Александр Алексеевич Алексеев

IX. Толки, распространенные евреями о христианских праздниках

В числе таких толков особенно живо помнится мне вот что. Бывало, во дни Рождества Христова и особенно святой Пасхи, закипит, жизнь на улице, сотни православных христиан соберутся повеселиться, а другие поторговать (и непременно близ Церкви, потому что в местечках, заселенных евреями, рынок большею частью устраивается именно близь церкви, где еврей не преминует поставить шинок, к соблазну православного люда). Глядя на это с изумлением, я нередко спрашивал отца: «тата! что это творится теперь в местечке, – от чего такое веселие везде?» Отец отвечал: «у гоев сегодня праздник – кесах – пасха, поэтому им необходимо веселиться и пить водку. Знай, что это допускает, Бог для нашего же блага; вот они, гои, например, попьют, а у нас в доме останется рублик – другой на шабаш, иначе где бы нам взять нужные припасы для этого святого дня? Вот Господь, зная это и любя Израиля, напускает на гоимов страсть к водке. Ведь они созданы собственно для нашей пользы: Бог обрек их служить нам, а мы должны уже служить Ему, т. е. молиться в синагоге, читать Талмуд и проч.» Вот какое понятие имеют евреи о русских и о цели христианских праздников! Но это еще ничего в сравнении с теми нелепыми толками, которые распространяют они относительно Рождества Христова и о святой Пасхе. Начнем, во первых, с того, к чему прежде всего прикасаются лживыми устами иудеи. Так, нам говорили о Рождестве Христове, что в эту ночь, называемую по-еврейски: (блинде нахт) – слепая ночь, нельзя иудею заниматься чтением священных книг, даже не следует прикасаться к ним, чтобы не сделать их (нитал), т. е. порочными. Вы это хорошо знаете, братия; но у природного христианина невольно должен явиться вопрос почему в священную ночь Рождества Спасителя книги еврейские могут сделаться порочными и что может быть общего между тем и другим? А вот причина: иудеи, на основании Талмуда, верят и говорят, что Иисусу Христу в рождественскую ночь дается свыше Самим Богом необыкновенная сила, так что Он может в эту ночь обойти всю вселенную, которую и обходит, посещая преимущественно священные места. Так как Христос в жизни своей любил поучать народ, то нет сомнения, говорят иудеи, что в эту ночь Он вздумает посетить какое – либо училище, особенно так называемое (ешибот), где талмудисты горячо занимаются чтением Талмуда и по ночам. Посетив оное, Он непременно сядет за книгу и тем сделает ее туме и нитль; поэтому – то и нужно, говорит еврей, в Рождественскую ночь закрывать книги, – и их закрывают. Разрешается даже, в эту ночь, иудею проводить время в безделушках, например в карточной игре, чтобы этим оттолкнуть Христа, Который, без сомнения, говорят евреи, далек от этих занятии. Увидев еврея за картами, Христос оставит его и пойдет в церковь, которая в это время так освящена и в которой прославляется имя Его. Бывало, в детстве лишь возьмешь только священную книгу в руки в эту ночь – и вот отец мой, который был ревностным хосид, член строгой иудейской секты, закричит: «оставь ее, сегодня не следует читать священные книги, чтобы Иисус Христос не прикоснулся к ним и не сделал бы их нитал. Нас нисколько не удивляет, что иудеи, как враги Христовы, ненавидя ту ночь, в которую родился Спаситель, называют ее блинде нахт, – темною, слепою. Само собою разумеется, что для неверующих и не познавших Христа, эта ночь, в которую родился Спаситель Мира, есть тьма, – и именно потому, что для них с того времени померк тот свет, который светит во тьме и которого тьма не объемлет. Мы желали бы сделать один вопрос иудеям: каким образом Иисус Христос, Которого они считают простым человеком и который более уже 1800 лет умер на кресте, вдруг в Рождественскую ночь оживает и везде, по убеждению их самих, присутствует? Возможно ли это обыкновенному человеку? И далее: тот, кто, по сознанию самих иудеев, в эту ночь делается вездесущим, без сомнения, имеет полную возможность проникнуть и в ешиботские училища, заглядывать в книги и во что угодно. Для силы сверхъестественной нет границ. Относительно того, что в Рождественскую ночь нужно еврею заниматься чем либо противорелигиозным, чтобы тем оттолкнуть от себя Христа, скажем вот что: дела иудеев, с нравственной стороны, и без того не так хороши, чтобы для ухудшения их нужно было предпринимать что-либо нехорошее. Такое мнение наше о делах евреев не может, кажется, вызвать негодование со стороны их, ибо они сами сознают это. Так, например, они, рассуждая о пришествии Мессии, говорят, что Он давным бы давно пришел на землю и не раз уже сходил с неба, был даже на горе Синае, но лишь только посмотрит в мир и увидит беззаконные дела Израиля, то возвращается назад и говорить Богу: «Господи! нельзя еще спасти Израиля, он очень дурно и теперь еще ведет себя».

