архиепископ Амвросий (Ключарев)

Слово в день восшествия на престол Благочестивейшего Государя Императора АЛЕКСАНДРА АЛЕКСАНДРОВИЧА, 1888 г.

О христианском единомыслии

Исполните мою радость, да тожде мудрствуете, ту же любовь имуще, единодушни, единомудренни. (Филип. 2, 2).

Это трогательное увещание о единомыслии и единодушии мы читаем в послании св. Апостола Павла к Филиппийцам. Послание это писано Апостолом из римской темницы, где он был заключен и томился в узах за проповедь о Христе. Лишенный личного общения с основанными им церквами, он пишет им послания, дышащие отеческою любовью и заботливостью о преуспеянии верующих. Обращаясь к Филиппийцам, он выражает свою радость о том, что видит в них не только веру во Христа, но и зрелые плоды ее в подвигах и страданиях за веру, „потому что вам дано, говорит он, ради Христа не только веровать в Него, о и страдать за Него“ (1, 29). Как последнего блага, обеспечивающего обладание всеми другими и восполнения своей радости, он желает Филиппийцам единомыслия: „дополните мою радость, имейте одни мысли, имейте ту же любовь, будьте единодушны, единомысленны“.

Эти слова Апостола имеют всемирное значение. Что писано Филипшйцам о единомыслии, то несомненно относится и к нам, и ко всем христианским народам. И для нашего времени увещание Апостола имеет большее значение, чем для всех времен предшествовавших. Никогда еще в христианских народах разномыслие не достигало таких крайних размеров и не получало такой силы, как ныне. Мы не смотрим на него, как на горький плод страстей и заблуждений, но мы возвели его, как и многие другие заблуждения, по нынешнему выражению, в научный принцип, в необходимую принадлежность человеческой жизни вообще и просвещенного времени в особенности. Без борьбы, говорят ныне, и правильная жизнь не мыслима, она застаивается, мертвеет; без ожесточенных прений и истина не может быть найдена; без партий и государственный порядок не обеспечен. Итак, ныне разномыслие, или разность во взглядах и суждениях полагаются в основание народного преуспеяния, а не любовь и единодушие.

Какое глубокое заблуждение скрывается в этих воззрениях, и сколько зла приносит, и еще принесет человечеству это направление жизни, усмотреть не трудно. Это и наперед предсказано нам Иисусом Христом и Апостолами (Mф. 18, 7; 2Петр. 3, 3; Иуд. 18, 19), в этом же убеждает нас и опыт как веков предшествовавших, так и современный. От разномыслия отторглась великая часть единой вселенской Церкви Христовой и из нее выделились другие, которые потом разбились на такое множество отдельных общин, что и перечесть их невозможно, и во многих из них и признаков Церкви почти не осталось. В этих последних воцарился разум, получивший языческую свободу мысли со всеми ее последствиями и заразивший весь христианский мир недугом разномыслия и противоречий. Разномыслие разрушает быт семейный, породив ложные учения о браке, о взаимных отношениях между супругами, между родителями и детьми. Разномыслие разрушило твердые христианские начала воспитания и образования и среди христианских народов водворило эллинские учебные заведения, которые языческими приемами в преподавании наук породили поколения писателей и деятелей, восстающих против священных обязанностей, законов и властей. Разномыслие, отнимая твердую почву для убеждений ума и привязанностей сердца, производит сомнения, колебания, охлаждение к труду и равнодушие к самой жизни. Разномыслие без должной осмотрительности предпринимает всевозможные преобразования, часто одно другому противоречащие и разрушающие исторические предания и веками утвержденный и испытанный строй народной жизни. Разномыслие, наконец, раздирает целость и единство государств связанных общими условиями благосостояния, подвергает их участи, предсказанной Христом Спасителем: всяко царство само в себе разделяяся запустеет (Лук. 11, 17).

Отсюда видно, как необходимо для нас восстановление единомыслия; но как достигнуть его? Вопрос величайшей важности.

