Андрей Николаевич Муравьёв

LXIII. Есфирь

Памятью пленения Вавилонского и долголетних бедствий народа Иудейского, под властью Ассириян, сохранилась еще книга Есфирь, которую приписывают обновителю Евреев, Эздре, и повесть сия объясняет причину необычайного благоволения великого Царя Артаксеркса к Эздре, Неемии и вообще всему их народу.

Некто Мардохей, от колена Вениаминова, человек именитый в своем народе, служивший при дворе царском в Сузах, нечаянно услышал разговор двух евнухов царских, хотевших возложить руки на Царя. Он известил о том Артаксеркса, и спасенный Государь велел записать в памятную книгу заслугу Мардохея, оставив его при дворе своем; но при нем находился также Аман, из рода Амалекитов, сильный вельможа, который завидовал Мардохею и хотел погубить его, со всем его племенем.

Славно было царство Артаксеркса, простиравшееся от Индии даже до Ефиопии. Однажды в великолепных чертогах Сузы сделал он пиршество присным своим и сатрапам, ста двадцати семи областей, и иноплеменникам, находившимся в его столице; в продолжении празднества, Царь, упоенный вином, велел призвать Царицу Астинь, чтобы показать красоту её всему сонму, и пред лицом всех возложить на нее венец царский. Но Астинь, оскорбленная таким зовом, отказалась явиться на пиршество и возбудила негодование супруга; по общему приговору, она лишена была высокого сана и Артаксерксу предложили избрать себе более достойную супругу.

По царскому повелению собраны были в Сузы, из всех областей, лучшие девицы, и в числе их прекрасная Есфирь, племянница Мардохея, которую воспитал он, как собственную дочь, по смерти её отца. На нее пал выбор Артаксеркса, её украсил он царским венцом и великолепным пиршеством праздновал брак свой. Но, по совету дяди, благоразумная Есфирь, не открыла Царю своего происхождения, хотя сама строго соблюдала все заповеди закона Моисеева, и, чрез её посредство, имел случай Мардохей довести до царского слуха заговор двух евнухов. Один он не кланялся раболепно Аману, возвеличенному над всеми вельможами, и тем навлек на себя его злобу. Аман умыслил погубить целый народ, в отмщение одному человеку, и убедил Царя, истребить в всех его пределах, чуждое племя, бесполезное и непокорное, живущее по своим особенным законам, и обещал умножить чрез то казну царскую десятью тысячами талантов. Согласился Артаксеркс и дал тайный указ Аману, ко всем сатрапам, чтобы, в известный месяц и день, внезапно истреблены были Иудеи, во всех областях обширного государства.

Смутились Сузы, грозным повелением Царя. Мардохей разодрал свои одежды, с пеплом на голове, во вретище, пришел он к чертогам и, не смея в них проникнуть, в столь плачевном виде, остановился у ворот. Узнав о том, Царица послала к нему евнухов своих сказать, чтобы он облекся в приличные одежды и взошел в её чертоги; но Мардохей не хотел оставить вретища своего и послал к ней только страшное предписание, именем Господа умоляя её, идти дерзновенно к Царю и просить его о пощаде своему народу. Тщетно, опять чрез евнуха, отвечала ему Есфирь, что никто без зова не дерзает вступить, во внутреннюю храмину Царя, и только одно прикосновение его скипетра, может спасти нарушителя сего строгого устава. Мардохей велел отвечать, что не должно ей одной думать о спасении жизни, посреди всеобщей гибели своего племени, ибо быть может Господь и возвеличил её единственно для сего страшного часа. Тогда Есфирь решилась действовать, с опасностью собственной жизни, но просила Мардохея возложить трехдневный пост на всех Иудеев, бывших в столице, ради её подвига, подобно как она сама хотела приготовиться, постом и молитвой, к великому делу.

В сокрушении смиренного сердца, воззвала Есфирь к Богу отцов своих, чтобы вложил благоугодное слово в уста её и изменил львиное сердце Царя, ко спасению её народа. Укрепленная молитвой, облеклась она в великолепные одежды своего сана, которых обыкновенно чуждалась, в своем уединении, и в сопровождении двух рабынь, вступила в чертог царский, с трепетом в сердце; когда же предстала Царю, сидевшему на престоле, во всем величии своего могущества, не вынесла робкая Царица огненного взора властителя, и без чувств упала на руки своих прислужниц. Но Господь изменил внезапно дух Царя, сердце его смягчилось, он сошел с своего престола и приняв в объятья супругу, ободряя её ласковой речью: «что с тобой Есфирь? не брат ли я тебе? не бойся,» он простер к ней золотой скипетр, обещая исполнить все её прошения. Успокоенная Есфирь просила только Царя, придти к ней в тот день, на пиршество, вместе с Аманом, и во время пира пригласила опять супруга праздновать у нее и следующий день, с тем же царедворцем.

Превознесенный такой почестью Аман, встретив на дворе царском Мардохея, который опять не поклонился ему, исполнился ярости и возвратясь к себе в дом, рассказал жене своей, о бесчестии, какое терпит он от презренного Еврея, посреди окружающего его величия. Нечестивая жена подала ему мысль, испросить у Царя казнь Мардохею, а между тем велел приготовить для него виселицу. Но, в ту самую ночь, отнял Господь сон у Артаксеркса и он велел читать себе памятные книги своего царствования; услышав, каким образом был открыт заговор двух евнухов против его жизни, Царь спросил служителей своих: «чем награжден был Мардохей?» ни чем, отвечали они, и опять спросил их Артаксеркс: «есть ли кто в палатах?» В ту минуту входил на двор царский Аман, чтобы испросить казнь Мардохея. Царь велел позвать Амана и спросил его: «какая может быть приличная награда человеку, которого хочет прославить Царь?» Надменный вельможа, думая, что до него относится вопрос сей, отвечал: «пусть облекут его в одежду царскую и посадят на царского коня, и один из ближних твоих пусть поведет под ним коня, возглашая на всех улицах, о милости царской.» – «Иди же, исполни все сие с Мардохеем Иудеянином.» сказал Артаксеркс, и вельможа, терзаемый яростью и позором, принужден был вести коня под ненавистным и сам возглашать его славу, а потом идти уже на пиршество к Царице.

Во время пира благосклонно спрашивал опять Царь у Есфири, чего она желает? Обещая заблаговременно исполнить все её прошения; Есфирь просила только сохранить её жизнь и жизнь её народа; ибо все они обречены на погибель, по клевете недостойного царедворца. Артаксеркс хотел узнать имя его, и услышав Аманово, с гневом восстал с пиршества и удалился в близлежащий сад. Смятенный Аман бросился к ногам Царицы, умоляя её о пощаде, и в таком положении застал его возвратившийся Царь; ему показалось, что дерзкий вельможа оскорбляет достоинство и непорочность Царицы, и он немедленно велел повесить Амана, на той висилице, которая была приготовлена им для Мардохея, а все имение осужденного отдал Есфири; узнав же, что Мардохей ей родственник, вручил ему златой перстень и всю власть Амана. Есфирь умолила Царя отменить и нечестивое повеление, о истреблении всех Иудеев. Таким образом день, определенный для гибели народа Еврейского, обратился для них в день веселья, который и доныне празднуют, а враги их были истреблены, и владычество Мардохея благоприятно было его собратьям, по всей обширной монархии Персидской.


Источник: С.П.Б. В типогр. А. Бородина и К. 1842г.

Комментарии для сайта Cackle