протоиерей Александр Введенский

IX. С чего начинать.

При собеседованиях со штундо-баптистами и другими сектантами, у нас не следуют никаким заранее выработанным правилам и приёмам. Другими словами, в области противо-сектантской полемики нет никакой системы. Обыкновенно подходят к сектантскому вероучению с разных сторон, – кто с какой пожелает. Говорят о чём угодно, по своему желанию и усмотрению, преимущественно же о том, о чём легче говорить, удобнее и, притом, не так рискованно.

Конечно, и современная тактика имеет свои положительные стороны. И при её помощи можно добиться желанных результатов. В этом не может быть никакого сомнения. В этом убеждают нас и миссионерский опыт других и такие видные авторитетные представители сектоведения, как епископ Алексий, бывший ректор Казанской Духовной Академии, много лет и с большим успехом подвизавшийся на миссионерском поприще в Екатеринославской, Херсонской и Черниговской епархиях. Он, например, вот что пишет в своей диссертации: „не до́лжно забывать, когда речь идёт о простом народе, что свойство его религиозных воззрений таково, что если разрушить веру в один какой-либо догмат, то чрез это падает вся религиозная система” 95. Значит, достаточно разрушить хоть один пункт, один член сектантского символа веры, и этим можно нанести в глазах нашего народа существенный вред отступившим от православия. Какой пункт – не важно. Важно только разрушить. А это сплошь да рядом достигается современной тактикой православных миссионеров.

Таким образом, и настоящие полемические приёмы тоже не лишены некоторых достоинств. Но, думается нам, мы гораздо больше сделали бы и дальше ушли бы вперёд, если бы заранее выработали строго определённую систему и следовали бы ей в продолжение всей своей миссионерской деятельности. Это простая, азбучная, всем известная истина. И потому нет никакой нужды развивать и обстоятельно аргументировать её. Нужно только чаще напоминать её, чаще писать и говорить о ней, чтобы не забыли её, чтобы вечно помнили о ней и мало-помалу осуществляли её в своей жизни.

В данном случае мы не берёмся предлагать своей собственной системы, не намереваемся даже намечать основных, так сказать, кардинальных пунктов её. Мы хотим только одного. Именно; указать тот в стратегическом отношении весьма важный и существенный пункт, от которого мы должны всегда отправляться на войну с врагами христианской веры.

Нам кажется, что крестьянам перво-наперво нужно показать, что сектанты – их враги, страшные и опасные враги, которых они должны сторониться, опасаться, всячески избегать. И только тогда, когда удастся нам сделать это, когда мы убедим крестьян в опасности сектантства вообще, когда покажем им то зло и тот вред, какой причиняют сектанты и обществу, и Церкви, и государству, и семье, и народному образованию, только тогда мы можем быть отчасти спокойными за участь вверенных нам душ. Не сделав этого, очень рискованно начинать борьбу. Правда, можно и без этого рассчитывать на успех; но каких усилий будет это стоить, сколько времени напрасно пропадёт, сколько сил и труда потрачено будет, сколько неудач придётся потерпеть и т. д. и т. д.

Когда же мы сделаем это, т. е. когда снимем маску с наших религиозных противников и покажем народу, кто они такие, тогда крестьяне не так скоро попадутся к ним на удочку. Они сами будут видеть, что сектанты – „волки в овечьей одежде”, и потому не будут так внимательны и радушны к ним. Напротив, они станут сторониться их, опасаться и избегать.

При таком положении дела сектантам весьма трудно будет подступить к крестьянам и завязать с ними беседу. И потому дело их пропаганды пойдёт на убыль. А то весь успех сектантской миссии в настоящее время в том то и заключается, что сектанты очаровывают крестьян своею любезностью, вниманием и обходительностью, стараются высказать по отношению к ним якобы искренние, добрые, бескорыстные чувства и прочее в этом роде. И наш простой народ мало-помалу проникается мыслью, что сектанты в общем добрые, порядочные люди, и потому постепенно сближается с ними, прислушивается к их лжеучению, ходит к ним на собрания, на беседы, и, в конце концов, заражается от них ложными мыслями, взглядами и убеждениями.

