не вос­хо­тел бла­го­сло­ве­ния, — оно и уда­лится от него (Пс. 108:6-13,17).

Гроз­ные слова этого псалма испол­ни­лись на двух непра­вед­ных, сла­до­страст­ных судьях, созна­тельно нару­шав­ших законы Божии и чело­ве­че­ские. Зло, кото­рое пре­ступ­ные старцы были готовы при­чи­нить Сусанне, явив­шей муже­ство и чистоту души, сохра­нив­шей вер­ность своему супругу, всей своей тяже­стью обру­ши­лось на них самих и на их семьи.

из книги «Испо­ведь, или Как под­го­то­вить детей к Таин­ству Пока­я­ния». Изда­тель­ство Мос­ков­ской Пат­ри­ар­хии, 2017

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки