Агапий Ланд(ос), инок Критский

Грешников спасение

Глава 11
Молитва перед святым Причащением

Господи и Владыко Иисусе Христе, Боже многомилостивый и многоблагоутробный. Врач душ и тел наших, Распятый и передавший нам непорочные сии Таинства Тела и Крови Твоей, в которых Ты истинно пребываешь. Днесь молюсь со страхом и трепетом пред этой ужасной и священной Трапезой, да причащусь Божественного Твоего Тела. Но робею и боюсь, да не приду я неготовым и неисправившимся, и да не раздражу и не подвигну на негодование Владыку Всемогущего, Его же трепещут все умные Силы и все творения, и да не стану повинным тяжелейшему мучению. Как я дерзну, ничтожный червь, нечистый сосуд, презренная вещь, делатель беззакония, чадо диавола по делам, наследник ада, презирающий Божественные заповеди, и, говоря просто, недостойнейшее творение, непричастное никакому благу, приятелище всякой нечистоты, – как я дерзну принять Всемогущего Бога всех? Как соединится с надменным Смиренный? С гневливым – Кротчайший? С помраченным – Ярчайший Свет? С нечистым и отягощенным грехами – Всесвятой и Незнающий скверны? Ангелы дрожат, и все стихии содрогаются. Святейший из всех людей не дерзал осязать рукой Твою непорочную главу и исповедовал, что недостоин и развязать ремень Твоей сандалии. Глава апостолов говорил Тебе: Отойди от меня, ибо я человек грешный, Господи. Верный и благоговейный сотник исповедовал, что он недостоин, чтобы Ты вошел под кров его дома. А как я дерзну, отягощенный грехами, принять Тебя в дому моем? Если те хлеба предложения, которые были только тенью и преобразованием этого Хлеба, никто не ел, – только чистый и нескверный, – как дерзну причаститься я, повинный и весь в мерзости? Если великим беззаконием было приблизиться к Ковчегу Завета, являвшемуся только прообразом Хлеба, по этой причине священник Зан был наказан внезапной смертью, то как не убоюсь я, недостойный, принимая Тебя, Бога всех, что могу потерпеть более тяжелое мучение? Вефсамитам только за то, что они смотрели неблагоговейно, была дана страшная болезнь, так что умерло пятьдесят тысяч. О, поражающее повествование, дрожит всякое сердце! Те несчастные не презирали Ковчег, не поносили, но с радостью его принимали. Однако только за то, что они думали с безстыдством, столько людей умерло! Где было слышано когда, чтобы Ты, милостивый и многоблагоутробный, давал такое мучение за столь малое падение?

О, Всеблагий Господи, сколь достойнее Ковчега это Таинство! Как я не устрашусь, принимая Бога величия? Я дрожу, несчастный, и вне ума, когда мыслю о высоте Царствия и множестве моих прегрешений, что все плотское я растратил на различные беззакония. Я никогда не воздерживался от воли моей плоти и не сохранил ни одну из заповедей. Все мое чувство и всякий мой член я осквернил, растлил, сделал негодным, став мастерской диавола. Твои человеколюбивые утробы я огорчал делами и словами, в уме и помышлении. Я недостоин войти в храм Твой, видеть Твой святой образ. Я недостоин звания христианина. Я недостойно иду по лицу Твоей земли. Я недостойно смотрю на свет Твоего солнца. Я недостойно дышу Твоим воздухом. Я боюсь входить в Твой брачный чертог, чтобы не быть связанным по рукам и ногам, чтобы Твои Ангелы не бросили меня во тьму кромешную, как не имеющего брачной одежды. Как я дерзну, Владыко Ангелов, принять Тебя в оскверненное мое тело, которое стало вертепом разбойников, жилищем змей и василисков? Как Ты войдешь в мою душу, ставшую наложницей бесов? Как Ты будешь почивать в моем сердце, которое стало приятелищем всякого легкомысленного деяния, нечистоты и позора? Как Ты пройдешь, не знающий скверны, через мои замаранные и мерзкие уста? Нет неоскверненной части в моей души, потому я стыжусь обращаться к Тебе. Но хотя множество моих грехов страшат меня и вгоняют в дрожь, только бездна милости Твоей и море благоутробия Твоего меня ободряет. Несказанная благость Твоя дает мне надежду на дерзновение.

Я вспоминаю те сладчайшие, приятнее амврозии и нектара, речи, которые Ты сказал, когда пребывал в мире телесно: Приидите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас. И еще: Не здоровые имеют нужду во враче, но больные. Я пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию. Если, Благоутробный, Ты пришел призвать не праведных, но грешных, и успокоить много потрудившихся и тяжко обремененных, то прими и меня, недостойного. Скорбящего меня утешь, ослепленного просвети, омертвевшего оживи, нищенствующего обогати, голодающего накорми, жаждущего напои и немощного исцели. Не гнушайся моими гнойниками, Господи, ибо я избит и изранен грехами. И то будет чудом и славой благодати Твоей на мне, что Ты не погнушался столь замаранным и мерзким, но покрыл мое беззаконие Своей щедростью. Я согрешил более блудницы, более блудного сына я жил, и более мытаря беззаконствовал. Но как Ты не презрел их слезы и не погнушался их беззакониями, будучи щедрым и милостивым, так прими и меня, недостойного, и прости тому, кто согрешил против Тебя больше и скорбел больше. У меня нет стольких слез, чтобы омыть Твои чтимые и священные стопы; но нескверной и многоценной Крови, пролитой Тобой на Кресте ради любви к нам, достаточно, чтобы смыть все прегрешения мира. Даром спаси меня, осужденного. Да не будет мне прибавлением греха эта самоуверенность. Я прихожу не как презирающий Тебя, но чтобы, лишившись Тебя, я не был звероуловлен мысленным волком. Ей, сладчайший Господи Иисусе, молю Твою благость, да будет мне святое Причащение обручением и залогом вечного Твоего Царствия! И удостой меня идти в сей жизни узким и скорбным путем, чтобы, благодаря временному злостраданию, я достиг вечного блаженства. Да буду воспевать и прославлять Тебя, со безначальным Твоим Отцем и Всесвятым Духом во веки. Аминь.



Источник:

Перевод с греческого — А. Маркова Иллюстрации — святогорского инока Иоанна Врана

Комментарии для сайта Cackle

Открыта запись на православный интернет-курс