Таким образом, прежде всяких мер, прежде всяких миссионерских собеседований нужно открыть глаза наших пасомых на заблуждающихся в вере, т. е. на сектантов и показать крестьянам, что сектанты лицемерят, что они вредные и опасные враги, враги для всех и для всего: и для Церкви, и для общества, и для государства, и для семьи, и, наконец, для народного образования 96.

И мы уверены, что яркая, всесторонняя характеристика и оценка сектантства побудит простой, доверчивый народ к большей осторожности и осмотрительности в обращении с сектантами, заставит его сторониться их, сильнее противодействовать их вредному, развращающему влиянию, принять более серьёзные, радикальные меры с „волками в овечьей одежде”.

Если же мы не сделаем этого, не предупредим крестьян насчёт устроенной для них западни и не откроем им глаз на двуличность и маскировку наших врагов, то они по-прежнему будут сближаться с ними, доверчиво слушать их, знакомиться с их вероучением и нравоучением, проникаться их настроением и, по своей простоте, считать их своими настоящими, бескорыстными и закадычными друзьями.

Но и это ещё не всё. Мало показать народу, что сектанты наши враги. Надо ещё внушить ему, что общение с ними, как с еретиками, противно учению православной Церкви и строго осуждается как Спасителем, апостолами, так и св. Отцами и Учителями Церкви.

Народ ещё не знает этого. Он думает, что общение с еретиками вещь безразличная и потому не чуждается их, не порывает с ними дружбы и знакомства, охотно принимает их у себя и также охотно посещает их молитвенные собрания, где собственно происходит настоящее совращение православных.

Когда же мы дадим понять народу, что посещение сектантских собраний не только предосудительно, но даже греховно, и общение с еретиками вовсе не безразлично для Бога, а, напротив, не приятно, не угодно Ему, тогда отношение наших пасомых к религиозным отщепенцам сразу изменится. Народ перестанет доверять сектантам, не будет водить с ними дружбы и знакомства, не станет посещать их молитвенных собраний, будет сторониться от них и чрез то обезопасит себя от соблазнов, совращений и нападений со стороны покушающихся на их спасительное вероучение.

Мы уверены, что народ так именно и поступит, как мы говорим, потому что он любит Слово Божие, доверяет ему и по мере сил и возможности старается воплотить его в своей жизни. Во всяком случае, он не пойдёт вразрез с ним.

Словом, полемику надо начинать с предупреждения. И с этого очень многие начинают. Особенно ратует за этот приём, часто о нём пишет и говорит балашовский священник-миссионер г. Носков. В своей маленькой, но зато содержательной и интересной брошюрке „Памятка истинному христианину о важности спасения души” он несколько страничек посвятил затронутому нами вопросу.

Я хочу сказать, говорит он здесь 97 два-три слова по поводу сектантских собраний, которые нередко из любопытства посещаются православными христианами. Знаешь ли ты, брат мой, что, посещая сектантские молитвенные собрания, ты впадаешь в тяжкий и страшный грех? Если ты этого не знал, то послушай, что установили для нас св. Апостолы, говоря истинным христианам следующее: аще кто из клира или мирян в синагогу иудейскую или еретическую войдёт помолиться, да будет и от чина священного извержен и отлучён от общения церковного” 98. Если ты истинный христианин, то должен послушать этого предостережения апостолов и никогда не ходить на еретические собрания, от которых, кроме вреда, пользы тебе не будет никакой; особенно если ты не так хорошо знаешь Св. Писание, то можно вперёд сказать, что от этого будет большой вред твоей душе. Посещая сектантские собрания, ты услышишь там, как будут читать об идолах и кумирах, а приравнивать их к св. иконам; будут читать об идольских капищах, а приравнивать их к св. храмам, так и в других вопросах. Одним словом, если ты будешь ходить на сектантские собрания, то незаметно будешь опутан ими так искусно, как муха паутиною, и сколько тогда ни бейся, но трудно будет освободиться от сектантских сетей.

Недаром св. апостол Павел пишет к ученику своему Титу: „еретика после первого и второго вразумления отвращайся, зная, что таковой развратился и грешит, будучи самоосуждён” 99.

