Андрей Николаевич Муравьёв

XXV. Повторение закона и кончина Моисея

Настало время отшествия Моисеева, но старец, исполненный дней и деяний, еще бодрствует; забывая сам себя, он еще носит в лоне своем, как мать младенца, неблагодарный народ, ропотом преградивший ему путь к земле обетованной, и собрав все силы духа, в последней книге, второзакония, излагает опять заповеди Божьи пред сонмом и грядущие судьбы его, все благодеяния Господа и чудеса, которых был орудием, и все частые отпадения, каких был свидетелем. Пред лицом стольких не мог отступить от истины умирающий вождь Израиля, и его прошедшее столь же верно как и будущее; действуя страхом и надеждой, мольбой и угрозой, призывая во свидетельство землю и небо, род мимошедший, настоящий и грядущий, он видел пред собой, во всей вселенной, только Бога и народ свой. Нужно было такое повторение закона, пророчеств и самих событий, людям, которых отцы пали от неверия в пустыне, и которые сами, после сорокалетнего странствования, в совершенном уже возрасте, достигая земли праотцов, лишались в тоже время великого законодателя.

В первый день одиннадцатого месяца, сорокового года странствования, собрал Моисей весь сонм сынов Израилевых, на равнине Иорданской, и начал сказание свое, от того времени, как Господь воздвигнул их от Хорива в землю обетованную, от которой отреклись отцы их по малодушию, и как наконец привел их опять, уже чрез сорок лет, путем победы, к наследию отцов, которое повелевал без страха отнять у врагов. Здесь не усомнился Моисей исповедать народу, каким образом умолил он Господа позволить ему, вместе с людьми своими, перейти Иордан, и как Господь, раздраженный против него за грехи их, ответствовал : «довольно, не проси более, но взойди на вершину горы; оттоль окинь взорами землю обетованную, и укрепи Иисуса предводить народ.» – Смирение изумительное в устах отходящего вождя.

«И ныне Израиль, продолжал он, послушай оправдания и судьбы, которыми научил тебя, чтобы тебе остаться живым и наследовать землю отцов, ничего не прилагая к заповедям и ничего не отнимая от них, ибо очи твои видели, как поступил Господь с идолослужителями. Есть ли народ, сколько бы ни велик он, к которому столь близок Бог, как близок к тебе Бог призываемый тобой? И есть ли у кого закон и богослужение подобные твоим? – И так соблюди их и научи им потомков, из рода в род; воспамяни дни древние, от начала мира: было ли когда нечто подобное сему, чтобы какой либо народ слышал глас Бога живого, глаголющего ему из среды огня? – ты же слышал и остался жив! Избрал ли Бог иной народ, из среды народов, чтобы руководить его чудесами великими и рукой крепкой? – тебя же избрал, по любви к отцам твоим и показал чудные явления, на небе и на земле, дабы познал ты, что Он Бог крепкий и нет Бога, кроме Его!» Моисей повторил опять десять заповедей, данные в бурях Синайских, внушал любить Бога, всей душой, всем сердцем, всей силой своей, и не искушать его хождением вслед богов чуждых, ибо ревнив Господь Бог Израилев; в земле же Ханаанской еще раз повелевал истребить всякое идолослужение и семь народов враждебных, которые, не смотря на крепость свою, все должны были пасть пред оружием народа, верного Богу, если только не усомнится в помощи его, и не превознесется собственной силой. Для сего напомнил частые его отпадения, и дважды данные ему скрижали, и назначение Левитов для исключительного служения, предлагая ему избрать между благословением и клятвой. Он повторил вкратце закон, о начатках, десятинах и чистоте, о Пасхе, праздниках и субботах, о милосердии к странным, нищим и рабам, о казни идолослужителей, лжесвидетелей и лжепророков, велел просить совета священников, предвидел избрание грядущего Царя, внушая ему заблаговременно изучать днем и ночью закон Божий, и привел опять на память все обрядовые и гражданские постановления.

Но, утверждая ветхий завет Бога с человеками, Моисей видел в нем начало нового завета, который долженствовал исполнить все его образы и гадания, и потому ясно предварил народ о появлении Мессии. «Господь возставит вам Пророка, из среды братий ваших, как и меня, сказал он, и даст слово свое в уста Его и возвестит Он заповеди Божьи; всякий человек, который не послушает слов Его, сказанных во имя Господне, погибнет.» Моисей дал и знамение, как распознать истинное призвание Пророка, если кто усомнится в сердце своем: от Господа ли пришло слово? – «когда сказанное Пророком, во имя Божье, не сбудется, то нечестиво слово его, и не должно ему повиноваться.» – Но хотя небо и земля прейдут, прежде нежели не исполнятся слова пришедшего Мессии, и хотя Апостолы указывали на него ослепленным Евреям, как бы перстом самого Моисея, они предпочли бедствия, предсказанные им за ослушание.

Страшны угрозы сии, заключающие книгу второзакония, подобно книге Левит. Они противополагаются обильным благословениям Божьим, которые обещаны исполнителям закона, и некоторые черты божественной угрозы поразительны, точностью её исполнения, над отверженным племенем, за несоблюдение завета. Господь обещал навести на сынов Израиля народ издалека, гордый, немилосердный, как устремление орла, который сокрушит его во всех городах, и истребит плоды полей, так что, в тесноте и скорби, съедят плоть собственной утробы; они рассеются между всеми народами, от края земли и до края; пленников отвезут на кораблях в Египет и от избытка их не будет покупающих. – Не все ли сие исполнилось, когда орлы Римские налетели на Иерусалим? – но вот и еще признаки продолжающегося бедствия: Моисей предвидел, что и между языками не упокоит их Господь, и не даст места стояния ноге их, как и доныне нигде не имеют они участка земли, и даст им сердце печальное, и болезненные очи, и истаявающую душу; жизнь их будет висеть пред их очами; днем и ночью обнимет их трепет; утром скажут: каков будет вечер? И вечером: как будет утро? – Не таков ли ныне малодушный народ, некогда шедший завоевать землю Ханаанскую, и последний из всех народов, покорившийся игу Римскому?

Он должен был, по словам Моисея, сделаться притчей и игралищем всех народов, идти в полдень ощупью, как слепец во мраке, испытать все бремя поруганий, не имея никого заступником, видя все близкое сердцу похищаемым из рук его, по бессилию, каким поразил его Господь, посреди иноплеменных. И сма земля, обетованная отцам, точившая мёд и млеко, подвергнется той же клятве, уподобившись Содому и Гоморре, в свидетельство грядущим родам, которые спросят о причине её запустения. Но Моисей обещал и возвращение древнего благословения народу, если покается и обратится к Богу отцов своих. «Не свыше тебя, и недалеко от тебя, заповеди Божьи, говорил законодатель, нет, они близ тебя, в сердце твоем и в устах, дабы ты мог их исполнить; вот предлагаю жизнь и смерть, благословение и клятву, – и так избери жизнь, чтобы вступить тебе в наследие отцов.»

Следуя мыслью за своим народом, чрез Иордан, для него самого недоступный, он повелел, когда прейдут заветные воды, воздвигнуть, на горе Гевал, алтарь из камней, по числу колен Израилевых, и начертать на камнях слова закона, принести жертвы спасения и всесожжения Господу; потом разделиться двенадцати коленам на две половины: Симеону, Левию, Иуде, Исахару, Иосифу и Вениамину, стать на вершине горы Гаризима, для благословений; прочим же шести коленам стать на вершине Гевала, для проклятий, и там произнести страшную клятву нарушителям закона, которые не исполняют все его заповеди; народ долженствовал громогласно подтвердить клятву, единодушным: аминь.

«Мне уже сто двадцать лет, сказал Моисей народу, и я уже не могу более руководить вас, ибо Господь воспрещает мне прейти Иордан; но Иисус будет вождем вашим.» Вручая книгу закона священникам, он велел читать её, всякие семь лет, на праздник кущей, и хранить при кивоте завета; «ибо я знаю упорство и ожесточение народа, говорил он, при жизни моей непрестанно роптали вы против Господа, что же будет после моей смерти?» Тогда Господь, явившись ему и Иисусу Навину, при дверях скинии, в столпе облачном, велел сложить вдохновенную песнь, которая изображала бы величие судеб Божьих, и переходила из уст в уста и из рода в род, для обличения непостоянного народа. Моисей, собрав старейшин, в присутствии двенадцати колен, произнес сию дивную песнь; небо и землю призвал он во свидетели прощальной речи.

«Вонми небо и возглаголю, да услышит земля глаголы уст моих; они возшумят, как ливень, снидут как обильная роса, как дождевые капли на зелень полей, ибо я призвал имя Господне! Воздайте величие Богу нашему; Бог истинен и все пути Его – суд; Бог верен и нет в Нем неправды. Согрешили недостойные быть Его чадами; род строптивый и развращенный! – так ли воздаете Богу, люди безумные! Не сам ли Он, как отец, приобрел вас и создал? Помяните дни вечные, разумейте лета поколений! Вопроси отца твоего и возвестит тебе, старцев твоих и научат тебя. Когда Вышний разделял народы, при рассеянии сынов Адамовых, Он поставил пределы народов по числу Ангелов Божьих; но Иаков был частью Господа, Израиль Его наследием. Он обрел его в пустыне, жаждущего в безводной, руководил и осенил, и сохранил как зеницу ока; как орел, любящий птенцов, покрывал гнездо свое, так простер над ними крыла, и восприял их и поднял на рамена; Господь один был вождем их и не было с ним бога чуждого! Он взял их в землю высокую, насытил благами полей, мёд и елей источил из твердого камня, масло коровье и млеко овчее дал им, с туком агнчим и туком пшеничным и кровью виноградных гроздей. И насытился Иаков и отвергся возлюбленный, расширился, отягчел, и оставил Бога создавшего его, отступил от Бога Спаса своего. Видел Господь и возревновал, раздражился на сынов и дщерей, и сказал: «отвращу лицо Мое от них, покажу им, что будет напоследок, ибо в роде развращенном нет веры! Они раздражили Меня богами, которые не суть боги, и Я раздражу их народом неразумным, который не был Моим народом.» – После страшной картины гнева Божья, предсказал Моисей и милость, когда увидит Господь расслабление рабов своих, и скажет: «где боги, на коих уповали? да воскреснут и помогут! – видите, видите, нет Бога, кроме Меня; Я даю смерть и жизнь, поражу и исцелю, и никто не похитит из руки Моей; ибо Я воздвигаю руку Мою на небо, и клянуся десницею Моею: один Я живу вовеки.»

Прежде своей кончины Моисей, человек Божий, произнес благословения каждому из двенадцати колен Израилевых, и предрек силу Иудову, священство Левия, и могущество сынов Иосифа, подобно древнему праотцу Иакову. Когда же окончил Моисей свое пророческое благословение, о временных благах народа избранного до его горького отпадения, взошел он, по зову Божию, на вершину горы Фазги, против Иерихона; оттоль показал ему еще однажды, Господь, всю землю Галладскую, и всю землю грядущих царств Иуды и Израиля, даже до моря, и окрестную пустыню. Там скончался Моисей, по слову Господню, и погребен был на вершине горы, но никто не знает доселе места его погребения; в крепости лет своих скончался вождь и тридцать дней плакали по нем дети Израиля, в долинах Моава; Иисус Навин стал предводительствовать народом, но уже не восставало Пророка, подобного Моисею, который бы беседовал с Богом, лицом к лицу, и совершал бы знамения, какие он совершил.


Источник: С.П.Б. В типогр. А. Бородина и К. 1842г.

Комментарии для сайта Cackle