Нам кажется, что для установления единомыслия прежде всего нужно убедиться, что так прославляемая ныне борьба мнений для достижения истины требует строгих условий и ограничений. Для прений, ведущих к цели, мало получить на них права и иметь охоту препираться, а нужно еще иметь и крепкие умственные силы, познания и нравственные качества беспристрастия и уважения к мнениям других, особенно более нас сильных и сведущих. Стоит нам оглянуться кругом, чтобы убедиться, как забыты у нас эти существенные условия искания истины путем обмана мыслей и плодотворных рассуждений. У нас под влиянием слишком широко понимаемого образования, все препираются и обо всем говорят и пишут, – и юноши недоученые, и крайние специалисты, не видящие ничего дальше своей неширокой науки, и общественные деятели, ничему, кроме мелких житейских своих дел, не учившиеся. Отсюда происходит в обществе как бы неумолкающий шум, препятствующий людям беспристрастным прислушаться и разобраться, – кто говорит дело, и кто не может дать себе отчет о том, о чем он говорит, и о том, что говорить. Поэтому необходимо так или иначе разобрать права и достоинства говорящих и пишущих, – и людям слабосильным дать почувствовать, что им приличнее слушать, нежели говорить. Без этого условия невозможно не только достигнуть, но и ожидать соглашения.

Затем, кроме удаления с поприща борьбы неспособных и неготовых, которые, кстати сказать, всегда наиболее рьяны и беспокойны, нужно знать убеждения и воззрения людей, выступающих на общественную борьбу для искания истины, – устную ли то, или литературную. И не трудно разобрать качества современных деятелей. Люди без религии, без истинного патриотизма, без преданности и уважения к вековым твердым началам нашей народной жизни, люди с смутными понятиями о власти и государственном порядке, – на что они нам? Говорят: надобно давать свободу всем высказываться; слушатели и читатели сами разберут, что верно, и что им нужно и полезно. Увы! Способны все разбирать и оценивать по достоинству единицы из тысяч, а неспособных – миллионы. И эти то миллионы, принимающие всё на слово и неспособные отличать ложь от истины, уже успели во всех христианских народах поглотить необъятное количество мыслей ложных, противоречивых и вредных. И у нас почти всякий журнал и газета имеют свое направление, и у всех есть свой круг читателей. Насколько различны направления изданий, настолько разнятся по своим мыслям и поучаемые ими кружки читателей. Чем более разномыслящих изданий, тем больше разномыслящих кружков; следовательно, тем больше вносится в народ розни в мыслях и воззрениях, и притом по вопросам самым важным в общественной и государственной жизни.

Наконец, здравыми мыслителями всех веков признано за несомненную истину, что для успеха прений между спорящими при рассмотрении каждого вопроса нужно установление начал, или оснований, которые обеими сторонами признаются за истинные, и от которых они должны отправляться к выводам и заключениям по частным мыслям и предложениям. Много ли ныне найдете вы людей, имеющих и сознающих эти общие начала в деле религии, нравственности, потребностей общественных и государственных? Вы веруете в Бога и имеете в душе страх Божий, а с вами препирается материалист, отрицающий и самое бытие Бога и души человеческой: на чем вы сойдетесь с ним при обсуждении мер для охранения народной нравственности и общественного порядка? Вы признаете священною и неприкосновенною самодержавную власть и обязанность безусловного повиновения ей, а с вами спорит затаенный социалист, анархист, республиканец, или всего чаще – поборник конституционного правления: какие вы найдете общие с ним основания для рассуждений о благотворности тех или других правительственных распоряжений? Вы говорите о врагах отечества и средствах борьбы с ними, а вам возражает космополит, или всемирный гражданин, которому и любезны именно народы, признаваемые вами за врагов. Присмотритесь к современному движению умов, и вы увидите, какое множество этих ложных начал из современных школ и литературы напущено в наш народ, и в ваше сердце проникнет страх за наше отечество: „оно само в себе разделяется“.

