протоиерей Александр Введенский

V. Что тормозит борьбу с сектантством.

Приходится констатировать одну горькую, но зато правдивую истину, именно: мы сами виноваты в столь быстром распространении сектантства, какое замечаем теперь. Мы сами подготовили благоприятную для него почву. И теперь тоже содействуем прогрессивному его развитию. Конечно, не всецело, а только отчасти 47. Может быть, это на первый взгляд покажется невероятным или же малоправдоподобным, но, между тем, это так.

Среди русского духовенства решительно всех епархий, без исключения, замечается одно, можно сказать, неприятное явление. Это постоянные перемещения с одного прихода на другой. Одни переходят из бедного в богатый приход. Другие – из малого в большой приход. Третьи – из менее удобного в более удобный. Переходят чуть ли не все священники. Редко, редко найдёшь такого, который бы за всю свою жизнь не переменил ни одного прихода и всё время служил бы на одном и том же месте. А то обыкновенно кочуют раза по три, по четыре. Некоторые же и больше, раз шесть или семь. Мы лично знали одного священника, который служил уже на десятом приходе и собирался перевестись на одиннадцатый, но смерть помешала осуществиться его намерению.

Такое явление само по себе, конечно, не предосудительно, но если станем оценивать его с точки зрения тех последствий, какими сопровождается оно для распространения сектантства, то увидим, что оно вредно и даже в высшей степени опасно.

Какой вред для православной миссии проистекает от беспрестанной мены приходов, и какая чрез это опасность угрожает нашему православию – это не трудно видеть и легко понять. Так, пастырь Христов, долгое время живущий на одном и том же месте, обыкновенно довольно обстоятельно знает свой приход. Знает положительные и отрицательные стороны своих пасомых. Знает, кто из них слаб, немощен, а кто бодр и силён духом. Знает, кого нужно поддержать, ободрить наставить на путь правды и истины, а кого следует вразумить, обличить, наказать. Знает, кто колеблется, сомневается, соблазняется, а кто твёрд и непреклонен в вере Словом, знает всё, что и нужно знать пастырю душ. Такой пастырь никогда, конечно, не допустит развиться в его приходе сектантству, потому что, раз появится в его селе что-нибудь вроде сектантства, он сразу сообразит, как ему действовать, куда пойти, с чего начать, кого следует, прежде всего, оберегать и спасать.

Замечено, что сектанты начинают свою пропаганду постоянно со слабых, немощных, вечно чего-то ищущих, чем то неудовлетворённых. И только тогда, когда завербуют их, тогда дружными, совместными усилиями начинают осаждать и твёрдых в вере. Вот пастырь церкви, при первой атаке сектантов, идёт на помощь слабым духом. Обличает, запрещает, умоляет их и тем окончательно парализует первые, пробные шаги сектантских пропагандистов.

Таким образом, только опытный пастырь, долго живущий в одном и том же приходе и посему хорошо знающий своих духовных овец, может заблаговременно прийти на помощь своим пасомым и предохранить их от заблуждений сектантства. Молодой же пастырь, только ещё недавно прибывший на своё место и совсем не знающий своих новых пасомых, а если и знающий, то не вполне достаточно, не всегда может оказаться на высоте своего призвания.

Теперь представим себе, что этот опытный, хорошо знающий свой приход священник, по тем или другим причинам, соображениям и обстоятельствам расстаётся с ним и уходит на другое место.

Что отсюда происходит?

Прежде всего, вот что. Тот приход, который он оберегал, над которым он трудился, которым он опытной рукой руководил в течение более или менее продолжительного времени, остаётся без пастыря. На какое время – сказать определённо трудно. Иногда на месяц, на два, иногда на полгода и на год.

Что же получается с тем приходом, который теряет на то или иное время своего пастыря?

То, что и со стадом, лишившимся своего руководителя, т. е. приходят сектанты, начинают сеять здесь семена своего лжеучения, пропагандировать свой катехизис, вербовать в свои ряды слабых, смущать стойких и т. д. Мало-помалу сектантство распространяется, укрепляется, и, наконец, начинает процветать. И всё потому, что нет пастыря, нет руководителя, который бы вовремя остановил и образумил их. Нет того, кто раскрыл бы пред пасомыми ложь сектантского „верую”, кто рассеял бы брошенные сомнения, кто оградил бы христианскую веру от искажения, от нападения, от оскорбления.

