Библиотеке требуются волонтёры
Азбука веры Православная библиотека Прочее Юности честное зерцало, или Показание к житейскому обхождению
Распечатать

Юности честное зерцало, или Показание к житейскому обхождению

Собранное от разных авторов. Напечано повелением Царского Величества. В Санкт-Петербурге Лета Господня 1717 Февраля 4 дня.

Содержание

Как молодой отрок должен поступить, когда оный в беседе с другими сидит Коим образом имеет отрок поступать между чуждыми Девической чести и добродетелей венец Девическое целомудрие Девическое смирение  

 

Юности честное зерцало* (полное название «Юности честное зерцало, или Показание к житейскому обхождению, собранное от разных авторов») – русский литературно-педагогический памятник начала XVIII века, подготовленный по указанию Петра I.

Авторы издания неизвестны. Предполагаемый составитель – епископ Рязанский и Муромский Гавриил (Бужинский). В создании книги принимал активное участие и курировал её издание сподвижник Петра, Яков Брюс. «Зерцало» было издано в соответствии с духом петровских реформ, когда основу всей книгопечатной продукции составляли разного рода руководства и наставления.

«Юности честное зерцало» на долгие годы стало руководством о правилах хорошего тона и поведения в обществе. Популярность издания у современников была так велика, что в том же 1717 году книга была выпущена ещё дважды. А в 1719 году книга вышла уже четвёртым изданием, и неоднократно переиздавалась вновь вплоть до конца XIX века.

***

1. Во-первых, наипаче всего должны дети отца и матерь в великой чести содержать. И когда от родителей что им приказано бывает, всегда шляпу в руках держать, а пред ними не вздевать, и возле них не садиться, и прежде оных не заседать, при них в окно всем телом не выглядывать, но всё потаенным образом с великим почтением, не с ними вряд, но, немного уступив, позади оных в стороне стоять, подобно как паж некоторый или слуга. В доме ничего своим именем не повелевать, но именем отца или матери, от челядинцев просительным образом требовать, разве что у кого особые слуги, которые самому ему подвержены бывают. Для того, что обычно служители и челядинцы не двум господам и госпожам, но только одному господину охотно служат. А кроме того, часто происходят ссоры и великие между ними бывают от того мятежи в доме, так, что сами не опознают, что кому делать надлежит.

2. Дети не имеют без именного приказу родительского никого бранить или поносительными словами порицать. А если то надобно, и оное они должни учинить вежливо и учтиво.

3. У родителей речей перебивать не надлежит, и не прекословить, и других их сверстников в речи не впадать, но ожидать, пока они выговорят. Часто одного дела не повторять, на стол, на скамью, или на что иное, не опираться, и не быть подобным деревенскому мужику, которой на солнце валяется, но стоять должны прямо.

4. Без спросу не говорить, а когда и говорить им случится, то должны они благоприятно, а не криком и не с сердца, или с задору говорить, не как бы сумасброды. Но всё, что им говорить, имеет быть правда истинная, не прибавляя и не убавляя ничего. Нужду свою благообразно в приятных и учтивых словах предлагать, подобно как бы им с каким иностранным высоким лицом говорить случилось, дабы они в том так и обвыкли.

5. Не прилично им руками или ногами по столу везде колобродить, смирно есть. А вилками и ножиком по тарелкам, по скатерти или по блюду чертить, не колоть и не стучать, но должны тихо и смирно, прямо, а не избоченясь сидеть.

6. Когда родители или кто другие их спросят, то должны к ним отозваться и отвечать тотчас, как голос услышат. И потом сказать: «Что изволите, государь батюшко»; или «государыня матушка». Или: «Что мне прикажете, государь»; а не так: «что», «чего», «што», «как ты говоришь», «чего хочешь». И не дерзностно отвечать: «да», «так», и не вдруг наотказ молвить «нет»; но сказать: «так, государь», «слышу, государь: я уразумел, государь, учиню так, как вы, государь, приказали». А не смехом делать, как бы их презирая, и не слушая их повеления и слов. Но исправно примечать всё, что им говорено бывает, а многажды назад не бегать и прежнего снова в другой раз не спрашивать.

7. Когда им говорить с людьми, то должно им благочинно, учтиво, вежливо, а не много говорить. Потом слушать, и других речи не перебивать, но дать все выговорить и потом мнение свое, что достойно, предъявить. Если случится дело и речь печальная, то надлежит при таких быть печальным и иметь сожаление. В радостном случае быть радостным и являть себя веселым с веселыми. А в прямом деле и в постоянном быть постоянным и других людей рассудков отнюдь не презирать и не отметать. Но если чье мнение достойно и годно, то похвалять и в том соглашаться. Если же которое сомнительно, в том себя оговорить, что в том ему рассуждать не достойно. А если в чем оспорить можно, то учинить с учтивостью и вежливыми словами, и дать свое рассуждение на то, для чего. А если кто совета пожелает или что поверит, то надлежит советовать сколько можно и поверенное дело содержать тайно.

8. С духовными должны дети везде благочинно, постоянно, учтиво и вежливо говорить, а глупости никакой не предъявлять. Но о духовных вещах и о чине их, или духовные вопросы предлагать.

9. Никто себя сам много не хвали и не уничижай (не стыди) и не срамоти, и дела своего не возвеличивай, расширяя более, нежели как оное в подлинном действе состоит, и никогда роду своего и прозвания без нужды не возвышай, ибо так чинят люди всегда такие, которые недавно только прославлялись. А особенно в той земле, где кто знаком, весьма не надлежит того делать, но ожидать, пока со стороны другие похвалят.

10. Со своими или с посторонними служителями гораздо не сообщайся. Но если оные прилежны, то таких слуг люби, а не во всем им верь, для того, что они грубы и невежи (нерассудливы) будучи, не знают держать меры. Но хотят при случае выше своего господина вознестись, а отшедши прочь, на весь свет разглашают, что им поверено было. Того ради смотри прилежно, когда что хочешь о других говорить, опасайся, чтоб при том слуг и служанок не было. А имен не упоминай, но обиняками говори, чтоб дознаться было невозможно, потому что такие люди много приложить и прибавить искусны.

11. Всегда недругов заочно, когда они не слышат, хвали, а в присутствии их почитай и в нужде их им служи, также и о умерших никакого зла не говори.

12. Всегда время проводи в делах благочестных, а празден и без дела отнюдь не бывай, ибо от этого случается, что некоторые живут лениво, не бодро, а разум их затмится и иступится, потом из того добра никакого ожидать нельзя, кроме дряхлого тела и червоточины, которое с лености тучно бывает.

13. Молодой отрок должен быть бодр, трудолюбив, прилежен и беспокоен, подобно как в часах маятник, для того что бодрый господин ободряет и слуг: подобно как бодрый и резвый конь учиняет седока прилежна и осторожна. Потому можно отчасти, смотря на прилежность и бодрость или радение слуг, признать, как правление которого господина состоит и содержится. Ибо не напрасно пословица говорится: «Каков игумен, такова и братия».

