протоиерей Александр Введенский

Борьба с сектантством

Содержание

Предисловие

II. Об отношении к сектантам III. Недочёт нашей полемики ΙV. Летучие отряды V. Что тормозит борьбу с сектантством VΙ. Жизнь пастырей VII. Что предпочесть? VIII. Дети и сектанты IX. С чего начинать X. Нравственное оздоровление народа XI. He с того конца XII. Главная приманка сектантов XIII. Достойно подражания XIV. Как упорядочить беседы XV. Противо-сектантские и противо-православные листки XVI. О книгоношах XVII. На что обращают внимание опытные миссионеры XVIII. Что пастыри церкви должны иметь в виду при борьбе с сектантством XIX. Испытанное средство XX. Большой промах XXI. Полезная мера XXII. Экономический гнёт сектантов XXIII. Оригинальный приём полемики ΧΧΙV. Общецерковное пение, как могучее средство в борьбе с сектантством XXV. Больше систематичности ΧΧVI. Чего нужно избегать а) Шатких доказательств б) Игнорирования прихожан в) Бесед без назидания г) Уклонения от миссионерства д) Вымогательства за требоисправление е) уклоняться от решения сомнений ж) Небрежности в совершении исповеди з) Укрывательства и) Разобщённости к) обычных недостатков церковных служб XXVII. Сторонники и защитники сектантов ΧΧIII. Пожелание военного духовенства XXIX. Миссия женщины Литература а) Церковные и гражданские узаконения касательно сектантов б) По вопросам противо-сектантской миссии в) О сектах вообще г) Штундо-баптизм д) иеговисты е) Духоборчество е) Молоканство ж) Адвентизм в) Пашковщина и) Малеванщина i) Прыгуны и скакуны к) Общие или секта Общего упования л) Иудействующие или Жидовствующие Секты мистические и) Хлыстовство в) Скопчество о) Шалопутство п) Иоанниты р) Беседники с) Новый Израиль т) Общие курсы у) Противо-сектантские катехизисы ф) Пособия для утверждения православных христиан в истинах, оспариваемых сектантами.  

 
Предисловие

Широкой волной разлилось по Руси сектантство. Оно с каждым днём растёт и усиливается. Его не останавливают никакие преграды: ни грозное слово православной Церкви, ни строгие гражданские меры, ни огромная рать противо-сектантских миссионеров, ни повсеместная дружная, энергичная деятельность христианских пастырей.

Насколько развито сектантство, можно судить по такому характерному факту. Один старообрядческий начётчик, только что приехавший из Сибири, рассказывал нам в 1910 году 1.

„Приехал я в один город. Вызываю тамошнего священника-миссионера на словопрение. А он пришёл ко мне и говорит: «О чём нам с тобой говорить? О чём спорить? У нас с тобой один общий враг – сектант. Соединимся и выступим против него». Сектантство массой идёт на нас”.

В виду такого прогрессивного роста сектантства, в виду его дружного нападения на православную Церковь, пастыри Христовы смутились. Они не ожидали такого сильного напора с его стороны. Они не предполагали такой великой мощи в своём противнике, и потому в нерешительности остановились пред этой грозной, враждебной силой, остановились в недоумении, с вопросом: „как быть, что делать, как парализовать развращающее влияние сектантства и как ослабить эту злую силу?”.

Это было сравнительно давно. Но положение вещей и доселе осталось таким же. И теперь не знают, как справиться с сектантством, и теперь задают те же вопросы, что и раньше. Теперь, даже более чем когда-либо.

Для всякого, вероятно, понятно, что затронутый нами вопрос нельзя решить сразу, одним взмахом пера, одним...

[страница №5 сканированного текста отсутствует]

...

обсуждают его, уясняют в своём сознании основные истины христианской веры и т. д. Словом, учатся спорить и вести беседы с сектантами. Посетивши несколько таких собраний, приблизительно пятнадцать-двадцать, члены приходской миссии приобретают уже некоторый навык к беседам с сектантами. Навык, правда, небольшой, но всё же достаточный для указанной цели. Ведь приходится полемизировать не Бог знает с какими грамотеями, а с такими же простыми, малообразованными, как и они сами. Этот навыки, по мере усердия к посещению собраний и по мере первых пробных шагов всё более и более совершенствуется, и вот в приходе несколько новых борцов за православную веру в походе против религиозных отщепенцев.

Эти борцы прямо-таки незаменимы в приходе для православных пастырей. Они всегда найдутся, с ревностью возьмутся за дело, нужно только вовремя их поддержать, умело ими поруководить, в достаточном количестве снабдить хорошими, общедоступными и интересными книжонками, научить их пользоваться Св. Писанием и раскрыть пред ними величие и важность миссионерского служения.

Мы сказали, что такие борцы „незаменимы в приходе”. Теперь скажем почему.

Дело совращения православных в сектантство пропагандисты начинают обыкновенно с посева в их умах различного рода сомнений. Эти сомнения, будучи посеяны, всё растут и растут. Овладевают их душой всё сильнее и сильнее. И когда они в достаточной степени упрочатся, окрепнут или, как говорится, созреют, отпадение от православия совершается само собой, просто и незаметно. Следовательно, чтобы предотвратить отпадение от православия, нужно уловить эти первые побеги сомнений, убить их в корне, в самом зародыше. Священник сам по себе этого не может сделать. Ему трудно, даже невозможно уследить за всеми своими прихожанами. А из прихожан редко кто пойдёт к нему за разрешением своих появившихся сомнений. Иной постыдится, другой побоится, третий просто не захочет, четвёртый постесняется утруждать батюшку, пятый будет откладывать это до поры до времени и т. д. Члены же приходской миссии, действия дружно, горячо, сразу наладят дело. Сразу найдут намеченных в жертву сектантами, отыщут начинающих сомневаться, сумеют по-своему подойти к ним, вовремя растолковать всё необходимое, разубедить, наставить, вразумить, поддержать. Ведь простое слово мужика или женщины имеет иногда большее значение, чем слово священника. Таким образом, приходская миссия может противодействовать сектантству в самом его зародыше, что прямо-таки невозможно священнику. А это уже даёт большой плюс миссионерскому обществу.

Затем, самим пропагандистам сектантского лжеучения члены приходской миссии не дадут много ходу. Они будут ходить по их пятам, следить за каждым их движением и уже одним своим бдительным надзором будут сокращать пределы пропаганды. „Сектант в праздник отправляется в дом к родственнику или знакомому с Библией, и православный ревнитель идёт туда же с Библией и брошюрами и там не только отражает нападки сектанта на православную Церковь, но отбивает охоту у него на будущее время ходить к православным для их совращения” (А. Волгин. „Тайны успехов сектантской пропаганды”. Оренбургские Епархиальные Ведомости за 1910 год).

Наконец, священнику не всегда возможно бывает устраивать публичные собеседования. Иногда о́н занят, иногда прихожане, иногда сектанты. Грамотные же и обученные примитивным полемическим приёмам прихожане-ревнители всегда и везде смогут поговорить с сомневающимся братом и с сектантами: и в поле, и в селе; и за работой и на досуге; и в дороге и у себя на дому. А это много значит – вовремя прийти, вовремя поговорить, „временне и безвременне” защищать основные истины христианской веры от искажения в беседе с религиозными противниками. Вот уже другой плюс за приходской миссией.

Что миссионерские общества действительно могут приносить такую пользу, о которой мы только что писали, в этом убеждают нас корреспонденции из тех мест, где уже функционируют подобные общества. Одну из этих корреспонденций мы встретили в приложении к журналу „Церковные Ведомости”. Вот она:

„Славу Богу, миряне образуют миссионерские общества и выступают на борьбу с ересями. На станции Омск открыт миссионерский кружок, в который записалось около 300 ревнителей православия обоего пола. Польза от миссионерского кружка громадная. Пропаганда баптистов всюду встречает энергичный отпор со стороны кружка. Баптисты притихли, стараются вести пропаганду негласно, но это теперь не всегда удаётся; зорко следят за ними члены кружка. Баптисты ненавидят кружок и призывают на его голову всякая беды” („Приходское чтение” – „Борьба с ересями”).

О благотворном влиянии приходских миссионерских кружков говорят не одни только постороннее свидетели и случайные корреспонденты. Едва ли не бо́льшие панегирики воспевают им опытные епархиальные миссионеры, которые на деле убедились в их плодотворной, весьма ценной и во всех отношениях полезной работе.

Вот, например, что пишет по данному вопросу известный Херсонский миссионер М. А. Кальнев в своей интересной и много-содержательной статейке. „Что делать?”:

„Разве нам, миссионерам, не известно, что многие расшатанные в религиозно-нравственном отношении приходы пока ещё сдерживаются, пока ещё сохраняются от окончательного своего разложения каким-нибудь десятком истинно-верующих прихожан? Разве нам не приходится посещать такие приходы, где если храмы не закрылись окончательно, то благодаря буквально горсти верных сынов Церкви? Не так давно, в одну из своих миссионерских поездок, я посетил самый заражённый в Херсонской епархии приход (Новопокровское, Одесского уезда), где прежде часто не только вечерня и утреня, а даже и обедня служились при одном церковном старосте и стороже, где, кроме крещения и брака, не совершалось ни одного таинства для прихожан, где, кроме погребения, не совершалось для них почти ни одной требы. Я был поражён, что в „родительскую субботу” в храме не было ни души, не совершено ни одной панихиды. В этом-то приходе православные, по их же собственным словам, по несколько лет не бывали в храме, у исповеди и Св. Причастия, и большинство умирающих отходило в вечность без напутствия. Храм и церковная в нём утварь были в невозможном виде; церковно-приходская школа была пуста. Сектантство, в виде штундизма и адвентизма, возросло в нём до 800 человек.

Думаю, что этот приход самый заражённый штундою во всей России.

Словом, люди в религиозном отношении совершенно одичали; одичали, конечно, и в нравственном.

Так было в нём несколько лет назад, но теперь иначе.

После упорных в течение нескольких лет пастырско-миссионерских трудов и организации в двух пунктах прихода кружков ревнителей православия, преимущественно из бывшей в школе молодёжи, приход возродился, и храм теперь всегда полон молящихся людей; пропаганда сектантства успеха уже не имеет, начались массовые присоединения к православию. Так, в течение последнего года совратилась одна лишь девушка „сирота”, вышедшая замуж за сектанта, а присоединилось к православию 60 душ. Прихожане решили расширить и обновить храм; церковная школа переполнена; задумали строить новую.

Словом, приход ожил; народ стал приходить в разум веры, начал собираться около пастыря своего, бывшего миссионера” 2. Помимо современных свидетелей за проектируемую пользу от приходских миссий говорят и церковно-исторические данные. Ведь в первые века христианская борьба с ересями велась именно таким образом, т. е. путём миссионерских кружков. У ног какого-нибудь пастыря или учителя собиралась обыкновенно группа ревнителей благочестия, знакомилась со всеми полемическими в то время практиковавшимися приёмами и потом шла на борьбу с врагами веры. Спорили везде: и на площадях, и на улицах, и в храмах, и у себя дома. И, благодаря такой превосходно организованной миссии, ереси не были продолжительны по времени; как скоро появлялись, так скоро и исчезали. Были, правда, исключительные случаи, но тогда же принимались и чрезвычайные меры. Созывали вселенские соборы.

Словом, нужно, чтобы приходская и специальная миссия в борьбе с сектантством оказывали своё религиозно-просветительное влияние не только на народ, но и через народ.

Прекрасно сказал по этому поводу на четвёртом всероссийском миссионерском съезде М. А. Кальнев:

„Наша миссия, – говорил он, – тогда лишь станет на истинный свой путь, когда станет миссией народной, когда разбудит напрасно и давно уже дремлющие силы православного русского народа, научит его разумно веровать и вселит в него горячую любовь к православию и сознательное убеждение в том, что вне его нет спасения, а гибель навсегда, навеки; когда затем обопрется в борьбе с врагами церкви на забытых членов её, на лучших людей в приходе и разумно поведёт эту могучую сознательную силу на врагов своих и на искание, по неведению истинного пути, заблудших овец своих” 3.

А это, прибавим от себя, совершится только тогда, когда по всему лицу Русской земли, во всех приходах образуются из простого народа и верующей интеллигенции миссионерские кружки, приходские братства.

Сектанты сознали это давным-давно. И потому они весьма сильно заинтересованы в наиболее широкой организации так называемых миссионерских кружков. У них почти все миссионеры. Нет ни одного сектанта, который не занимался бы пропагандой. Мужчины и женщины, взрослые и дети – все одушевлены одной идеей, все прониклись сознанием важности миссионерского служения, и потому все они проповедуют, все стоят на страже своей веры и все работают дружно, горячо, воодушевлённо.

Пора и нам сознать это. Пора и нам последовать примеру сектантов и привлечь к делу лучшие боевые силы нашего народа. Тогда оживится миссионерское дело. Тогда количественно и качественно усилится состав наших сотрудников, и мы будем чувствовать себя бодрее и увереннее.

Теперь приведём один довольно характерный пример, который, как нельзя лучше, покажет нам, что в народе есть добрые и разумные начинания, что он в состоянии постоять за правду православия, поддержать веру своих отцов и дедов и предупредить грозящую со стороны сектантов опасность. Нужно только вовремя пробудить дремлющие силы народа, воодушевить его, направить его энергию по должному пути, и повести его вслед за сильными и энергичными вожаками.

Этот пример мы заимствуем из „Материалов” Еп. Алексия. Так, под № 225, на стр. 309, мы читаем приговор Вознесенского волостного схода, который начинается такими словами:

„Мы, нижеподписавшиеся, Херсонской губернии, Елисаветградского уезда, Вознесенской волости выборные лица, числом 285 человек, выслушав предложение нашего волостного старшины, Карпа Молдаванова, касающееся упадка нравственности между населением крестьян, а также и религии, вследствие непочитания установленных Св. Церковью великих праздников и воскресных дней, как бы следовало по заповедям Господним, и что причиной сему служит укоренившейся в народе обычай преимущественно в воскресные и праздничные дни производить торговлю на базарах, так что каждый почти из домохозяев района волости, дождавшись воскресного дня, спешит не в храм Божий, а скорее отвезти или отнести на базар последнее из своих пожитков, дабы продать, а затем мало кто возвращается домой при трезвой памяти, а более проводят день в питейных заведениях, кроме того, что базары служат развращением нравов для народа, но ещё способствуют распространению разных сект, которые укоряют христиан в непочитании воскресных и праздничных дней, – а потому для восстановления более нравственной жизни христиан и для выполнения заповеди Божия посещать св. храмы во все воскресные и праздничные дни, он, старшина, спрашивает нашего мнения, не найдёт ли волостной сход возможным постановить раз навсегда, чтобы жители ни в каком случае не выезжали бы в воскресные дни на базар и по другим своим хозяйственным делам и не нарушали бы святости воскресного дня до захождения солнца и не служили бы соблазном для сектантов. Сознавая вполне предложение старшины Молдаванова справедливым и заслуживающим особенного внимания, мы единогласно постановили: 1) просить разрешение у Правительства о перемене в г. Вознесенске базаров для сбыта хлеба и скота с воскресных и праздничных дней на будние дни – на понедельник и субботу, а в воскресные дни и дни больших годовых праздников не открывались бы весь день питейные заведения и разные торговые лавки, как в г. Вознесенске, так и в предместьях его; 2) воспретить на будущее время всем и каждому из жителей Вознесенской волости ни под каким видом никуда не выезжать в воскресные дни волами или лошадьми на базар; 3 снестись с соседними волостными правлениями о предложении волостным сходам, не призна́ют ли они возможным для поддержания этой благой цели постановить подобные же приговоры; 4) за невыполнение крестьянами второго пункта сего приговора виновных подвергать взысканию в первый раз 3 рублям, во второй – 5 руб., и далее прибавлять за каждый раз по 1 руб. до 10 руб., а если и затем будут повторяться невнимание и ослушание, то в таком случае виновных наказать розгами до 20 ударов и лишать на сходах права голоса”.

Уже из этого примера достаточно очевидно, что народ сознаёт великую опасность сектантства, стремится бороться с ним, парализовать его развращающее влияние. Нужно только, повторяем, урегулировать его полемические приёмы, направить свежие, молодые его силы на надлежащий путь, на разумную борьбу. Словом, нужно привлечь его к участию в делах противо-сектантской миссии. И совместная работа на благо православия будет тогда более продуктивна и ценна.