А вот и толки у евреев о святой христианской Пасхе. Лишь только завидит иудеи кресты и хоругви, сопровождающие священную Плащаницу, в великую субботу, он не преминет сказать своим детям: «вон гои – христиане – что делают; они сами же погребают своего Бога, потом ищут Его, как будто не знают куда положили, и найдя приходят в восторг и приветствуют, словами: Христос воскрес! Христос воскрес!» Замечательно однако же, что есть и такие евреи, которые говорят, что Иисус Христос в дни святой Пасхи, силою Иеговы, восстает из гроба. В тот момент, когда христианский Мир радуется восстанию Господа, ад отверзается и Иисус, встав из гроба, начинает, по прежнему утешать и ободрять верующих, убеждая их, что Он Сын Божии. Так истина, хотя и в искаженном виде, светится пред помраченными взорами иудея; но он не узнает своего Мессию. Чем оправдается он на страшном суде? Не лишне впрочем знать природному христианину, что современные евреи, особенно либералы, как бы стыдясь своих нелепостей, при рассуждении о подобных предметах, силятся уверить христиан, что эти толки между нынешними евреями потеряли всякое значение, а другие более хитрые иудеи вовсе это отрицают.

Прогресисты даже решаются печатно заявлять, будто бы все то, что передавалось и теперь передается христианскими писателями о Талмуде, о враждебности его к Христу и христианству и о неприязненных отношениях последователей Талмуда к христианам, – несправедливо15. Но любознательному читателю нетрудно разузнать истину. Достаточно вступить раз, много два, в откровенную беседу с учеными евреями, чтобы убедиться, что все то, что писали христиане относительно этого предмета и что передано нами, есть действительно в Талмуде. Правда, что Талмуд, особенно в новейших изданиях, говоря о Христе и христианстве, не всегда высказывается прямо, а большей частью говорит обиняками; но это нисколько не доказывает, что он остается равнодушным к Христу и Христианству, а делает, это единственно потому, чтоб не оскорбить христиан и не навлечь чрез это неудовольствия на Израильтян. Так, например, очень часто встречаем в Талмуде слово акум (аким) в смысле идолопоклонник, поклоняющийся звездам и планетам, но по известному нам каббалистическому приему это слово значит: поклоняющийся Христу и Марии.

В краковском издании Талмуда (шулхон ойрах) говорится, что в первый посубботний день не постятся из за ноцраймов (назореев). В венецианском издании Талмуда говорится, что в первый день по субботе не постятся из – за гоймов. Иосиф Каро, объясняя определение, что можно пользоваться вещью, потерянною идолопоклонником, говорит: «правила эти нужно применять и ко всем народам, не обращая внимания, поклоняются ли они идолам, или нет, потому что эти народы во всяком случае не братья израильскому народу. Раввины: Давид Кимхи и Бехой, объясняя слова пророка Исаии (LXVI, 17): ядущие мясо свиное, мышей и проще мерзости, – погибнут, говорят, что эти люди суть те, которые машут, пальцами вдоль и поперек (т. е. крестятся). Далее толкователи Талмуда прямо говорят, что эти люди ноцримы (христиане). Евреи ежедневно молятся о погибели всех акумов – идолопоклонников, разумея под этим ноцримов – христиан (см. евр. молитв. 82 стр.).

После этого, возможно ли христианину верить еврейским либералам, будто бы Талмуд не касался Христа и христианства? Он не должен верить ему: для еврея ничего не значит, обмануть христианина, в особенности в таком деле, где изобличается его неблаговидный поступок, или же когда раскрывают пред ним противные христианству талмудические толки.