14. От клятвы чужеложства (блуда), играния и пьянства должен каждый отрок себя весьма удержать и от того бегать. Ибо из того ничто иное вырастает, кроме великой беды и напасти телесной и душевной, от того же рождается и погибель дому его и разорение пожиткам.

15. Имеет отрок наипаче всех человек прилежать, как бы себя мог учинить благочестна и добродетельна; ибо не славная его фамилия, и не высокой род приводит его в шляхетство, но благочестные и достохвальные его поступки. Потому что благочестие есть похвала юности, и счастье благополучное, и красота в старости. Того ради оный имеет по правде тому подражать. Ибо то есть истинное избавление от убожества, и прямая подпора, и постоянный столп богатству.

16. Имеет прямой (сущий) благочестный кавалер быть смирен, приветлив и учтив. Ибо гордость мало добра содевает (приносит), и кто сих трех добродетелей не имеет, оный не может превзойти, ни между другими просиять, как светило в темном месте или каморе. Поскольку что выше чином, то ниже смирением быть должно. Для того и три оные добродетели: приветливость, смирение и учтивость украшают немало шляхетскую славу. А поскольку искони старые честные люди оное сохраняли, того ради и юные имеют оному подражать.

17. Молодой человек всегда имеет с благочестными и добродетельными людьми обходиться, от которых бы он добру научиться мог. Также и с такими людьми, которые честное имя и непорочное житие имеют. А от таких, которые легкомысленно и злочестно живут, бегать, как бы от яду или лютого мору. Благочестные люди имеют от юных почтены, превозносены и возлюблены быть. А от злоименитых должны юные остерегаться, и от них бегать. Ибо только скажи, с кем ты обходишся, то можно признать, какое счастье тебе впредь будет.

18. Молодой шляхтич, или дворянин, если в экзерциции (в обучении) своей совершенен, а наипаче в языках, в конной езде, танцевании, в шпажной битве, и может добрый разговор учинить, к тому ж красноречив и в книгах научен, оный может с такими досуги, прямым придворным человеком быть.

19. Прямой придворный человек имеет быть смел, отважен и не робок, а с государем каким говорить с великим почтением. И может о своем деле сам предъявлять и доносить, а на других не имеет надеяться. Ибо где можно такого найти, который бы мог кому так верен быть, как сам себе. Кто при дворе стыдливо бывает, оный с порожними руками от двора отходит. Ибо когда кто господину верно служит, то надобна ему верная и надеждная награда. А кто ища милости служит, того только милосердием награждают. Поскольку никто ради какой милости не должен кому служить, кроме Бога. А Государю какову ради чести и прибыли, и для временной милости.

20. Умный придворный человек намерения своего и воли никому не объявляет, дабы не упредил его другой, которой иногда к тому же охоту имеет.

21. Проезжий отрок имеет податливо быть с мерою, смотря по состоянию своему. А особенно к тем, которые ему заслужили, а не к лукавым издёвочникам и льстецам, которые ему то говорят, чего он охотно слушает, являть себе податлива.

22. Отрок должен быть весьма учтив и вежлив, как в словах, так и в делах: на руку не дерзок и не драчлив, также имеет оный встретившего на три шага не дошед, и шляпу приятным образом сняв, а не мимо прошедши, назад оглядываясь, поздравлять. Ибо вежливу быть на словах, а шляпу держать в руках неубыточно, а похвалы достойно. И лучшче когда про кого говорят: «Он есть вежлив, смиренный кавалер, и молодец», нежели когда скажут про которого: «Он есть спесивый болван».

23. Отрок имеет быть трезв и воздержен, а в чужие дела не мешаться и не вступать, и ничего, что ему не касается не начинать, и повода к тому не давать, но с учтивостью уступать. Разве что когда чести его кто коснется или порицать начнет, то в таком случае уступки не бывает, но по нужде пременение закону дается.

24. Молодому человеку не надлежит быть резву и доведыватся (выведывать) других людей тайн. И что кто делает – ведать не надлежит. Так, писем, денег или товаров без позволения не трогать и не читать, но когда усмотришь, что двое или трое тихо между собою говорят, к ним не ступать, но на сторону отдалиться, пока они между собою переговорят.

25. Молодой отрок да не будет пересмешлив или дурацким шуткам заобычаен, но имеет честь свою исправно охранять. И с такими людьми ничего не начинать, и поводу к тому не давать, чтобы его одурачили и на посмех передразнили. Ибо оные что кому в доме учинят, того и на улицах чинить не оставят. И такие люди бывают только обманщики денежные и блюдолизы. А если кто им ничего не даст, то они его пересмехают и везде в домах поносят.

26. Честный отрок должен остерегать себя от неравных побратенеств в питье, чтоб ему после о том не раскаиваться было. И дабы иногда новый побратеник не напал на него бесчестными и необыкновенными словами, что часто случается. Ибо когда кто с кем побратенство выпьет, то чрез оное дается повод и способ к потерянию своей чести, так, что иной принужден побратеника своего устыдиться. А особенно когда оный отречется или нападет несносными поносительными словами.

27. Молодые отроки должны всегда между собою говорить иностранными языками, дабы тем навыкнуть могли, а особенно когда им что тайное говорить случится, чтоб слуги и служанки дознаться не могли, и чтоб можно их от других незнающих болванов распознать: ибо каждый купец, товар свой похваляя, продает как может.

28. Молодые люди не должны ни про кого худого переговаривать. И не все разглашать, что слышат. А особенно что ближнему ко вреду, урону и умалению чести и славы касаться может. Ибо на сем свете нет иного чувствительнее, чем бы Бог до зела прогневан, и ближний озлоблен были, кроме сего.

29. Молодые отроки не должны носом храпеть, и глазами моргать, и шею и плечи якобы из повадки не трясти, и руками не шалить, не хватать, или подобное неистовство не чинить, дабы от издевки не учинилось вправду повадки и обычая: ибо такие принятые повадки молодого отрока весьма обезобразят и остыжают так, что потом в домах, их посмехая, тем дразнят.

30. Молодые отроки, которые приехали из чужестранных краев и языкам с великим иждивением научились, оные имеют подражать и тщиться, чтоб их не забыть, но совершеннее в них обучаться, а именно чтением полезных книг, и чрез обходительство с другими, а иногда что-либо в них писать и компоновать, дабы не позабыть языков.

31. Оные, которые в иностранных землях не бывали, а либо из школы, или из другого какого места ко двору приняты бывают, имеют пред всяким себя унижать и смирять, желая от всякого научиться, а не верхоглядом смотря, надев шляпу, как бы приковану на голове имея, прыгать, и гордитися, как бы никого в дело ставя: ибо таким гордым поступком омерзеет и возбудит себе у других ненависть, что всякий компании его гнушаться и бегать, потом и посмеян и поруган будет, и получит себе презирание и убыток.

