Наш новый сайт:
Церковное право.
Все каноны с толкованиями.

XVI. О книгоношах.

Книгоноши в истории распространения сектантства сыграли довольно видную роль. Можно смело сказать, что та быстрота, с какой распространилось сектантство по сёлам и городам нашей матушки Руси, тот колоссальный успех, какой выпал ему на долю – всё это обязано плодотворной и энергичной деятельности книгонош.

Посему, умолчать о них, говоря о мерах борьбы с сектантами, было бы непростительною ошибкой с нашей стороны.

В книгоноши сектантами избирались преимущественно люди бойкие, развитые, умеющие поговорить, хорошо знающие Писание, прекрасно осведомлённые в сектантской литературе и отличавшиеся осторожностью и осмотрительностью, качествами весьма необходимыми при пропаганде запрещённых идей.

Понабрав различного рода книг, брошюр и листков преимущественно сектантского содержания, а для отвода глаз и ортодоксального характера, книгоноши расходились по всем уголкам нашего обширного отечества и всюду сеяли семена богопротивного сектантского учения, приглашая народ в ряды „религиозных отщепенцев” и критикуя спасительные обряды и установления православной Церкви.

Умные, хитрые в пронырливые, они в течение короткого промежутка времени овладевали вниманием собиравшегося около них общества, создавали вполне благоприятную для развития сектантских идей атмосферу, порождали какую-то отчуждённость от православной Церкви, какое то недоверие к духовным пастырям и руководителям народа, какую-то тоску по „новой земле”, по „Божьей правде”, по „евангельской жизни”, вызывали интерес „к духовным христианам” и этим окончательно завлекали своих собеседников и покупателей в свои хитро расставленные сети.

Поработав в одном месте, книгоноши, ознакомившись с наиболее податливыми и подготовленными слушателями и записав их адреса, шли в другое место, где проделывали то же самое. Записанные же адреса они передавали своим сотоварищам, которые по расписанному маршруту вторично посещали своих новых оглашенных, утверждая их, таким образом, в новой вере и постепенно вырывая их из рук православие.

Так неслась по св. Руси молва о новой секте. Так вербовались последователи её великой, ныне могучей армии. Так постепенно лишалась православная Церковь своих духовных чад.

Конечно, оставаться равнодушными зрителями происходившего растления православной паствы нельзя было, и вот повсюду, чуть ли не во всех епархиях, в противовес сектантским книгоношам, стали заводиться свои собственные, православные книгоноши, которые обслуживали те же интересы и преследовали те цели, что и сектанты.

Мера действительно полезная, разумная и радикальная. Как показало время, она принесла „плод мног”.

Действительно, вследствие появления наших книгонош, сектантские книгоноши как-то стушевались. Теперь их что-то не видно, не слышно. А раньше-то, сколько их было! И не перечесть! Всё это, конечно, вследствие просветительной деятельности наших книгонош. Дело в том, что сектантские книгоноши работали и ходили по деревням совершенно беспрепятственно. Контроля над ними не было никакого. Они что хотели, то и носили, что думали, то и говорили. Теперь же совсем не то. Теперь, можно сказать, их по пятам преследуют наши книгоноши. Чуть где они объявятся, сейчас туда же отправляются и православные книгоноши, которые не дадут им разойтись и разболтаться. Не дадут посеять среди крестьян сомнений и колебаний насчёт чистоты и верности православия. Иначе сейчас же дадут отпор, заставят замолчать, и разоблачением их деятельности совершенно подорвут их авторитет в глазах народа.

Пусть даже наши книгоноши окажутся слабее сектантских, то и это не беда. Уже одно их присутствие в качестве посторонних свидетелей заставит сектантов быть осторожнее и осмотрительнее в деле собственной пропаганды. В этом не может быть никакого сомнения. Такие примеры были. Значит, и в таком случае они желательны, полезны и необходимы.

Кроме чисто миссионерских целей, книгоноши весьма полезны и в религиозно-просветительном отношении. Отчёты книгонош „Общества распространения священного Писания” полны поразительных примеров воздействия отдельных, случайных, вовремя сказанных библейских слов.

Случилось одному книгоноше быть в первый раз в казарме. Ходит из помещения в помещение, предлагает священные книги; не берут, а кое-где ещё и на смех подымают.

– Мы этого, братец мой, не пьём. Ты бы лучше бутылочку принёс, ходчее дело пойдёт, – покупателей не оберёшься.

– Напрасно не пьёте, – отвечал книгоноша. Я бы вам очень советовал отведать этой книги; это источник „живой воды”. После бутылки и в голове туман и на душе скверно, похмелье ломает всё тело; а после питья из этого источника, светлее становится и голова и сердце, да и вся жизнь прямее идёт. Послушайте, что Сам Господь Иисус Христос говорит о „живой воде”, и книгоноша читает из евангелия от Иоанна – IV главу, беседу с самарянкой. Внимательно выслушали солдатики чтение.