Где же искать современному человеку оснований для единомыслия? – Всем вообще – в христианстве, а нам русским людям – в учении православной Церкви -свободной и от гнета преувеличенной церковной власти, и от давления необузданного разума. Наша Церковь верна началу указанному Господом: испытайте писаний (Иоан. 5, 39). Ныне, в наш просвещенный век, повторяются заблуждения язычества; неверие и суеверия (как вызывание духов), грубые пороки чувственности, разложение семейной жизни и проч., с прибавлением, – чего не знало язычество, – отрицания власти. От всех бедствий и пришел спасти человечество воплощенный Сын Божий, для того и дал ему чистую божественную истину, одни нравственные законы, один идеал совершенства в уподоблении Отцу нашему небесному, одни средства и силы для его достижения, и основал Свою Церковь, положив в ней все сокровища, потребные для жизни духа человеческого и стал ее Главою, Покровителем и Промыслителем. И Он молился Отцу Небесному о сохранении верующих в Него в единомыслии и единодушии: „освяти их истиною Твоею; слово Твое есть истина; да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино; да уверует мир, что Ты Меня послал“ (Иоан. 17, 17–20). Изучайте свою Церковь, ее священные догматы, нравственные законы и учреждения; изучайте не по детским книжкам, а в первоначальных источниках, в слове Божием, писаниях Св. Отцов, в истории Церкви и ее подвижников, – и вы войдете в тот мир, где решаются все высшие вопросы, относящиеся к судьбам человечества, где почерпается спокойствие убеждения, ясность взгляда, верное понимание всех разностей, противоречий, сомнений, удручающих современное человечество. Никому в это изучение войти не поздно; нужна только решимость и труд, а главное, нужно сломить свою гордость. Пленение разума в послушание Христу (2Кор. 10, 5), указанное Апостолом, горделивому уму представляется насилием, принуждением, унизительным порабощением. Это заблуждение. Ум, освобожденный от предубеждения, сам пленится этим идеалом богоподобного совершенства, этим успокоением от тревожных колебаний и сомнений, этим миром сердца в объятиях веры, которые дарует Церковь. Были и всегда есть примеры нравственного отпадения от Церкви ее членов, но не было примера, чтобы человек, глубоко ее изучивший променял ее на эту темную область отрицания и мечтательных построений, где блуждают своевольные умы.

Великое заблуждение многих современных ученых состоит в том, что, по их мнению, религия не простирает своего влияния на жизнь общественную и государственную, и что Церковь стесняет свободное развитие умов... Наша православная Церковь верна завету св. Апостола Павла: „все испытывайте, хорошего держитесь“ (1Солун. 5, 21) и его указанию: „благочестие на все полезно, имея обетования жизни настоящей и будущей“ (1Тим. 4, 8). Какая наука, здраво поставленная, может быть противна и чужда нашей Церкви? Она всегда признавала образование украшением христианских народов и общественной жизни. Вы любите философию? Изучайте ее, как изучали наши великие Отцы Церкви, – тщательно, не по книжкам одних только мыслителей последнего времени и направления, но во всей обширности и разнообразии ее учений и в ее истории, не теряя из сознания света божественного откровения, – и вы вынесете из нее много полезных истин и питательное убеждение в высоких силах ума человеческого, но и чувство скорби о печальной участи этого орла с подбитыми крыльями, требующего врачевания. Чем глубже вы вникнете в эту тоску великих умов, изнемогавших в искании истины, тем любезнее вам будет образ нашего Спасителя, возвестившего нам истину, доступную младенцам и возводящую любящих ее к тайнам небесным. Вы изучаете природу? – Не ставьте в основание наук естественных ложных идей о зарождении и саморазвитии мира и человека из вечной материи, с отрицанием бытия Творца и Промыслителя мира, – и природа будет для вас храмом Бога живого и изучение ее – источником чистого духовного утешения. Вы занимаетесь историей? Отриньте это мертвое учение о механическом развитии человечества по законам внутренней, ни для кого непонятной необходимости; признайте в движении истории верховный Разум, управляющий судьбами мира и царств человеческих, – и история будет для вас живою книгою, раскрывающей пред вами пути премудрости, благости и правды Бoжиeй в попечении о мире, – к вашему наставлению, ободрению в труде жизни и успокоению в надежде праведного воздаяния. Вы изучаете разнообразие и законы человеческой речи в различных языках? Не сближайте этой речи с криком бессловесных животных и не производите ее из одних законов с развитием мозга у бессловесных, – и вас будет занимать и удивлять разнообразие форм речи, совмещаемое с единством законов мысли, как великий дар Творца, положившего в этом начало свободного развития народов и соединения их в одно семейство, называемое человечеством и имеющее одного Отца на небесах. Вас увлекает искусство? Не порабощайте его чувственности и суетности – и оно будет питать и услаждать ваше сердце проблесками на земле небесной красоты, имеющей составить в будущей жизни ваше блаженство. Так ложные начала отрывают науку от веры и производят разделение там, где по самым духовным законам природы человеческой должны быть внутренняя связь и единство. Нечему удивляться, что у нас с распространением образования оскудевает вера и благочестие, при повсеместном преподавании Закона Божия, когда один наставник заведения преподает учение божественного откровения, а десять других, каждый в своей науке, поставляют своею задачею разрушать это учение, как несоответствующее успехам современного знания; когда на одном конце училищного здания возвышается голос во славу Божию, а на другом слышится искусно скрываемое глумление и уничижение святого имени Божия.