32. На свадьбы и танцы молодой отрок незван и неприглашен для получения себе великой чести и славы отнюдь не ходи, хотя такой обычай и принят. Ибо, во-первых, хотя незамужние жены и охотно то видят, однакож свадебные люди не всегда рады тому бывают. И поскольку невзначай пришедшие причиняют возмущения, а пользы от них мало бывает, но часто от таких нестройных поступков ссоры происходят, что либо излишнего вина не могущи стерпеть и самим собою владеть, или, не узнав меры, непристойным своим невежеством подаст к ссоре причину, или незванный захочет посесть званного и возбудит великое неспокойство, ибо говорится: «Кто ходит не зван, тот не отходит не дран».

33. Не надлежит больше чести и ласки принимать, нежели как кто может удостоен и приличен быть. Ибо услуга для отслуги в гости звана бывает, а не мысли себе как бы тебе кто чем должен оное чинить.

34. Немалая отроку есть краса, когда он смирен, а не сам на великую честь позывается, но ожидает пока его танцевать или к столу идти с другими пригласят, ибо говорится: «Смирение – молодцу ожерелие».

35. Молодые отроки не имеют быть насмешливы, и других людей речи не превращать, и иначе не толковать, и других людей пороки и похулки не внушать и не предявлять: ибо хотя про кого говорится, чего он может быть и не слышит, однакож со временем и ему сказано будет, и тем он на гнев приведен и озлоблен искать будет случая со временем, то потаенно отметит, ибо хотя кто и долго молчит, только злобы не забудет.

36. Имеют молодые отроки всегда начальствующих своих как при дворе, так и вне двора в великом почтении и чести содержать. Подобно как сами себе хотят, чтоб они в такой службе превознесены были. Ибо честь какову они ныне оным показывают, со временем и им такая ж показана будет.

37. Когда при дворе или в других делах явиться надлежит, то должно в таких церемониях, в которых прежде того не бывали и не учились, прилежно присматривать, как в том те поступают, которым оное дело приказано. И примечать, похваляют ли их или хулят, и хорошо ли они в том поступали или плохо. Слушать же и примечать, в чем оные погрешили, или что просмотрели.

38. Каждый осторожный и высокоумный кавалер имеет прилежно подражать, чтоб не озлобить друга своего вымышленными ложными и льстивыми поступки. Ибо, если другой то признает, тогда оный за недруга себе его почтет и никогда ему верить не будет, но, избегая его, за лукавого человека разглашать будет.

39. Отрок во всех пирах, банкетах и прочих торжествах и беседах, которыми он равенстников своих потчует отнюдь никакой скупости или грабительства да не являет, дабы не признали гости. Ибо в том познается и в том заключается его честь, разум и слава: когда он сам не хочет во всякий дом наподобие дураков в комедии бегать. Ибо надобно рассуждать, что который призван, такой же, а может быть, и лучший, в доме своем приготовлен обед имеет, нежели как у него изготовлено есть. А что званный пришел на обед, и то оный только для содержания дружбы и доброго согласия учинил. Ибо как выше упомянуто, должен честный отрок по состоянию своему и по преимуществу податлив и учтив быть, а не для худой собственной своей прибыли имя свое в огласку пустить и опорочить.

40. Хотя в нынешнее время безмерная скупость у некоторых за обычай принята, и оные хотят ее за домодержавство почитать, только чтоб могли денег скопить, несмотря на свою честь и не храня славы. Но отрокам надлежит знать, что они сим способом в бесчестие и ненависть прийти могут, и таких людей нимало не почитают, поскольку они денги больше любят, нежели самих себя и ближнего своего. И такой мыслит, что довольно и того, что другой про него ведает, что он богат. Ибо столь помочь может оное добро (которое кому не пользует) как зло, которое кому не вредит; особенно имеет породный шляхтич от сей прелестной добродетели остерегаться. Ибо оная противится любви к ближнему, без нее же невозможно спастись. Ибо такое ремесло тем привычно, которые имеют нечистую совесть и противную веру, как жиды, мошенники и обманщики.

41. Также излишняя роскошь и прихотливые протари зело не похваляются. А на примере: когда кто в год 1000 рублей приходу имеет, хочет с тем равен быть, которому по 6000 приходит, для того и говорится: «Надобно держать по приходу расход».

42. Когда который породный отрок кому что обещает дать, подарить или иное что учинить должен, не откладывая надолго. Ибо вдвое приятно бывает и больше того одолжает, когда вскоре что сдержано будет. Для того говорится: «Кто скоро дает, оный сугубо дает».

43. Все, которые что кому обещают, имеют прилежно трудиться, чтоб как возможно без отлагательства оное исполнить, хотя в том и убыток себе понести, или прежде обещания должно наперед довольно размыслить. Ибо такого человека не много почитают, которой слово свое пременяет, поскольку пословица гласит: «Не молвя слова крепись, а дав слово держись». А особенно должны шляхетные сие хранить. Оных ибо постоянство имеет быть бессмертно и непременно, а не имеет глупой оной пословице следовать, что говорится: «Обещать, то дворянски, а слово держать, то крестьянски». Но ведай себе, что и такая есть пословица. Со лжи люди не мрут, а впредь веры не имут. И конечно, крестьянина лучше почтут, нежели дворянина, который шляхетского своего слова и обещания не исполняет и не сохраняет: отчего и ныне случается, что охотнее мужику, нежели дворянину, верят.

44. Еще же отрок да будет во всех своих службах прилежен, и да служит с охотою и радением. Ибо как кто служит, так ему и платят. По тому и счастие себе получает.

45. В церкви имеет оный очи свои и сердце весма к Богу обратить и устремить, а не на женской пол, ибо дом Божий, дом молитвы, а не вертеп блудничен, но, увы, сколь часто случается, что тем другие соблазняются и подают злой пример. Поскольку прочие смотрят больше на знатных и по тому себя ведут и поступают, но кто хочет быть знатнейший в чину, оный должен везде в страхе Божием и благочинстве первым себя содержать.

46. Когда с кем случится говорить, то должны они с тою персоною учтиво и прилежно говорить, а не так притворять себя, как бы неохотно кого хотят слышать и задом ни к кому не обращатся, пока кто говорит. Ибо сие есть признак гордости и непочитания, поскольку оный, с кем ты говоришь, может разуметь либо он тебе не годен или речь его тебе противна, разве что случится другому важная причина так поступить, то надобно позволения попросить и оговориться для такой предерзости и неучтивости. Непристойно также, когда с кем говоришь, быстро в глаза смотреть, как бы хотел кого насквозь провидеть, но при случае, чтоб можно усмотреть с какою ревностию, уверенностью и постоянством кто что расказывает и говорит, дабы ему можно в том отвечать.

47. Никто не имеет, повеся голову и потупя глаза вниз, по улице ходить или на людей косо взглядывать, но прямо, а не согнувшись ступать и голову держать прямо же, а на людей глядеть весело и приятно, с благообразным постоянством, чтоб не сказали: «Он лукаво на людей смотрит».

48. Когда о каком деле сомневаешься, то не говори того за подлинную правду, но или весьма умолчи, или объяви за сомнительное, дабы после, когда инако окажется, тебе не причтено было в вину.