– Правду, добрый человек, сказал, что твои книги – источник живой воды; прости нашу глупость.

Несколько человек купили по Новому Завету.

В другом помещении оказались офицеры. Обступили книгоношу, стали шутить.

– Некогда, брат, нам твой товар читать; нам надо воинский устав учить; да и знаем мы всё это, в школе заставляли нас читать.

– В школе, господа офицеры, – сказал книгоноша, – вас заставляли читать, а вы теперь сами почитайте; там вы были малыши, мало и понимали; почитайте теперь, увидите, что многого не понимаете, что многое в жизни идёт плохо потому, что не знаем мы Писания. Спаситель говорил: „Заблуждаетесь, не зная Писание, ни силы Божией”.

„Что царский устав изучаете, это – хорошо; только я так полагаю, что устав Царя небесного ещё важнее знать. Не зная воли Царя небесного, нельзя служить хорошо и царю земному. А что у вас времени нет читать Святое Писание, так это – пустая отговорка. Царь Давид, надо полагать, имел занятий и дела, по управлению царством, больше вашего, а он, как сам говорит, поучался в законе день и ночь”.

– Старик-то ведь умно рассуждает, – заговорили офицеры и стали рассматривать принесённые им книги и взяли, кто – Новый Завет, кто – одни Евангелие, кто – Псалтырь, а двое купили по Библии.

В Нижнем Новгороде книгоноша пришёл на баржу. Матросы, видя его большую кожаную сумку с книгами, смеясь, говорили: „Ты бы нам лучше в твоём чемодане пирогов принёс, мы бы купили, а до книг мы не охочие.

– А вы знаете, что в этих книгах написано?

– Не читавши, почём знаем.

Тогда книгоноша прочёл из послания апостола Павла к Филиппийцам гл. 4 стих 6:

„Не заботьтесь ни о чём, но всегда в молитве и прошении с благодарением открывайте свои желания пред Богом”.

В это время нашла большая туча. Раздался сильный удар грома. Все вздрогнули и перекрестились. Книгоноша заметил это и сказал:

– Мы одну минуту слышали гром и невольно вздрогнули и перекрестились. Как же нам не страшен гром Христовых слов, которые гремят девятнадцать сотен лет.

Затем он раскрыл св. Луки, Лк. 11:28. и прочёл „Блаженны слышащие слово Божие и соблюдающее его”. Тут все матросы купили себе по Новому Завету, а водолив – Библию.

В артиллерийском лагере под Варшавой заходит книгоноша в „хлебную команду” (заготовляющую хлеб для лагеря, – около 200 чел.). Солдаты сидели за обеденным столом; один из них читал сказку, прочие слушали. Книгоноша предлагает св. книги: Евангелия, Новые Заветы.

–„О, это Божественное! Нам не нужно, – говорят, – никто не будет слушать, когда читаешь божественную книгу; а как сказку читаешь, так вон сколько слушателей есть”.

Книгоноша, раскрыв 1 послание к Тимофею, стал им читать из главы 1 стих 15: „Верно, и всякого принятия достойно слово, что Христос Иисус пришёл в мир спасти грешников”, а затем из 4 главы, 17 стиха: „Вникай в себя и в учение; занимайся сим постоянно: ибо так поступая, и себя спасёшь и слушающих тебя”. – „Сказка не спасёт, – прибавил он, – чтение Евангелия спасёт”: тогда подходят трое и покупают себе, один – Евангелие, а двое других – по Новому Завету.

– „Что это такое за толстая книга?” – спрашивает унтер-офицер, указывая на Библию. – „Библия”, – отвечает книгоноша. – „Ах, Библия не для нашего брата, это для священника; да и от Библии с ума сойдёшь”. – „Напротив, – возражает книгоноша и прочитывает ему из псалма 18: – „Закон Господень совершен, укрепляет душу; откровение Господа верно, умудряет простых; повеления Господа праведны, веселят сердце; Заповедь Господа светла, просвещает очи”. Из книги пр. Исаии, главу 5, стих 11: „Слово Моё, – говорит Господь, – исполняет то, что Мне угодно, и совершает то, для чего Я послал его”. – „Библию, по слову Божию, нужно читать всю”, – и дал прочесть 2 послание Петра, 2Пет. 1:21: „Ибо никогда пророчество не было произносимо по воле человеческой, но изрекали его святые Божии человеки, будучи движимы Духом Святым”, и ещё 2 послание к Тимофею 2Тим. 3:16: „Всё Писание богодухновенно и полезно для научения, для обличения, для исправления, для наставления в праведности”.