Ещё одно слово. Организовать приходские братства, снабдить их в достаточном количестве потребной литературой, обучить их наиболее целесообразным полемическим приёмам – ещё не значит подвинуть дело вперёд. Бывает зачастую и так, что есть и братства, есть и литература, есть и подходящие лица, однако сектантство не только не уменьшается, а ещё более увеличивается. Значит, весь успех миссии не в одной ревности приходских братств, не в их опытности, и не в их количестве, а в чём-то другом.

В чём же именно?

В безупречном поведении, в доброй, нравственной жизни, в христианской настроенности членов приходских миссий. Вот в чём, по общему признанию, тайна их успеха и плодотворной деятельности. Вот в чём вся их сила и власть.

Действительно, сектанты только и пишут, только и говорят, что о нравственном возрождении. Гордые своею мнимою святостью они везде выставляют напоказ свои добродетели и с особенным нажимом подчёркивают наши „грехи и тёмные деяния”. Не проходит ни одной беседы, ни одной проповеди, чтобы они не проводили между собою и нами параллели и не выводили бы из неё преимуществ своей веры и своей жизни. Собственно-то и вся их пропаганда начинается с этого именно пункта. И если члены народно-приходской миссии, кроме слов, ничего не в состоянии противопоставить гордым и кичливым сектантам, то их миссия будет бесплодной.

Поэтому, особенно надо стараться о том, чтобы приходская миссия поведала сектантам не только чистоту, величие и истинность православия, но и чистоту, святость, богоугодность самой жизни. Тогда сектанты перестанут кичиться своею исключительною праведностью, перестанут говорить, что только в их вере возможны добродетель и спасение, что только их учение облагораживает, очищает и одухотворяет человека. Перестанут и переманивать к себе православных простецов, говоря, что у них лучше, что у них живут как братья, по вере, по совести, по Слову Божьему, а у нас, у православных, как люди, не знающие и не имеющие закона.

Отсюда вывод такой: принятие членов в приходские миссии должно происходить со строгим разбором, чтобы порочная жизнь хотя бы одного из них не давала повода к несправедливому обвинению всех в нехристианской жизни и не подрывала этим благотворного их влияния на заблудших.

Теперь об одном нежелательном и крайне несимпатичном явлении в жизни приходской миссии, которое, к сожалению, в последнее время замечается всё чаще: и чаще.

„Не могу умолчать об одном обстоятельстве, – пишет прот. И. Троицкий 4, которое тормозит успех приходского миссионерского братства. Дело в том, что некоторые ревнители из простонародья, приглашённые священником к участию в приходской миссии, впадают в самомнение, начинают трактовать себя, как церковных учителей. И если в братстве ревнителей православие наберётся немало таковых членов, то и кружок ревнителей будет не в помощь священнику, а во вред. Может быть, это обстоятельство предвидится многими приходскими священниками, задумывающимися над открытием народных приходских миссионерских обществ, и тормозит предлагаемое дело. Но, думаем, возможно и не допустить такого печального явления в жизни приходского братства, если будет составлен определённый устав, в котором точно будут указаны не права ревнителей, а их обязанности по отношению к вере и Церкви, добровольно ими на себя налагаемые”.

Да, нельзя не признаться, что есть и теневые стороны в жизни приходских миссий. Но они незначительны. Это, во-первых!.. Во-вторых, и при их наличности народные миссии представляют собою всё-таки огромный плюс в борьбе с врагами православной веры.

Посему Святейший Синод, определением от 20–26 Мая 1908 г. признал необходимым обратить серьёзное внимание епархиальных начальств на необходимость самой широкой организации приходской миссии.

Будем же верить и надеяться, что при помощи братского миссионерского союза мирян будет побеждён надменный враг Церкви и православие, много лет воюющий против нашей святыни, запечатлённой кровью Агнца Христа.

Р. S. Во многих епархиях уже выработаны правила о том, как лучше и удобнее, по местным условиям, поставить дело народно-приходской миссии. Приводим правила о народно-приходской миссии, принятые, с утверждения местного преосвященного, в Новгородской епархии. Может быть, кому-нибудь они пригодятся, и кто-нибудь возьмёт их для руководства при организации народных миссионерских дружин.

1) В церковной народно-приходской миссии принимают участие церковно-приходские попечительства, приходские советы, кружки ревнителей православия, миссионерские братства и другие подобные приходские учреждения.