49. Слугам своим и челядинцам не должно давать злого прикладу, и пред ними никакого соблазну не чинить, и не допускать, чтоб они всякими глупостями хозяину подлещались, как обычно такие люди делают, но держать их в страхе, и больше двух крат вины не спускать, но выгнать из дому. Ибо лукавая лисица нрава своего не переменит.

50. Когда кто своих домашних в страхе содержит, оному благочинно и услужено бывает, а слуга может от него научиться, и другие его ровесники за разумного его почитать будут. Ибо рабы по своему нраву невежливы, упрямы, бесстыдливы и горды бывают, того ради надобно их смирять, покорять и унижать.

51. Не надлежит от слуги терпеть, чтоб он переговаривал или, как пес, огрызался, ибо слуги всегда хотят больше права иметь, нежели господин: для того не надобно им того попускать.

52. Когда кто меж своими слугами присмотрит одного мятежника и заговорщика (переговорщика), то вскоре такого надобно отослать. Ибо от одной овцы паршивой всё стадо пострадать может, и нет того мерзостнее, как убогий, гордый, нахальный и противный слуга, отчего и пословица зачалась: «В нищенской гордости имеет диавол свою утеху».

53. К оным, которые исправно служат, должно быть склонну и верну, и в делах их помогать, защищать и их любить, пред другими повышать и договорную мзду исправно в прямой срок платить: то напротив того, ему больше счастья и благословения будет от Бога и не даст причины, чтобы его порекали, как инако у них обычай делать. А особенно, когда кто их известную мзду задержит, как некоторые в том мало совести имеют.

54. Непристойно на свадьбе в сапогах и острогах (сапоги с острыми носами) быть, и так танцевать, для того что тем одежду дерут у женского полу и великий звон причиняют острогами, к тому ж муж не так поспешен в сапогах, нежели без сапог.

55. Также, когда в беседе или в компании случится в кругу стоять, или сидя при столе, или между собою разговаривая, или с кем танцуя, не надлежит никому неприличным образом в круг плевать, но на сторону, а если в каморе, где много людей, то прими харкотины в платок, а также невежливым образом в каморе или в церкви не мечи на пол, чтоб другим от того не загадить, или отойди для того к стороне (или за окошко выброси), дабы никто не видал, и подотри ногами так чисто, как можно.

56. Никто честновоспитанный возгрей (соплей) в нос не втягает, подобно как бы часы кто заводил, а потом гнусным образом оные вниз не глотает, но учтиво, как вышеупомянуто, пристойным способом испражняет и вывергает.

57. Рыгать, кашлять и подобные такие грубые действия в лицо другого не чини, или чтоб другой дыхание и мокроту желудка, которая восстает, мог и чувствовать, но всегда либо рукой закрой, или отворотя рот на сторону, или скатертью, или полотенцем прикрой. Чтоб никого не коснуться и тем сгадить.

58. И сие есть немалая гнусность, когда кто часто сморкает, как бы в трубу трубит, или громко чихает, будто кричит, и тем в прибытии других людей или в церкви детей малых пугает и устрашает.

59. Еще же зело непристойно, когда кто платком или перстом в носу чистит, как бы мазь какую мазал, а особенно при других честных людях.

60. Когда тебя о чем спросят, то надлежит тебе отозваться и дать ответ, как пристойно, а не маши рукою и не кивай головою или иным каким непристойным образом, наподобие немых, которые признаками говорят или весьма никакой отповеди не дают.

61. Должно, когда будешь в церкви или на улице, людям никогда в глаза не смотреть, как бы из них насквозь кого хотел провидеть, и везде не заглядыватся, или рот разиня ходить, как ленивый осел. Но должно идти благочинно, постоянно и смирно, и с таким вниманием молиться, как бы пред высшим сего света монархом стоять подобало.

62. Когда кого поздравлять, то должно не головой кивать и махать, как бы от поздравляемого взаимной чести требовать, а особенно будучи далеко, но надобно дожидаться, пока ближе вместе сойдутся. И если другой тогда взаимной чести тебе не отдает, то после его никогда впредь не поздравляй, ибо честь есть того, кто тебя поздравляет, а не твоя.

63. Молодый шляхтич или отрок всегда должен быть охоч к научению всякого добра, и что ему прилично быть может и не имеет дожидаться пока кто его о том попросит, или потребует, или чтоб за ним для того в доме прибегали. А наипаче платить возмездие служащим, ибо в том есть великий грех и порок, когда кто у кого кровью заслуженною и трудом выработанную мзду наемничу удержит.

Как молодой отрок должен поступить, когда оный в беседе с другими сидит

Когда прилучится тебе с другими за столом сидеть, то содержи себя в порядке по сему правилу: во-первых, обрежь свои ногти да не явится как бы оные бархатом обшиты, умой руки и сядь благочинно, сиди прямо и не хватай первый в блюдо, не жри, как свинья, и не дуй в ушное, чтоб везде брызгало, не сопи, когда ешь, первый не пей, будь воздержан, избегай пьянства, пей и ешь сколько тебе потребно, в блюде будь последний, когда часто тебе предложат, то возьми часть из того, прочее отдай другому и возблагодари ему. Руки твои да не лежат долго на тарелке, ногами везде не мотай. Когда тебе пить, не утирай (рта) губ рукою, но полотенцем, и не пей, пока еще пищи не проглотил. Не облизывай перстов и не грызи костей, но обрежь ножом. Зубов ножом не чисти, но зубочисткою, и одною рукою прикрой рот, когда зубы чистишь. Хлеба, приложа к грудям, не режь, ешь что пред тобою лежит, а инде не хватай. Если перед кого положить хочешь, не бери перстами, как некоторые народы ныне обвыкли. Над едою не чавкай, как свинья, и головы не чеши, не проглотя куска, не говори, ибо так делают крестьяне. Часто чихать, сморкать, кашлять не пригожо. Когда ешь яйцо, отрежь напред хлеба, и смотри, чтоб при том не вытекло, и ешь скоро. Яичной скорлупы не разбивай, и пока ешь яйцо, не пей, между тем не замарай скатерти, и не облизывай перстов, около своей тарелки не делай забора из костей, корок хлеба и прочего. Когда перестанешь есть, возблагодари Бога, умой руки и лицо и выполощи рот.

Коим образом имеет отрок поступать между чуждыми

Когда (куда) в которое место придешь, где едят или пьют, тогда поклонясь поздравь им к пище их. И если поднесут тебе пить, отговаривайся отчасти, потом поклонясь приими и пей, вежливо благодари того, кто тебе дал испить. И уступи назад, пока тебя отправят. Когда кто с тобою говорить станет, то встань и слушай прилежно, что он тебе скажет, дабы ты мог одумався на оное ответ дать. Буде что найдешь, хотя б что ни было, отдай оное назад. Платья своего и книг береги прилежно, а по углам оных не разбрасывай. Будь услужен и об одном деле дважды себе приказывать не давай: и таким образом получишь милость. Охотно ходи в церквы и в школы, а не мимо их. Инако бо пойдет путем, которой ведет в погибель. Не пересмехай, не осуждай и ни про кого ничего зла не говори, да не достигнет и тебя зло.