„В самом деле, надобно купить, – соглашается, наконец, унтер-офицер и покупает Библию, когда книгоноша сравнил ещё её с воинским уставом, исполнение коего обязательно для каждого воина, а христиане – воины Христа 222.

Мы нарочно привели так много примеров, число которых, надо заметить, при желании могло быть увеличено до двух – до трёх десятков, чтобы показать, как важны и необходимы для нас книгоноши, какую огромную роль играют они в деле религиозно-нравственного просвещения народа, каким великим подспорьем служат они для нас, для православных пастырей, и как много они сделали и могут ещё сделать для нашей миссии.

Вот почему так много говорят и пишут теперь о книгоношах. Вот почему пастыри и миссионеры так сильно хотят и так долго ратуют пред предержащими властями за то, чтобы количественно усилили состав этих полезных тружеников и дали необходимые средства для их материального обеспечения.

Впрочем, как много ни говорят и ни пишут о пользе и значении книгонош, как лично мы сами ни симпатизируем им, однако нужно сознаться, что нет никакой надобности в их количественном росте.

Многие желают и добиваются того, чтобы книгонош как можно больше развелось, чтобы они были, по крайней мере, в каждом уезде, чтобы, таким образом, легче было справиться с сектантской пропагандой и с делом нравственного оздоровление прихода. Но это вещь, прежде всего, невозможная, потому что для осуществления подобного рода проекта понадобилось бы затратить довольно значительные суммы, какими мы теперь вовсе не располагаем, да и не будем располагать ввиду полного равнодушия современного общества к нашей миссии. Да и затем, действительно ли так велика будет польза от проектируемого предприятия, как обыкновенно думают и говорят? Мы думаем, что нет. Ведь книгоноши не смогут довольно часто посещать вверенных им сёл. Пусть даже будут они хоть в каждом уезде, но кроме одного раза обойти все уездные деревни они не смогут. А при одном посещении, что они могут сделать? Почти ничего. Правда, они могут повлиять на отдельных лиц, на натуры впечатлительные, на прихожан, легко поддающихся стороннему влиянию и настроению минуты. Но всё это легко может быть достигнуто и мерами чисто пастырского воздействия, так что особенных услуг в этом отношении и не понадобится со стороны книгонош.

Вместо всего этого мы рекомендовали бы сделать вот что: в каждом селе, и даже приходе найти среди крестьян какого-нибудь хорошего чтеца, и ему поручить устройство чтения. Запасшись, по указанию местного священника, подходящими книгами и брошюрами, он станет ходить по селу, читать их то в одной, то в другой избе и этим путём будет влиять на свою аудиторию, будет учить их, воспитывать, вразумлять и наставлять” 223. Мы уже говорили в своё время о том, какое огромное влияние оказывает хорошая и полезная книга на наших крестьян. Теперь скажем о том, что нужно использовать это влияние, как-нибудь утилизировать его, а не восхищаться только им и не радоваться его силе и степени. Сделать же это очень легко, потому что народ православный любит чтение, рвётся к нему, даже просит других, грамотных, почитать ему. Жаль только, что нет у него под руками книг, нет охотников, чтецов; нет инициаторов этого дела. А явятся они – отбою не будет от желающих послушать хорошую книжку. Места не хватит. Никакая школа, никакая аудитория не сможет вместить всех, „чающих движения воды”.

Конечно, удовлетворить всех сразу нельзя будет. Посему придётся разбить деревню по частям, в каждой части найти подходящую для указанной цели избу и в известные, строго определённые сроки организовать здесь чтения. Каждый поселянин, конечно, будет знать свою очередь, своё время, своё место, и этим устранится всякий беспорядок, бывающий в подобного рода случаях и затеях. Впрочем, опасаться каких-нибудь бесчинств, ссор и толкотни не стоит, потому что во всех концах и во всех деревенских читальнях-избах будет предлагаться вниманию народа одна и та же брошюра, так что редко у кого найдётся охота слушать то, что уже слушано и переслушано.

Когда же известная брошюрка будет прочитана во всех концах того или другого села, тогда можно взяться за другую. И так далее. При таком способе ведения дела вся деревня будет воспитываться на одних и тех же началах. Появится определённое направление, создадутся определённые взгляды, выработаются однородные нравственные нормы. Словом, не будет той путаницы и „неразберихи” в деревенском мировоззрении, что теперь, к сожалению, наблюдается весьма часто.

Удобнее всего эти чтение организовать зимою, когда у крестьянина нет спешных и тяжёлых работ, когда все почти гуляют да валяются на печи и от тоски и скуки не знают что делать, за что взяться, как время убить. А за одну зиму – о, как много можно сделать в этом направлении!

И стоить всё это почти ничего не будет и польза от этого будет очевидна и велика. И пастырям церкви будет великая подмога в их многосложном, трудном и ответственном служении.