Как видите, еретика, по слову апостола, надо отвращаться, потому что он может заразить и твою душу тем еретическим лжеучением, в котором находится сам. А св. Иоанн Богослов, этот проповедник любви, говоря о еретиках, строго предостерегает истинно верующих не иметь с ними никакого общения, особенно домашнего, давая истинным христианам такое наставление: „смотрите, кто приходит к вам и не приносит сего учения (истинного, т. е. православного), того не принимайте в дом и не приветствуйте его, ибо приветствующий его участвует в злых делах его” 100, (т. е. общением с ним разделяет его еретичество).

Смотри же, православный христианин, слушай евангелиста и всячески берегись этих духовных развратителей 101, которые могут незаметно твою душу предать духовной смерти и лишить как лично тебя, так и твоих семейных вечной жизни. Смотри, никогда не верь их наружной показной святости, это делается для приманки тебя. О таких людях Апостол писал Коринфским христианам, предостерегая их такими словами: „ибо таковые лжеапостолы, лукавые делатели, принимают вид Апостолов Христовых. И не удивительно: потому что сам сатана принимает вид Ангела света” 102. В другом месте тот же апостол предостерегает христиан всячески беречься таких соблазнителей, говоря: „умоляю вас, братия, остерегайтесь производящих разделения и соблазны, вопреки учению, которому вы научились, и уклоняйтесь от них. Ибо такие люди служат не Господу нашему Иисусу Христу, а своему чреву и ласкательством и красноречием обольщают сердца простодушных” 103. Но ещё лучше тот же св. Апостол, в послании к Фессалоникийцам, упрашивает христиан никак не касаться духовных развратителей, дав им такое повеление: „Завещаем же вам, братия, именем Господа нашего Иисуса Христа, удаляться от всякого брата, поступающего бесчинно, а не по преданию, которое приняли от нас” 104.

Из всех вышеприведённых слов видно, и притом, очень ясно, как св. апостолы оберегали истинно верующих от различных лжеучителей, говоря: „берегитесь злых делателей 105, „пустословов и обманщиков” 106, опасаясь, как бы истинные христиане не заразились их еретическим, душепагубным лжеучением, подобно тому, как незаметно заражаются прилипчивой заразной болезнью. Разница только в том, что там заражается тело, а здесь душа, которая дороже тела.

Вот если бы почаще обращаться к нашим пасомым с подобного рода речами, почаще твердить им о вреде и греховности общения с еретиками. Тогда бы дело нашей миссии быстрыми шагами пошло вперёд, крестьяне порвали бы все связывавшие их с сектантами узы и никогда не осмелились бы, хотя бы даже из простого любопытства, посещать сектантские молитвенные собрания, что в значительной степени парализовало бы успех сектантской пропаганды и упрочило плоды нашего просвещения.

Теперь несколько слов о вопросе, близко соприкасающемся с данной темой.

Замечено, что сектанты в своих собственных интересах иногда действуют под нашим знаменем и выдают себя за истинно-православных учителей. Это они делают с тою целью, чтобы не запугать крестьян. Ведь среди наших пасомых есть такие искренно верующие и глубоко преданные Церкви люди, что они при слове „сектант” сейчас же возмущаются духом, перестают слушать и уходят подальше от соблазна, Это прекрасно знают и наши противники. Вероятно, они и видели их и имели с ними дело. И вот, чтобы не потерпеть от них неудачи, но чтобы и их завлечь в свои сети, сектанты притворяются строго православными, ревнителями истинной веры и под этой маской начинают пропагандировать своё богопротивное учение. Когда же более или менее подготовят для совращения почву и расположат свою жертву в пользу распространяемого и исповедуемого ими учения, тогда они сбрасывают с себя маску и начинают действовать открыто. Но тогда они уже ничем не рискуют. Успех обеспечен. Жертва в их руках. Крестьяне, опутанные сетями сектантской веры, легко порывают с православием и переходят в штунду, либо в какую-нибудь другую секту.

Вот нужно и относительно таких лжеучителей предупредить наших крестьян, чтобы они когда-нибудь не попались к ним на удочку и, благодаря им, не потеряли бы своей истинной и правой веры. Для этой цели полезно было бы сообщить православному народу признаки настоящих учителей христианства и лжеучителей. Полезно было бы обратиться к своей пастве с такими приблизительно словами:

Православные христиане! Много теперь появилось среди нас учителей. И все они выдают себя за истинных служителей Слова Божия. Как же отличить истинного учителя веры от ложного?

Прежде всего, надо знать, кто его поставил учителем, и кто его послал. В Церкви Христовой церковное учительство установлено Самим Христом. Он – Единый Учитель – обязанность и права учительства в Церкви возложил на святых своих учеников и апостолов, которым повелел: „Идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Св. Духа, уча их соблюдать всё, что Я повелел Вам” 107. Святые апостолы дарованное им право учительства в Церкви чрез возложение рук передали епископам. Епископы, в числе не менее двух-трёх, рукополагают себе преемников. Так сохраняется епископство в Церкви Христовой. Епископы же, в помощь себе, также через рукоположение поставляют учителями и проповедниками веры священников. И так, из рода в род, из века в век переходило и сохранилось до нашего времени и сохранится до окончания века в Церкви Христовой Богоучреждённое священство. Подобно тому, как пламя одной горящей свечи передаётся другой возжигаемой свече, так преемственно передаётся в Церкви Христовой благодать священства.

И теперь в православной Церкви никто самовольно не становится священником, а получает это достоинство от епископа чрез благодатное рукоположение.

Итак, в православной Церкви мы имеем учителей веры, поставленных от Самого Христа, и им только принадлежит право учительства. „Како проповедят, аще не посланы будут” 108, говорит святой апостол Павел.

А кто послал тех учителей: проповедников штунды, молоканства, христовщины и других? Одни из них сами по своей воле присвоили себе право учительства, как, например, Пашков, Толстой. Другие избраны в эту должность общиной своих единоверцев. К этим учителям и проповедникам относятся слова апостола Павла: „будет время, когда здравого учения принимать не будут, но по своим прихотям будут избирать себе учителей” 109. Третьи присланы к нам из-за границы, например, баптисты из Германии, евангелики из Шотландии. Присланы для разрушения православной нашей веры и для распространения у нас заблуждений иноверного Запада. Ни те, ни другие, ни третьи не имеют установленного Христом рукоположения и посвящения. Они вошли в Церковь Христову не чрез дверь, и о них сказал Христос: „истинно, истинно говорю вам: кто не дверью входит во двор овчий, но перелазит инде, тот вор и разбойник. А входящий дверью есть пастырь овцам” 110.

Начальник нашей веры Христос, потому мы и называемся христианами, и притом православными, т. е. правильно содержащими Христово учение. А они проповедуют учение, которое вымыслили сами или другие, подобные им учителя: Пашков, Толстой и т. д. Поэтому и учение их называется Пашковщиною, Толстовством. Есть и другие названия: штунда, баптизм, адвентизм. Эти названия тоже показывают, что учение их измышлено людьми и принесено к нам на православную Русь от иноверных народов.

Есть и ещё признак, по которому можно отличить истинных учителей от ложных. Истинные учителя, пастыри Церкви, проповедуют всю полноту Христова учения, как оно записано в священных книгах и сохранилось в течение тысячелетий в писаниях святых отцов, в постановлениях соборных, в богослужебном чине, в церковных уставах. А ложные учителя отвергают в учении Христовом то одно, то другое. Учат, например, что не надо почитать святых Божиих, Божию Матерь, честный и Животворящий Крест Господень, проповедуют и иные безумные учения. Себя самих они любят называть евангеликами, потому что будто бы содержат то учение, которое написано в Евангелии, и забывают, что в Евангелии записано не всё учение Христово. „Многое другое (кроме написанного в Евангелии) сотворил Иисус, – говорит Евангелист Иоанн 111, – но если бы писать о том подробно, то, думаю, и самому миру не вместить бы написанных книг”. Да и то, что записано в евангелии, они толкуют произвольно, по собственному разуму, а не так, как предано святыми отцами и учителями Церкви.