Никакое неполезное слово или непотребная речь да не изыдеть из устен твоих. Всякой гнев, ярость, вражда, ссоры и злоба да отдалится от тебя. И не делай, не приуготовляй никаких ссор: все, что делаешь, делай с прилежанием и рассуждением, то и похвален будешь. Когда ты верно обходишься, то и Богу благоприятно, и так благополучно тебе будет. А если ты не верно поступаешь, то наказания Божия не минуешь, ибо Он видит все твои дела. Не учись как бы тебе людей обманывать, ибо сие зло Богу противно, и тяжкий имеешь за то дать ответ: не презирай старых или увечных людей, будь правдив во всех делах. Ибо нет злее порока в отроке, как ложь, а от лжи рождается кража, а от кражы приходит веревка на шею. Не выходи из дому твоего без ведома и воли родителей твоих и начальников, и если ты послан будешь, то возвратись паки вскоре. Не оболги никого ложно, ни из двора, ни во двор вестей не переноси. Не смотри на других людей, что они делают или как живут, если за кем какой порок усмотришь, берегись сам того. А буде что у кого доброе усмотришь, то не постыдись сам тому следовать.

Кто тебя наказует, тому благодари и почитай его за такового, которой тебе всякого добра желает.

Где двое тайно между собою говорят, так не приступай, ибо подслушивание есть бесстыдное невежество.

Когда тебе что приказано будет сделать, то управь сам со всяким прилежанием, а отнюдь на своих добрых приятелей не надейся и ни на кого не уповай.

Девической чести и добродетелей венец

Состоящий в последующих двадцати добродетелях. А именно.

Охота, и любовь к слову, и службе Божией, истинное познание Бога, страх Божий, смирение, призывание Бога, благодарениe, исповедание веры, почитание родителей, трудолюбие, благочиние, приветливость, милосердие, чистота телесная, стыдливость и воздержание, целомудрие, бережливость, щедрота, правосердие и молчаливость и прочее.

1. Первая добродетель, которая благонравной и благочестной девице прилична и пригожа, есть охота и любовь к слову Божию и правой вере. Охотно ходить в церкви и в школы, учиться читать, писать, и молиться прилежно, слушать словеса Божии, оное размышлять и примечать охотно, к исповеди и Святому Причастию ходить, Катихизис просто и с истолкованием, с некоторыми псалмами, и притчи Святого Писания наизусть уметь и прочее.

2. Вторая добродетель девицы есть: истинное познание Бога, и слова Его, правое разумение в творении Божием и в артикулах, или членах, нашей православной веры.

3. Третья добродетель девическая есть девической страх к Богу, когда человек, размышляя гнев Божий за грехи свои, от сердца убоится и гнева Божия, и Страшного Его суда устрашится, греха убегнет, Богу и родителям с должным почтением и послушностью покорится, а наипаче по воле Божьей и по слову Его все свое намерение управлять будет.

4. Четвертая девическая добродетель есть смирение, когда всяк в истинном страхе Божием свою собственную слабость признает, и всем сердцем себя Богу подвержет, как в принадлежащих делах призвания своего, которые с помощью Божией зачинает так и наказании, и в принятом кресте, который с терпением и покорением носит, притом 6лижнему своему надлежащую и должную честь являет.

5. Здесь последует пятая девическая добродетель, то есть молитва и призывание Бога, когда человек от всещедрого Бога, Которой в слове Евангелия Своего и в Сыне Своем открылся, всяких вечных и временных даров просит и уповает, что услышан будет по обещанию ходатая Господа Ииcyca Xpиcтa.

6. Шестая добродетель есть благодарение, во-первых, к Богу. Когда кто сердцем и устами исповедует, что всякое благо не от себя, но от Бога получаемо бывает. Потом и к благодетельным людем, когда кто признает и исповедует, что от другого получил благое. И не только оному на словах являть себя благодарна, но и делом оное воздать, и наградить должно по возможности.

7. В седмых следует исповедание веры, в котором xpистианин твердую и постоянную волю и хотение имеет пред Богом и людьми чистоe учение Евангелия исповедать, и при том исповедании и вере оставаться, несмотря ни на какой страх, зависть, напасть и муку изгнания.

8. Восьмая девственная добродетель касается четвертой заповеди, то есть должное почтение родителям и оным, которые вместо них бывают. Сия добродетель весма преизящна и украшает девиц безмерно лепо. Ибо Соломон сам в притчах, в главе первой, о сей так глаголет: «Оное есть предивнoe украшение главе, и как гривна златая на шее их». Того ради бывают такие дочери родителям своим и другим честным людям благоприятны, угодны Богу, и получат милость не только родителей своих, но и от неприятелей, как история свидетельствует о некой милосердной дочери, которая матерь свою плененную, которую непрятель хотя гладом в темнице умертвити, тайно посещая, в темнице сосцами своими глад ее утоляла, и чрез долгое время так живот ее спасала, что, уведав, римляне, с великою угодностью матерь ее освободили и, сломав оную темницу, на месте том церковь построили, которую церковь «страха Божия» именовали. Итак, сия добродетель есть истинной признак сущего девического смирения и страха Божия. Также потребует честь, дабы родителей своих или оных, которые вместо них бывают, по повелению Божию за отца и матерь свою почитать. Оных бо сам Бог устроил и уставил, да чрез них и мы действовать будем. Того ради должно им от сердца всякого добра желать, и оных весьма почитать, как вышний дар от Бога на земли честно содержать, честно о них мыслить и гoвopить, оных за мудрых и благочестивых людей почитать, и с особенным почтением и смирением к ним говорить, как Сирах в главе седьмой упоминает: «Чти отца твоего всем сердцем, и не забудь сколь горько было матери о тебе». Товия в главе четвертой: «Чти матерь твою во все дни живота твоего, воспомяни сколькие напасти имела, нося тебя во утробе своей».

9. Ныне приступим к девятой добродетели, которая молодым девицам пристойна, а оная есть трудолюбие, дабы человек из молодости привыкал к работе и мыслил, для чего оная ему от Бога наложена и определена. И когда кто оное отправляет, что званию и чину его принадлежит, то оный и благословение наследует. Притом должно все попечение мысли и прилежание к тому устремить, дабы то, что в призванном чине делать ему повелено, со всяким прилежанием, верностью, охотою, скopocтию и постоянством исправить мог, Богу в честь и во всенародную пользу.