Оставляя в стороне все это, возвращаемся к предыдущей речи – к толкам евреев о христианской Пасхе. Нужно ли кому напоминать, что православные христиане, обнося Плащаницу вокруг церкви, в Великую субботу, совершают не что иное, как память погребения Господа, и не отыскивают потом Его? И нечего искать Того, Который воскрес в третий день после погребения и сокрушил врата ада! Сами иудеи разве не считают священною обязанностью сохранять свято память о том, что было не только за 1800 лет, но за несколько тысяч, лет? Возьмем в пример празднование Пасхи. Известно, что сущность празднования Пасхи древними евреями состояла в заклании в 14 – й день вечера месяца нисана (соответствующего нашему марту) однолетнего непорочного агнца, который снедаем был с горькими травами. Нынешние евреи по закону своему не смеют этого делать, т. е. закалать агнца в вечер Пасхи, так как местом для этого великого дела, говорят они, предназначалась земля обетованная, или собственно – Иерусалим. Однакожь и нынешний еврей, как вам должно быть известно, желая сохранить память об агнце пасхальном, употребляет в первый вечер праздника пасхи кусок жареного мяса с горькими травами и опреснок, разламывает его пополам и половину прячет под подушку; с этой минуты часть опреснока называется уже не мацою, а афикоймон – агнцем пасхальным, и во все время вечерней пасхальной трапезы, которая тянется довольно долго, глава семейства бережливо сохраняет эту часть под подушкой, и только по окончании ужина, он с большим благоговением вынимает оттуда афикоймон, ест сам и дает каждому из членов своего семейства, внушая им с благоговением употреблять подаваемое. После этого запрещается не только есть что ни будь, но нельзя и воды брать в рот. Посему афикоймон, как еврейская святыня, употребляется ими после всего (см. кн. Агодо). И так, если синагога считает священною обязанностью предписывать иудею вечно хранить все то, что за три тысячи слишком лет узаконено было Моисеем, и иудеи свято хранят это узаконение, то не погрешил ли бы христианин если бы он перестал чтить то, что гораздо выше воспоминания об опресноке? Ведь опреснок – афикоймон, по убеждению самих же евреев, только напоминает собою пасхального агнца, сам же агнец служил лишь прообразом Божественного Агнца – Христа, и Его-то теперь христиане сподобляются видеть уже не в прообразе и гадании, а в действительности. Было время, когда люди видели Того, на Которого и Ангелы взирать не могут, – они видели Христа, воплотившегося, видели Его на кресте, – видели Его и воскресшим; а мы видим Его очами веры и чувствуем Его сердцем. Нам кажется, что не только крещеный иудей, но и всякий беспристрастный израильтянин, если бы прочел со вниманием хотя бы одну из христианских поучительных книг о значении праздников, то не позволил бы себе говорить, что они установлены с единственною целью веселиться и пить водку. Нет, он тогда наверно сказал бы, что христианские праздники, по содержанию своему, достойны уважения и благоговейного почитания. Держась этого убеждения, я считаю излишним распространяться о важности как рассматриваемых нами праздников, так и всех других. Обо всем этом вы можете прочесть в любой христианской книге, объясняющей православные праздники. Мы рассмотрим лучше то, что для иного из вас может служить соблазном в деле отправления так называемых приходских праздников. Нередко нам приходилось слышать от новообращенных евреев о христианских приходских праздниках вот что: «Почему это христиане, говорил мне однажды знакомый крещеный еврей, праздники свои отправляют неодинаково и неодновременно? Подумаешь, христианство составляет одно: одна вера, одна Церковь, один Евангельский закон; а между тем у каждого прихода есть свой праздник». Зная, как это может смущать и всякого другого крещеного еврея, не имеющего должного понятия о христианских праздниках, не лишним считаю сказать здесь следующее: христиане, как без сомнения могли теперь убедиться и вы, отправляют все праздники одновременно и одинаково. В самом деле, может ли сказать тот, кто вникнул как следует к дело отправления христианских праздников, что они совершаются неодновременно? Мы здесь имеем в виду, конечно, не приходские праздники, а двунадесятые, как то: Рождество Христово, святую Пасху, Пятидесятницу, Вознесение Господне, Рождество Пресвятой Богородицы и проч. Все эти праздники, повторяем, празднуются христианами одновременно и одинаково. И только одни, так называемые, престольные праздники празднуются неодинаково; они с особым торжеством празднуются теми христианами, которые состоят прихожанами той церкви, в которой престол посвящен празднуемому святому. Так, например, если известный храм построен во имя Святителя Николая, или Пророка Илии, или другого какого – либо угодника Божия; то прихожане этого храма и празднуют особенно те дни, в которые воспоминается память того святого, и тем самым выражают уважение и к своему храму и к покровителю храма – угоднику Божию. Сказав о важности и необходимости почитания христианских праздников, скажем теперь о необходимости соблюдения постов.

* * *

15

См. «Вести. русск. Евр.» 1871 г. его обличительное слово против некоего Г. Александрова, осмелившегося в журнал. «День» заговорить о подобных, предметах не в пользу Талмуда и удейства.


Источник: Беседы православного христианина из евреев с новообращенными из своих собратий об истинах святой веры и заблуждениях талмудических, с присовокуплением статьи о Талмуде / соч. А. Алексеева. - 3-е изд., доп. и испр. - Новгород : тип. М. Сухова, 1878. - 320 с.

Комментарии для сайта Cackle