Когда же найдётся долгожданный кандидат на это место и явится сюда, то грустную и печальную картину застанет он здесь. Вера потускнела, искажена примесью сектантского лжеучения: недоумения и сомнения возросли, окрепли; появилось недовольство существующим церковно-общественным строем, а также недоверие к пастырям церкви, ко всему их учению, ко всей их деятельности и т. д.

Конечно, бороться с тем, что посеяно и возращено в течение нескольких месяцев сектантами, да ещё при незнании прихода, совершенно невозможно на первых порах, а дальше – ещё труднее, потому что сектантская пропаганда окрепнет, шире раздвинет рамки своей деятельности и приобретёт ещё новых последователей из числа православных.

Сектанты пользуются этим и радуются сему.

Так вот каковы плоды перемещения пастыря в другой приход: сектантство крепнет, растёт. Борьба с ним становится всё труднее и труднее.

Но это ещё не всё. Страдает не только этот приход. Страдает и тот, куда пастырь перешёл. Там тоже до приезда священника работали сектанты. Да и с его приездом не покладают рук. Они пользуются неопытностью пастыря, его незнакомством с паствою и потому действуют сильнее и энергичнее. Православие, таким образом, увядает, а сектантство цветёт.

– Но почему вы предлагаете возможность именно такого, а не иного оборота дела? – может быть, некоторые спросят нас. – Почему думаете, что с уходом священника непременно должны появиться сектанты и сейчас же начать пропаганду своего лжеучения? Может быть, ничего этого и не бывает.

Нас спрашивают – почему именно мы так думаем. Хорошо, мы сейчас ответим.

Потому, скажем, что сектанты, как об этом гласят „Материалы...” Епископа Алексия, посылают своих агитаторов и проповедников, главным образом, туда, где временно отсутствует священник, где паства осталась без пастыря 48. Раз в сектантский миссионерский комитет дано будет знать, что оттуда то и оттуда ушёл священник, они сейчас организовывают летучий отряд и направляют его туда. Там он работает и, не встречая ни с чьей стороны никаких препятствий, пожинает обыкновенно обильные плоды.

Следовательно, думаем так на основании официальных и строго проверенных данных.

Таким образом, вне всякого сомнения, что пастыри церкви, оставляя свои приходы и переходя на другие, тем самым обрекают их в жертву вредным и опасным для православной Церкви врагам.

Конечно, многие не согласятся с нашими доводами и будут всячески оспаривать их. В таком случае мы предлагаем вот что сделать: сравнить одни приходы с другими; те, в которых часто менялись священники, с теми, где редко менялись. Из этого простого и для всех доступного приёма многие убедятся во вреде частых перемещений с одного прихода на другой. Мы лично интересовались этим вопросом, проводили данное сравнение и пришли к тому, о чём теперь и говорим. Т. е. мы, пастыри церкви своим беспрестанным кочеванием сами подготовляем благоприятную почву для развития сектантства. Мы сами содействуем его распространению. И в этом наш великий грех пред Богом и людьми.

Но позвольте, скажут нам, неужели же совсем не переходить никогда, во всю жизнь? А если приход бедный и семья большая, так неужели для избежания голода и нищеты невозможно перебраться на более лучший, богатый и удобный приход? Может быть, мы этого заслуживаем.

Вопрос этот весьма серьёзный, что и говорить. Только он сталкивается тут с другим вопросом, более важным и существенным, именно: что для нас ближе и дороже – дело Божие или своё, личное благо? интересы Церкви или собственные интересы?

Конечно, двух ответов на этот вопрос не может быть. Всякий скажет, да и каждый пастырь знает, что, прежде всего, должно быть дело общественное, а потом уже частное, прежде дело Божие, а потом человеческое, прежде Церковь, потом семья, прежде интересы пасомых, а потом и свои собственные. В этом не может быть никакого сомнения. Посему и задаваться подобного рода вопросами не до́лжно, даже недостойно для пастыря.

Ещё раз повторяем: пастыри Церкви своими частыми перемещениями с одного прихода на другой весьма сильно содействуют успехам сектантской пропаганды.

Посему, если мы решили серьёзно бороться с вредным и опасным для Церкви, для общества и для государства врагом, то должны оставить свою наклонность к беспрерывному кочеванию.

* * *

47

См. нашу брошюру: „Виновато ли духовенство в происхождении и развитии русского сектантства”. СПб. 1912 г.

48

Об этом см. также: „Русский Архив”, 1912 г. № 6, стр. 235. Статью П. Юдина: Пришибенские иконоборцы.


Источник: Борьба с сектантством / Введенский А.П. - Одесса : тип. Епарх. дома, 1914. – 412 с.

Комментарии для сайта Cackle