10. Десятая девическая добродетель называется благочиние, и постоянство, когда человек все свое злoe желание, похоти, и прелести, так обуздав воздержит, что в речах, в поступках и в делах всегда всякий усмотреть может, что сердце оного богобоязливо, любит благочиние и постоянство, а против того ненавидит, всяких злострастий и легкомыслия бегая. И таким образом обрящет милость от Бога, и от людей получит себе благодать. В прочем имеют молодые девы и молодые жены всегда в благочинии обучаться, и где ни будучи, везде, хоть на постели в доме, на торжище, на улице, в церкви, или в беседе, или в бане, насколько можно подражать постоянству, как о сем Апостол Павел напоминает к римлянам в 12 главе: подражайте постоянству пред каждым, а против того должны всяких побуждений к злочинству и всякой злой прелести бегать: как злых бесед, нечистого обычая и поступков, скверных слов, легкомысленных и прелестных одежд, блудных писем, блудных песен, скверных басен, сказок, песен, историй, загадок, глупых пословиц и ругательных забав и издевок. Ибо сие есть мерзость пред Богом.

11. Здесь пpиcтупим по чину к добродетели приветливости, её же и другие подобные добродетели касаются. А именно: кротость, терпение, приятство и исхождение, услужливость с благочестными, доброе иметь содружество, никого нарочно или с умыслу не изобижать. Ко всякому быть услужливу, ближнего сожалеть, терпеть, ласкову и единодушну быть, а не себя представлять весьма, и паче других непорочна в повседневной беседе приятливо и тихо обходиться. С чужим говорить учтиво, отвечать ласково, других охотно слушать и всякое доброжелательство показывать в поступках, словах, и делах, которые добродетели выше всех мер украшают девицу.

12. По сей добродетели следует милосердие, что человек милосердует о нищем, и со благонравием сожаление и терпение имеет, дабы и ему взаимно помощи рука следовать могла.

13. Тринадцатая добродетель, пристойная девицам, есть стыдливость: когда человек злой славы и бесчестия боится, и явного греха бегает, и, опасаясь гнева Божия и злой совести, также и честных людей, которые иногда о иных как кто живет – худо или добро – рассуждать могут. Все свои желания и похоти усмиряет, дабы в словах и в делах так себя явить, что оный с натурою правым умом и с обычаем других людей согласен, что и всякий похвалит.

14. Четырнадцатая девственная добродетель есть чистота телесная, в которой девица, умываясь, в честной одежде и пpистойном убранстве чисто себя содержать имеет. Таким образом, чтоб, с одной стороны, гордости, а с другой – скверной не было поступки, если только кто право о том рассуждать будет.

15. Здесь же ныне последует воздержание и трезвость, когда человек в еде и питье желание свое и хотение так умеренно укрощает, что, с одной стороны, не может в молитве своей и в повседневном труде помешан быть от отягчения телесного, а с другой стороны, здравия своего и спокойствия повседневным истощанием и голодом помешать и разрушить.

16. Шестнадцатая добродетель есть девственное целомудрие, когда человек, без всякого пороку или с другими смешения и без прелести плотской наружно и внутренно душою и телом, чисто себя вне супружества содержит, и сия добродетель зело удобно равняется и уподоблена, о котором всем и каждому известно.

17. Семнадцатая добродетель есть бережливость и довольство, когда человек в настоящем времени тем, что ему Бог определил, довольствуется. Помогает убогим, и ближнего носит тяготу, и свое имение, которое он от Бога честно получил, осторожно и бережно хранит, и из оного столько расточает, как потребность позовет.

18. Восемнадцатая добродетель девическая есть благотворение, благодеяние и щедрота, когда человек из собственнаго своего нищим уделяет, и оным служит из природной (или натуралной) должности, когда где потребно явится, так, чтоб в том не было скупости или проторжливости имению.

19. Девятнадцатая добродетель девическая имеет быть правосердие, верность и правда: когда человек мнение сердца своего истинно, праведно, ясно и чисто открывает и объявляет, и слова и дела других людей соблаговоляет, а что сомнительно говорено или сделано бывает – к лучшему толкует и изъясняет. А без крайней и важной причины о мысли и намерении другого, ради подозрения во зле, не рассуждает и когда кому добра желает, то имеет быть из прямого доброго сердца, а не лицемерно. Должно о благополучии и счастье другого от сердца радоваться и веселиться.

20. Ныне приступим к двадцатой и последней добродетели девической, а именно к молчаливости. Природа устроила нам только один рот, или уста, а уши даны два. Тем показывая, что охотнее надлежит слушать, нежели говорить, сему и древние детей своих обучали. Когда приидешь в чужой дом, то будь слеп, глух и нем, которое тебе может в молчаливость причтено быть.

Девическое целомудрие

Потупляет стыдливая девица очи свои, как Ревекка, когда узрела еще издалеча Иакова грядущего, как книги первой Моисея глава 24 пишет, что оная закрыла тогда лицо свое. И каждая стыдливая девица закрывает окна сердца своего. Ибо сердце всегда прелестно очам последует. Того ради блюди, дабы девической стыд пристойную красоту, очи в землю потупляя, являл. Так же и ты, когда на тебя человек взирает, покраснев, очи свои не возвышай, но взор свой в землю опускай.

Украснение девиц и молодых невест, также и замужних, есть достохвалная фарба, или цвет, и о сем Диоген пишет, что украснение есть признак к благочестию.

Иназианзин увещает, что один только цвет в девицах приятен, то есть краснение, которое от стыдливости происходит. В других странах, когда невесту в день замужества своего идти в церковь приуготовляют, и при ней девицам обретающимся с сахаром и корицею вареное вино, добрый винный суп, потчуют их, дабы кушали. Увещая, что от того могут быть изрядно красны, когда пойдут в церковь, но если невеста от себя сама не может быть со стыду красна, то винный суп недолго может краску в лице содержать, а кроме того говорится: принужденная любовь и притворная краска недолго постоят.

Рассуждается в человеке от стыда в лице бываемая краска за добрый признак, того ради и Терентий повествует: «Кто от стыда покраснеет, тот нужды не имеет». Иные же безумные побледнеют, которое, однако, не всегда зло бывает, но краснота есть приятнее и похвальнее.

Стыдливая (зазорная) девица не только в лице краснеет, но и стыдливые имеет уши. Устрашится, когда что бесстыдное слово услышит, как легкомысленные, неискусные издевки и скверные песни, сущая девица потупит лицо свое, как бы она того не разумеет, или, встав, отходит далее. А которая смеется и к тому спомогает, такая не лучше иных.

Григорий Назианзин, советуя нам, вопиет: «От скверных слов и соблазных песен заключи уши твои воском, употребляй оные всегда к честным и похвальным делам и вещам». Кто стыдлив, оный отнюдь не говорит скверного слова, честный стыд возбраняет бесчестные слова, которые не только благочинным девицам, но и благочинным мужчинам досадуют, когда кто сквернословит перед женскими персонами и молодыми людьми.

Слепого Aпия дочь ради легкомысленного слова принуждена заплатить денежный штраф. Чистая девица должна не только чистое тело иметь и честь свою хранить, но должна и чистое, и целомудренное лицо, очи, уши, уста и сердце иметь. Некоторые девицы, правда, для чести смирны, однако, блудными поступками, легкомысленными словами и знаками подозрительными сами себя творят.