2) Задачи приходской миссии состоят в утверждении православных в вере и доброй нравственности, ограждении православных от влияния лжеучения инославия, раскола, сектантства и неверия, а также и в обращении в лоно Церкви заблудших.

3) Церковно-приходские учреждения, действуя под главным руководством местного священника, оказывают религиозно-нравственное влияние на прихожан, особенно на колеблющихся в вере, путём убеждения и другими способами духовно-нравственного воздействия. Они заботятся о проведении нравственных начал в жизнь прихода, о посещении детьми и взрослыми храма Божьего, о почитании святости воскресного дня, о примирении в семьях враждующих сторон, об искоренении в приходе воровства, сквернословия, разгула молодёжи, об охранении порядка и благочиния во время крестных ходов, освящение полей и других церковно-общественных торжеств; открывают народные читальни и библиотеки с разрешения подлежащего начальства, устрояют религиозно-нравственные чтения и беседы, заводят церковно певческие хоры, оказывают материальную помощь детям прихода, и особенно обращающимся из раскола, сектантства, инославия и неверия в православие; приискивают беднякам работу и т. д.

4) Члены означенных приходских учреждений сообщают священнику о появлении в приходе проповедующих ложные религиозные учения, о колеблющихся в вере прихожан, об отпавших уже от православия и т. п.

5) Изучая под руководством своих пастырей в возможной мере Св. Писание и способы собеседований с последователями религиозных лжеучений, названные члены содействуют священнику в утверждении в православии колеблющихся и в возвращении в лоно Церкви совратившихся из православия, для чего, по возможности, посещают их дома и вступают в дружеские, в духе христианской любви, частные с ними беседы.

6) С согласия священников смежных приходов, заражённых религиозными лжеучениями, члены названных приходских учреждений могут посещать и их приходы, где, совместно с тамошними членами, ведут под наблюдением священников частные беседы как с православными, так особенно с заблудшими.

7) Названные лица о своих действиях дают отчёты своему приходскому пастырю, а последний на собраниях братств, попечительств, советов и т. п. доводит о них до общего сведения.

8) Церковно-приходские попечительства, советы, братства и другие подобные учреждения поощряют тружеников по миссии из народа материально, беря на себя расходы по их миссионерским поездкам, снабжая их необходимыми книгами, брошюрами и листками и вообще содействия их миссионерским трудам.

9) Миссионерские кружки ревнителей православия или братства могут иметь свой годичный праздник, на который приглашают местных сельских прихожан своей и соседних церквей и в их присутствии выслушивают годичный отчёт о миссионерской деятельности всех своих членов. Отчёт этот затем отсылается священником епархиальному миссионеру для его сведения и для представления епископу.

10) Желательно, чтобы хотя раз в году, в свободное время от полевых работ, члены миссионерских учреждений нескольких приходов собирались вместе для нравственной поддержки и обмена мнений по вопросам миссии, для выяснения способов распространения лжеучений в данной местности, для выработки соответствующих практических мер к охранению православных от влияния лжеучений и для лучшего вообще воздействия на заблудших. Эти съезды, устраиваемые под руководством пастырей или специальных миссионеров, в то же время могут быть для народа миссионерскими курсами, где миряне, ревнители православия, знакомятся с лучшими способами, планами и методами ведения бесед с заблудшими, такие съезды полезно заканчивать путешествием к местным святыням.

11) В члены народных церковно-приходских миссионерских учреждений могут вступать лица обоего пола православного исповедания, доброй христианской жизни и ревнующие о благе святой Церкви и о спасении заблудших 5.

* * *

1

А. С. Панкратов. „Ищущие Бога. – М. 1911 г., стр. 4–5.

2

См. „Русские сектанты”. Одесса. 1911 г., стр. 334.

3

„Русские сектанты”. Одесса. 1911 г., стр. 331.

4

„Руководство для сельских пастырей”. 1912 г. № 17: „Особенная зловредность штундо-баптизма и некоторые меры приходской борьбы с этой сектой”, стр. 512–517.

5

Эти правила позаимствованы нами из приложения к „Церковным Ведомостям”. – „Приходское чтение”. См. № 21, 1911 года, стр. 485.


Источник: Борьба с сектантством / Введенский А.П. - Одесса : тип. Епарх. дома, 1914. – 412 с.

Комментарии для сайта Cackle