Андрей Николаевич Муравьёв

XII. Странствование Иакова

Иаков оставил колодезь клятвенный, чтобы идти в Харран, и когда зашло солнце, нашел на пути место удобное для упокоения; он положил себе камень в изголовье, уснул и видел сон: вот лестница утверждена на земле, а верх её касается небес, Ангелы Божьи восходят и нисходят по ней, и сам Господь с её вершины говорит ему: «Я Бог Авраама отца твоего и Бог Исаака, не бойся! Землю, на которой ты спишь, дам тебе и твоему потомству, и будет оно как прах земной, и распространится к западу и востоку, к северу и к полудню, и благословятся в тебе и Семени твоем все племена земные. И вот Я с тобою, сохраняя тебя на всяком пути; возвращу тебя в сию землю, и не оставлю, доколе не исполню всего, что обещал тебе.»

Пробудился Иаков от сна и в страхе воскликнул: «воистину Господь на этом месте, а я не знал сего; как страшно место сие; это дом Божий, это врата небесные!» Возстав же поутру, он взял камень, бывший у него под головой, и поставил его памятником, назвав место домом Божьим, возлил елей на вершину камня и положил обет, что если Господь сохранит его на пути, даст ему хлеб и одежду, и возвратит здравым в дом родительский, и будет его Богом: то ему посвятит он десятину всего достояния, которым благословит его Бог.

В таинственном видении Иакова, заранее исполнялось божественное обещание Спасителя ученикам своим: «отныне будете видеть небо отверстым и Ангелов Божьих, восходящих и нисходящих к Сыну человеческому.» (Иоан. I. 51.) Сам Он явился на верху лестницы, утвержденной от земли на небо, и лестница сия знаменовала Его божественное воплощение, которое соединило землю с небом, и человека с Богом; так открывался падшему человечеству новый, живой путь к престолу благодати, по коему стали восходить земные Ангелы и небесные человеки.

Иаков, продолжая путь в землю восточную, увидел на поле три стада овец, около колодезя, заваленного большим камнем, который ежедневно снимали только при собрании общих стад, чтобы напоить их. «Братия мои, спросил пастырей Иаков, откуда вы, и знаете ли Лавана, сына Нахорова?» «Мы из Харрана, отвечали пастыри, знаем Лавана, и вот дочь его Рахиль идет со стадом.» Увидев Рахиль, не стал ожидать Иаков обычного времени для открытия колодезя, но немедленно отвалил камень, напоил её стадо, и приветствовав её, с радостным воплем и слезами, назвал себя сыном Ревекки. Рахиль устремилась с вестью к отцу своему и Лаван выбежал на встречу Иакову, обнял его и ввел в дом свой, как единокровного.

По прошествии месяца он сказал пришельцу: «екужели ты будешь даром на меня работать? Ты мне родственник, проси себе награды.» – Две дочери были у Лавана: имя старшей Лия, имя младшей Рахиль; но у Лии болезненны были очи, Рахиль же, прекрасную и лицом и взором, полюбил Иаков. Семь лет предложил он служить за нее Лавану, и отец согласился отдать её пришельцу; так нежно любил Иаков свою невесту, что семь лет показались ему только семью днями; когда же настало условленное время, Лаван созвал близких и сделал пир, но вечером, вместо Рахили, ввел он Лию в ложницу Иакова. Настало утро и открылся обман; горько жаловался Иаков; Лаван извинялся обычаем места, не позволявшим выдавать младшей прежде старшей сестры, и предложил ему в супружество и Рахиль, если поработает за нее еще семь других лет. Неделю спустя после первого брака, он исполнил свое обещание, отдав Рахиль, и полюбил её Иаков больше, нежели Лию; Господь же отверз утробу нелюбимой, оставив неплодною Рахиль. Рувим, Симеон, Левий, Иуда, родились от Лии, и она воздала хвалу Богу ее призревшему.

Поревновала безплодная Рахиль многочадию сестры; она молила Иакова дать ей детей, хотя от рабыни её, которых усыновит как собственных, и нарекла своими Дана и Неффалима, рожденных Валлой. Тоже сделала и Лия, из опасения потерять любовь Иакова, когда увидела, что перестала рождать; она дала ему рабыню Зельфу, от которой родились Гад и Асир; потом же и сама, откупив у младшей сестры время обитания с супругом, принесла ему Иссахара, Завулона и дочь Дину. – Услышал наконец Бог молитву неплодной Рахили и избавил её от нарекания между женами, даровав ей сына Иосифа.

После того сказал Иаков Лавану: «отпусти меня, с женами и детьми, в землю мою; ты знаешь сколько я служил тебе; мало было в доме твоем до меня и стало много, ибо Господь благословил тебя со дня моего пришествия; время устроить мне и собственный дом.» Лаван предложил ему назначить себе награду, и условился Иаков разделить с ним таким образом стада, чтобы все овцы и козы, которые родятся впредь с пятнами или крапинами, принадлежали ему, остальные же тестю, равно как и все пестрые, прежде бывшие в стаде. – Но, отделив белый и черный скот, он употребил хитрость, и положил в поильные колоды прутья с нарезкою, так, что пестрота сия, невольно поражавшая коз и овец при водопое, оказывалась на ягнятах, и стадо его сделалось многочисленнее Лаванова.

Тогда начался ропот между сынами Лавана на пришельца, что овладел всем богатством отца их, и сам Иаков заметил, что лицо Лавана уже не так приветливо к нему как прежде. Приняв тайное повеление от Господа, идти в землю отцов своих, он призвал обеих жен и объяснив пред ними неправые поступки отца их, несколько раз менявшего заслуженную награду, открыл им волю Божью о возвращении на родину. Лия и Рахиль согласились оставить дом родительский, и втайне перешел Иаков реку Евфрат, взяв с собой детей, стада и все приобретенное богатство, чтобы идти из Месопотамии в землю Ханаанскую.

На третий день услышал Лаван, о удалении зятя, и собрав присных своих, погнался вслед за ним; но Бог Иакова явился ему во сне и запретил оскорблять бегущего. Устрашенный Лаван, поставил шатер против его шатра, и скромно укорял зятя за тайное отшествие, которым лишил его утешения проститься с дочерьми, укорил и за покражу богов своих, ибо Рахиль, втайне от Иакова, унесла с собой идолов отца; когда же супруг её предложил раздраженному тестю сделать обыск в шатрах, она скрыла идолов под седло верблюжье и извинилась немощью пред отцом своим, чтобы не подыматься с седла.

В свою чреду стал укорять Иаков Лавана, за его несправедливость в течении долголетней службы и за погоню, от которой защитил гонимого только Бог Авраамов. Смирившийся Лаван предложил ему заключить взаимный завет, взяв во свидетели Бога отцов их. Они воздвигли холм из камней, который назвали холмом свидетельства, принесли на нем жертву и совершили дружелюбную трапезу; на утро Лаван благословил дочерей и внуков, и отпустил их с миром.

Иаков продолжал путь и встретили его Ангелы Божьи, явление коих предвещало ему безопасное возвращение в землю обетованную, подобно как видение небесной лестницы укрепило его в день исхода. Ополчением Божьим назвал он место сие, и послал дружелюбных вестников к брату Исаву, чтобы предупредить его о своем возвращении; но они принесли страшную весть, что Исав идет сам к нему на встречу, с четырьмя стами вооруженных. Смятенный Иаков разделил людей своих и стада на два ополчения, чтобы по крайней мере сохранилось одно, если погибнет другое, и так помолился Богу отцов своих: «мал я пред всеми милостями Твоими, и пред всею истиною, которую сотворил Ты рабу твоему; некогда с одним жезлом моим перешел я сей Иордан, а ныне вот у меня два полка. Избавь меня от руки брата Исава, чтобы не убил он матерей с их детьми, ибо Ты обещал мне неисчислимое потомство.»

Желая умилостивить брата, Иаков отделил для него верблюдов, крупные и мелкий скот, и приказал рабам своим вести на встречу ему каждое стадо особо, отвечая на вопросы Исава о стадах: «это дар раба твоего Иакова, идущего вслед за нами.» Когда же переправил жен и детей чрез поток, Иаков остался один в безмолвии ночи. Тогда некто боролся с ним, таинственною борьбою, до зари и видя, что не одолевает, коснулся бедра его так, что повредился состав. «Отпусти меня, сказал он, ибо взошла заря,» Иаков ответствовал: «не отпущу доколе не благословишь», и таинственный борец нарек ему имя Израиль, потому что он укрепился с Богом и силен будет против человеков; но благословив, не сказал дивного своего имени.

Иаков, проразумевая неизреченного борца, назвал место сие: вид Божий, воскликнув: «я видел Бога лицом к лицу и спаслась душа моя!» и когда отступил от него таинственный муж, он почувствовал хромоту, которая осталась ему на всю жизнь, в память борьбы сей, начавшейся духовно. Но с телесным знамением сохранилось Иакову и новое имя Израиля или богоборца, дабы он борясь, т. е. подвизаясь с Богом, обнимал его верою и любовью, соединялся с ним волей, и силой молитвы привлекал себе благословение Божье, одолевая тем человеков. Сын Божий, и до спасительного своего воплощения, коим искупил род человеческий, благоволил, таинственными видениями, приучал избранных своих к настоящему явлению Образа Божия, в образе человеческом, хотя и не открывал им своего имени, и отходил до зари как от Израиля; потому что откровения ветхого завета происходили еще во времена сеней и гаданий, и только, сквозь туман и облака, можно было принимать свет приближающегося солнца правды.

Уже не страшно было Иакову пришествие вооруженного Исава; он разделил однако детей своих, по числу жен и рабынь, и предпослал на встречу брату рожденных от рабынь, с их матерями, оставив Рахиль с Иосифом позади; сам же предупредил всех и поклонился до земли пред лицом Исава. Смягчилось суровое сердце его, смирением Иакова и зрелищем многочисленной, безоружной семьи. «У меня много, брат мой, сказал Исав, пусть твое останется при тебе», но Иаков умолял его принять дары, в виде благословения, ради избытка милостей Божьих. Исав предложил брату идти с ним вместе или взять вооруженных для защиты, но Иаков, довольный его благоволением, отказался от всякой помощи, ибо надеялся более на Бога, чем на силу оружия. – Так достиг он города Сихема, в земле Ханаанской, и там расположившись станом, на купленном им месте, воздвигнул жертвенник во имя Бога Израилева.

Однажды, Дина, дочь Иакова, вышла из шатров посмотреть дочерей Сихемских, и сын князя Эммора, плененный её красотой, овладел ею; но душа юноши прилепилась к деве, и он молил отца своего испросить ему супругою Дину. Иаков, огорченный безчестием дочери, молчал, доколе сыновья его скитались в поле со стадами; когда же возвратились, сильным гневом воспылала душа их, услышав брачное предложение после позора. Тщетно Эммор и сын его Сихем, обещая вено и дары, просили породнить оба племени взаимными супружествами; братья Дины, замышляя месть, отвечали хитростью на их ласковые речи, что не могут выдать сестры за необрезанного, если все Сихемляне не согласятся подражать им в сем обряде.

Юноша, исполненный любви к дочери Иаковлевой, не отрекся исполнить над собой болезненного обряда, и убеждал граждан последовать его примеру, чтобы чрез родство соединиться с семейством Патриарха и наследовать его богатства. Послушались князя своего граждане Сихемские, но на третий день, во время общего расслабления от болезни, два сына Иаковлевы, Симеон и Левий, мечем избили весь мужской пол в Сихеме, увели сестру свою из дома умерщвленного жениха, и разграбив все достояние города, взяли в плен жен, детей и стада. – Огорчилось кроткое сердце Патриарха: «вы сделали меня ненавистным между жителями сей земли, говорил он сыновьям своим, соседи поразят меня со всем моим домом», но Симеон и Левий оправдывались безчестием, нанесенным сестре.

После бедствия Сихемского, Господь велел Иакову идти в Вефиль, где некогда явился он бегущему от Исава, и поставить там жертвенник; повиновался Патриарх, но прежде нежели оставил Сихем, отнял у своих домашних все идолы, богов чуждых, закопал их в землю и очищенным повел все семейство в Вефиль, поклониться истинному Богу, утешившему его на скорбном пути. Там имел опять отрадное явление Господа, который обещал в потомство Израилю народ и сонм народов и царей, с землей, данной Аврааму в наследие; в память беседы Божьей, Иаков воздвигнул столп каменный, с принесением жертвы и возлиянием елея.

Горькая потеря ожидала его далее, на пути к Ефрафе: возлюбленная Рахиль родила ему последнего сына и, в тяжких родах испуская дух, назвала младенца сыном болезни, отец же назвал его Вениамином. При распутии похоронил супругу свою Иаков и памятник её слывет доныне гробом Рахили. – К умножению скорби, старший сын его Рувим, впал в искушение с рабыней Валлой; и когда пришел Патриарх к сто восьмидесятилетнему родителю, жившему у дубравы Мамврийской, Исаак, исполненный дней, приложился к отцам своим. В Хевроне погребли его оба сына, Исав и Иаков, в пещере Авраамовой. Тогда Исав, с женами, детьми и всем имуществом, удалился в другую землю, от лица брата своего, ибо, по обилию стад, не могли они обитать вместе; он основался на горе Сеир, отколе пошло племя Идумеев, и Цари от рода его царствовали в Эдоме прежде, нежели возникли Цари Израилевы; – Иаков же поселился в земле странствования отца своего.



Источник: С.П.Б. В типогр. А. Бородина и К. 1842г.

Вам может быть интересно:

1. Путешествие по святым местам русским. Часть 2 Андрей Николаевич Муравьёв

2. Церковные торжества в дни великих праздников на Православном Востоке. Часть 1 профессор Алексей Афанасьевич Дмитриевский

3. Памятники древнерусского канонического права – 87. 1460 г. Его же послание к литовским епископам о незаконном киевском митрополите Григории профессор Алексей Степанович Павлов

4. Иконы Церковно-археологического музея Общества любителей духовного просвещения. Выпуск I Александр Иванович Успенский

5. Воспоминания старого профессора. С 1847 по 1913 год профессор Александр Львович Катанский

6. Руководство по основному богословию епископ Августин (Гуляницкий)

7. Профессор Московской духовной академии П.С. Казанский и его переписка с архиепископом Костромским Платоном протоиерей Андрей Беляев

8. Сказание о житии оптинского старца отца иеросхимонаха Амвросия архимандрит Григорий (Борисоглебский)

9. Полное собрание сочинений. Том I – Слова на пострижение в монашество митрополит Антоний (Храповицкий)

10. Мои дневники. Выпуск 4 архимандрит Никон (Рождественский)

Комментарии для сайта Cackle