При знакомых людях можно себя оправдать и от подозрения освободиться, но у незнакомых может человек вскоре в подозрение прийти. На человека незнакомого может всякое подозрение пасть. Молодая жена, которая с молодым мужчиной издевается, и с оным неискусно шутит, тайно в уши шепчет, – кто такую может от подозрения оправдать?

Антистиус древний дочь свою изгнал того ради только, что он присмотрел, как она с подозрительным человеком, а именно только со служанкой говорила.

Сулпитин галлин, также дочь свою от себя изгнал, ни за что иное, кроме что она непокровенною главою чрез улицы бегала. Девическая походка свидетельствует об их состоянии и нраве: поступающая павлиньей походкой, дабы себя показать людям, является и чрез одну улицу перейдя.

Непорядочная девица со всяким смеется и разговаривает, бегает по причинным местам и улицам, разиня пазухи, садится к другим молодцам и мужчинам, толкает локтями, а смирно не cидит. Но поет блудные песни, веселится и напивается пьяна. Скачет по столам и скамьям, дает себя по всем углам таскать и волочить, как стерва, ибо где нет стыда, там и смирение не является. О сем вопрошая, говорит избранная Лукреция пo правде: «Если которая девица потеряет стыд и честь, то что у нее остаться может?»

Демадий премудрый глаголет: «Стыд у девицы есть преславная красота и похвала», еще же и Павел глаголет, уповая, что оный весьма потерян, кто стыд свой потерял.

Бахилидий, зело древней поэт, или стихотворец, в притчах и прикладах своих пишет: «Когда идол, изрядную голову имев, а оную голову потеряет или сронит, то потом оставшийся болван весма красоты своей и пригожества лишится». Так и все другие добродетели, если не украшены благочинством и стыдом, не имеют похвалы.

Лютер написал: «Человеку не может быть ничто приятнее и угоднее как благочинная девица». Греческий стихотворец Теогений, согласуясь в сем, сказал: «Нет приятнее девицы благочинного нрава». С богобоязливою и благочинною девицею приходит счастье и благословение в дом. И такое целомудренное чистое и верное сердце может молитвою своей у Бога многую получить милость, поскольку Бог есть целомудренное существо и хочет от целомудренных сердец призываем быть. О чем Стигелий так пишет: «Чистое серде и целомудренная мысль Богу зело приятны бывают». Прямая прехвальная добродетель рождается от чистого и непорочного сердца.

Когда сердце чисто молится, тогда и тело будет нескверно, хотя змий сатанински сетью xpиcтиaн запинает. Когда девица в церковь, на торг, в гости или на свадбу идет, надлежит и в походке остерегаться. Ибо по тому о них рассуждается. Иназианзин пишет: «Ноги, ступающие гордо, не любят благочинства». Ибо может в такой походке и резвость быть.

По платью также примечается, что в ком есть благочинства или неискусства: ибо легкомысленная одежда, которая бывает зело тщеславна и выше меры состояния своего, показует легкомысленной нрав. Ибо, для чего имеет девица (которая только ради чести одежду носит для излишнего одеяния) в убыток и в долги впасть: сего честная девица никогда не делает.

По поступкам, словам и нраву познается девической стыд и благочинство, когда она за столом прилучится сидеть возле грубого невежы, которой ногами несмирно сидит, и она должна встать от стола.

Благочинная девица досадует, когда оную кто искушать захочет. Ибо оная почитает, что такой искус подобным ему невежам приличен, а не ей, потом впредь оный искушать ее покинет.

Девическое смирение

Между другими добродетелями, которые честную даму или девицу украшают и от них требуются, есть смирение, начальнейшая и главнейшая добродетель, которая весьма много в себе содержит. И того не довольно, что только в простом одеянии ходить, и главу наклонять, и наружными поступками смиренна себя являть, сладкие слова испускать, сего еще гораздо не довольно, но имеет сердце человеческое Бога знать, любить и бояться.

Потом должно свои собственные слабости, немощи и несовершенство признавать. И для того пред Богом себя смирять и ближнего своего больше себя почитать. Никого не уничижать, себя ни для какого дарования не возвышать, но каждому в том служить, охотну и готову быть: как и Павел святой к филиппийцам, напоминая, во второй главе пишет: «Смирением почитайте между собою друг друга превыше себя». Писание свидетельствует во многих местах, что воля Божия есть, дабы каждый себя пред Ним смирил, и cиe есть праведно, ибо Он есть наш Сотворитель, мы же – тварь Его. Он есть Отец наш, мы же – чада Его. Пророк Михей в главе 6 глаголет: «Смиряй себя пред Богом». Также и Петр святой пишет: «Должны мы сильной руке Божией покоряться». Еще же Иаков в 4 главе повелевает да смирим себя пред Богом. По таким доказательствам довольно ясно, что Бог сей добродетели требует, и Ему оная благоугодна. И кто той подражает, оный имеет богатого благословения от Бога ожидать, так как Святое Писание исполнено такими обетованиями. Иоанн глаголет в главе 22: «Смиряяйся, от Бога вознесется», и воистину пpизиpaeт Бог с небес на смиренных, как псалом 113 свидетельствует. Также и Сирах во главе 3 глаголет: «Творит Господь велия во смиренных». И Пресвятая Богородица у Луки в главе 1 воспевает: «Бог низложи силныя со престол, и вознесе смиренныя». В том же намерении и Cиpax в 10 главе пишет: «Довлеет гордых искоренити до конца, и да насадит Бог смиренных вместо их». Господь Иисус Xpистос во главе 22 от Матфея глаголет: «Смиряяйся вознесется». Кто смиренную жену имеет, оный приобрел coкpoвище выше всякого богатства. Где сия добродетель, тамо и премудрость, как Соломон во главе 11 глаголет: «Премудрость обретается у смиренных». Так и Птоломей пишет, что смиреннее человек, то премудрее. Святой Петр во главе 5 первого послания пишет: «Да даст Бог смиреннующим милость», тем разумевается телесная и душевная (и восхитит их от праху земнаго), «и возвысит их Господь Бог во время свое». Того ради глаголет Соломон в притчах во главе 29. Смиренныя почтены будут, поскольку оные достойную честь воздают Богу и во страхе Его пребывают. Того ради взаимно оных почтить обещает и хотение их исполнит, а наипаче молитву их услышит, как xpaбрая Юдиф в молении своем рече: «Никогда благоугодны явишася Тебе гордии, но всегда Тебе смиренных и уничиженных молитва благоугодна». Таким же образом и Сирах глаголет: «Смиренных молитва проницает облака», также и Григорий пишет: «Создатель наш имеет великие недра любви и милосердия, в которые объемлет наш плач». Бог, Ангелы и человеки милостивы суть к cмиренным людям, в псалме 113 поем: «Кто есть, яко Господь Бог наш, седяй во славе высоце и призираяй на смиренных в небеси, и на земли». Богородица воспела, как призре Бог на смирение Её. Златоуст пишет: «Несть Богу приятнее, кроме когда кто себя меньше всех других почитает». Как и приклады свидетельствуют об Иоанне, Павле, о сотнике в Капернауме и прочих. Иероним написал: «Несть нам, человекам, и Богу приятнее, кроме когда кто в житии своем заслуженна себя явит и, будучи высоким, смирением себя умалит». Если кто хочет гнев Божий и наказание Его укротить, и чистым покаянием Крест Его понести, таковой имеет, во-первых, cмирением себя унизить, как блудный сын, от Луки во главе 15 свидетельствует. Читаем в 7 главе Иисуса Навина и в 3 главе Ионы, также и во многих местах старого завета, что тогда в знак смирения своего облекались во вретище и посыпали пепелом главы свои, постясь и молясь, и так смирением Божией милости искали и чрез Xристa получили.