Совсем не то книгоноши. Они не могут сделать того, что сделают чтецы. Они, прежде всего, весьма редко бывают в известных сёлах и деревнях. Затем, они продают брошюрки и листки, а не бесплатно предлагают народу, так что не всякий сможет воспользоваться ими. В-третьих, – не все видят этого книгоношу, не все знают его, не все будут доверять ему, опасаясь, как бы вместо своего да не принять сектантского торговца. Наконец, содержание книгонош более или менее ощутительно, ведь им надо дать на разъезды, на содержание, за труды.

Ничего подобного нельзя сказать о чтецах. Чтец – прежде всего, свой человек. Его все знают, все видят, часто бывают у него на чтениях, так что никаких сомнений насчёт его религиозных убеждений ни у кого не может возникать. Помимо всего этого, ему не надо давать ни на разъезды, ни на содержание. Только за труд. А это в значительной степени облегчает бюджет приходской казны.

Если так, то на книгонош нечего и рассчитывать, нечего и тратиться.

– Позвольте, скажут нам, как же вы в начале статьи говорили о пользе и значении книгонош, а теперь отрицаете за ними и то и другое?

– Да, мы действительно говорили о многоплодной работе книгонош, но когда говорили об этом, то имели в виду не деревню, а вот что: фабрики, заводы, железные дороги, пароходы, шахты, рудники, войсковые части и прочее в этом роде. Словом – всё то, где нет бдительного ока пастыря, где овцы оставлены на волю Божию и куда в большом количестве приходят и пропагандируют „религиозные отщепенцы”. Вот здесь необходимы книгоноши. Сюда их нужно посылать. Здесь они многое сделают, и потратиться на их содержание в этих местах даже необходимо.

Эту точку зрения вполне разделяет и Новгородский Архиепископ Арсений. По его докладу, как гласят газеты, особое совещание при св. Синоде постановило просить св. Синод об ежегодном отпуске 1,200 руб. на наём четырёх книгонош по линии Николаевской железной дороги, которые действовали бы по всей линии в районе губерний Петербургской, Новгородской, Тверской и Московской 224. От всей души желаем, чтобы св. Синод возможно скорее рассмотрел и утвердил предложенный Архиепископом Арсением проект и дал необходимые средства к проведению его в жизни.

В заключение сей статьи не можем не сказать, что в ближайшем будущем, по повелению св. Синода, будет составлен и отпечатан в журнале „Миссионерское Обозрение” список книг и сочинений по миссионерскому вопросу, которые можно использовать, и притом с большим успехом, в наших сёлах и деревнях через упомянутых чтецов.

Р. S. В Екатеринбургской епархии появился довольно своеобразный тип крестьянских книгонош. По словам „Епархиальных Ведомостей”, настоятель одного прихода, видя нежелание и неохоту своих прихожан брать книги из церковной библиотеки, решил доставлять эти книги прихожанам прямо на дом. Остановка была за человеком, который взял бы на себя это дело. Такой, однако, нашёлся после того, когда священник в один воскресный день, после богослужения, разъяснил обязанности книгоноши и цель его труда и указал на пользу, какую книгоноша принесёт своим односельчанам, взяв на себя душеспасительное дело снабжения их книгами. Избранный книгоноша раз в неделю, в воскресный или праздничный день, взяв с собою несколько десятков книг и тетрадь для записи лиц, пользующихся церковной библиотекой, обходит приход. Войдя в первую избу, книгоноша спрашивает, есть ли кто в ней грамотный, и если таковой окажется, то предлагает взять для чтения какую-нибудь из принесённых книг. В случае, если встретившийся в доме грамотей не желает брать книгу, книгоноша убеждает его взять, указывая на пользу чтения „божественных” книг. Взятые раньше кем-либо книги тут же и обмениваются книгоношей на новые, и, таким образом, крестьянин, не выходя из своей избы, получает возможность иметь под руками новые, ещё не прочитанные книги. Мера эта, по словам священника, оказалась очень удачной, так как в самое короткое время в селе оказалось 70 человек, заявивших желание получать из рук книгоноши книги, а в будущем число читателей должно, несомненно, возрасти 225.

* * *

222

Заимствуем приведённые примеры из вторых рук. См. „К свету”. Г. П. стр. 44–45.

223

В некоторых приходах Вятской епархии уже практикуются такие чтения. См. „Руководство для сельских пастырей”, 1914 г. № 27, стр. 238.

224

„Колокол”, 1912 г. № 2001, стр. 3.

225

„Руководство для сельских пастырей”. 1914 г. № 28, стр. 248.


Источник: Борьба с сектантством / Введенский А.П. - Одесса : тип. Епарх. дома, 1914. – 412 с.

Комментарии для сайта Cackle