Итак, если кто будет говорить вам, что в церковь ходить не надо, постов соблюдать не следует и т. п., то знайте, что это учителя ложные и проповедуют не Христово учение, а своё собственное. Они отделились от единства Церкви. „Они вышли от нас, но не были наши; ибо если бы они были наши, то остались бы с нами” 112, и вместе с нами исповедовали бы святую православную веру, веру отеческую, которою спасались великие подвижники и подвижницы, прославленные от Бога знамениями и чудесами.

О таких, отделившихся от единства веры, людях св. Апостол Иуда говорит: „в последнее время появятся ругатели, поступающие по своим нечестивым похотям” 113. Вот ещё признак, по которому можно узнать ложных учителей: больше всего и прежде всего они любят ругать Церковь Христову и её служителей. Говорят о непорядках и нестроениях церковных, а себя называют святыми и оправданными, забывая, что одному Богу ведомо, кто свят и кто грешен, и что сучок в глазе брата виднее бревна в собственном глазу. Итак, когда слышите, как ругают Церковь Христову, её уставы и обычаи, или поносят её учителей, знайте, что это ложные учителя. О них сказал Христос: „Берегитесь лжепророков, которые приходят к вам в овечьей одежде, а внутри суть волки хищные” 114.

„Берегитесь же, возлюбленные, всех таких учителей, чтобы 115 вам не увлечься заблуждением беззаконников и не отпасть от своего утверждения” 116.

Вот когда мы обратимся к народу с таким воззванием, укажем ему признаки современных лжеучителей и, на основании Слова Божия, выясним, какой вред для души и для веры проистекает от знакомства с такими самозваными учителями, то он сразу отшатнётся от них, перестанет слушать их и ни за что не пойдёт к ним на собрания.

В заключение не мешало бы затронуть и обсудить вопрос о перемене веры. Русский народ как-то особенно легко относится к сему. Для него переменить веру всё равно, что переменить рукавицы. О таком легкомысленном отношении к столь существенному и важному вопросу говорит его частая смена религиозных понятий и симпатий. То он строго православен и к сектантам относится враждебно, непримиримо, то он начинает симпатизировать им, разделять их некоторые взгляды и убеждения, то, наконец, совсем переходит на их сторону, порывает все связи со своей прежней матерью-кормилицей и, по примеру своих новых единоверцев, начинает даже хулить и поносить её. Но это ненадолго. По прошествии более или менее продолжительного времени, под влиянием образовавшейся в душе пустоты, а также в силу своего постоянного стремления под сень старой, дедовской веры, он покидает так понравившуюся ему штунду или какую-нибудь другую ересь и снова возвращается в лоно православия, кается, просит прошения, осуждает и клянёт совратителей. Кажется, что блуждания кончились. Но нет. Сплошь да рядом бывает и так, что обратившийся к истине вторично возвращается на „совет нечестивых” с тем, чтобы пред смертью вновь „обратитися и живу быти”.

Видимо, народ наш не понимает, что отпадение от православной веры – грех и, притом, великий, тяжкий грех. Грех пред Богом и пред людьми. И потому так легкомысленно, так небрежно относится он к данному вопросу, так часто меняет свою веру, так часто уходит „на страну далече”.

Ввиду этого нам нужно открыть глаза народа на творимое им беззаконие, взвесить и оценить столь преступное блуждание от одной веры к другой и указать на те последствия, какие влечёт за собою религиозное дезертирство.

Св. Отцы весьма часто прибегали к такому целесообразному приёму для уменьшения размеров развивавшегося ренегатства и, благодаря этому, они многого достигали, многих удерживали от легкомысленного шага и от угрожавшего за это Божия наказания.

Мы приведём здесь некоторые их мысли и суждения по затронутому нами вопросу, чтобы видеть, как сильно обличали они неустойчивость в вере, как энергично боролись с отпадением от православия и какие глубины пропасти открывали они пред глазами всех тяготевших к другой церкви, к другой религии.

Также и потому приводим здесь святоотеческие рассуждения и обличения, чтобы самим нам при случае воспользоваться ими и тем подкрепить и пополнить имеющиеся в нашем распоряжении скудные и слабые данные.

Св. Феодосий Печерский в своём завещании, написанном тогдашнему великому князю Изяславу, говорит:

„Господи благослови!