Где смирение есть в сердце, там и церковь Святого Духа. Как Ориген написал: «Если себя не смиришь, то и благодати Святого Духа не получишь», которая источники свои в такие основания испускает. Так и Августин написал: «Что высоко, то иссохнет, а что низко, то исполнено будет». И чудны дела Твои, Господи, горы и вершины их ближе есть к солнцу, нежели долины между горами. Однако же солнце жарче в долинах, нежели в высоте, для того что долины исполнены долготою и теплотою, того ради растут древеса и травы, хлебы и всякие плоды в долинах лучше и совершеннее, нежели на горах. Подобно тому имеют смиренные сердца теплоту и мокроту Святого Духа, того ради «пpинeceт плод свой во время свое, и будет яко древо насажденное при исходищих вод», как псаломник в 1 псалме поет. Кроме того, превосходит смирение во всех вещах и похваляется от всех.

Возьми две штуки золота, одну доброго, а другую плохого, доброе перевесит на весах, и угодно бывает господину своему. Древо, имеющее на ветвях своих добрые плоды, оные тянут и уклоняются вниз. Если кто захочет сосуд почерпсти воды, оный должен наклониться. Всякие травы толченые, и всякое корение тертое бывают сильнее духом. И подобно как малые рыбы с трудностью сетью и неводом уловлены бывают, так и смиренных с трудностью может сатана сетью уловить. Того ради повествуют в двух прикладах о двух пустынниках.

О некоем Макарии пишет, как ходящему ему при потоке встретился с ним враг человеческого рода, с великой косою, грозящий его оною рассечь в части. Он же приступил к нему ближе, не боясь, но тот не мог пустыннику ничего вредить, только вопия: «О человече, человече! побеждаешь меня смирением своим, которым ты и живот свой от меня ныне спасаешь».

Также читаем о некоем пустыннике Антонии, как видел оный во сне, что весь свет исплетен сетью. Такому видению удивися оный, с рыданием возопил: «О всесильный Боже! Кто может избежать сетей cих!» И вот ему глас был, кто смиренного сердца обрящется, оный спасен быть может от сетей сих.

Итак, кто хочет пpичacтником быть Царствию Божию и войти во врата небесные, оный да удалится от всякой гордости, поскольку Бог гордость некогда с небес вместе с сатанинским князем испровергнул, и вовеки оных больше в прежнее место не впустит.

И как прехвальные врата града Иерусалима не допустили цесаря Ираклия с великою славою войти, явился ему Ангел, глаголя: «Когда Царь Небесный во врата сии вошел, сотворил оный вход Свой во смирении, без всякой славы». Тогда принужден Ираклий все свое тщеславие отложить, когда хотел во врата войти. Тем более невозможно будет во врата горнего оного Небеснего Иерусалима без смирения войти. Некий испанский отрок праведно написал: «Если кто хочет в Небесах водворится, оный сердцем своим и деянием да смирится. От Бога гордыня наказана бывает и адской муки не избегает».

Златоуст написал: «Кто желает в небе первый быть, оный да будет на земле последний». Так согласуется Исидорий, глаголя: «Явлющийся мал в очах людей, оный явится велик во очесах Божиих».

Еще же и Августин написал: «Творите подобно Ангелам, а не гордитесь. Ибо гордость обращает Ангела диаволом».

Того ради Нил свидетельствует, как блажен человек, чья жизнь высока, а дух смирен.

Также глаголет Кесарий во втором своем увещании: «Благословенна душа от Бога, чья смирением гордость посрамлена бывает, чье терпение ближнего гнев погашает, чьим послушанием других леность наказуется, чья теплота иного тела неискусство ободряет».

К тому же смиренные великую пользу имеют. Ибо не имеют оные жестокого падения опасаться. Кто не высоко подымается, оный не высоко и падает. Овидий пишет: «С высоты высоко и падают». Святой Августин глаголет: «Кто на земле сидит, оный не может никак упасть».

Цесарь Фридрих Третий обычно говаривал: «Громовые стрелы разбивают высокие башни, а низкие хижины минуют».

Гордые не могут пробыть без наказания, смиренные не останутся без награждения.

Того ради величайший стиxoтворец в нынешнем времени гласит: «Смирись, Господь бо гордыни не оставит без отмщения. Господь благословит смиренные сердца и проклянет гордых».

В древних церковных отцов книгах многие именования о похвале добродетели сей обретаются. Ибо оные именуют ту матерью, содержительницею и хранительницею прочих добродотелей.

Киприан пишет: «Смирение всегда было непоколебимый столп святых».

Григорий пишет: «Смирение есть начало и источник добродетелей». Он же еще глаголет: «Кто без смирения собирает добродетели, оный подобен как прах пред лицом ветра». Еще же оный пишет: «Всё, что ни делано, потеряно, если не во смирении совершено будет».

Сему согласуется Златоуст, глаголя: «Так превосходит смирение похвалу прочих добродетелей, что если оной при том не будет, прочие все ни во что».

Августин так же рассуждает, когда пишет, разве что смирение всему, что мы доброго делаем, предходит, предстоит, и провожает, а наипаче, если возрадуемся, сделав добро, то, пpидя, гордость из рук наших пограбит все.

Одним словом, всякая гордость, хотя в духовном, мирском или в домовном поведении, не служит чести Божией и не может быть постоянно. Кто летать хочет, не вырастя наперед перья, оное неудачно бывает и срамотою покрывается. Смиренный ожидает время, которое Бог к возвышению его поставил, которое его утешит. Как Cиpax во главе первой глаголет: «И знает оной, что напред подобает претерпети, пока к чести достигнет». Как в притчах Соломоновых во главе 18 пишет: «Божие есть только строение, гордых низринути, a cмиренных возвысити». Как и праведный Иов во главе пятой глаголет: «Бог возвышает смиренных, и помогает печальным». О нем всяк возрадоваться может.

* * *

*

В настоящем тексте орфография и пунктуация в большинстве случаев приведены к современным литературным нормам, устаревшие формы слов и некоторые архаизмы заменены. При этом синтаксические конструкции и стиль изложения сохранены полностью. – ред. «Азбуки веры».


Источник: Юности честное зерцало или Показание к житейскому обхождению / Собранное от разных авторов. ; напечатася повелением Царского Величества. - В Санкт-Петербурге, 1717. - 62 с. (Факсимильная копия 1976 года).

Комментарии для сайта Cackle