Что касается влияния православной веры на жизнь общественную и государственную, то все недоумения в этом отношении разрешаются учением нашей Церкви о воплощении христианских истин и нравственных правил в душах верующих. Совокупность этих истин и правил составляет цельное мировоззрение, обнимающее все отрасли мысли и жизни, дающее возможность о каждой из них иметь здравые и верные понятия, если не во всех подробностях, то в общих чертах, по отношению каждого явления к истинному благу людей. Это называется развитым чувством истины, справедливости, меры, порядка, или христианским здравомыслием. В смысле высшего озарения Апостол называет это вселением ума Божия в ум человека: „мы имеем ум Христов“ (1Кор. 2, 16). Точно так же обращение христианских правил в твердые навыки и оправдание их всею жизнью человека называется воплощением в его природе закона Божия, делающее для него излишним внешнее напоминание: праведнику закон не лежит (1Тим.1, 9). Вот где заключается глубочайшее начало единения и единомыслия христиан по всем вопросам жизни. Они легко понимают друг друга, легко соглашаются, чувствуя единство усвоенных ими общих начал жизни, легко уступают там, где сознают свою слабость, живо чувствуют умственные и нравственные преимущества других, более сильных и, по христианскому смирению, охотно подчиняются их руководству. Они всегда более склонны учиться, нежели учить, больше слушать, нежели говорить, больше повиноваться, нежели повелевать. Выше всего для них утверждение по возможности каждой новой мысли и нового предприятия положительным учением божественного откровения, Отцов и Учителей Церкви и молитвою к Богу, Подателю всех благ. Им не чуждо никакое современное улучшение в нашей жизни, их не пугает никакое усовершенствование и изобретение; их страшат чуждые враждебные влияния, разномыслие между своими и нравственное развращение, как начала разрушения.

Так жил в течение веков наш православный народ, до недавнего времени, – в единомыслии, в благочестии, в смирении, в подвиге, в послушании. О возвращении его к этому настроению, к этим началам нашей народной жизни от верхнего слоя до нижнего мы должны молиться, если истинно желаем блага нашему отечеству, преуспеяния и процветания нашему великому государству. Этого желает и ожидает от своих подданных и наш Благочестивейший Государь. В Высочайшей Грамоте одному из верных слуг Своих Он благоволил изъяснить, что награждает его „за неуклонное стремление к охранению здравых на- чал народной жизни“ и за то, что „усматривает в нем надежного оберегателя не только внешнего, но и внутреннего достоинства Православной Церкви“, которую Он, Русский Царь, свято почитает из глубины Своего сердца“9.Аминь.

* * *

9

Высочайшая Грамота г. Обер-Прокурору Святейшего Синода К.П. Победоносцеву.


Источник: Полное собрание проповедей высокопреосвященнейшего архиепископа Амвросия, бывшего Харьковского : С прил. Т. 1-5. - Харьков : Совет Харьк. епарх. жен. уч-ща, 1902-1903. / Т. 3. - 1902. - [2], VI, 558 с.

Комментарии для сайта Cackle