У меня есть слово к тебе, боголюбивый княже. Я – Феодосий, худый раб Пресвятой Троицы, Отца и Сына и Св. Духа, – в чистой, православной вере рождён и воспитан в добром научении православными отцом и матерью.

Берегись, чадо, кривоверов и всех бесед их, ибо наша земля наполнилась ими. Если кто и спасёт душу свою, то только живя в православной вере. Ибо нет веры лучше, чем наша чистая, святая, православная. Живя в этой вере, не только избавишься от грехов и вечной муки, но и сделаешься причастником вечной жизни, и без конца будешь радоваться со святыми. А живущие в иной вере не увидят жизни вечной.

Не подобает также, чадо, хвалить чужую веру. Ибо кто хвалит чужую веру, тот всё равно, что свою хулит. Если же кто будет хвалить свою и чужую, то он двоеверец, близок ереси...

Если кто тебе скажет: „и ваша и наша вера от Бога” – то ты, чадо, ответь ему: „Кривовер, или ты и Бога считаешь двоеверным. Не слышишь, что говорит Писание: „един Бог, едина вера, едино крещение” (Еф. 4:5). Сколько лет ты содержал православную веру апостольскую, а теперь по наущению сатанинскому совратился в зловерие. Не слышишь ли апостола Павла, поучающего: „Аще и ангел, пришел с небесе, благовестить вам, не якоже мы благовестихом, да будет анафема” (Гал. 1:8). А вы отвергли проповедание апостольское и постановления св. отцов и приняли неправую и развращённую веру, исполненную всякой погибели. Поэтому отвергнуты и вы нами. Вы мёртвые и мёртвую жертву приносите. Мы же живому Богу живую жертву приносим, чистую и непорочную, чтобы обрести живот вечный о Христе Иисусе, Господе нашем, Ему же слава. Аминь” 117.

Св. Киприан, епископ Карфагенский, говоря о великом грехе отделения от Церкви, утверждает, что этот страшный грех не искупится даже страданиями. Он пишет:

„Всякий, отделяющийся от Церкви, чужд для неё, он непотребен ей, он враг её. Не имеющий матерью Церкви, не может иметь Отцом своим Бога, „хотя бы сии люди предали себя смерти за исповедание Христа, грех их не омоется и самою кровью: неизгладимая и тяжёлая вина разделения не очищается даже страданиями” 118.

Св. Ефрем Сирин говорит:

„Благословен, кто избрал св. Церковь. Это агница, которую не растерзал волк. Это – чистая голубица, которую не мог достигнуть преследующий её ястреб. Кто восстанет на Церковь, у того плоть, как у Гиезия, да покроется проказою. Кто отступит от моей веры, того да постигнет Иудино удавление” 119.

Вот если бы мы так ярко и так сильно обличали религиозное шатание наших пасомых, то, наверное, добрая половина обратившихся в сектантство была бы у нас, в нашей Церкви, в нашем приходе, а не у наших врагов и недоброжелателей. Посему, последуем доброму примеру св. Отцов и Учителей Церкви и будем твердить „временне и безвременне” нашему народу, что отпадение от Церкви – грех, что отпадающие лишаются спасения и Божьего благословения и попадают под строгий суд наших великих и святых праведников.

Нас послушают и, быть может, многие, теперь намеревающиеся отложиться от нашей Церкви, образумятся, остановятся и не сделают своего рокового шага.

* * *

95

„Религиозно-рационалистическое движение на юге России”. Казань, стр. 337.

96

О вреде сектантства для Церкви, общества, семьи, государства и народного образования см. нашу статью в „Голос Церкви” за текущий год под заглавием: „Церковь и Государство в отношении к сектантам”. №№ 1–3, 5–7.

97

Изд. 3. Балашов. 1912 г., стр. 25.

98

Книга правил св. апостолов, правило 65.

116

„Приходское чтение”. 1910 г. № 1, стр. 11.

118

„О единстве Церкви Христовой”.

119

См. т. 5, стр. 310–311.


Источник: Борьба с сектантством / Введенский А.П. - Одесса : тип. Епарх. дома, 1914. – 412 с.

Комментарии для сайта Cackle